Мать Луны Часть 3 Главы 11 - 12 / Читает автор


 


ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

После неудачного похода Марселу к губернатору Алкантара
Элена впала в отчаяние. Но Раул Алваренга предложил ей конкретный план.
Девушка внимательно выслушала фельдшера и согласилась с ним во всем, добавив, что за границу она поедет вместе с Дуарти.
Алваренга возражать не стал. Он вручил Элене деньги, два небольших, но острых напильника, пачку любимых сигарет Дуарти и коробок спичек.
- Я знаю, как ему сейчас тяжело без курева, - сказал Раул, подавив вздох.
И вот, наконец, настал день, когда должна была решиться судьба Дуарти Алвиж ди Лима.
В назначенный час Элена подошла к краю плантации, где ее уже поджидал надсмотрщик Валдомиро с масляным фонарем и ружьем в руках. Девушка передала ему деньги, и он, не пересчитывая, убрал их в нагрудный карман куртки. Потом повел Элену полем к мужскому бараку. Метрах в ста от барака Валдомиро остановился.
- Ждите здесь, сеньорита, - сказал он, ставя на землю фонарь.- Сейчас я приведу раба.
Приближалась полночь. Дневные звуки давно уже стихли, и только где-то совсем рядом стонала, надрывая душу, " Мать Луны".
Будучи не в силах стоять, Элена опустилась на придорожный камень. Жадно всматриваясь в темноту ночи, она старалась усмирить скачущее галопом сердце.
Время тянулось медленно. Но вот от барака отделились две мужские фигуры и направились в сторону Элены. В одной из них девушка узнала Дуарти.
Ослабевший от оков, побоев и непосильной работы, врач еле держался на ногах. Из одежды на нем были одни лишь полотняные штаны.
Валдомиро подвел врача к Элене и строго сказал:
- В вашем распоряжении час, сударыня. Вы можете поговорить с рабом, но чтобы никаких глупостей!
Потом он закурил сигару и отошел в сторону.
Дуарти стоял молча, низко опустив голову.


Элена хотела броситься к нему, обнять его, признаться, как трудно ей жить без него, но угрюмое молчание возлюбленного остановило девушку от такого шага.
- Кажется, ты совсем не рад мне, Дуарти, - сказала она, дотрагиваясь кончиками пальцев до его плеча.
Он окинул девушку тоскливым взглядом, потом с презрением посмотрел на свои оковы и отвернулся.
- Зачем ты пришла, Элена? - спросил врач, и в голосе его прозвучал вызов.
Девушка оторопела. Она не ожидала услышать из уст Дуарти такой вопрос.
- Я вижу, ты не хочешь со мной разговаривать, - сказала она собидой в голосе.
- Сейчас мне хочется только одного - курить! - глядя в одну точку, ответил Дуарти.
Элена быстро открыла сумочку. Дрожащей рукой она вытащила оттуда пачку сигарет, спички и протянула их врачу.
Он бережно вынул из пачки сигарету, помял ее двумя пальцами, чиркнул спичкой и затянулся, прикрыв от наслаждения глаза.
- Ты очень изменился! - подавив горький вздох, сказала Эле-на. Она помнила Дуарти знающим себе цену гордым красавцем, от одного взгляда которого многие женщины теряли головы. Сейчас же перед ней стоял жалкий раб. Как жестоко поступила с ним судьба! - Знаешь, Раул и Саймон подготовили тебе побег.
Врач присел на корточки, вполоборота к девушке. Его задумчивый взгляд был устремлен мимо нее в темную даль плантации. Снова наступило тягостное молчание. Лишь звон цикад, да потрескивание фитиля в фонаре нарушали эту гнетущую тишину. Наконец, Элена не выдержала. Она встала и подошла к Дуарти сзади, горя страстным желанием обнять его за плечи. И тут в тусклом свете фонаря она увидела спину врача, обезображенную едва затянувшимися рубцами. Девушка с ужасом отдернула руки.
" Боже, праведный! - с ужасом подумала она. - Значит, это правда. Его бьют, истязают! Своими ласками я только причиню ему лишние страдания".
- Мы уедем с тобой в Португалию к тете Каролине, - срывающимся от слез голосом сказала Элена. - Там никто не будет тебя бить и унижать. . .
- Теперь у меня за душой нет ни гроша, - не меняя позы, отрезал молодой человек. - Я согласен бежать из неволи, но уеду из Бразилии один. Ты же останешься в Алкантаре. Здесь твои родители, здесь ты выйдешь замуж за белого человека. Я не хочу, чтобы ты приносила себя в жертву ради любви к цветному. Не хочу ломать тебе жизнь. Все кончено! Дуарти Эрнани Алвиж ди Лима умер! Его место занял жалкий раб, который до конца дней своих будет носить рабское клеймо и следы побоев на теле.
Эти слова были сказаны не случайно. Тяжелый, непосильный труд и постоянные побои подорвали моральный дух молодого человека. Потеряв все самое ценное в жизни, он готов был теперь ко всему. Даже к самому худшему! И самой большой радостью для него было, пожалуй, обрести вечный покой.
- Не смей так говорить! - воскликнула Элена в отчаянии. – Для меня ты был, есть и будешь Дуарти Эрнани Алвиж ди Лима, врачом с большой буквы и прекрасным человеком. Если ты думаешь, что моя любовь умерла вместе с твоим пленением, то глубоко заблуждаешься. Моя любовь жива! Мало того: она вспыхнула во мне с еще большей силой, и погасить этот душевный пожар сможет одна только смерть! Мне все равно, кем была твоя мать. Меня также не интересует мнение общества. Ради тебя я готова пойти на все! Так почему же ты так жесток со мной?
Элена не сводила с Дуарти завороженного взгляда. Она была уверена, что перед ней сидит именно тот, кого она будет любить всю свою жизнь, за кем пойдет куда угодно, хоть на край света. И в том, что сейчас происходит в душе Дуарти, виноват вовсе не он, а та среда, в которую он попал по воле рока.
Выслушав страстную, полную душевной боли речь возлюбленной, ди Лима испытал чувство глубокого стыда за свое малодушие. Он пожалел о том, что снова обидел Элену. Ему захотелось немедленно исправить свою ошибку, сказать подруге что-нибудь хорошее, ласковое, но нужных слов не находил. И тогда он взял Элену за руку и прижал ее маленькую ладошку к своим пылающим устам.
- Девочка моя! - сказал он прерывающимся от волнения
голосом. - Ты лучше, ты сильнее меня. Спасибо тебе за веру, которую ты в меня вдохнула. Наверное, я и в самом деле - законченный идиот, если хоть на мгновение смог усомниться в искренности твоих чувств. Я поеду с тобой в Португалию. Я готов начать жизнь заново. Деньги - это дело наживное. Самая главная драгоценность для меня - это ты!
Пребывая в сладкой истоме от ласк Дуарти, Элена не сразу вспомнила о главной цели своего прихода к нему. А когда вспомнила, то постаралась незаметно передать возлюбленному напильники. Потом она попросила его соблюдать крайнюю осторожность и беречь себя.
- Без тебя я не смогу жить, - добавила девушка, даря любимому свой последний поцелуй. - Теперь слушай внимательно, что велели передать тебе твои друзья. Вот напильники. Когда освободишься от цепей, подашь Саймону сигнал. Он снимет охрану. Я буду ждать тебя в старом амбаре за домом Флорешей.
Отпущенный для свидания Дуарти и Элены час давно прошел.
- Ваше время истекло, сеньорита, - сказал Валдомиро, подходя к молодым людям.
Надсмотрщик отвел врача обратно в барак и крепко запер за ним дверь.
Лишь только дверь закрылась, Дуарти принялся за работу. Железо поддавалось стали с трудом. Но все же напильники сделали свое дело: цепи были перепилены.
В странах, где существовало рабство, рабы часто выдавали друг друга, а хозяева поощряли любую их низость и не скупились, награждая их за предательство. Но в данном случае никто из невольников не выдал товарища по несчастью. Несколько рабов видели, как Дуарти перепиливает свои оковы, но ни один из них не поднял шума, не позвал надсмотрщиков.
Через полчаса дверь барака открылась, и в дверном проеме показался Саймон.
- Бежим скорее, доктор! - поторопил его индеец, вкладывая в ножны охотничий нож. - За поворотом дороги нас ждет Раул.
Дуарти намотал на руки обрывки цепей, перешагнул через труп надсмотрщика Валдомиро и остановился в раздумье. Опьяненный долгожданной свободой, он совсем забыл о своей матери.
- Прости, друг, но я не могу оставить мою мать на поругание палачам Итибери, - тихо сказал врач, с благодарностью пожимая руку индейцу. - Ведь если я сбегу, то они отыграются на ее спине.
- Но это безумие, доктор! Вы не подумали о том, что может подняться шум? Честно говоря, готовя вам побег, мы с Раулом как-то не подумали о вашей матушке.
- Без матери я никуда не пойду!
- Хорошо. Тогда бегите к лошадям, а я попытаюсь вывести вашу мать из барака.
- Нет! Мы пойдем вместе.
- Что ж, воля ваша. . .
Скользя, словно тени, Дуарти и Саймон пробрались к женскому бараку и спрятались за полусгнившим срубом колодца. Индеец предложил врачу оставаться пока в укрытии, а сам по-пластунски подполз к входной двери, возле которой, крепко зажав в руке ружье, спал надсмотрщик Андрез.
При помощи охотничьего ножа индеец бесшумно снял охранника. Тот даже охнуть не успел, повалился на бок и тут же испустил дух. Саймон поднял с земли ружье Андреза, взял, стоявший возле двери фонарь и посигналил им. Увидев сигнал, Дуарти вышел из своего укрытия, отодвинул засов и перешагнул порог барака.
Несколько рабынь, потревоженные светом фонаря, подняли головы. Некоторое время они с тревогой и страхом разглядывали странного незнакомца, потом снова улеглись и сделали вид, что спят. Перешагивая через невольниц, врач внимательно вглядывался в их утомленные лица.
Наконец, в самом дальнем конце барака он увидел Инеш. Мулатка крепко спала, подложив под голову узелок со своим немудреным скарбом.
- Мама! - Молодой человек присел рядом с матерью и тронул ее за плечо. - Вставай!
Инеш открыла глаза. Увидев сына, она села и, схватив его за руку, спросила с тревогой:
- Как ты здесь оказался, мой мальчик? Что ты задумал?
- Бежим! - коротко бросил Дуарти.
- Беги один. Я буду тебе только помехой.
Врач не стал долго рассуждать. Он подхватил мать на руки и понес ее к выходу.
Поняв, что спорить с сыном бесполезно, Инеш попросила, чтобы он опустил ее на землю.
Крепко взявшись за руки, мать и сын вышли на улицу. Им оставалось пройти всего лишь несколько сот метров, чтобы они оказались на свободе.
Но тут случилось непредвиденное. Привлеченная шумом, навстречу беглецам неслась целая свора собак. Псы набросились на Дуарти и Инеш, готовые вцепиться им в глотки.
Дуарти загородил собой мать и, размахивая обрывками цепей, стал отбиваться от злобных кобелей.
Саймон, который пошел вперед, чтобы предупредить Алваренгу об удавшемся побеге, обернулся, услышав яростный лай, и увидел, как из ближайшего дома выбежал человек с карабином в руках. Это был приемщик тростника Лежен. Француз поднял вверх ружье и выстрелил в воздух. На выстрел тут же выбежал управляющий поместья и несколько вооруженных охранников.
Прогремел залп - и Инеш, простонав, рухнула навзничь. Дуарти подхватил мать на руки и понес ее в сторону дороги, не обращая внимания на яростный лай собак. Он не замечал, как по его лицу бегут слезы.


Увидев эту страшную картину, Саймон прицелился и выстрелил в Лежена. Но произошла осечка. Зато француз стрелял без промаха. Выстрел из его ружья взорвал воздух, и Дуарти почувствовал страшную боль в спине. Несколько секунд он продолжал идти, потом упал, но из последних сил подполз к материнскому телу, закрыл родному человеку глаза, покрыл их нежными поцелуями и потерял сознание. Подбежавшие охранники схватили раненого раба и поволокли его на суд Итибери.
Саймон и Алваренга видели все, свершившееся на их глазах. Приятели решили, что и мать, и сын убиты. Они пустили лошадей в галоп - прочь от этого страшного места, отстреливаясь на ходу. Но шальная пуля настигла Саймона. . .

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Получив сведения о смерти Дуарти, Элена проплакала две недели подряд и навсегда покинула отчий дом. Вдвоём с Раулом они отвезли раненого Саймона в ближайший индейский посёлок, где жил известный в округе старый лекарь-индеец. Потом они попросились в труппу бродячих актеров, которая колесила по всей стране и давала представления в небольших городках и поселках.
Элена не гнушалась никакой работой. Она помогала шить театральные костюмы, готовила еду, стирала белье. Иногда ей давали маленькие роли в музыкальных спектаклях, где она исполняла песни на французском языке. Рауль же выполнял работу, как врача, так и ветеринара.
Скопив постепенно достаточную сумму, они тепло простились с артистами и уехали в Ресифи, где купили билеты на корабль, плывущий в Португалию.
Со смертью Дуарти жизнь для Элены потеряла всякий смысл.

ХУДОЖНИК МИХАИЛ НИКОЛАЕВ





Рейтинг работы: 12
Количество рецензий: 2
Количество сообщений: 3
Количество просмотров: 109
© 25.03.2018 Долорес
Свидетельство о публикации: izba-2018-2234001

Рубрика произведения: Проза -> Исторический роман


Глеб Жданов       19.06.2019   12:52:31
Отзыв:   положительный
Какая трогательная часть, милая До!
Встреча Элены и Дуарти, вроде бы закончилась на приподнятой ноте, и я уже понадеялся,
что побег удастся. И тут вдруг... Как жаль, что всё закончилось на такой грустной ноте.
Теперь всё кончено и для Дуарти, и для Элены. А я так надеялся, что они всё же будут вместе.
Да. жизнь... Спасибо, До, хоть всё так грустно! Расстроила ты меня!
Глеб


Долорес       22.06.2019   21:02:23

НЕТ, ГЛЕБУШКА, НЕ ЗАКОНЧИЛОСЬ. ПОСЛУШАЙ ЭПИЛОГ, ОЧЕНЬ ТЕБЯ ПРОШУ.
НЕ МОГЛО ВСЁ ЗАКОНЧИТЬСЯ ПЛОХО. Я БЫ ТАКОГО НЕ ДОПУСТИЛА.
ОТЛИЧНЫХ ТЕБЕ ВЫХОДНЫХ, И ЧТОБЫ ЖАРА СПАЛА ХОТЬ НЕМНОГО.
ОБНИМАЮ!
ДО


Раиля Иксанова       06.04.2018   20:18:32
Отзыв:   положительный
Что-то не хочется верить в смерть Дуарти.
Счастье было так близко, жаль, что все так плохо закончилось.
Долорес       06.04.2018   22:54:42

И правильно. Не верь. Да ты уже всё до конца прочитала.
Теперь я спокойна за твою нервную систему.
Спасибо, мой милый друг!


Раиля Иксанова       08.04.2018   20:12:03

БЛАГОДАРЮ!








1