Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Священный дар.


Священный дар.

- Что это со мной?

Потолок как-то странно поплыл, в глазах потемнело. Игорь сел, вернее, практически рухнул в свое кресло. Резкая боль в области затылка была похожа на удар дубиной.

- Еще и нога вчера болела, а сейчас как-то странно онемела. Что это со мной?

Игоря охватил противный тягучий, изматывающий душу, страх. Он проник, кажется, в каждую клеточку его тела. С ним такого еще не было. Почему при малейшем движении головой подкатывает отвратительная тошнота? Он попытался позвать жену, но рот не слушался. Его жена Лара была на кухне и, как всегда, врубила танцевальную музыку, параллельно с кулинарной активностью, умудрялась заниматься фитнесом. Музыка показалась ему просто невыносимой. Офф-бит удары барабана взрывались в голове, усиливая боль.Он застонал от боли и бессилия. Тут началась настоящая паника. Что делать? Он чувствовал себя беспомощным, тяжелым и бесформенным.Он попытался пошевелить руками. Правая - висела как плеть, левая вяло действовала. Та-ак… Мобильник в левом кармане! Игорь с трудом достал его из кармана и усилием воли стал нажимать на сенсорный экран, получалось плохо, цифры прыгали и путались. « Как же я неимоверно устал»,- лишающая последних сил мысль охватила все его существо, отключая сознание и лишая воли… Он покрылся холодной испариной. Наконец, набрав номер скорой помощи, поднес телефон к уху. В голове стучало как в преисподней. Рот, кажется, был перекошен, но все же ему удалось медленно произнести:

- Го..ло…ва…..

На том конце связи кричали в трубку:

- Сколько лет? Адрес? Почему молчите? Говорите адрес! Не кладите трубку!

Но он выронил трубку. Айфон последней модели громко ударился об пол. Никогда он не чувствовал себя более усталым, чем в этот момент.Казалось, что все силы, вся энергия жизни вмиг покинули его, и он - просто торричеллиева пустота. Кажется, он ненадолго потерял сознание, потому что, когда очнулся, увидел близко перед собой огромные испуганные глаза Лары, которая взяла его за плечи и с ужасом смотрела на него:

Игорь! Игорь! Гошенька! Что с тобой? -плача,кричала она. Увидев на полу мобильник, она бросилась его поднимать и трясущимися руками тыкала в цифры и начала кричать в трубку:

-Скорая! Скорая! Моему мужу плохо! Что? Не знаю… Лет? Сорок два…

Еще она отвечала на какие-то вопросы…Его сознание опять помутилось. Он перестал чувствовать время. Ему казалось, что прошло очень много времени, оно растянулось как эспандер в его руках и казалось его можно растягивать бесконечно. О, ему пришла мысль, что раз время так растягивается, то его и заполнять можно по-другому. Оно может больше в себя вместить. Но эти мысли были какие-то совсем отстраненные как будто и не его и тут же рассыпались, не прорастая и не задерживаясь в его памяти.Комната и все вокруг показалось ему чужим и не имеющим никакого отношения к нему лично. Пространство сворачивалось и отдалялось, и он никак не мог себя определить, где он находиться."Это моя жизнь... Это моя жизнь...,"- убеждал он себя из последних сил, пытаясь сосредоточиться на каждом слове.Но жизнь отдалялось от него неумолимо. Даже жена Лара вдруг стала совсем чужой. Что-то огромное и неподвластное накрыло его, и в этом новом пространстве он увидел, вернее почувствовал холодное, нет, леденящее душу,одиночество… Оно казалось ему живым и самым реальным из всего происходящего с ним. Но и в этом его одиночестве он искал кого-то. «Есть же здесь кто-нибудь?», -спрашивал он в своем последнем отчаянии. «Я здесь один…А впереди только смерть..." Границы его одиночества все раздвигались до бесконечности…Жизнь его отошла от него так далеко, что он мог ее наблюдать со стороны.

***

     Перед глазами вдруг возникла картинка из детства. Он стоял на лыжах на краю самой высокой горы, которая обрывалась крутым спуском к реке. Скатиться с этой горы было для мальчишек да и для взрослых экзаменом на смелость и своего рода инициацией для вхождения в элитный клуб крутых пацанов. Лыжи уже свесились над обрывом. Лыжня уходила вниз практически вертикально и спускалась к реке. Светило резкое и ослепительное зимнее солнце. Ему было тринадцать лет и ему было реально страшно. Вся жизнь его разделилась тогда на две части. Одна жизнь –вот до этой минуты. А там внизу у реки, он знал, начнется другая…. Там все будет по-другому, если он сумеет преодолеть себя и сделать один только шаг. Сможет ли он жить, если сейчас отступит? У него был уже печальный и постыдный опыт, когда он отступил и струсил…
       В бассейне , куда он ходил в шестом классе в секцию как-то тренер разрешил всем спрыгнуть в бассейн с трехметровой доски. Он, подойдя к краю вышки и поглядев вниз, испугался до судорог в ногах. Вода показалась ему так далеко, такой темной и страшной, она была похожа на асфальт. Он тогда не смог прыгнуть, позорно убежал.Ни подначки тренера, ни насмешки друзей на него не подействовали. И уже сидя на лавочке внизу, дрожа то ли от страха, то ли от холода, с тоской наблюдал, как его приятели один за другим смело и весело прыгали«солдатиком» в воду. Особенно его задело, когда девчонка, его одноклассница, подошла к краю и не задумываясь ни на мгновенье, не засомневавшись, шагнула вниз. Она вышла из воды такая радостная и счастливая и прошла мимо него, с таким достоинством, размахивая руками и брызгая на него холодной водой, что он вжал голову в плечи и больше всего в этот миг хотел исчезнуть и не испытывать это нестерпимое сознание своего ничтожества.
      И теперь на краю горы, вспомнив это чувство, которое он не мог, просто не мог еще раз пережить,он шагнул. В первое мгновение он, полностью собравшись, чувствовал как летел вниз по лыжне, ветер свистел в ушах, он видел впереди только точку, куда он должен попасть. Первое сверхнапряжение отпустило, и его в какой-то момент спуска охватило чувство восторга от реального полета, исчез страх, появилось радостное сознание того, что он смог, он сделал это! И тут немного успокоившись, он почувствовал , что лыжи его не слушаются и уже когда он преодолел самый опасный участок горы, спуск стал пологим, он упал, пропахав собой снег на несколько метров… Он упал, не доехав совсем немного до намеченной цели. Упал на ровном месте…

***

     Вся эта картинка мгновенно пронеслась у него в голове. Он безучастно наблюдал за всеми манипуляциями врача из бригады скорой помощи, равнодушно смотрел, как снимают ЭКГ, накладывают жгут и делают укол в вену, говорить он уже не пытался. Он никак не прореагировал на слово ИНСУЛЬТ, которое прозвучало из уст врача.Он чувствовал себя героем фильма «Игра», в котором играл его любимый актер Майкл Дуглас, и убеждал себя, что все это неправда, все это чья- то негодная шутка, и сейчас все прекратится, и будет все как раньше. Но хеппи енд что-то не наступал. Путь на носилках до машины, езду до больницы, первую ночь в больнице он практически не помнил. Головная боль не отступала, мешая думать. Но после капельницы, он почувствовал облегчение. Головная боль немного отступила, но тут его накрыла невыносимая душевная маята."Инсульт?Это что, конец?! Я, что уже не встану? Мне только сорок два! Я и не жил еще. У меня же все было по плану…. Учеба, работа, женитьба. Покупка машины, дома… И это что вся моя зряшная жизнь?"
Страх смерти напал на него с такой силой, что его сердце сжалось от ужаса. Страх животный, унижающий человека, сковал его мысли, не давал ему смотреть на окружающий мир и адекватно оценивать ситуацию.
"Даже эта больничная палата может исчезнуть, и в моей жизни не будет ничего. НИЧЕГО! Ничего из того, что он любил, чем дорожил". Он подумал о том, зачем он накопил столько книг. Он же хотел их обязательно прочитать…. Он так и не съездил с женой в Испанию. А ведь обещал ей. Все его неосуществленные планы, обещания самому себе стали всплывать в его памяти,растравляли его душу, делая его состояние еще более мучительным. Все его помыслы сосредоточились на одной точке, уперлись в тупик, из которого он не знал, как выходить.

- Господи!  Из каких-то глубин воззвал он. Я не готов! Почему так рано? Я ничего не сделал! С чем я уйду «туда»? Что меня «там» ждет?

    Это был его внутренний крик такой силы, разрывающий душу, такой, когда вся сила ума и души сосредоточена в одной точке и достигает такой концентрации, после которой наступает неизбежный конец –конец отчаянию или конец жизни….
     Он впервые в жизни задавал себе такие вопросы. У него не было опыта такой рефлексии, и у него на них не было ответа. Он даже зажмурился и болезненно напряг все мышцы лица от осознания открывшейся ему бездны. Он начал думать том, что сделал в жизни не так, где ошибся.Приступы укоров совести у него случались и раньше, но сейчас совесть заговорила с ним как-то уж совсем напрямую. Гадкие слова им когда-то произнесенные,изобличающие его поступки, вылезали откуда-то, врывались не прошенные в его жизнь, ползали и копошились в его душе как мерзкие твари, вызывая его отвращение.

***

- Что меня ждет доктор? – резко спросил на обходе лечащего врача Игорь.- Я что превращаюсь в овощ? Говорите прямо, я взрослый человек! Я хочу знать правду. И не надо меня успокаивать!

Он весь покраснел, напрягся. В голосе, как ему показалось, а может и не показалось, прозвучали визгливые истеричные нотки. Игорю Ивановичу казалось, что он говорит ясно и твердо. А на самом деле его речь была заторможена, нервна и путана.

- У Вас все хорошо, - спокойно и привычно устало начал говорить доктор. - Вам повезло. Обошлось без операции. Да, это инсульт, но локальный,он не затронул наиболее важные участки мозга . Вы будете жить, ходить , говорить. Но при условии, что, во-первых, вы не будете так нервничать, во-вторых, смените образ жизни и резко снизите нагрузку, работа в том формате и режиме, в котором вы живете и работаете, для вас смертельно опасна. В общем, легко отделались, - попытался пошутить врач, миролюбиво похлопав его по руке.

    Он выписал ему большие дозы успокоительных и снотворного. Несколько дней прошли в беловатом тумане непонятных грез, видений из прошлого. Страх как-то притупился, Игорь все больше осознавал, что жизнь его действительно изменилась , и изменилось его внутренне ощущение жизни. Он за это время валяния на больничной койке понял важные вещи.Смерть – это как простой переход из комнаты в комнату. Многие, наверное, даже не сразу замечают, как умерли, например, во сне. Он вспомнил, как однажды переходил улицу по «зебре», и перед его носом, казалось, почти по ногам на бешеной скорости промчалась машина. Он тогда ужаснулся, ведь он был на волосок от гибели. Доля секунды…И все…
    Ему казалось , что он рассуждал холодно и трезво. А на самом деле его мысли вращались по кругу, он не мог вырваться из плена своих вопросов – как ему жить дальше? Как нужно жить, чтобы «не было мучительно больно...» и далее по тексту. Он криво ухмыльнулся.Слова, обмусоленные и размазанные по сотням шуток,были не так уж смешны. Надо разобраться с его прошлым. Он отматывал назад и знал, когда он совершал ошибки. Это он их называл ошибками. Кто-то другой называл это подлостью и предательством. Он знал, когда он врал. Но оправдывал себя необходимостью. Он взял одну идею, которой поделился его друг и использовал в своей программе. Он знал, что это подлость и воровство, но находил себе оправдания и для этого. Какие? Он сейчас уже и не помнил...
Он думал, что  верит в Бога, в высшие силы. Вера его была смутная. С трудом вспоминал раннее детство в деревне, когда он жил у бабушки с дедушкой, и бабушка по воскресеньям водила его к Причастию. Тогда в детстве было как-то все естественно и понятно. Бабушкина вера не оставляла места для его сомнений. А теперь на сотни вопросов он просто не знал ответа, да и не задавал их себе. И сейчас эти вопросы пришли и никуда не уходят, ждут, когда он ими всерьез займется. Лежа в больничной палате у окна он наблюдал, как здоровенная муха билась своим тяжелым телом о стекло, недовольно звенела и, не найдя выхода, вновь в своем тупом безумии бросалась на невидимое препятствие. Его мысль так же билась как муха, не находя выхода. Начинал рассуждать и вновь упирался лбом в не отвеченный вопрос:
«Что будет, когда меня не будет?»

***

Вспомнил своего деда . Тот постоянно что-то делал руками, мастерил табуретки, корыта для рубки капусты,делал телеги, вырезал разделочные доски и прочие необходимые в хозяйстве, но непрезентабельные вещи. Это он делал для родственников,соседей,просто по просьбе малознакомых людей. И он не брал денег- никогда! Жил на пенсию и занимался огородом. Но не отказывался, если соседка за починенный забор пирожков занесет или кто еще какой снеди… Бабушку похоронил давно и жил бобылем. Дед всегда был радостен, доволен жизнью, ни на что не жаловался. Жил в старом доме, в котором жили еще его мать и отец. В нем за последние лет тридцать так ничего и не поменялось. Он даже газ не провел, а ему как ветерану предлагали, но  так и топил печь. К нему приезжали дочери его навестить, и он встречал их неизменной своей фирменной жареной картошкой с лучком и квашеной капустой. Получал  как фронтовик немалую пенсию, но на себя не тратил, копил, а потом сначала одному зятю, а потоми другому помог купить машину. Прожил до восьмидесяти семи и всему радовался. При встрече с любовью и сочувствием говорил внуку:

- И куда ты все бежишь, рвешься. Да постой, остановись немного. Всех денег не заработаешь. И ходишь все какой-то смурной. Всем недовольный, безрадостный. Чего тебе не хватает?

- Так жизнь сейчас такая, дед…Все так живут. Ты даже не понимаешь…

Еще вспомнил его фразу, которая его раздражала, но он молчал, когда дед так весело приговаривал:«Хочешь радоваться - помогай людям!»

***

    Он вспоминал и думал:«А я вот умру и ничего доброго в жизни не сделал. Никто не вспомнит. Карьеру делал, деньги зарабатывал. Все распланировал, даже детей планировал. Жене сказал, что до тридцати, чтоб никаких детей, надо опериться.Она пять лет принимала гормональные контрацептивы.А теперь уже и не получается, сколько пробовали…
Лара, как каждая женщина не сумевшая родить ребенка мужу, пребывала в постоянном страхе. Страх она тщательно скрывала за подчеркнутой ухоженностью, идеальным состоянием кожи и фигуры. В свои тридцать пять она была безукоризненна . Но опасение и тревога быть брошенной в пользу молодой и могущей родить женщины изводил ее, а она изводила себя фитнесом и диетами.Она была миловидна, но ее лицо портила тяжелая нижняя челюсть, которая выдавала с одной стороны ее твердый и волевой характер, с другой – ее стремление к власти и доминированию. Дома она успешно играла роль превосходной хозяйки, доброй заботливой жены, но с подчиненными была неумолима и строга.У нее был свой салон красоты, приносящий немалый доход. Еще ее не красила маска высокомерия, которую она надевала, чтобы скрыть свою ущербность как бездетной женщины, часто кривя уголок рта в брезгливой мине. Эту маску она снимала только перед мужем. Дома она со увлечением и знанием дела занималась дизайном интерьера.Она пыталась доказать мужу, что только она может создать ему такой уют, и только она сможет его так стильно одеть и так вкусно приготовить. Ее страстью был маникюр и шопинг. Эти занятия ее успокаивали и немного притупляли комплекс неполноценности. Она следила за всеми новинками,меняла ногти каждую неделю. Одежду выбирала яркую, но не умела ее компановать, поэтому выглядела довольно безвкусно одетой. Впрочем, мужу это было невдомек, он не улавливал эти женские тонкости, и с подачи жены привык видеть в ней икону стиля.
    Она приходила к мужу в больницу каждый день в одно и тоже время в обеденный перерыв, принося ему его любимые блюда, приготовленные дома. Игорь не мог сказать, что он был ей не рад.Он смотрел на ее новый наряд, обонял запах духов со свежими цитрусовыми нотками, она его бодрила, но не более. Жена гладила его по бритой голове и тихо целовала. Но он никак не реагировал на ее ласку. Лара проводила пальчиками по его отросшей щетине и со смехом говорила: « А тебе пойдет борода! Ты будешь у меня такой импозантный!» Он никак не поддерживал ее заигрывания с ним. Игорь Иванович  хотел быть один и думать. Ему хотелось отгородиться от всего и всех. Он часто при ней поворачивал свою голову к окну и смотрел сквозь него невидящими глазами, отлетая куда-то далеко. А она, видя, что он не с ней, нежно, но настойчиво поворачивала его голову к себе. Ощутив на своем лице твердость ее ногтей, он хотел по привычке съязвить по этому поводу, ее ногти были предметом его постоянных не злых, но ироничных насмешек, но сейчас даже синие ногти с бело-розовой каемочкой его уже не волновали.Он должен что-то понять и решить… Его прагматичный ум искал выход. Лара как умная женщина делала вид,что не обиделась и продолжала терпеливо ухаживать за мужем.

***

    Выйдя из больницы и пройдя курс реабилитации, Игорь Иванович вернулся домой. Он вошел в свой дом, который построил три года назад как в чужой. Ему надо было снова привыкать к вещам, к запахам, которые показались ему слишком плотными, поднялся на второй этаж, где у него в комнате под библиотеку было любимое окно, перед которым он часто останавливался и смотрел на знакомый пейзаж. Можно было смотреть далеко-далеко. И вид из окна был хорош в любое время года. Его всегда радовал вид молодых елей,в которых он чувствовал столько неисчерпаемой энергии, жажды роста и внутренней силы. Сейчас же после двухмесячного перерыва окно показалось как будто меньше в размерах и только неприятно напоминало о том, как он стоя здесь строил наполеоновские планы на жизнь, продумывал и просчитывал ходы, как выиграть очередной тендер или обойти конкурентов. Он ухмыльнулся уже ставшей почти привычной горькой усмешкой . Да, все изменилось. Пылью покрылся не только его ноутбук на столе , но и вся его прежняя жизнь.

***

    Игорь Иванович сел за стол, аккуратно вытер пыль с монитора специальной салфеткой и включил ноутбук. Опять вспомнил деда. На автомате набрал в яндексе часть его фразы -«Помочь людям……»
На экране выскочили адреса тысяч страниц фондов, программ, сайтов, которые трезвонили на все лады о больных детях, нуждающихся стариках, ветеранах Чернобыля и Афганистана. И все предлагали нажать сразу одну кнопку – как помочь -через киви, яндекс-кошельки, банковские карточки. Вариантов расставания с деньгами было множество.Он пролистал несколько страниц, специально не стал смотреть столичные крупные фонды, организации.«Если уж помочь, то нищим и никому неизвестным и осчастливить»,- считал он . Он кликнул мышкой и вышел на страничку какой-то общественной организации в небольшом областном центре, которая к тому же была на сайте монастыря. «Ваши деньги могут спасти жизнь нерожденных детей» - гласила заставка на странице. И на странице рассказывали, что жизнь ребенка можно спасти за пятьсот рублей. Он прочитал статью от начала до конца. Его покоробила эта неприкрытая тяжелая правда. Если женщине предложить помощь в размере пятьсот рублей в месяц и продуктовый набор, она не сделает аборт и сохранит жизнь малыша? Его всего передернуло от этой статьи, он всегда был далек от политики, но читая невыдуманные истории несчастных женщин, спасенных жизней, он поражался бесправию и нищете царившей вокруг. Тема абортов была для него болезненно неприятна, так как он мечтал о сыне, он был бы рад и дочке, но годы уходят, а страстно желанная женой и им беременность так и не наступает, и идеальное в его мысленных построениях отцовство становится все более эфемерным. Знакомясь с материалами сайта, он не мог удержаться от брезгливого отвращения и осуждения женщин, идущих убивать собственных детей и отцов, которые не останавливают своих подруг. Следуя заповедям тайм менеджмента, и привыкнув за много лет не откладывать на потом то, что можно было решить сегодня, он набрал номер телефона , указанный на страничке. Отозвался мягкий женский голос:

- «Священный Дар».
Игорь Иванович не задумывался том, как выстроить разговор. Да и опыта подобных переговоров у него не было.
- А вы...,вообще...., существуете...? Работаете?
- Да, конечно…
- А вам деньги нужны, наверное?
Пауза. Дальше со смущением:
- Нужны, конечно….
- Я готов вам передать десять тысяч.
- Спасибо, - с радостью отозвался женский голос. Мы вам очень благодарны. Кто Вы?
- Меня зовут Игорь. Я занимаюсь программным обеспечением. Хочу успеть, еще что-то сделать в жизни...

    Руководитель организации согласилась на встречу в Москве с некоторым недоумением. Десять тысяч рублей можно было направить на счет организации. Но Игорь настаивал. Ничего не поделаешь, - подумала она. Надо ехать. Игорь назначил встречу у себя в офисе. В костюме с иголочки, благоухая дорогим парфюмом, с молодой и аккуратной бородкой, красиво обрамлявшей его , как все говорили, мужественное и интересное лицо,он был доволен собой, глядя в зеркало. Руководитель организации была немолодая без всякого лоска одетая женщина, без отработанных столичных манер. Он про себя отметил всякое отсутствие у нее маникюра. Это даже прибавило доверия.Она смотрела на него с интересом и доброжелательностью без всякого заискивания. Он протянул ей пакет. В нем была упаковка в десять тысяч долларов…
Игорь был доволен произведенным эффектом… Он не взял ни расписки, не выдвинул никаких условий.

***

    Потом он узнал поближе работу общественной организации, познакомился с судьбами женщин, смотрел с интересом на фотографии детей, которые могли не родиться, и что-то поворачивалось в его душе такое, что он никогда не испытывал. Жалость, наверное. Он звонил, справлялся о нуждах, интересовался новостями. Купил машину, потом помещение под приют для беременных и матерей в трудной жизненной ситуации. Он следил за всеми событиями из жизни «Священного Дара» и радовался ее успехам как своим. И как- то невзначай, перечисляя очередной транш, обнаружил, что у него прекрасное настроение, он нужен, даже необходим. Он радостно смотрит на жизнь и мир вокруг. Он обрел радость жизни и новые смыслы.Ушли его страхи. Он чувствовал себя здоровыми энергичным.Через какое-то время он уже считал, что «Священный Дар»- это его очередной проект, и надо сделать его успешным, как все, за что он брался в жизни.
    Лара сначала с недоверием и недовольством отнеслась к его новому увлечению. Даже ревновала его к этим незнакомым беременным женщинам, которые не смогли толком устроить свою жизнь.Она сама от себя скрывала свое недоброжелательство и зависть. Но видя, как изменился Игорь, как вновь заблестели его глаза, она сказала ему, что пусть он делает то, что считает нужным и была готова на все, только бы видеть эту радость и жажду жизни своего Игоря...
Через год она родила ему сына, а еще через два - дочку….

***

    Прошло пять лет. Жизнь шла как по маслу. Фирма процветала. Дети радовали. Все ладилось. «Священный Дар» удалось раскрутить. Игорь вспоминал больницу как дурной сон, немного стыдился своих тогда взываний и страхов. «Бред…», - так он оценивал свое состояние в то время. Но совет деда, как он считал, сработал. Игорь Иванович обрел для себя новое поле своей активности.Он имел все основания считать себя благотворителем, да что там скрывать, просто спасителем этой никому неизвестной провинциальной организации.
- Что бы они без меня делали?», - не без самодовольства думал благодетель. Пропали бы, заглохли бы и сдулись.
Он скрупулезно подсчитывал, сколько его фирма получит налоговых льгот за благотворительные отчисления, зарегистрировался на форуме доноров, взял под свой контроль еще пару благотворительных проектов и там уже на правах хозяина диктовал свои условия.
Игорь Иванович в роли покровителя начал активно вмешиваться в жизнь «своей», как он считал организации. Давал оценки, выражал недовольство, учил и наставлял, критиковал не нравящихся ему сотрудников, требовал отчеты. Позволял себе иронизировать и посмеиваться над «недалекими тетками», ничего не смыслящими в современном эффективном менеджменте и стратегическом планировании. Он иногда в кругу своих приятелей, немного рисуясь, рассказывал о своей побочной деятельности, а они с завистью наблюдали за позитивными изменениями в его жизни и с удивлением отмечали:

- «А ты че-то, как-то изменился..У тебя все прет – и бизнес,и дети вон  какие. И Лара у тебя - баба, что надо...

Игорь Иванович с удовольствием слушали участвовал в этих разговорах. Он рассказывал им о своей благотворительной деятельности, и они воспринимали это как его удачный гешефт. И иногда отвечая на их вопросы  о том, что же им надо этим энкаошникам, разглагольствовал ничто же сумняшеся:

- Да что им надо? Тоже осваивают ресурсы, гранты, делая вид, что кому-то хотят помочь...И у них свой бизнес…

Это произносилось с претензией на стопроцентную осведомленность, перемешанную с презрением человека, познавшего все тайны  рода человеческого.
Его инвестиции в благотворительность давали отдачу. Его стали пиарить, несколько раз он нарисовался на центральных каналах и на канале «Союз», где он выступал в роли православного благотворителя…. Игорь Иванович уверенно и красиво отвечал на заданные вопросы о его жизненном пути и обретении веры. Себя он уже мнил солидным общественным деятелем. Он стал желанным гостем на разных столичных тусовках, презентациях, конференциях, и  прочно вошел в образ успешного православного предпринимателя. И принимал это как должное. Этот отработанный до деталей имидж весьма льстил новоявленному филантропу. Быстро овладев православной риторикой, где надо смиренно изрекал: «Спаси Вас Господи… Это искушение…Слава Богу за все…» Иногда присутствовал на службах в православном храме, где стоял, скучая и зевая, думая, когда же, наконец,закончится эта тягомотина, но отрабатывая имидж, отдавал эту неизбежную дань. Игорь Иванович считал, что все в его жизни так, как надо и, что найдены ответы на когда то возникшие в его больной голове вопросы. Для него Всевышний представлялся чем-то вроде Президента Мегаконцерна – далекого, недоступного, но с современной системой электронных коммуникаций, он знал, что там, «наверху», были проинформированы о его делах и достижениях,и он вовремя получал заработанные бонусы. Главное, соблюдать правила и выполнять обязательства. Только иногда какая-то слабая тень то ли скуки, то ли тоски вдруг падала на все, чем он занимался, и в такие дни он раздражался больше обычного и строго распинал своих подчиненных и зависимых от него людей. Но Игорь Иванович отгонял ее своей деятельной активностью и говорил себе: «Ты работаешь как вол, еще и людям помогаешь. Это все блажь! Чего тебе еще надо?» Вход в тайное святилище его сердца был полностью закрыт.

***

    Возвращаясь как-то на такси домой после церемонии награждения, где ему вручили очередную награду, и непременного атрибута таких церемоний обильного банкета с возлияниями, он почувствовал резкую боль за грудиной.
- Что это со мной?
В проваливающемся сознании вновь яркой вспышкой возник мальчик,срывающийся вниз с горы и падающий не доехав несколько метров до намеченного места.





Рейтинг работы: 28
Количество рецензий: 5
Количество сообщений: 5
Количество просмотров: 112
© 23.03.2018 Евгения Викторова
Свидетельство о публикации: izba-2018-2231607

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Виктор Титов       11.10.2019   15:42:17
Отзыв:   положительный
Спасибо, Евгения! Понравился Ваш рассказ. Добро, оно лишь тогда настоящее и искреннее, когда не ждешь ничего в ответ. Когда получаешь удовольствие от самого процесса, даже и не осознавая, что творишь добро. Ваш герой, видимо, этого так и не понял.
С теплом и уважением,
Виктор
Евгения Викторова       11.10.2019   16:33:49

Спасибо, уважаемый Виктор!
Тепло и радостно становится от понимания, совпадения взглядов и мировоззрения.
VS       11.10.2019   09:08:14
Отзыв:   положительный
Евгения, потрясающе! Мысль, которую Вы как писатель доносите до читателей - одна из наболевших... Это гонка, которая выматывает человека, подменяет естественное на что-то фальшивое, на то, что на показ... А душа страдает, ее давят наши предрассудки, комплексы, завышенные ожидания. И так проходит жизнь... А какие мы настоящие? Все любящие, ранимые, беззащитные... У Вас прекрасные герои и глубокая философская проза. Но..., если похвала Вам вредит, то я готова поискать недостатки, или их придумать:))
Евгения Викторова       11.10.2019   10:27:01

Вера, читая ваш отзыв, поймала себя на мысли - достаточно во всем мире ОДНОГО человека, который понял и принял тебя и твое творчество, чтобы оправдать свою жизнь и свои литературные потуги. ) Спасибо!
Алла Светловская       10.10.2019   17:14:14
Отзыв:   положительный
Евгения, я с интересом прочитала Ваш рассказ, надеясь на чудо...
Но хорошо ли, плохо ли - всему прикодит конец, переход из одного измерения в другое.
Такова жизнь...
С уважением, к Вашему творчеству.


Евгения Викторова       10.10.2019   21:12:51

Спасибо, Алла! А я продолжаю надеяться на чудо.
Эдуард Поздышев       07.04.2018   00:12:58
Отзыв:   положительный
С Юбилеем! За хороший рассказ. За очень хороший!
Евгения Викторова       07.04.2018   00:36:31

Спасибо, Эдуард! За "хороший", еще больше за "очень" и за скромненькую взятую планку.)
Анатолий Звонов       23.03.2018   09:48:52
Отзыв:   положительный
Евгений! С удовольствием прочитал Ваше произведение. Мысль Ваша понятная и трогательная прозвучала в полный голос. Раскрыта полностью. Что мешает восприятию текста - пренебрежение к интервалам между словами и знаками препинания. В нескольких местах ошибки - видимо, опечатки.
С уважением, Анатолий.
Евгения Викторова       23.03.2018   10:15:22

Уважаемый Анатолий, благодарю за отзыв! Очень рада, что услышана. Публикуешь всегда в надежде, что кто-то отзовется в этом безбрежном литературном море. И за справедливые замечания спасибо. Буду исправлять, хотя как ни правишь, все равно много ошибок проскальзывает.
















1