Анатолий Демьянов - Народный поэт Удмуртской Республики (2017)




Узнал от Ады Диевой, что Анатолий Демьянов стал Народным. Позвонил ему.  Поздравил его с присуждением почётного звания "Народный поэт Удмуртской Республики" (2017). Говорили о многом. Минут тридцать. О стихах.
Человек он скромный, в СМИ о его "народности" ничего нет, игнорирует все предложения дать интервью. Хотя мне сказал по-дружески по поводу присуждения ему высокого звания так: – Хоть по человечески похоронят. 

Вот и всё.

А вот фото:

На фото Анатолий Демьянов и Ада Диева на церемонии вручения Анатолию Демьянову
звания "Народный поэт Удмуртской Республики. Фото Александра Мартьянова.

А вот его стихи:

Анатолий Демьянов

ПОЧТИМ!

Года нечестья и скудели,
Да червоточины внутри…
А на златом крыльце сидели
Почтенные золотари,

С почтенным видом богочадцев,
С почтенной плешью на башках,
С почтенным помыслом – скончаться
На золотых своих горшках.

И нас, почётных по нечётным,
Отецкой гордостью лучась,
Дарить приветствием учётным
На красный день, в Победный час…

Почтим благую перемену,
Венец бесславного конца,
Где их дряхлеющую смену
Поворотили от крыльца!

Почтим, что щедрость откровений
Из новой царственной горсти
Дала нам сил наладить веник –
И те ступеньки подмести!

Почтимсвятые дни наитий,
Лукавый зов в грядущий рай…
…Но на златом крыльце, простите,
Хоть снова мусор прибирай!

* * *
Странствие прощальное верша,
Лебеди высоко прокричали…
Памятью заходится душа
В час её страды, её печали.

В сокровенный, в сумеречный час
Древних дней кольцованные птицы
Тают, чтоб туманом облачась,
В обликах незнаемых явиться.

Воплотить в негаданных местах
Новые живые обретенья,
Стать росой на утренних листах
Чистых и улыбчивых растений…

На четыре вольных стороны,
На чужую милость и немилость
Убывают тени старины,
Доли, что была – иль только снилась,

* * *
К чему глаза слепцу, глухому – уши,
В их горькой тьме, в беспамятной тиши?
Затем они даны, чтоб зреть и слушать
Движенье и глагол живой души…

Душе живой одной присуща вера,
Пусть малая, в горушное зерно,
И безобманно выверена мера –
Что нам дано, чем будет воздано…

Но, если зов её переиначен
В неправедно и скверно прожитом –
Тогда мы сами глухи и незрячи,
Хоть, может, и не ведаем о том!

* * *
В красно-белые, в терпкие годы,
Ранним часом над тёмной землёй
Собирали коней коноводы
И кормили коней коноплёй.

Чтобы в братней, в беспамятной сече
Кони мчались скорее свинца,
Поперечных и встречных калеча –
До конца…
до конца…
до конца…

Чтобы в пляске и лязганье сабель,
В чёрном празднике бедствий и лих
Обезумели кони и сами
Точно так же, как всадники их…

А когда-то без тени опаски,
В память сердцу и радость глазам
Отворялись восточные сказки
По волшебному слову «сезам»

Конопляные снасти крепили
Паруса уплывающих яхт,
Конопляное масло кропили
В небогатый кулеш на паях….

От корней стародавнего рода,
От тепла материнской груди
Тянет щедрые руки природа…
Вот попробуй на нас, угоди!

* * *
Фасад довлеющего ига,
Сплошного бемского стекла,
Куда ветшающая книга
Почти без ропота сошла.

Сегодня тут, где наши лишки
Всусеки почисту метут,
В почтенном звании сберкнижки
Её и чтят, её и чтут…

Жируй же, скопидомный офис,
Глотай медовую сыту,
С пустынных полок вивлиофик
Сметя и радость, и мечту!

Оставь нам, жалким побирушкам,
Воспоминанья о поре,
Где с книгами прощался Пушкин
На смертном на своём одре…

Отдохновенно в светлом банке,
Прислужки кротки и ловки…
Итихо жрут в стеклянной банке
Один другого -
пауки!

* * *
Ещё покуда копит ледостав
Монетка по монетке, серебрушки,
Но стайки листьев, ветки опростав,
Забыли и про них, и друг о дружке.

И чем тягучей бремя пустоты,
Чем глуше дни признаний и познаний,
Тем ярче, тем пунцовее цветы
На берегах моих воспоминаний.

Я с ними и в печалях не один,
Мне раньше с ними в сумерках светает,
Поскольку белый снег моих седин
Давным-давно не тает и не тает…

Вода живых струится подле ног,
Темно её конечное значенье.
Цветы воспоминаний…
Мой венок,
Что вслед за мною пустят по теченью.

* * *
И чахохбили, и хурма
Седой Пицунды или Хосты,
И обветшалая корма
Худой гастрольной вертихвостки,

И. бодрый кливер на ветру,
И шашлыка бараньи жилы –
Всё это было, не совру,
В года, когда мы были живы…

Вошли полои в берега,
Прибились воды к руслам старым,
Имы, как сидни, на юга –
Ни Боже ж мой, да хучь задаром!

Шалишь, приятель! Взвидев дно
Котла с житейскою окрошкой,
Вздохнем, что не заведено,
Чтобы на ложку – два горошка.

Шалишь! Достойней не юлить,
Сварливо жалуясь на участь –
Куда честнее пошалить,
Перемигнувшись с неминучей!

БОБЫЛЬ

Судьбе ль вперекосяк, себе ль в угоду,
А может, равно глух к добру и злу,
Бобыль пережидает непогоду
Один, как сыч, в нетопленном углу.

Один, когда судьба над ним глумится,
Иль в добрый час, щедротами дыша –
Отдельно податная единица,
Пустынная ревизская душа.

На малый перст ни в чём не изменился,
Всё столь же скуп на спрос и на ответ…
Он не вдовец:
он просто не женился
В свой самый алый, самый маков цвет.

Мы вязли в неурядицах и склоках,
На злую долю пёрли, как на танк,
Но чтили книжки Пушкина и Блока,
А он – свою, со штемпелем – «Сбербанк».

Он презирал нас, глупую босоту,
За то, что мы плодили нищету.
Он всякую согласную работу
Означил за подлянку и тщету…

И до сих пор бобыль понять не может,
Что все его заначки, все труды
Вместятся в самый тот, на смертном ложе
Не поданный ему стакан воды…

Журнал "Луч", №5-6, 2016





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 79
© 02.04.2018 Александр Вепрёв
Свидетельство о публикации: izba-2018-2241250

Метки: Анатолий Демьянов, Народный поэт Удмуртии, стихи,
Рубрика произведения: Разное -> Литературоведение











1