Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Все-таки я мужик



МОИ ПЕРВЫЕ КНИЖКИ

А. Гаврон


Все- таки я мужик!
По мотивам рассказа В. Дмитриевой
Малыш и Жучка




Действующие лица.
Малыш
Жучка
Федосья, мать Малыша
Анна Михайловна – учительница
Иван соседский сын
Ученики сельской школы, соседи.



  • ПУРГА.
  • Маленький класс сельской школы. В центре с полдюжины скамей.
  • С одной стороны, грифельная доска, с другой, большая круглая печь. Рядом стол, на столе самовар. Вдоль стены два окна. Под ними лавки. Посредине над скамьями керосиновая лампа. В самое темное время дня её зажигают.
  • За окном валит снег. В печной трубе завывает ветер. По классу ходит Анна Михайловна. Она то и дело смотрит в окно, вглядываясь в снежную круговерть, будто ждет кого то.
Анна Михайловна. Ах, и зачем я его отпустила? Ведь не хотела отпускать в такую погоду! Но он так смотрел на меня, так просил отпустить! (Подражая Малышу.) Нет, тетенька, я уж пойду небось я дорогу знаю. Хорошо, что обвязала его теплым платком, положила ему за пазуху хлеба, перекрестила и отпустила.
Анна Михайловна прислушалась. Сквозь вой ветра тревожно звонят колокола.
Дай то Бог, чтобы дошел, дорогу то он знает, и колокола громко звонят. Только бы не сбился с дороги. Жучка поможет….. Все- таки я мужик!


Первый день в школе.
Заокном шумят дети, у них перемена. Возня, лай собаки. Анна Михайловна раскладывает грифельные доски. В класс, старательно стряхивая снег с валенок, входит Федосья. Делает низкий поклон и прямо с порога начинает причитать.
Федосья. Прими, пожалуйста! Что делать родимая, уж очень мне с ним трудно. Муж у меня помер, осталась я сиротинка, а детей-то семеро, мал мала меньше, да все девочки. Просто голова кругом идет. Ну, девчонок я за дело посажу, а вот этот озорник останется один, да и вертится под ногами.
Анна Михайловна подходит к окну, смотрит на веселую возню перед избой. Федосья из за спины Анны Михайловны глядит то в окно, то на саму учительницу.
Прими, Анна Михайловна, пусть хоть у тебя позаймется.
Анна Михайловна. Да что же я с ним делать буду? Совсем маленький, должно быть в отцовской шапке, что и лица не видно.
Федосья решительно стучит в окно, зазывая Малыша в класс.
Федосья. И что ты родимая, что ты! Ты не гляди на него, что он мал, шустрый такой беда. А учиться страсть охотится, все пристает, мамуся, отведи меня в школу.
Входит Малыш. По- взрослому снимает шапку, кланяется учительнице в пояс и молчит.
Анна Михайловна. Я думаю, он и говорить не умеет.
Федосья. Ну, Федюня, что же ты молчишь? Поговори с тетенькой, а то вишь, она думает, что ты у меня немой.
Малыш перекладывает шапку из одной руки в другую, вздыхает, собирается с духом и снова молчит.
Анна Михайловна. Ну, что я говорила? Маленький.
Федосья (чуть не в крик). Седьмой годок пошел!!
Малыш (неожиданно). А у меня Жучка есть.
Анна Михайловна. Это что еще за Жучка?
Федосья. Это он про собачку. Собака у нас Жучка, и собачонка-то дрянная, а вот, поди, ты, привязалась, так за ним и бегает.
Малыш. И вовсе не дрянная. Она хорошая! И служить умеет... Эй Жучка! (Стучит в окно.) Да вот она!
В класс, стремглав влетает Жучка маленькая дворовая собака. Облизывает Малыша, ластится к Федосье и «служит» перед Анной Михайловной. Малыш свистит. Жучка с лаем носится по классу, играет в «нападалки» с Федосьей, учительницей и Малышом.
Федосья. Ах ты, озорник! Ах ты, разбойник! Что ты делаешь, озорник. Вот тетенька возьмет и не примет тебя в школу.
Анна Михайловна (сквозь смех). Ну, хорошо, так и быть, присылай его в школу. Буду с ним строгой! (Уходит.)
Фодосья. Слышь, Федюнька, в школу будешь ходить к тетеньке. Учись хорошенько, слышь. Да благодари, что она тебя учить будет. Слышишь?
Малыш. Слышу, небось!
Федосья уходит. Малыш стоит задумавшийся. Жучка ластится к нему, поскуливает и виляет хвостом.
Малыш. Ну, Жучка, я в школу поступил. Ты теперь ко мне не лезь.
Малыш уходит вслед за матерью.
Жучка. Жучка от восторга перекувыркнулась и с громким лаем помчалась за Малышом, который, заложив руки в карманы, шествовал вслед за матерью.
Жучка убегает, но потом возвращается.
Когда на другой день Малыш явился в школу, ученики встретили его смехом и шутками.
Голоса учеников:
-Глядите , братцы, великан какой!
-Ай да богатырь.
-А шапка-то, шапка-то, словно у Ильи Муромца! И собака с ним.
-Вот так собака!!!
На все слова Жучка отвечала звонким лаем.
Появляется Малыш.
Малыш. Пусть смеются. А у кого из них есть такая собака как Жучка!? И шапка хорошая батя носил. А что маленький, так еще вырасту.

Малыш снимает шапку, кланяется в пояс. Появляется Анна Михайловна.
Анна Михайловна. Не смейте обижать Малыша. Маленьких обижать нельзя.
Жучка. Анна Михайловна посадила Малыша на переднюю скамейку и учение началось.
Анна Михайловна пишет на доске буквы и произносит их, а все за ней повторяют. М а –ма, М а ма. Мама. М а ма, ш а ша, Маша.
За окном, на завалинке Жучка дожидалась своего хозяина.
Жучка убегает, но снова возвращается.
Она сидела смирно, понимала, что Малыш занят серьезным делом. И только изредка поднимала вверх косматые уши и прислушивалась к странным звукам, доносившимся из класса. (Гордо.) А что? Вот мы какие в школу учиться ходим.

Аттракцион Жучки.
Анна Михайловна достает свой колокольчик и звонит. Наступает перемена. Поднимается невероятный шум. Все вокруг Малыша и Жучки, которая защищает своего хозяина.
Голоса учеников:
-Эх ты, каса Маса!
-Маса варила касу-у…
Малыш. Тетенька, что они все смеются? Не вели им!
Анна Михайловна. Ничего, Малыш, пусть себе смеются. Через год ты будешь лучше их говорить.
Малыш. А что?
Снова смех.
Голоса:
-Сто, сто?
-Каса Маса.

Жучка. Но все равно, Малыша все любили. Угощали печеньем, картошкой, пышками с творогом или жареным горохом. Иногда перепадало и Жучке.
Малыш. Жучка! Дай лапу! Молодец! А теперь, умри! Сидеть! Жучка, прячься, волк. Жучка, служи!
Жучка выполняет все команды.
Голоса:
-Ну собака!
-Молодец
-И где ты Малыш ее достал?
-Умная какая!
-Ай да Жучка!

Жучка. Жучка вправду была неказиста на вид. И только глаза у нее были хорошие, большие, прозрачные желтые, как янтарь. Они глядели так умно и внимательно, что казалось, Жучка заговорит человеческим голосом.
Малыш (в дверях).Жучка!

Жучка убегает вслед за Малышом. Анна Михайловна гасит керосиновую лампу и уходит к себе. Сумерки. В печи потрескивают поленья. И всполохи отражаются на стенах и будто слышны голоса учеников и их учителя:
-Маша варила кашу.
-Ну, собака, ну молодец.
-Не смейте обижать Малыша.
-Эх ты Каса Маса.
-Вот мы нынче какие, в школу учиться ходим…

ПургаАнна Михайловна все также нервно ходит по классу. От снега, который идет не переставая, кажется, что уже поздний вечер.

Анна Михайловна. Ах, зачем я его отпустила? Или хотя бы с ним пошла. Что- то Иван не идет. Ведь кликнула я соседку, все рассказала, обещали помочь.
С трудом открывается дверь и вместе с ветром и снегом вваливается Иван - соседский сын. Он весь в снегу.
Иван (кланяясь). Доброго дня госпожа Анна Михайловна! Звали?
Анна Михайловна. Да уж чего доброго. Звала и жду. Малыш собрался домой к себе. А я места не нахожу и корю себя, что отпустила в такую погоду. Он маленький. Снег так и валит, так и валит. Не дай Бог с пути сбился, занесет ведь, хоть и самостоятельный. А сердце мое неспокойно. Пойдем, сходим, проверим, дошел ли.
Иван. Так это, чего не сходить? Сходим. Вы одевайтесь. А я фонарь дома возьму, да палки, если что, от волков будем отбиваться. Да не пугайтесь, быстро дойдем.
Иван уходит. Анна Михайловна убегает в свою комнату.

Школа утром.
На столе у печи стоит самовар. Появляется Анна Михайловна с подносом, на котором чашки сахар и баранки. Слышится какая-то возня у двери. Кто- то обивает сапоги о порог.
Анна Михайловна. Это ты, Малыш?
Малыш. Я, тетенька!
Анна Михайловна. Озяб?
Малыш. Не, я не озяб, а вот Жучка, небось, озябла.
Анна Михайловна (улыбаясь). Ах, бедная Жучка! Ну что ж, впусти, пусть погреется.
Малыш открывает дверь и Жучка вбегает в класс, виляет хвостом, мчится к печке греться.
И давай пить чай.
Малыш снимает полушубок и садится пить чай. Жучка смотрит то на хозяина, то на учителя. Ей хорошо.
Жучка. Учительница ставила перед ним всегда чашку чая с молоком и клала большой ломоть ржаного хлеба. Хлеб он съедал до крошки, а сахар оставлял.
Анна Михайловна. Малыш, ты опять сахар-то оставил. Возьми его себе.
Малыш. Ну, что ж! Я его Дунятке снесу.
Жучка. Дунятка самая младшая сестренка Малыша и он её очень любит. А когда вместо ржаного хлеба учительница давала ему баранки, он никогда не ел их, и нес Дунятке.
Анна Михайловна. Да ты сам-то ешь. Я тебе для Дунятке еще дам.
Малыш. Ну, вот ещё, стану я их есть! Я небось и хлеба наемся: я большой, а Дунятка маленькая.
Жучка. Раз после учения Малыш сказал учительнице.
Малыш. Тетенька, пойдем к нам.
Анна Михайловна. И какого же гостинца мы Дунятке понесем.
Малыш. Баранок.
Анна Михайловна. Ну, хорошо, пойдем в лавку купим баранок и еще белых мятных пряников.
Малыш. А это ты кому?
Анна Михайловна. Все Дунятке.
Малыш и Анна Михайловна уходят.
Жучка. Больше он ничего не говорил. Никогда ещё этого с ним не бывало. Столько гостинцев сразу… Даже когда тятенька покойный был жив, и то так не было. Принесет, бывало, с базара петуха пряничного. Или баранок, или маковников, а чтобы сразу и то и другое… нет, этого не бывало.
Малыш с видом настоящего хозяина постучал дверным кольцом. Это кто там?- послышался голос Федосьи. Это я, мамушка с тетенькой пришел!- отозвался Малыш. Они вошли в маленькую тесную избу, в которой было уже совсем темно, потому что окна пропускали мало света. Старшая сестра Малыша сидела у печки и пряла. По лавкам бегали другие девочки, помоложе. В углу висела люлька, а в ней качалась маленькая девочка, похожая на Малыша. Это была Дунятка.
Голоса детей:
-Хозяин пришел!
-Н, ну, не баловать у меня. Это они меня хозяином зовут.
-Как же, и то ведь хозяин, один работничек, кормилец будет.
-Смотрите-ка, баранков-то сколько.
-И пряников – то!
-И мне, и мне!!

И пошел в Федосьиной избе пир горой! Давно такого не бывало. Всех довольнее и веселей был маленький хозяин. Он так разошелся, что вздумал было поплясать, но тут ему под ноги подвернулась Жучка; он перекувыркнулся через нее, разбил себе о печку нос, очень сконфузился и наконец, преспокойно заснул рядом с Дуняткой привалившись к материнскому плечу.
Вечер.
Появляется Анна Михайловна с лампой и книжкой в руках. На плечи накинут теплый платок. Малыш с грифельной доской и грифельной палочкой сидит за столом напротив. Жучка перебирается на одну из скамеек в классе. Воет ветер в печной трубе.
Жучка. Наступили сильные холода, завыли сердитые метели и засыпали село огромными сугробами. Учеников в классе поубавилось, у многих не было теплой одежды, и они по неволи должны были сидеть дома и дожидаться теплой погоды. Малыш продолжал ходить в школу и когда разгуливались вьюги или трещали морозы, учительница оставляла его ночевать. Тихо и мирно проходили у них эти вечера. Жучка похрапывает и бредит во сне, то делает это жалобно, то зарычит, должно быть, волки снятся. (Засыпает.)
Малыш усердно скрипит грифелем.
Малыш (шепотом). Постой, постой! Ты чего рот – то разинула, нешто это хорошо? Дай я тебя закрою. Ну вот! А это что хвостом-то завиляла. Не виляй, не виляй!.. Ну, захромала! Постой, я тебя сейчас подкую. Во-во-во как! Нукося, тетенька , погляди. Хорошо? А?
Анна Михайловна (оторвавшись от книги). Хорошо!
Малыш (пытаясь отвлечь). А про что книжка? А там про лисицу-то, как она волка обманула есть? А про волка-то? Вот дурак-то какой, даром что большущий! Ну, расскажи.
Анна Михайловна. Будет Малыш, я тебе уже десять раз рассказывала, теперь ты мне расскажи.
Малыш. А чего рассказать-то?
Анна Михайловна. Про себя расскажи.
Малыш. Так чего рассказывать-то… Мы при бате еще ничего жили. А когда помер, лошадь продали и не то, что гостинцев, хлеба- то нету.
Анна Михайловна. Ну, Малыш, ничего. Вот вырастишь большой и будешь сам как батя.
Малыш. Как вырасту большой, сейчас лошадь куплю. Пахать сам буду. Хорошую лошадь куплю – гнедую. А корову ты нашу видала?
Анна Михайловна. Нет, не видала!
Малыш. Вот я ее тебе покажу, когда к нам придешь. Её Лыской зовут. У нее лысинка на лбу, от того она и Лыска. Я корову люблю. Её нельзя бить-то она кормилица.
Анна Михайловна. Никого не надо бить, Малыш.
Малыш. Я не стану бить. Я как вырасту большой, буду добрый как батя. Избу новую выстрою, чтобы светлая была, вот как школа наша. Потом гостинцев накуплю, мамушке шубу новую сошью, сестрам сарафаны, а Дунятке пряников куплю. И тебе гостинцев тоже куплю.
Анна Михайловна. Ну, вот, спасибо, Малыш, что меня не забыл.
Малыш. А-то как же! Я тебя люблю! Вот как избу новую построим, к нам жить переходи.
Анна Михайловна. Хорошо. А школа как же?
Малыш. А в школу мы на лошади будем ездить. Ведь тогда у нас лошадь будет.
Малыш представляет, как он управляет лошадью, держа поводья. Но потом, забывая о своих фантазиях, замолкает и о чем то думает.
Анна Михайловна. Ты чего Малыш задумался?
Малыш. Что теперь наши делают? Холодно небось, у них… Страшно без меня-то….
Анна Михайловна. Ну, чего же страшно.
Малыш. А как же… Ну ка вдруг волки?
Анна Михайловна. Волк в избу не полезут.
Малыш. А разбойники?
Анна Михайловна. Ну, какие разбойники. У нас в селе их нет.
Малыш. А все- таки им со мной веселее. Все-таки я мужик!
Анна Михайловна (смеясь). Ах ты, мужик! Ужинать пора.
Анна Михайловна уходит с книгой. Малыш подходит к скамье, на которой дремлет Жучка, присаживается рядом. Гладит собаку.
Малыш. Жучка, а Жучка! Хочешь домой Жучка? Хорошо у нас дома-то. Небось, мамушка прядет. Анютка тоже прядет, а Машутка Дунятку качает.
Входит Анна Михайловна с подносом, на котором нехитрый ужин. Она все слышит.
А Лыске небось холодно-холодно. Ревёт Лыска. Может они нынче не ели ничего. Жучка, а? А мамушка небось, соскучилась об нас. Спрашивает, и где мой Федюнька?
Анна Михайловна. А что, Малыш, соскучился, верно?
Малыш. Не... ничего. А вот мамушка небось, соскучилась.
Анна Михайловна. Ну что ж, завтра пойдешь к ней повидаешься!

Теплый хлебЗа столом сидит Малыш. Анна Михайловна вносит свежеиспеченный каравай.
Малыш. Тетенька, я мамушке горяченького хлеба отнесу?
Анна Михайловна. Вот пообедаем и пойдешь.
Жучка со звонким лаем прыгает вокруг стола.
Жучка. Еще с утра, Малыш, все толковал о том, что пойдет нынче домой. Но не успели они еще кашу доесть, как повалил снег, да такой густой, что в школе сразу потемнело, будто сумерки.
Анна Михайловна. Ох, Малыш! Погляди ка в окно, как ты пойдешь?
Малыш. Нет, тетенька, я уж пойду. Небось, я дорогу-то знаю.
Анна Михайловна. Стой, погоди! ( Убегает.)
Малыш встает из-за стола и начинает одеваться. Надевает полушубок, шапку. Входит Анна Михайловна с теплым платком. Молча обвязывает Малыша им. Берет со стола каравай, заворачивает в полотенце и отдает Малышу. Он кладет его за пазуху.
Малыш. Я пошел.
Анна Михайловна. С Богом!
Малыш и Жучка уходят. Анна Михайловна ходит по классу, смотрит попеременно то в одно, то в другое окно.


Пурга.
Перед Федосьиной избушкой. Но избушки невидно, сплошная снежная пелена. Вдруг навстречу Анне Михайловне и Ивану выходит Федосья с фонарем.
Федосья. Кто здесь?
Анна Михайловна. Это я. А малыш где?
Федосья. Малыш? Да он как в школу ушел, так с той поры не приходил. Ох, чуяло мое сердце!
Анна Михайловна. Он сегодня из школы пошел домой. Иван, пойдем, соберем соседей искать надо. Вам в избу надо, Мы найдем его! (Уходят.)
Федосья. Родименькие! Голубчики!! Пожалейте вы меня бедную. Сыночек, Федюнька, один ведь он у меня!!! Отыщите вы его, батюшки мои.
К Федосьеной избе все подходят и подходят люди, но лиц невидно, и только фонари определяют их присутствие.
Люди с фонарями:
-Жалко Малыша.
-Пропал Малыш!
-Этакая вьюга! Большой и тот собьется с дороги.
-На гумнах собака какая-то воет
-Какая собака? Что ты врешь!
-Право воет. Я уже давно слышал, да думал что это волк. Как ветром с гумна подует, так и слышно.
-Постой, да не Жучка ли это?
-Может Жучка! Ведь он с ней был!
-Это Жучка! Жучка!
-Ребята идем.
Все уходят. На какое то время все тонет в непроглядной мгле. Но где то далеко, далеко слышен жалобный, протяжный и печальный вой….
И снова появляются фонари, они уже у скирды хлеба. Им навстречу выбегает Жучка.
Иван. Здесь! Нашел!!
Иван достает из скирды замерзшего в полушубке перевязанного платком, в большой шапке Малыша. Он бережно кладет его на край скирды.
А ну-ка, братцы, посвятите на Малыша?
Иван снимает с себя тулуп и остается в одной рубахе.
Поставьте свои фонари у ног и обступите нас, а сверху растяните мой тулуп, сделаем шатер. Времени мало, может совсем не проснуться. А вы, барыня, закройте нас и с этой ветреной стороны. Его оттирать надо, может, еще жив.
Все послушно исполняют приказания Ивана. Теперь место, где лежит Малыш закрыто со всех сторон. Одна лишь Жучка носится вокруг, пытается заглянуть и лизнуть Малыша.

Жучка. Иван раздел Малыша и начал снегом оттирать его. Пот с Ивана так и катится градом.
Появляется Федосья. В руках она держит свою шубейку. Сама в рубахе и платке на плечах. Она не может произнести ни слова.
Иван. Братцы отходит! Теплый стал, руки сгибаются.
Федосья падает на колени, беззвучно плачет.Появляется голова Ивана из укрытия.
Ну чего же ты плачешь, Радоваться надо. Неси ка лучше шубу.
Федосья не в силах встать передает шубу Ивану. Укутав Малыша, он держит его на руках и показывает всем.
Малыш еще не очень понимает что произошло. Жучка поднимает визг, пытается лизнуть Малыша.
Малыш. Мамушка не плачь, я тебе хлебца горяченького нес.

А снег все идет, не останавливаясь.



март 2018










Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 59
© 02.04.2018 А.Гаврон
Свидетельство о публикации: izba-2018-2240816

Метки: Жучка, Малыш, Анна Михайловна, пурга, изба, класс, грифельная доска, ржаной хлеб,
Рубрика произведения: Разное -> Драматургия


















1