Минута молчания


Минута молчания
1. Этот очерк я хотел бы посвятить минуте молчания и расшифровке главы 7 романа «Мастер и Маргарита» - «Нехорошая квартирка». Хотя этому я уже посвятил три очерка, связанные с историей Степы Лиходеева, его черной дырой (бездной). Прочитав очерк, Вы сможете расшифровать один из ключевых моментов из 17 главы Апокалипсиса.

«Зверь, которого ты видел, был, и нет его, и выйдет из БЕЗДНЫ, и пойдет в погибель; и УДИВЯТСЯ те из живущих на земле, имена которых не вписаны в книгу жизни от начала мира, видя, что зверь БЫЛ, и НЕТ ЕГО, и ЯВИТСЯ. Здесь ум, имеющий мудрость. СЕМЬ голов суть семь гор, на которых сидит жена…».

Как видите, слово УДИВЯТСЯ является ключевым. Вот, что по этому поводу говорит Воланд.

«— Я вижу, вы немного УДИВЛЕНЫ, дражайший Степан Богданович? — осведомился Воланд у лязгающего зубами Степы, — а между тем УДИВЛЯТЬСЯ НЕЧЕМУ. Это моя свита».

Вопрос удивления и СЕМИ выступлений, согласованных с товарищем РИМским, как видите, в главе является ключевым:

«Степа взглянул на бумагу и ЗАКОЧЕНЕЛ. Все было на месте. Во-первых, собственноручная Степина залихватская подпись! Косая надпись сбоку рукою финдиректора РИМского с разрешением выдать артисту Воланду в счет следуемых ему за СЕМЬ ВЫСТУПЛЕНИЙ тридцати пяти тысяч рублей десять тысяч рублей. Более того: тут же расписка Воланда в том, что он эти десять тысяч уже получил!».

Да-с, оказывается уже поучил.

"Что же это такое?!" — подумал несчастный Степа, и голова у него закружилась. Начинаются зловещие провалы в памяти?! Но, само собою, после того, как контракт был предъявлен, дальнейшие выражения УДИВЛЕНИЯ были бы просто неприличны. Степа попросил у гостя разрешения на минуту отлучиться и, как был в носках, побежал в переднюю к телефону».

2. Теперь, наверное, пора провести разоблачение черной магии. Правда, если Вы не знакомы, с предыдущими моими очерками, то будет не так интересно. И все же.

Первое. Я понимаю, что любой прочитавший главу «Нехорошая квартирка» сразу понял, что Степа вчера неплохо повеселился. Но проблема в том, что это далеко не факт. Более того, не исключено, что он вообще не веселился. Давайте теперь отключим автопилот, включим мозги и еще раз пройдемся по главе.

1) Квартира почему-то постепенно опустела, хотя раньше там жили люди.

2) Степа просыпается и видит Воланда. Ужасная боль в голове. Он выпивает с Воландом, не чокнувшись. Воланд даже закусывать не стал. Почему-то весь в траурном, в черной одежде. Кого они там помянули? Берлиоза что-ли?

3) Зачем слова Воланда: «Ни слова больше!»? Почему нужно было помолчать?

4) Степа вспоминает, что пообещал обязательно вернуться к какой-то даме. Держал салфеточку зачем-то. Настаивал, что придет. Что за дама? И салфеточка зачем? Вы же не подумали, что это его любовница?

5) А почему Степа думает о каком-то расстреле? Он-то тут причем?

6) А почему Степа простонал имя своего друга, - а в ответ ТИШИНА? Как у Высоцкого? Вот отрывок.

«….никакого пирамидону у Груни, конечно, нету. Пытался позвать на помощь Берлиоза, дважды простонал: "Миша... Миша...", но, как сами понимаете, ОТВЕТА НЕ ПОЛУЧИЛ. В квартире стояла полнейшая ТИШИНА».

7) Теперь САМОЕ ВАЖНОЕ.
«— Через полчаса, — ответил Степа и, повесив трубку, сжал горячую голову руками. Ах, какая выходила скверная штука! ЧТО ЖЕ ЭТО С ПАМЯТЬЮ, ГРАЖДАНЕ? А?

Ничего не напоминает? Это фраза из фильма «Минута молчания» из всем известной песни «За себя и за того парня…» (ЧТО-ТО С ПАМЯТЬЮ МОЕЙ СТАЛО). В этом всем известном фильме, простой паренек Сергей бегает и весь фильм пытается узнать ФАМИЛИЮ бойца, похороненного в неизвестной могиле. Это было непросто.

8) Но проблема даже не в этом. Дело в том, что Воланд говорит Степе о том же самом. Тот никак не может вспомнить его фамилию.

«Говорить ему было трудно. При каждом слове кто-то втыкал ему иголку в мозг, причиняя адскую боль.
— Как? ВЫ И ФАМИЛИЮ МОЮ ЗАБЫЛИ? — тут неизвестный улыбнулся».

Это было в начале главы. А теперь ближе к концу.

«Вчерашний день, таким образом, помаленьку высветлялся, но Степу сейчас гораздо более интересовал день сегодняшний и, в частности, появление в спальне неизвестного, да еще с закуской и водкой. Вот что недурно было бы разъяснить!

— Ну, что же, теперь, я надеюсь, ВЫ ВСПОМНИЛИ МОЮ ФАМИЛИЮ?
Но Степа только стыдливо улыбнулся и развел руками».

9) И это не самая большая неожиданность. Слова песни идут так: «Что-то с памятью моей стало. Все, что было не со мной помню…».

И вот пожалуйста. Степа вдруг вспоминает, как Берлиоз попал под «трамвай»:

«Тут он взглянул на дверь в кабинет Берлиоза, бывшую рядом с передней, и тут, как говорится, остолбенел. На ручке двери он разглядел огромнейшую сургучную печать на веревке. "Здравствуйте! — рявкнул кто-то в голове у Степы. — Этого еще недоставало!" И тут Степины мысли побежали уже ПО ДВОЙНОМУ РЕЛЬСОВОМУ ПУТИ, но, как всегда бывает во время катастрофы, в одну сторону и вообще черт знает куда. Головную Степину кашу трудно даже передать».

10) И это не самое большое совпадение. Дело в том, что в фильме «Минута молчания» есть ключевой момент, где фриц разрывает на КУСКИ фотографию погибшего воина. Этот момент повторяется в фильме.

«Да, вчерашний день лепился из КУСОЧКОВ, но все-таки тревога не покидала директора Варьете».

11) Все это очень странно. Но предлагаю тогда уж взять быка за рога и посмотреть песню «За себя и за того парня…» целиком. Но прежде чем я это сделаю, вынужден напомнить, что в главе 17 разложен алгоритм прихода к власти зверя из бездны. Ничего нового. Госпереворот, один царь есть, другому царю недолго быть, десять царей на час передают власть зверю и т.д. Это просто алгоритм, который работал после 1917 года, 1991 года и сработает еще, к примеру, в США. Это не значит, что Горбачев – зверь из бездны, или Ельцин, как считали американцы в то время. Но, тем не менее, Лиходеев действительно оказался в Ялте в самый решающий для нехорошей квартиры (то есть Кремля) момент. Но все, что мне пока нужно – это фамилия Горбачев, и одна из ключевых интерпретаций Берлиоза – Горький. При чем слово ГОРЬКИЙ имеет существенно большее значение для Апокалипсиса, чем Директор Массолита писатель Максим Горький.

Теперь я просто пойду по словам песни Р.Рождественского «За себя и за того парня…». Хоть это и выглядит безумством.

12) «Я сегодня до зари встану,
По широкому пройду полю,—
Что-то с памятью моей стало (есть, см выше),
Все, что было не со мной, помню (есть, см.выше).
Бьют дождинки по щекам впалым,
Для вселенной двадцать лет — мало.
Даже не был я знаком с парнем,
Обещавшим: "Я вернусь, мама..." (есть, см. выше эпизод с дамой).

Припев:
А степная (Степа повторяется несколько раз) трава пахнет горечью (Горький, т.е.Берлиоз).
Молодые ветра зелены (зелень повторяется много раз в начале).
Просыпаемся мы (Степа проснулся) — и грохочет (Степе мерещатся какие-то удары молнии) над полночью
То ли гроза, то ли эхо прошедшей войны.

Обещает быть весна долгой,
Ждет отборного зерна пашня...
И живу я на земле доброй
За себя и за того парня.
Я от тяжести такой горблюсь (Горбачева я уже вспоминал),
Но иначе жить нельзя, если
Все зовет меня его голос,
Все звучит во мне его песня (Степу мутит от какого-то назойливого патефона).

Второе. Про то, что «в ответ тишина» я уже вспоминал. Но посмотрим дальше.

«То, что пусто теперь не про то РАЗГОВОР
Вдруг заметил я нас было двое
Для меня будто ветром задуло костер
Когда он не вернулся из боя
Для меня будто ветром задуло костер
Когда он не вернулся из боя».

«Немедленно вслед за воспоминанием о статье прилетело воспоминание о каком-то сомнительном РАЗГОВОРЕ происходившем, как помнится, двадцать четвертого апреля вечером тут же, в столовой, когда Степа ужинал с Михаилом Александровичем. То есть, конечно, в полном смысле слова РАЗГОВОР этот сомнительным назвать нельзя (не пошел бы Степа на такой разговор), но это был разговор на какую-то ненужную тему. Совершенно свободно можно было бы, граждане, его и не затевать. До печати, нет сомнений, разговор этот мог считаться совершеннейшим пустяком, но вот после печати...

"Ах, Берлиоз, Берлиоз! — вскипало в голове у Степы. — Ведь это в голову не лезет!"

Но горевать долго не приходилось…».

Третье. Теперь посмотрим еще один момент. Ни для кого не секрет, что Воланд в романе «МиМ» олицетворяет грозу (Коровьев – смерч, Азазелло – бурю, холодный ветер, Бегемот – шаровую молнию). Тот факт, что гроза в виде Воланда слегка напоила Степу Лиходеева, и тот улетел куда-то к родному берегу в Ялту, будем считать любопытным совпадением, так как других параллелей в песне не находится.

Есть правда почти дословная игра с песней «Не думай о секундах с высока», но это тема отдельного очерка.

3. Но к чему все это? Что же на самом деле стало с памятью Степы Лиходеева, что он уже не помнит фамилии Воланда, то есть Бога? И дивится возвращению зверя (каждый герой романа распадается на противоположности, светлую и темную), хотя чему тут дивиться. Уже который раз эти орланы, римские и оккультные символы появляются в символике зверя. Рим, фашизм, современная символика США (они оправдываются масонским прошлым отцов-основателей).

Поэтому не будем вспоминать слова Рождественского про то, что война возвращается к тем, кто о ней забывает, это слишком пессимистично, а лучше вернемся к теме с землетрясением (из М.Зощенко).

«И когда Он снял седьмую печать, сделалось безмолвие на небе, как бы на полчаса. И я видел семь Ангелов, которые стояли пред Богом; и дано им семь труб. И пришел иной Ангел, и стал перед жертвенником, держа золотую кадильницу; и дано было ему множество фимиама, чтобы он с молитвами всех святых возложил его на золотой жертвенник, который перед престолом. И вознесся дым фимиама с молитвами святых от руки Ангела пред Бога. И взял Ангел кадильницу, и наполнил ее огнем с жертвенника, и поверг на землю: и произошли голоса и громы, и молнии и ЗЕМЛЯТРЕСЕНИЕ».

4. И чтобы поднять Ваше настроение. В главе «Нехорошая квартирка» упоминается факт СЛУЖЕБНЫХ РОМАНОВ Степы Лиходеева. Поэтому посмотрим не упоминается ли там фраза «Что-то с памятью моей стало»? Так и есть, упоминается (вечеринка у Самохвалова, то есть Воланда, О.Басилашвили).





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 33
© 06.04.2018 Илья Уверский
Свидетельство о публикации: izba-2018-2244337

Метки: Мастер и Маргарита, вехи,
Рубрика произведения: Проза -> Мистика












1