В Нормандии



в три уровня, пускай и небольших:
была когда-то в этом экономия
и вверх росли близняшки-этажи.

Хозяева в Канаду даже плавали,
ловили рыбу, пили кальвадос,
и пО ветру скользил тогда над гаванью,
как и сейчас, красавец-альбатрос.

Прошли столетья, изменились улицы
и люди, проходящие по ним.
Не встретишь больше лошадь или курицу,
и романтичен стал каминный дым.

Везде машины ездят, пучеглазые,
Феррари обгоняет Мерседес,
и девушки вокруг сверкают стразами
и заедают устрицами стресс.

И я, взрослевший на московских выселках,
меж жертв ГУЛАГа, пьяниц и шпаны,
стеснявшийся безденежья и прыщиков,
вдыхаю силу ветра и волны.

Им дарит океан свою энергию
и трется синим брюхом о песок,
нашёптывая древнюю элегию,
не связанный ничем, как древний бог.

Там, в глубине - борьба за выживание
и хищники разыскивают корм,
а наверху - сиянье и сверкание
веселых брызг, меняющихся форм.

У рыбаков сегодня есть по-прежнему
и корабли, и деньги, и почёт,
и рыба продаётся так же свежая,
и стоимость всего вокруг растёт.

И так же где-то русский мальчик учится,
и так же врут ему учителя,
и убегают в мир безбрежный лучики
от сжатого в ручонках букваря.

Как жимолостью пахнёт! В небе - радуга.
И чайка, зависая надо мной,
взглянув в глаза, к воде как будто падает,
играя с солнцем, ветром и волной.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 19
© 07.04.2018 Михаил Тищенко
Свидетельство о публикации: izba-2018-2244786

Рубрика произведения: Поэзия -> Авторская песня












1