Фантастика в научном мире


Фантастика в научном мире
Есть в научном мире фантастика, а есть и фантасты, и это не совсем то, что научная фантастика, хотя, что в лоб, что по лбу, какая разница, по сути и разные вещи, но об одном и том же. Научно можно пояснить любой феномен. Вот к примеру, усилием воли начать передвигать предмет. Фантаст объяснит это как один из методов выражения эмоций присутствующих в эксперименте учёных наблюдателей, которые за определённый гонорар подведут под этот феномен целую научную теорию с доказательствами, хотя это и не квантовая механика, но тем не менее, авторитетность и сумма финансирования очень взаимозависимые. Очень важно выработать весомое мнение, с которым невозможно будет не согласится. Есть мнение по поводу или нет , или даже повода не предвидится, хотя мнение уже создалось о том, кто вероятно хочет высказаться, что всё в мире едино.

Я не силён в теории литературы и мне трудно судить, как получается, что от замысла до воплощения очень небольшой промежуток. И пройти его иногда легче с юмором, чем с полной серьёзностью начать формировать мнение. Откуда берётся научное мнение. Появление мнения из сомнения в процессе опознания по всей вероятности наиболее приемлемое пояснение. Каждый из нас в той или иной мере формирует какое-то оценочное мнение о чём-либо, считая его критерием истины. Но при этом замечу, что никогда не делает это самостоятельно, прислушиваясь в голосам, как извне, так и изнутри. А теперь задумайтесь, откуда возникает мнение, из мысли, которая приходит в наше сознание либо с со стороны ангельского откровения, а может есть вероятность бесовской галлюцинации? Нет ли?
Мнение вырабатывается на основе осмысления того, что первым приходит в голову, а затем происходят корректировки на основе прений и комментариев. И бывает мнение вопреки рассуждениям как поверхностным, будь-то бы случайным, тут появилось и тут же забылось, вылетело из головы, а бывает и наоборот мнение становится навязчивым, циклично систематичным или систематично циклично с постоянством приходящим под настроение и мы его принимаем, преобразуя его в промысел, помысел и вымысел который, если нет маразма перерастает в убеждение, а затем и в поведение с выработкой правила. Мнение может быть вероятным и невероятным, убедительным, оскорбительным, публичным, аналогичным, высказанным, идентичным и фантастичным. Думаю не хватит никакой книги, чтобы перечислить все разновидности мнений, но можно свести их к добрым или злым авторитетным или ложным, моральным аморальным и т.д. Наконец наши с вами дела и поступки, которые являются следствием появления мнений, промысла, помыслов, желаний и убеждений во многом определяют наши убеждения и быт. Отсюда напрашивается вывод. Бытие старое определяет сознание, которое определяет новое бытие, которое переопределяет сознание и так по замкнутому кругу. Для определения истинности во мнении необходимы конкретные критерии, к примеру, вероятностные.

Цель науки-знать, чтобы предопределить, предугадать и предвидеть с наибольшей вероятностью, чтобы в последствии выбрать правильный путь к решению проблем. Цель научной фантастики вымысел вставить в рамки науки с помощью которой можно предвидеть, предугадать и предопределить невероятное, для того чтобы выработать правильные критерии в решении проблем.
Что касается критериев, то у каждого своё оценочное мерило и способность понять, различать, рассуждать и находить критерий истины. Кто-то оценивает в рублях, кто-то в долларах, кто-то подходит с духовной стороны, кто-то с подветренной, что бы не стать оплёванным, а у кого-то признаки ложности и фантастичности принимаются за признаки правдивости и наоборот. Так фантасты от философии в условном смысле рассуждают, что в безусловном сообразно бредовом двояком понятии, с добавкой юмористического смысла, уже нет различий и разницы между позитивной и негативной метафизикой. Реализм у одних фантазёров-это материализм, у других спиритуализм, у третьих мистицизм с догматизм и эзотеризмом. Я же склонен думать, что фантасмагории ближе к виртуализму с примесью скептицизма, считая, что любой критерий должен отвечать ясности, чёткости и всеобщей согласованности в определении.
Нельзя смешивать критерии и аксиомы, с догмами и идеями, что часто и происходит в научно фантастических дискурсах, что приводит порой к синтетическому суждению a priori. Многие не понимают разницы между умом, разумом и рассудком и поэтому возникают неумышленные софизмы, запутанность в противоречиях и неразрешимость в доказательствах. Устранение присущие критериям противоречия — это обязанность метафизики, которая разделяется на методологию, онтологию, синехологию (учение о пространстве, времени и движении) и эйдологию (учение о я и его представлениях), иными словами, без сомнения фантастика, но все же за то, чтобы в ней не возобладал "Феноменальный дебилизм" типа Космогонии иначе мнение и фантазирование ни к чему не приведёт.
Если прогнать нужную информацию сквозь слабые и не устоявшиеся умы поглотителей и любителей фантастики, то вместо наукообразной фантасмагории появляется фэнтези при этом невероятность случая с невероятностью закономерности уже отрицается самим выбором возможности и проявлением воли в фантазировании вымысла. Это обусловлено намерением найти взаимозависимость во взаимозапутанности. Взаимовлияние в научных кругах за счёт передачи информации сродни мгновенной трансформации в дальнодействии среди микроскопических элементов носителей наноструктур, возникающих за счёт трансформации скачка плотности Q-битов, что и применено в нанотехнологиях, которые в прошлом были фантастикой, и только теперь стали явными и научно обоснованными.
Нанотехнологу недостаточно знать, как устроена наноструктура в ее «ставшем» или застывшем состоянии. Такие определения даже плохо применимы к наноструктурам. Необходимо понимать, как они преобразуются. Наиболее распространенный пример такого преобразования — химическая реакция. В начале мы имеем одну совокупность атомов и молекул, на выходе получаем совершенно другую. Превращение одних молекул в другие, как правило, связано с преодолением потенциального (квантового) барьера. Наличие этого барьера обусловлено тем, что каждая молекула (а также, атом, ион, и т. п.) представляет собой энергетически более или менее устойчивое образование. Перестройка реагирующих сущностей требует разрыва или ослабления существующих химических связей, на что необходимо затратить энергию.
Что, собственно, заставляет атомы соединяться друг с другом в молекулы и в кристаллы? Прежде всего, это электрические силы — атомы состоят из зарядов, которые взаимно притягиваются и отталкиваются друг от друга. При достаточном приближении двух атомов начинается взаимное влияние их зарядов, вимпов и устойчивая конфигурация изменяется. Вимп-субатомная плотность при постоянной Планка десять в минус тридцать третьей степени.
Такие структуры уже наблюдаемы в туннель-сканирующем микроскопе и называют их фуллерены страпельки (странной матернии) Образуются эти структуры за счёт слияния мужского начала в виде карбин-линейных полимерноуглеродистых соединений, имеющих кумуленовые связи за счёт вандерваальсовых сил, и женского фуллеренового или букиболов с последующим перераспределением в графен. В соответствии с этими дорогостоящими нанотехнологиями получили родственные по структуре силицены, фосфорены и германены.
При эпитаксиальном наращивании монокристалла фосфида галия на основе двумерной структуры силицена можно получить галогенированные подложки с особыми свойствами полупроводников, полукристаллов, полуприборов, светополудиодов из полуметаллов с полуволновой, полуквантовой и полузапрещённой зоной полуаккумуляторов с полуфильтрами в полу опреснителях получающих абсолютно очищенную полу органическую воду. И эту воду употребляют для питья не только верящие полу идиоты, но и полу учёные, полу фантасты, льющие воду вымысла на мельницу научной фантастики.

По большому счёту, почти вся современная наука-это фантазии, условности, идеи, предположения и переопределения в виртуальном мире на грани фантастики. Определить грань реального и ирреального не всегда удаётся даже опытным соискателям на опыте. Определить и увидеть то, что думают учёные, обладающие интуитивным мышлением, достаточно сложно им самим. Диву даёмся, когда слушаем рассуждения на тему космологии и Первоматерии, их подтверждение на якобы опытах доказательствами, в сущности самих себе противоречащих теорий.

Порой в основе доказательств положены феномены древнегреческой и индуской архаической философии звездочётов, алхимиков и религиозных иерархов, якобы получивших тайные знания от представителей исчезнувших цивилизаций. С их представлениями о неорганизованной протоматерии Хаоса в виде туманностей первобытных флюидов очень тёмной материи и то, что световые волны этой темноты доходят к наблюдателям спустя миллионы световых лет. При этом эманации Всевышнего, создавшего перво причинный взрыв этих флюидов с последующим растягивающимся расширением в виде струн гравитационного поля по мнению учёных каббалистов, евангелистов и фантастов явно известен, наблюдаем и вне критики.
Они и называют этот невидимый свет духовным и фантастически полезным, магическим проявлением Воли Зодчего для созидания, так как исходит из божественного источника, воплотившего в себя коллективное единство многоразличного случая, подчинённого всеобщеобхватной закономерности зарождения, оплодотворения и размножения с поступательным насыщением, созреванием, взрослением, поляризацией и распадом.

Вселенский Разум, частицами которого являются всё мыслящее или осознающее себя таковым на каком-то этапе точечной бесконечности, из набухшего лона которой и возникает Первоматерия и Дух. А в лучах божественного света Высший и Святой Дух оживляет жизнь подобий схожих по задуманному Высшим Разумом образу, даря им жизнь, наполняя и насыщая энергиями, создавая полярности по причине расслоения, несовпадения и инерционности перераспределения энергий, что и приводит их к распаду на элементы с дальнейшим совокуплением и вибрациями, собирающих их в пульсирующие целостности.

Около культисты как и спиритуалисты в купе с эзотеристами, монистами встали перед лицом неведомого и вечно непостижимого Духа и его субстратом Абсолюта, облачённого в сверкание не дифференцированного Интеграла в виде Протила Крукса со многими Адептами оккультных истин Мани в плане иллюзии, Фанес или Хаос с Хроносом в плане фантасмагории и современных академиков в плане фантастики на научной основе, пытающейся проникнуть по ту сторону от позитивной реальности в поиске негатива с отрицательным знаком в виде антиэнергий антиматерии и подобия двойников в антимире.

Фантасты в науке решили, что вначале действительно действенным было слово из трёх букв. Эдакий символ, вибрация, породившая перво причинный всплеск протила БУМ и это слово БОГ и имя ему СЛМ. И с того всё и началось, вероятностное мгновение и повсеместное возмущение с невероятным возбуждением во вселенском волнении. И пошли кругом круги волнования с разбеганием, раскручиванием и расширением. Хаос случайностей, перевесивший чашу весов в беспредельности совершенно случайно стал упорядочиваться, само организовываться, пароваться по принципу мужского и женского начала, структурироваться в системы с причудливыми формами, укрупнятся в фрактальном направлении в полимерные соединения сложностей в триединых целостностях, накапливая, конденсат, запоминающий информацию о взаимосвязях и взаимовлиянии прямо и обратно во взаимозависимых отношениях.

Из-за постижимой Высшим Разумом множественности вариантов в созданной Ним самой совершенной структуры с сознанием в нервной системе накоплений, воспроизведения, сопоставления и воспроизведения, которая не способна обнаружить закономерность упорядочение, зарождения и становления в осознании того, что вероятность появления какого-то подобия в сложном узоре фракталов настолько мала, что и создало мнение хаоса в беспредельной и вечной бесконечности, не имеющей никакой зримой морали. В этом и заложен фантастичный, невероятный и глубоко моральный принцип беспрерывного познания вечно меняющейся реальности.

В конечном итоге приходим к выводу, что без фантастики истинная наука недоступна. Иная теория считается ложной, если фантастика за гранью предположений общепризнанной всеми научными сотрудниками как реальность. Необходимо отметить одно заблуждение по поводу лже науки. Этот термин не выдерживает критики, если предположить, что ложь вообще не имеет отношения к науке. Можно говорить о ложности суждений, о псевдопарадигмах, ложных идеях, ошибочных предположениях и определениях, но наука-она либо есть, либо её нет, и тогда существует научная фантастика.

Гипотезы могут стать заблуждениями, если стоят на грани фантастики. Каждое заблуждение порождает целую цепь заблуждений, что и приводит к ложному заключению и выводам. О какой тогда серьёзности можно говорить? Я же предпочитаю юмористическую фантастику, которая порождает очевидность нереальности, фантасмагории и иллюзорной видимости галлюциногенной слышимости, извращённого вкуса и превратного ощущения. В этом случае возникает сомнение или ещё что-то похуже типа веры в неверие, и тогда перед умственным взором встаёт предположение о психическом расстройстве наблюдающего и наблюдателя, трактователя и преподавателя фантастических знаний, которые заражаются во взаимовлиянии друг на друга. Особенно этот касается науки о достаточной вероятности подтверждения знаний.

В теории вероятности есть свои закономерности. Самое интересное в науке это то, что она по свей сути имеет дело не с абсолютными доказательствами, а с вероятными типа пятьдесят на пятьдесят. Доказательства существования того, что кто-то всё создал и этот кто-то либо он есть, либо его нет основаны на теории и её законами. Основываясь на работах таких учёных математиков, как Блез Паскаль, Эмиль Борел, сформулировавший один из главных законов вероятности и других встают два вопроса. Во-первых о практическом значении и во-вторых полезны ли вероятности в полемике о том, кто сотворил мир, или же он был всегда. "Да," - говорит Джеймс Коппедж, бывший руководитель исследования вероятностей, который прокомментировал практическую сущность законов.
-Вероятность это практическая концепция. Неопределенность и неуверенность оказывают влияние на нашу жизнь. Насколько вероятно то, что в день, на который вы запланировали поездку за город, пойдет дождь? Каковы шансы того, что ваш самолет окажется захваченным террористами? Возможно ли, что ваша машина не потребует значительного ремонта, если вы отложите покупку новой на шесть месяцев? Сколько потребуется наличных, чтобы взять с собой в планируемую зарубежную поездку? Какова вероятность того, что вы сдадите школьный экзамен без дополнительной подготовки?
Р. Л. Уайсонг сказал о законах вероятности, что они "подтверждены и заслуживают доверия. Наука в целом и ежедневная практическая жизнь, мораль основываются на вероятных событиях и том, что может быть, что возможно случиться и какова вероятность быть или не быть"
Но связаны ли проблемы вероятности с моралью? Хэрольд Моровитц, из Университета Джорджа Мейсона в Ферфаксе, Вирджиния, сказал, что: «Зачастую процессы оказывается таким сложными, или мы настолько плохо знаем ограничивающие условия или законы, управляющие этим процессом, что мы можем предсказать результат этого процесса только при помощи статистики. Случайность, в некотором смысле, это следствие незнания наблюдателя функциональной взаимозависимости, тем не менее, сама случайность проявляет определенные признаки морали, которые превратились в мощные инструменты в изучении поведения».
Само собой возникает вопрос, а позволяют ли законы случайности рассматривать мораль как вполне возможную вероятность? Нужно признать, что любое логически невозможное событие по определению является вероятностно невозможным. Следовательно и мораль статистически возможна, в соответствии с принятыми нормами морали и установленным законом вероятности «Морально-Аморально».
Кинг и Рид в своей фантастической работе "Дорога к вероятности" утверждали: «Мы склонны согласиться с П.С. Лапласом, сказавшим: "Мы видим ... что теория вероятности это, по сути дела, всего-навсего здравый смысл, низведенный до уровня вычислений; это заставляет нас в точности оценить то, что разумное сознание чувствует как бы инстинктивно, зачастую даже будучи морально неспособным объяснить это"
Используя правило "умножения вероятностей", которое утверждает, что, если вы хотите определить вероятность несколько различных случайностей, вы можете определить математическую вероятность их получения посредством умножения математических вероятностей получения каждого отдельного случая, возможно, серединка на половинку, установить, что шансы любого случайного упорядочения в систему морали составляют по меньшей мере 1 к 10 в степени 450.
Теория вероятности в отношении морали применима в длительном историческом периоде, когда начинает действует закон больших чисел. Любые отклоненияот моральности поглощаются средним числом аморальности, полученным в ходе длительных наблюдений.
В стремлении определить, будут ли моральными полученые и желаемые результаты, всегда принимайте во внимание то, что дроби, используемые в вычислении вероятности, имеют две стороны. Одна говорит вам о возможности того, что что-то морально, а другая - то, что это же событие аморально; то есть, если шансы того, что определенное событие морально, равны 1 к 10 (10%), то, подобным образом, шансы того, что оно аморально, составляют 9 к 10 (90%).
Подсчитали, что вероятность того, что чей-то отец встретит мать и родится у них тот, кто сидит и размышляет над невероятным событием своего появления на свет равна 1 к 10130. Отсюда следует вывод, что жизнь данного индивида (мальчика или девочки) не могла возникнуть без информационного вброса. В этом случае срабатывает условная вероятность — вероятность одного события при условии, что другое событие уже произошло. А вот будет он жить или умрёт, бабка на двое гадала. Функция S(x)=1-F(x) называется функцией выживания (survival function). Применительно к продолжительной жизни 1-F(x)– это вероятность того шанса, что человек доживет до возраста x лет.

Каковы же реальные шансы того, что вселенная возникла случайно? Ни одного, даже фантастического. Случай не может сотворить ни одной молекулы, ни одного хомосапиенса, не говоря уже о целой Вселенной. Почему нет? Шанс этого ничтожен. Он нечто несуществующее. Он не имеет бытия, силы или энергии. Он не может ничего произвести, ибо в нем нет причинной сущности. Шанс это слово, описывающее математические вероятности, которые, посредством любопытного действия двусмысленности, подпадает под рассмотрение как нечто реально существующее с реальной силой, даже высшей силой, силой сотворения. Сказать, что вселенная сотворена случаем, означает сказать, что вселенная сотворена ничем, никем и никогда, а это уже на грани юмористической фантастики. Выдающийся философ Клод Тресмонтан утверждал: «Ни одна теория случайности не может объяснить сотворение мира».

Фантастам от науки давно пора признать, что по словам сторонников научно фантастической теории, единственный способ для признания реальности и сто процентной вероятности спонтанных событий и распространения случайности в возрастании Хаоса может означать установление и переопределение абсолютно новых законов в физической, химической и биологической и всех прочих науках и что логическая невозможность такой невероятной теории при нынешних естественных законах вряд ли нуждается в дальнейших комментариях фантастов. Хотя все понятно что научная фантастика пропорциональна правдивости, честности и правдоподобностью связанных с вероятностью, а это уже критерии морали.





Рейтинг работы: 5
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 60
© 07.04.2018 Шведов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2244771

Метки: Философия, фантастика, юмор,
Рубрика произведения: Проза -> Статья


Геннадий Ростовский       01.05.2018   19:58:42
Отзыв:   положительный
Объёмная и по-своему интересная статья. Меня в ней одна Ваша фраза насторожила: "Я не силён в литературе". Возможно. это просто скромность автора. И, тем не менее. Лично мне хотелось бы немножко другого. Не люблю всяких фэнзези. Но так называемую научную фантастику полюбил с ранней юности. начиная со Стругацких. И пошло-поехало: Герберт Уэллс (ну, не научно вроде, но дюже интересно), Иван Ефремов, Станислав Лем и далее...
* * *

Из школы я вприпрыжку
Домой спешу к обеду.
Пришёл журнал столичный.
Он сердце сладко жмёт.
В нём снова продолжается
«Туманность Андромеды».
А мне, сынку врачихи,
Одиннадцатый год.

Пройдёт ещё полгода –
И спутник легендарный
Планету взбудоражит
И всколыхнёт мой ум.
Пройдёт четыре года –
И станет мне Гагарин
Любимым старшим братом,
Героем снов и дум.

А март уже кончается.
Он вновь развёз дороги.
Смолятся, обновляются
Бударки, невода.
О том, что век космический
Почти что на пороге
Ночами тихо шепчет мне
Полярная звезда…

https://www.chitalnya.ru/work/159463/


Шведов       02.05.2018   05:13:44

Благодарю за отзыв.










1