Про Мишку и мышку


Про Мишку и мышку
А давайте-ка я расскажу вам совсем простую историю из моего детства. Вот послушайте...
Мне было тогда лет тринадцать. Однажды летом к нам домой пришёл папин знакомый студент и спросил, не можем ли мы взять к себе раненого скворчонка. Можем, конечно. Взяли. Птенец выглядел жалко: сломанное крылышко, хвост почти выдран, на спине несколько ранок.
Мы обустроили ему жилище в картонной коробке из-под обуви, настелили туда тряпочек, напихали ваты — вроде как гнездо. Подранок сидел в углу неподвижно, с опущенными веками. Наша мама сказала, что ребенка нужно кормить и отправилась на охоту за мухами. Делала она это виртуозно, ловила летящую муху одним движением. А-а-а-п! — и жужжалка уже в кулаке! Добыв корм, мама запихивала его в клюв скворчонку. Тот сперва пытался протестовать, но потом всё-таки начал лопать и даже немножко приоткрыл глаза. Так же успешно удалось его напоить водой.
Постепенно меню расширилось. Мама отправляла нас с сестрой за дождевыми червяками, а раненый боец уже самостоятельно с ними расправлялся. Постепенно у него появился интерес к жизни, и глазки-бусинки с любопытством изучали обстановку. Назвали мы наше приобретение Мишкой. Почему — не помню наглухо.
Процесс выздоровления шел полным ходом. Дитя уже сигало по коробке и трепыхало крылышками. Клетки не было и в помине. Мишке была предоставлена полная пространственная свобода, и нам приходилось внимательно смотреть под ноги, чтобы шастающую по полу птичку ненароком не раздавить. Наконец, Мишка доказал свою пернатость и однажды взлетел на кухонный буфет. С тех пор форточки приходилось держать закрытыми, чтобы несмышленыш не вылетел на улицу, где уже вовсю хлестали холодные осенние дожди.
Пора мух и червяков закончилась, и мама кормила постояльца мелко нарезанным мясом. Потом он вполне освоил гречневую кашу и хлебные крошки. Воду Мишка пил из пластмассовой консервной крышки, пытаясь в нее при этом залезть обеими лапками. Наевшись, он облетал свои владения, оставляя повсюду белые метки. Наша бедная мама терпеливо ходила следом с мокрой тряпкой и ликвидировала все Мишкины каки.
Мы поначалу думали, что нашу птичку чуть не загрызла кошка, но потом приняли всё-таки человеческую версию. Дело в том, что Мишка жутко боялся маленьких детей. Я уже была всё-таки довольно большой, а вот на мою младшую сестрёнку и её подружек он реагировал в первые месяцы жизни просто панически, орал, дрожал, искал защиты... По-видимому, скворчонок пострадал от рук мальчишек и ждал, что всё снова повторится. Но ничего плохого в нашем доме с ним не происходило, ужасное прошлое забывалось, сглаживалось в птичьей памяти...
Мы приучили нашего любимца садиться на плечо. Ему это пришлось по вкусу. Как только кто-то из нас заходил в кухню, где у Мишки была штаб-квартира, он запрыгивал на плечо и ездил повсюду, очень воображливо поглядывая вокруг: вот, мол, какая я важная персона. Задавака иногда пробовал в буквальном смысле сесть на голову, но там ему было скользко и неудобно, поэтому приходилось с возмущенными криками снова перебираться на плечо. Словом, ребенок рос и развивался соответственно возрасту, в психическом и физическом развитии не отставал.
Наблюдая за Мишкиными прыжками в поилку, мама вспомнила, что скворцы летом купаются в лужах. Что ж, сказала она, надо попробовать устроить ему нечто подобное. В центре кухни был поставлен широкий тазик с небольшим количеством воды, чтобы дитё, часом, не утопло. Мы вышли из кухни, а сами подглядывали через дверное стекло за событиями. Мишка поначалу опасливо посматривал на «бассейн», но любопытство победило, он перелетел со стола на край тазика, не удержался и свалился в воду. Секунда растерянности — и скворушка понял, что счастье в жизни есть! Он прыгал по тазику, шлепал крыльями по воде, радостно орал — словом, ловил кайф по полной программе! С тех пор мама регулярно устраивала подопечному «банные дни».
Накупавшись вволю и выплескав всю воду на линолеум, Мишка забирался на верхний обруч кухонного светильника, под самый потолок, сидел там мокрый, нахохленный, взъерошенный и покрикивал на нас, вытиравших лужи на полу. Обсохнув, он шлепался на стол и требовал кормёжки.
Вот так мы и жили. Мишкины раны давно затянулись, поврежденное крыло функционировало вполне нормально, хвост отрос, осталась лишь небольшая проплешина со шрамом в центре. Но это нисколько не мешало шкодливцу летать по квартире и всюду совать свой нос, то есть клюв.
Прошла зима. Наступила весна. Наш питомец взрослел на глазах. Он усаживался на подоконник и смотрел на улицу. А на улице уже был май, и Мишкины собратья стайками и поодиночке порхали за стеклом, усаживались совсем рядом с балконом на ветки черешни и звонко распевали.
В конце мая мы приняли решение. Мишка был водружен на балконные перила и оставлен в одиночестве. Мы с замиранием сердца следили за ним из глубины комнаты. Однако скворец и не думал улетать. Он посидел-посидел на балконе, залетел обратно в комнату и заорал: мол, что стоите, бестолочи, не видите, что я есть хочу?!
Вот так и повелось. Мы отправляли скворца на балкон, он там восседал, иногда перелетал на черешню, но неизменно возвращался домой и требовал пищи. Мы уже привыкли к этому и воспринимали Мишкины визиты как само собой разумеющиеся.
Однажды его окружила стая скворцов. О чем шла у них беседа, осталось неизвестным, но Мишка исчез. Мы прождали его до вечера, выносили на балкон его любимые лакомства, однако тщетно. С тяжелым сердцем мы с сестрой отправились спать. Окно нашей комнаты выходило на запад, и к вечеру там жарило солнце на всю катушку. Мама завешивала во второй половине дня окно плотным марселевым одеялом, и воздух не слишком перегревался.
Мы уже погасили свет и улеглись в кровати, когда услышали какую-то возню и писк за открытым настежь, но завешенным одеялом окном. С криком: «Мишка прилетел!» мы обе кинулись к подоконнику и откинули одеяло, ожидая встречи с любимой птичкой.
Но то, что влетело в комнату и начало бесшумно нарезать круги, было отнюдь не птичкой. На нас скалилась мерзкая рожа, торчавшая между перепончатыми крыльями. Чудище заметалось по комнате, почти задевая нас в полете. Мы дико заорали, запрыгнули в кровати и накрылись с головой простынями. В комнату влетели перепуганные родители и включили свет. От мамы толку не было, поскольку она перепугалась не меньше нашего. Зато папа не растерялся, схватил лежавшее на стуле фланелевое одело и набросил на зверюгу. Летучая мышь — а это была она!— барахталась и пищала, пытаясь высвободиться! Но у папы сильно не забалуешь! Он вынес непрошеную гостью на балкон, развернул одеяло, эта летучая гадость вывернулась и почему-то шлепнулась вниз. Мы, осмелев, покинули свои убежища, выскочили и наблюдали с высоты, как мышь волочит крылья по траве. Потом она очухалась и улетела.
На утро ночная история была в лицах и красках пересказана нашей мудрой бабушке. Она сразу же сказала: «Это к хорошим известиям!» Мы похихикали, подумав, что такая дрянь ничего хорошего принести не может!
Как раз в этот день у меня был экзамен по географии, и я его не просто на «отлично» сдала, но еще и похвал учительницы удостоилась! Прихожу домой, а там радостная новость: папе прислали из ВАКа ( Высшая аттестационная комиссия — был такой грозный научный орган, окончательно утверждавший диссертации) сообщение о присвоении ему учёной степени кандидата педагогических наук. Вот вам и мышка-зверушка!
А Мишка так больше и не прилетел. Мы всё лето бегали на балкон, в надежде, что наша оручая птичка объявится. Но скворушка нас покинул окончательно. Зато он познал свободу, огромность мира и радость полёта. А это и есть самое главное, не правда ли?





Рейтинг работы: 4
Количество рецензий: 2
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 100
© 31.03.2018 Эмилия Песочина
Свидетельство о публикации: izba-2018-2238979

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Наталья Морина-Рождественская       24.05.2018   06:32:09
Отзыв:   положительный
Спасибо)
С теплом , Наталья
Эмилия Песочина       24.05.2018   22:50:56

Рада, что мои герои приглянулись!
Александр Гаврилов       01.04.2018   12:44:33
Отзыв:   положительный
Очень интересно! Спасибо.
Эмилия Песочина       01.04.2018   16:47:19

Спасибо, Александр! Рада, что мой скворушка по душе пришёлся!









1