Убей меня нежно... Продолжение


Убей меня нежно... Продолжение
Продолжение. Начало https://www.chitalnya.ru/work/2244816/

...В тот день Иринке почти удалось убедить себя, что она перегрелась на солнце. То обстоятельство, что шел дождь, она постаралась стереть из памяти, иначе пришлось бы искать другое объяснение появлению таинственного незнакомца и его словам. Но сейчас , сидя на краю крыши, Иринка приводила мысли в порядок. Делала генеральную уборку. Теперь, когда отступать было некуда, она с пронзительной ясностью поняла: если бы не эта злополучная встреча на пляже, она никогда не осмелилась пойти к Олегу. Но месть - удел сильных. Она запомнила эти слова загадочного незнакомца. Она решила доказать прежде всего себе, что достойна другой участи, что способна на поступок. И только сейчас с беспощадной ясностью поняла, что все это было. Уже было. И белые ночи Питера, и терзавшийся сомнениями студент, и испытание смертью. Как же она могла поддаться на такую дешевую уловку? Зачем она пошла к Олегу Николаевичу? К Олегу...

Иринке нестерпимо захотелось закурить, но сигареты закончились. Черт побери! Она не предполагала, что ее сидение на крыше так затянется. Солнце припекало все жарче. Любитель рыбы, видимо, решил запастись жареным продуктом на месяц, если не на год. В жарком воздухе вонь становилась совсем уж невыносимой. Иринка подумала, что можно перейти на другую сторону крыши и избавиться от омерзительного запаха. Но тут же подумала, что в такой вонище расстаться с жизнью будет гораздо легче. И еще мелькнула одна мысль, совсем уж тайная, из самой сокровенной глубины, так не мысль даже, а мыслишка, еле оформившаяся, почти бесплотная, бледная тень мысли: пусть кто-нибудь появится на крыше - дворник, пожарный, кто угодно - и прогонит ее. А еще лучше - сдаст в полицию. Сама она просто не сможет. Ну, не сможет она вернуться сама. Вернуться - значит, признать свою неправоту, свою ошибку.

Иринка закрыла глаза и облокотилась на шаткие перила. Еще чуть-чуть она подождет. Как только солнце доберется до окон третьего этажа, она решится. Да! Так и будет. Иринка вздохнула, словно приняла важное решение, и снова погрузилась в невеселые мысли...

...Что она тогда надумала? Прийти и закатить скандал? Это мелко. Урок незнакомца она усвоила накрепко. Оказалась успешной ученицей. Только смерть способна проявить в человеке его сущность. Ну что ж, устроим испытание смертью.
Две одинаковых капсулы Иринка положила в бархатную подарочную коробочку. Забавно! В такие крохотные коробочки обычно укладывают блестящие кольца с камушками и дарят любимым. Туалет продуман до мелочей: черное маленькое платье, черные тени на веках. Все-таки она явится вестницей смерти. Значит, сцену надо обставить соответствующими декорациями. Черный газовый шарф очень вписывался в костюм предстоящего спектакля. Некая театральность действа не смущала Иринку. Как-никак она была актрисой.

Секретарша в приемной Олега Николаевича - пожилая дама в очках-линзах - завидев Иринку, поджала губы. Плевать на старую грымзу! Пусть позавидует молодости и красоте! Иринка прошествовала в кабинет не без внутреннего трепета. Сейчас она увидит этого подонка. Увидит его страх, его низость. И посмеется над ним. О, как она будет смеяться!

Олег Николаевич поднялся ей навстречу, вышел из-за стола. Иринка поразилась его мальчишескому облику и необыкновенно ярким голубым улыбчивым глазам. Ему же за сорок. Ну, да, не меньше. Она никак не ожидала, что обидчик окажется таким обаятельным. И рассердилась.

- Как хорошо, что вы пришли, дочь Анны Савиной! - улыбнулся Олег Николаевич, отодвигая кресло, чтобы ей удобней было сесть. - Вы вчера так неожиданно прервали разговор.

Иринка растерялась. Высокий трагизм предстоящей сцены никак не вязался с креслом. Нет, садиться нельзя! Никак нельзя!

- Я буду говорить стоя, - решительно заявила Иринка.

- Значит, мне тоже придется стоять. Не могу же я сидеть в присутствии девушки. Да еще такой симпатичной.

Иринка смотрела в его открытое улыбающееся лицо, и с каждой секундой ее решимость отомстить уменьшалась. Она подумала, что еще мгновение - и она уйдет, позорно сбежит. Торопливо достав из сумочки коробку с капсулами, она прошептала пересохшими губами:

- Вот!

Олег Николаевич удивленно посмотрел на коробочку.

- Что это?

- Скажите, - не отвечая на его вопрос, заговорила Иринка, - вы любили мою маму?

Олег Николаевич помрачнел.

- Зачем вам это знать? Да и какая теперь разница?

- Так я и знала. Вы предали ее!

- Да нет же, нет! Просто двадцать лет назад я был слишком самолюбив. Или, если хотите, глуп.

Иринка вскинула дрожащий подбородок:

- Вам придется заплатить за свою, как вы изволили выразиться, глупость... вы виноваты в том, что я несчастна... я выросла с ощущением своей ненужности... вам этого не понять... но заплатить придется...

Иринка почувствовала, что сейчас расплачется. Она с силой прикусила ладошку. Это было испытанное средство задержать слезы. Олег Николаевич с сочувствием смотрел на нее.

- Вот! Здесь, - справившись с волнением, Иринка открыла коробочку, - здесь две капсулы. В одной - цианистый калий, в другой - сода. Берите! Выпьем вместе. Пусть Бог нас рассудит!

Глаза Олега Николаевича округлились. Он несколько невообразимо длинных секунд смотрел на Иринку и вдруг расхохотался:

- Трагедь и комедь в одном флаконе! Вы сумасбродная девчонка! Вас надо отшлепать! Навоображали себе черт знает что! Вы вообще соображаете, что вы делаете?

Он не испугался. Он явно рассердился. Иринка видела это. Все получалось не так, как она хотела. Совсем не так. Отчаяние охватило ее. Она все еще стояла с коробочкой на протянутой ладошке. Рука унизительно дрожала.

- Хорошо! Может, вы и правы. - неожиданно сказал Олег Николаевич и взял коробочку. - Вы хотите испытать судьбу? Давайте! А не пожалеете? Хотя вы, нынешние, жалеть не умеете.

Он нахмурился, рассматривая капсулы.

- Значит, в одной из них цианистый калий? Будем надеяться, что в этой! - он решительно взял капсулу и спрятал в карман.

- А вот эту я выпью.

С этими словами он положил вторую капсулу в рот. Достал бутылку минеральной воды из холодильника и сделал несколько глотков прямо из горлышка.

- Ну что? Довольны? - спросил он мрачно, сделал несколько шагов к окну и вдруг рухнул на пол.

На пронзительный вопль Иринки в кабинет ворвалась секретарша.

- Прекратите орать! - рявкнула она, склоняясь над Олегом Николаевичем.

- Я не хотела! Это была шутка! Просто шутка! Обычная сода! Питьевая! - бормотала Иринка в ужасе.

- Перестаньте молоть чушь, идиотка! У Олега Николаевича больное сердце.

Секретарша деловито вызвала скорую помощь, открыла окно, расстегнула воротник рубашки, подложила под голову Олега Николаевича пачку офисной бумаги.
Иринка не могла отвести глаз от бледного, сразу заострившегося, лица Олега Николаевича. Она машинально утирала слезы, а они все бежали и бежали, словно плотину прорвало.

- Выпейте! - услышала она и, обернувшись, увидела секретаршу. Та протягивала ей стакан с водой. - Что вы там говорили про соду?

Ответить Иринка не успела. В кабинет вошли двое мужчин в зеленых форменных пижамах. Один, опустившись рядом с больным, ловко стал настраивать аппаратуру, второй остановился рядом с Иринкой и тихо спросил:

- Почему же только сода? Опять не хватило полета и смелости?

Иринка дернулась, как от удара. На один миг ей показалось, что сейчас она упадет в обморок. Инстинктивно она ухватилась за говорившего, заглянув в его серьезное лицо с нескрываемым ужасом. В открытом вороте его куртки на крепкой смуглой шее чернела бархатная родинка, похожая на мушку. Фельдшер, явно довольный замешательством Иринки, мягко отодвинул ее и чуть заметно подмигнул.

- Я сейчас, - пробормотала Иринка, пятясь к выходу.

Она вышла в приемную и замерла в полной растерянности. Разлапистый фикус сиял глянцевыми листьями. Громко тикали напольные часы. От этого мирного тиканья Иринка пришла в себя. Здесь, в приемной, текла привычная понятная жизнь. Вот - фикус! Вот- часы! Никакой чертовщины.

- Вам лучше уйти! - услышала она голос секретарши.

Иринка вздрогнула от неожиданности и резко обернулась. Грымза смотрела на нее с явным сочувствием.

- Да, я, пожалуй, пойду, - пробормотала удивленная Иринка. Она никак не ожидала от сердитой секретарши участия.

- У вас еще есть шанс. Не упустите его! Только один шанс! - внятно сказала секретарша.

- Какой шанс? О чем вы? - ахнула Иринка.

Но секретарша уже вернулась в кабинет и закрыла за собой двери...

...Солнце добралось до окон третьего этажа и щедро позолотило стекла.

- Пора! - громко сказала Иринка, будто команду себе подала. И не двинулась с места.

- Пора! Ты слышишь? Жалкая трусиха! - Иринка постаралась вложить в голос презрение и силу. Но голос прозвучал жалко и неубедительно.

- Ты прыгнешь! Ты непременно прыгнешь, трусливая лживая дрянь!- Голос сорвался и зазвенел слезами.

- Эй, дамочка! - услышала она чей-то хриплый голос. От неожиданности Иринка дернулась и чуть не свалилась с крыши. Она вцепилась в хлипкие перила так, что костяшки пальчиков побелели.

- Кто здесь? -спросила она, осторожно оглядываясь.

Из-за трубы высунулась опухшая обросшая физиономия. Из-под шерстяной шапки, утратившей от грязи свой первоначальный цвет, торчали неопрятные седые космы. Типичный бомжующий алкоголик, синяк.

- Не подходите ко мне! - взвизгнула Иринка.

- Не волнуйтесь, дамочка! - замахал руками владелец шапки. - Я не стану вам мешать в вашем желании сигануть с крыши. Прыгайте на здоровье! И не вопите вы так громко, не привлекайте внимание!

Новый знакомец снял шапку и вытер ею вспотевшее лицо.

- Вы вправе сами решать, жить вам или сыграть в ящик. Это исключительно личное дело каждого индивидуя. Но у вас, я смотрю, сумочка имеется. А в ней, наверное, грошики. Будет жаль, если вы сиганете вместе с сумочкой. Она вам уже не понадобится, а я бы выпил на помин вашей души. Очень, знаете ли, нутро горит!

Иринка подумала, открыла сумку, достала кошелек, показала его опухшему страдальцу.

- Вот! - она положила кошелек рядом с собой. - Возьмете, когда я прыгну. А сейчас не мешайте! Мне надо сосредоточиться!

- Так вы, милейшая, уже полдня сосредотачиваетесь, - заметил опухший.

- Не ваше дело! - отрезала Иринка.

- Я ежели что, и помочь могу. Вы только намекните, я мигом...

- Нет! Я сама! Исчезните!

- Хорошо, хорошо! - опухший согласно кивнул и скрылся за трубой.

Иринка вздохнула.

- Эй, а закурить у вас есть? - крикнула она.

Новый знакомец тут же высунулся из-за трубы:

- Ловите!

Иринка поймала мятую пачку с одной сигаретой, закурила.

- Спасибо!

Из-за трубы послышалось невнятное ворчание...

...Иринка с удовольствием затянулась горьким дымом, и снова мысли ее вернулись к Олегу. Она разыскала его в больнице на третий день. С тех пор, как она вернулась домой из офиса Олега Николаевича, она не переставая думала о нем. Его поступок, начисто лишенный здравого смысла, свойственного людям его возраста и положения, необычайно воодушевил Иринку. Вся ее обвинительная конструкция, выстроенная с таким старанием, рухнула в ту самую минуту, когда Олег Николаевич решительно проглотил неизвестную капсулу. Он же не знал, что в ней нет яда. И все же выпил! Но почему? Подонок никогда не совершил бы такого идиотского поступка. Неужели она ошибалась? Неужели он лучше, чем она о нем думала? И выражение лица у него было такое растерянное. И улыбался он, как нормальный человек. И рассердился на нее искренне. И ведь мог прогнать! Мог! Пришла какая-то сумасшедшая, принесла яд. Вообще мог сдать ее в психушку. А он - он вел себя, как мальчишка. Почему? Этот вопрос не давал Иринке покоя.

Два дня она слонялась под больничными окнами: к Олегу Николевичу не пускали посетителей. А на третий день ей удалось прорваться к нему во время тихого часа. Сто рублей в карман санитарке сделали свое благое дело. Через несколько минут Иринка в накинутом на плечи халате шла больничным коридором, прижимая к груди пакет с апельсиновым соком и три банана.

Ее поразило, как Олег Николаевич осунулся за эти дни. В маленькой двухместной палате он лежал один. На тумбочке у кровати стояла вазочка с ромашками. На фоне белоснежных ромашек его лицо отливало нездоровой желтизной. У Иринки сжалось сердце, когда она увидела его такого беспомощного и слабого. Она затопталась у входа, не зная, что сказать.

Губы Олега Николаевича тронула легкая улыбка:

- Смелее, дочь Анны Савиной! Входите, присаживайтесь. Что вы принесли мне на этот раз? Бомбу?

Иринка смущенно улыбнулась и присела на краешек кровати.

- Простите меня ради Бога! Я виновата! Я не хотела! Это была дурацкая шутка.

- Да-а-а, героя из меня не получилось. Сердце подвело в самый ответственный момент.

- Скажите, Олег Николаевич, почему? Ну, почему вы выпили эту капсулу?Почему не прогнали меня? - Иринка замерла, ожидая ответа.

- У вас было такое несчастное лицо. И ладошка дрожала. Вы выглядели такой маленькой и беззащитной. Я пожалел вас.

- Пожалели? Меня? Но ведь я хотела вас убить!

- В самом деле хотели? Так в одной из капсул, действительно, был яд?

- Нет! Нет! Там была питьевая сода. Я такая идиотка! Ваша секретарша так меня и назвала.

- Моя кто? - изумился Олег Николаевич.

- Ну, секретарша, в офисе. Такая угрюмая грымза. В очках.

- Дочь Анны Савиной, вы что-то путаете. У меня нет секретарши и никогда не было. Не велик начальник.

- Но как же! Она же вызвала врачей! Она еще в таком сером костюме была. С искоркой...

Олег Николаевич задумчиво посмотрел на Иринку.

- Как вас зовут?

- Ирина. Вы думаете, я ненормальная?

Он улыбнулся той, прежней, открытой улыбкой, которая так поразила Иринку в кабинете.

- Вы фантазерка. Вот, что я думаю. Это вас я видел в кино? Или мне это кажется?

- Да, - Иринка радостно закивала, - я играла любимую девушку моряка.

- Ну вот, видите, как все замечательно складывается! - засмеялся Олег Николаевич. - Любимая девушка моряка приходит к моряку. Это судьба.

- И все-таки, неужели вы ни капельки не боялись? Ну, совсем не боялись умереть?

- Еще как боялся! Даже в обморок хлопнулся, как нервная девица.

- Опять шутите! А если честно?

- А если честно, я был уверен, что со мной ничего не случится. У меня сильный ангел-хранитель.

- Ангел-хранитель? Ну, конечно! И я даже ее видела, - задумчиво произнесла Иринка. - Она сказала, что у меня есть шанс. Как вы думаете, что она имела в виду?

- Смешная вы! Разговариваете с ангелами, видите невидимое. Может, вы и мне привиделись. Дайте-ка мне свою руку. Да положите вы бананы, я их не съем.

- Ой, это я вам принесла. И сок!

Олег Николаевич взял Иринкину ладошку и крепко сжал. Сердце у Иринки замерло, дыхание перехватило.

- Настоящая! - улыбнулся Олег Николаевич. - Даже не хочется отпускать.

- Не отпускайте! - тихо проговорила Иринка...

Окончание https://www.chitalnya.ru/work/2244862/





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 32
© 07.04.2018 Нина Роженко
Свидетельство о публикации: izba-2018-2244828

Метки: любовь, измена, мистика,
Рубрика произведения: Проза -> Рассказ












1