Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

ПРОБЛЕМА ДВОЙСТВЕННОГО ВОСПРИЯТИЯ АБСОЛЮТНОЙ МЫСЛИ


                                                                                      ПРОБЛЕМА ДВОЙСТВЕННОГО ВОСПРИЯТИЯ
                                                                                                                  GrzegorzDąbrowski
                                                                                                                              2018 r.

              Аннотация:
          В работе предложена модель двойственного восприятия абсолютной мысли, сознания и действительности. Результатом действия этой модели двойственноговосприятия есть способность достаточно чёткого различения эмерджентных свойств и функций неаффективной мысли от элементарности отношений свойств и функций аффективной мысли. Получается, что абсолютная мысль всегда воспринимается как нечто-то двойственное, но возникает она только благодаря троичности перескоков трёх её аспектов, будущее в прошлое, прошлое в настоящее, настоящее в будущее. Антилогика coram factum мысли, сознания и действительности продолжая акаузально действовать посредством переделки нодуса безобразного бытия мысли в модусы образного логического бытия отношений будущей, настоящей и прошлой мысли, т.е. в свойства и функций объектов философского или научного познания теперь становится логикойpostfactum. Представляется что формула абсолютной мысли, сознания и действительности следующая: Истина = Акаузальность + Каузальность или Verumfactum = Coram factum +Postfactum..

             Ключевые слова:
             неаффективность, акаузальность, безобразность,нодальность, актуальность, двойственность, тожественность, эмерджентность.

            Известно, что любая боль, радость, счастье или даже отчаяние как способ актуализации собственной действительности человека ни в коем случае ему не даны через выполняемую ими же функцию перманентного актуализирования абсолютной действительности. Вот это непрерывно происходящее в нём отделение надмерного (аффективного) чувствования своей собственной действительности от эффекта актуализации абсолютной действительности аргументированно самой сущностью абсолютной действительности из-за того, что всегда аффективное чувствование своей действительности может быть, а может и не быть при том, что её постоянная актуализация попросту неизбежна. Таким образом, аффективное чувствование собственной действительности человека никогда не описывает её такой, какой она есть и значит, процессы реальной актуализации абсолютной действительности описываются чем-то совсем другим. Сообразно получается, что любой аффект чувствования своей собственной действительности описывает «виртуальный» мир человека, а неаффект, то есть аффект абсолютного не чувствования описывает «правдивый» мир абсолютной действительности.

            Этот императивный парадокс условности ментального восприятия человеком своей собственной действительности говорит о том, что чтобы по-настоящему познать «правдивый» мир абсолютной действительности ему необходимо не чувствовать его виртуальные свойства, а только познавать его неаффективные свойства.Такое чисто неаффективноенаблюдение, касающееся фундаментальных отношений между человеческим сознанием и абсолютной действительностью, а по своей внутренней сути между человеческим и абсолютным сознанием и возможно и достаточно, если мы сейчас по-новому продефинируем проблему актуализации абсолютного сознания.

            Дефиниция abc-актуализации абсолютного сознания начинается с самой простой логической процедуры: любое первоначальное а неизменно себе равно, то есть А = А. Иначе говоря, а для себя самого есть абсолютным сознанием, потому что только оно может созерцать свою собственную действительность, не будучи субъектом своего созерцания.Ведь если всё есть а, то разве может появиться дополнительный объект для своего собственного созерцания. И, тем не менее, он (абсолютный объект) проявляется ведь если есть а, то оно постоянно должно дублироваться, но уже как абсолютная действительность то есть А ≠ В. Следовательно, переменные a, b, и c дают гипотезе о перманентной актуализации абсолютного сознания своё, чисто рабочее название – abc-актуализация абсолютного сознания, потому что только они не могут иметь сущностные ограничения, они и производны, и не производны одновременно согласно своей первоначальной причине а. Или, по другому говоря, переменные a, b, и cв одно и то же время характеризуются и симультанностью[1] и сукцессивностью[2], потому что всегда чисто процедурально действуют „на сцене” абсолютного сознания создавая тем самым правдивую реальность абсолютной действительности.

             Скрытое взаимообратное действие причины а, реализуется только благодаря возможности перескоков кванта алогического действия[3]в другие кванты, например b, cили даже в кванты материального действия[4]. Если разница между квантом алогического действия и квантами материального действия состоит в том, что первый может изменять свою объективность, то вторые, третьи этого делать не могут, ведь они вторичны. Получается, что челночное движение причины а, есть способом творения абсолютного сознания, чтобы уже, будучи квантами материального действия, творить все явления[5] материально-физического уровня. И если мы спросим чем, оперирует абсолютное сознание то получается что оно оперирует lokuslatentisinfo[6], т.е.будущим местом творения скрытой информации, то есть будущимабс-актуализации абсолютной мысли, которая почтине отличается от мысли человека. Следовательно, лишь становясь своим собственным будущим, а потом и собственным прошлым эта одинокая абсолютная мысль наконец-то может стать настоящей действительностью – Абсолютным Сознанием.

            Мысль тем самым есть лишь восприятием перманентной абс-актуализации трёх аспектов абсолютного сознания, восприятием своего собственного а-будущего, б-прошлого и с-настоящего.Этим самым всё многообразие мира есть восприятием актуализирующегодействия первоначальной причины а. Такое чисто тройственное созревание мысли в абсолютном сознании древнеиндийские иогины[7] называли кармой, тогда как современныеиогины о тройственном созревании абсолютной мысли уже ничего не знают. Внутренняя противоречивость этой ситуации есть также в том, что аффективное (виртуальное) чувствование абсолютной действительности также как её неаффективное (правдивое) чувствование описывает, хотя и разными средствами, но всё же тот самый мир, мир абсолютной действительности. Однако из аффективного чувства мы никогда не сможем получить, что-то такое, чтобы хоть несколько припоминало неаффективное, потому что любое неаффективное всегдаесть безобразным осознанием[8] абсолютной действительности.

            Это очень похоже на некоторое высказывание Льва Выготского[9], который в 1927 году писал, что „Мы никогда не получим по методу вычитания психологию слепого ребенка, если из психологии зрячего вычтем зрительное восприятие и все, что с ним связано. Точно так же и глухой ребенок не есть нормальный ребенок минус слух и речь”. Следовательно, сама возможность абсолютной безобразности и значит также бесформенности, акаузальности и хаотичности чувственно неаффективного осознавания абсолютной действительности не следует из аффективного чувствования человека. Такая взаимная несообразность и несоразмерность положений неаффективного и аффективного чувствований человека с одной стороны и гармония абсолютной действительности с другой позволяют предположить, что мы всё ещё не представляем, как между собой соотносится то, что имеет логическую форму и что её не имеет, потому что есть алогичным. Получается, что мы, чтобы только остаться, в гармонии с антиномичной[10] действительностью любое знание о самих себе приобретаем два раза сначала посредством неаффективного осознавания абсолютной действительности и потом посредством аффективного осознавания. Следует добавить, что парадокс человеческого мышления как раз в том и состоит, что наш разум, создавая чисто фиктивные названия частей действительности как всевозможные понятия, концепции и теории всегда уверен только в том что, ему самому они ни в чём и никогда не пригодятся, чтобы просто подумать о самом себе. Иначе говоря, человеческому так же как абсолютному разуму чтобы мыслить не требуются формальные посредники в виде никогда не заканчивающегося процесса категоризации окружающей действительности, чтобы неаффективно почувствовать собственную реальность или изменить свою также как чужую действительность.

         Следовательно, необходимость в прогрессе когнитивной коммуникации проявляется в человеке только тогда, когда он уже почти полностью утрачивает возможность осознанно контактировать с тем, что его окружает акаузальными мыслеформами, при этом далей продолжая контактировать, но уже совершенно неосознанно и значит, и далей оставаясь проявлением тотальной акаузальности человеческого мышления и своего собственного бытия. Условность прогресса когнитивной коммуникации есть подтверждением ускоряющейся деградации человека и его неаффективного мышления, ведь всё что должно происходить, сейчас происходит уже не на одном, а на двух-трёх дополнительных уровнях аффективного познавания действительности. Современная человеческая цивилизация очень быстро строит третий уровень чисто бюрократичного распознавания своей собственной действительности теперь уже полностью аффективно–виртуальный уровень восприятия абсолютной действительности.

             Наше акаузальное сознание можно уподобить некому генералу, солдаты (акаузальные процедуры) которого доблестно исполняют свой воинский долг, но результат их действий, т.е. понимание факта несообразности эволюции действительности принадлежит только ему и значит, только он её маркирует и понимает. Алогическая несообразность всех абс-изменений чисто логической действительности человека означает только то, что три уровня познавания, один неаффективный и два чисто аффективных уровней познавания абсолютной действительности между собой взаимодействую. Доказывая возможность акаузального взаимодействия в человеке аффективных (чувственных) уровней распознания абсолютной действительности, мы тем самым подтверждаем реальность их несообразного взаимодействия в нём же.Соответственно, необходимость в развитии когнитивной коммуникации раз появившаяся в homesapiensне исчезнет и скорее всего, будет и далее развиваться посредством новых уровней познавания абсолютной действительности с тем, чтобы когда-то трансформироваться в свою полную противоположность – Неаффективное Осознавание Действительности (НОД).

         Реальная, а не выдуманная эволюция разума человека происходит посредством развития неаффективного уровняпознания абсолютной действительности независимо от того, сколько уже в нём есть псевдоуровней аффективного познания абсолютной действительности. Исходя из этого, любой объект абсолютного познания никогда не сопровождается ни чем кроме собственного значения, потому что он и есть этим значением abc-изменений части неаффективной действительности. Иначе говоря, любой объект абсолютного познания выступает как сущностное значение всех своих акаузальных abc-состояний, а не как вывод о его абстрактных и значит реально не существующих свойствах и функциях. Этим мы, конечно же, не отменяем за ненадобностью абстрактную логику Аристотеля, а лишь способ её первоначального определения, чем фактически есть для человека объект абсолютного познания, а есть он реальным значением своих abc-изменений и потому не имеет какого-либо псевдозаконченного абстрактного образа объекта научного познания.

            Получается, что абсолютная действительность бытует, прежде всего, всеми результатами abc-актуализаций её процедурального значения, то есть её безобразной сущности, но никак не логикой абстрактного определения образных свойств и функций объектов научного познания. Следовательно, мы постоянно имеем с одной стороны целостную и потому первичную реальность abc-актуализаций всех значений объектов абсолютной действительности, а с другой идеальную и потому вторичную реальность как бы всегда псевдозаконченных образов объектов научного познания. Иначе говоря, неаффективное сознание это первая реальность, аффективное сознание это вторая реальность, а аффективно-виртуальное сознание, будучи третей, по своей сути реальностью человека совершенно нетождественно ни первой, ни второй реальностям, с тем, что на подходе уже четвёртая реальность – аффективно-ментальное сознание.

              Это означает, что аффективно-ментальное сознание это дистанционное осознавание в некотором, смысле, достаточно простое подсматривание действий чужого сознания и всех его актуальных и значит скрытых даже для него своих бессознательных мыслей. Но именно трёхступенчатое различие неаффективных, аффективных и аффективно-виртуальных сознаний сейчас очень интенсивно постигается всем интеллектуальным человечеством. Поэтому совсем не удивительно, что когда какая-либо абстрактная мысль нами рассматривается в абсолютном смысле, то очень быстро оказывается что она уже есть своим всегда единственно возможным нодальным[11] значением, а когда в узкоутилитарном смысле множественным модальным[12] значением. Нодальность означает неаффективное (безобразное) осознавание человеком действий абсолютной мысли, тогда как модальность означает только аффективное (образное) осознавание её же действий.В этом состоит ничем не убираемая условность отличий мысли абсолютной и неабсолютной. Проще говоря, нет сущностного отличия мысли абсолютной от неабсолютной, но аффективное и аффективно-виртуальное сознание, будучи чем-то условным в человеке проявляются только благодаря антиномичности его абсолютного бытия.

              Т.е. в человеке постоянно есть острая необходимость развития своей когнитивной коммуникации с другими материально-физическими объектами познания. Неаффективное сознание производно своему аффективному и аффективно-виртуальному сознаниям, потому что первое есть способом ризоматического[13] существования абсолютного сознания, а второе и третье есть его, хотя несколько разными, но всё же чисто коммуникативными функциями. Получается, что можно понять процесс самоидентификации абсолютного сознания с физическим телом, но разъяснить, что с ним происходит, в процессе самоидентификации нельзя, потому что нет, при том, что есть разница между неаффективным способом осознавания и её аффективными так же как аффективно-виртуальными функциями осознавания. Согласно всему этому христианство, ислам также как буддизм есть, прежде всего, предложением очень конкретного, хотя методологически неопределяемого метода разрушения самоидентификации сознания с телом человека. Отделить же абсолютное сознание от физического тела это, значит отделить способ существования сознания от необходимой ему коммуникативной функции.

               Если окажется, что неаффективное не может существовать без аффективного, то есть без коммуникации с любой материей, то получается, что аффективное обязано иметь уровни своей коммуникации с абсолютной действительностью, и значит, аффективное сознание должно также быть в каждом элементе материи, например, атоме железа (Fe) или фтора (F2). Способность видения абсолютной действительности в человеке проявляется только тогда, когда есть понимание тонкости различий между неаффективным и аффективным способом осознавания действительности. Получается, что абсолютная действительность как способ существования неаффективного сознания одновременно и определяется, и не определяется аффективной функцией осознавания своей собственной действительности. Всё зависит только от уровня понимания рассматриваемой неаффективной или аффективной действительности.

            Таким образом, двойственность любого объекта абсолютного познания сопровождается, как уже раньше говорилось только собственным значением abc-актуализаций части неаффективной также как аффективной действительности объекта абсолютного познания.Понимание диалектичности вселенной и значит, укрытой двойственности всех объектов абсолютного познания означает тонкое понимание потенциальности уничтожения самоидентификации абсолютного сознания с физическим телом посредством полного или частичного уничтожения коммуникативной функции, без которой, а ни неаффективное, а ни аффективное в человеке существовать не может, но иногда существует. В русле этого чисто аналитического тезиса и по сей день развивается современная широко понимаемая философия и религия, но не развивается наука и потому она абстрактна. Всё упирается в то, что любое неаффективное всегда безобразно и очень трудно определяется человеческим сознанием, тогда как любое аффективное всегда чувственно, образно и легко описывается логическими процедурами.

             Следовательно, абстрактная логика конструирует образы наших псевдочувств независимо от того, что неаффективное всегда безобразно. Понимание размытости абсолютной действительности как единственной правды о самих себе даруется c тем, чтобы эта правда тут же начала растворяться в нашей же чувственной абстракции. Мы боимся размытости абсолютной действительности и всё от того, что не можем её объяснить логичностью наших абстракций. Тем самым любой объект человеческого познания как проформа наших псевдочувств всегда рассматривается в качестве формы чисто абстрактного познания, не давая надежды на её актуальность. Страх бытия безобразной действительности висит „дамокловым мечом” над Человеком от самых его начал ведь всё безобразное надо как-то понять при помощи безобразного, потому что при помощи образного и значит, абстрактного не удаётся. Получается, что любой объект человеческого познания не может быть модусом бытия конкретного объекта научного познания, т.е. способом логических переходов одних его свойств и функций в другие, а есть нодусомбытия абсолютной мысли, т.е. способом осознавания своей собственной актуальности[14] при помощи алогических перескоков значения абсолютной мысли в другие значения. И значит, мысль чтобы – быть – актуальной перескакивает в своё будущее, потом в своё же прошлое чтобы, наконец оказаться в своём почти до бесконечности размытом и потому безобразном настоящем и т.к.д.

                Под правдивым объектом познания, следовательно, понимаю только то, что может быть актуальным, потому что есть в состоянии абсолютной размытости всех своих свойств. Все же остальные свойства объекта познания являются чисто абстрактными свойствами, например, время, пространство и бесконечность, потому что они никогда не актуальны и значит, только условны. Получается, что исследовать размытое пространство алогических перескоков сознания, мысли и материи мы сможем только тогда когда определим степень осознавания нами своей собственной актуальности как степени размытости абсолютной действительности.

               Виртуальное время – это последовательность свободно выбранных событий, свойств и функций действительности человека. Результатом действия виртуального времени есть абстрактная мысль, сознание и действительность. Получается, что время, мысль, сознание и действительность всегда абстрактно, потому что образно.

                 Реальное время – это последовательность акаузального подтверждения абсолютной реальности трёх её элементов; а-будущего, б-прошлого и с-настоящего. Результатом действия реального времени есть абсолютная мысль, сознание и действительность, потому что оно всегда безобразно.

                Получается, что нет разницы между временем, а абсолютной мыслью, сознанием и действительностью. В первом случае время творит человек и потому оно виртуально. Во втором случае время творится абс-актуализацией абсолютной мысли и потому оно правдиво. Если было бы иначе, то абсолютная мысль как nodusvivendi(узел бытия) никогда не могла бы трансформироваться в modusvivendi(способ бытия) потому что чтобы быть объектом человеческого познания необходимо знание о своём первичном объекте познания, то есть знание о актуальном существовании самого себя. Таковым первичным субстратом-наполнителем знания всего есть реальное время, которое будучи абсолютной мыслью, творит реальность своей же собственной безобразной действительности. Т.е. абсолютная действительность творится посредством того, что три формы абсолютного времени; будущее, прошлое и настоящее алогически взаимодействуют с собой, творя тем самым и время, и актуальность действия безобразной мысли, без которой не было бы у человека образного восприятия всех изменений окружающей действительности. Иначе говоря, время и мысль это то же самое, потому что только они способны постоянно актуализировать своё существование как безобразные мысль, сознание и действительность. Шломо бен

               Иехуда ибн Гвироль
– еврейский поэт и философ сефардско-испанской эпохи считал, что вечность, то есть реальное время есть именно тем постоянно работающим посредником сначала между Богом и причинами (логическими условиями) материализации души и далеко уже потом собственно между всеми возможными причинами и материальными субстанциями. По-другому говоря, что бы могла появиться неаффективная действительность необходимо реальное время, которое станет актуальным посредником между Богом и всем остальным. Таким образом, модус существования человеческого сознания также как модус существования абсолютного сознания ничем принципиальным от себя не отличается, потому что он проявляется благодаря актуализации нодуса абс-актуализации значения абсолютной мысли, ведь любая мысль всегда равна трём формам реального времени (будущему, прошлому и настоящему). Мы видим абсолютную действительность только посредством изменений реального, а не абстрактного времени, т.е. посредством актуализации нодуса абс-актуализации значения абсолютной мысли. Парадокс, однако, в том, что всё, что мы видим всегда не правдиво, потому что актуальность неаффективной мысли и значит, нодусабс-актуализации абсолютного значения мысли в нас же таинственно заменяется на модус существования абстрактного познания. Следовательно, модус, каким бы он не был есть условной репрезентацией того, что есть актуальным и без simultaneous translation безобразного значения мысли в образное значение его увидеть, прочувствовать и прежде всего, понять не получится никогда.Получается, что модус сознания это результат ментального конструирования, того, что может быть только актуальным. Их образное, но условное действие в человеке означает, что по-настоящему правдивый объект философского или научного познания для него всё ещё непознаваем, потому что любые его чувства никогда не правдивы. Поэтому реальной формой объекта познания есть не чувства, хотя они имеют один и тот же с сознанием источник, но то чем он есть фактически, а есть он само актуализирующейся безобразной мыслью. Соответственно, нет зависимости объекта познания от сознания, также как нет зависимости сознания от объекта познания, потому что они есть результатом действия совершенно разных мыслей. Иначе говоря, источником актуальности любого объекта познания также как сознания человека есть действие реального времени тожественного действию абсолютной мысли.Абсолютное сознание человека есть средством абс-актуализации своего собственного значения, т.е. средством изменения алгоритма шифрации всех своих возможных значений. Всё оттого, что без присутствия абсолютного сознания во всём было бы некому воспринимать опосредованные образы изменяющихся значений себя и окружающей действительности. Соответственно человек и все объекты его познания творятся только посредством трёх форм внутреннего взаимодействия реального времени, т.е. нодусом бытия реальной действительности, который никак иначе не мог бы трансформироваться в многочисленные модусы бытия материально-абстрактной действительности.

                Это, собственно говоря, то о чём писал Николай Бердяев в Философии свободы, что „Знание не есть отражение бытия и не есть конструирование бытия, а есть самораскрытие бытия, его расчленение и оформление.”[15] Нодус бытия абсолютной мысли обязан стать модусом бытия конкретного объекта научного познания, потому что абс-актуализации всех его значений приносит только целостное знание о его существовании. Этим подтверждается двойственность всех объектов человеческого познания, потому что в каждом из них уже есть неаффективная и аффективная части абсолютной действительности. Т.е. в каждом объекте научного познания между собой взаимодействуют реальная часть c не реальной частью и результатом их акаузального взаимодействия есть „человеческое” осознание этого объекта познания. Тогда получается, что мы можем познавать только то, что внутри себя уже имеет абсолютное сознание, как своё собственное сознание, которое всегда поделено на необразную и образную части. У Эвальда Ильенкова[16] первоначальной формой мышления есть метафизические законы абсолютной действительности, тогда как вторичной формой их выражения есть каузальные формы человеческого мышления.

                   Следовательно, философия также как наука занимается, прежде всего, процессом мысленного (образного) превращения акаузальных законов абсолютной действительности в каузальныеформы человеческого мышления об объектах философского и научного познания. Свидетельством этого есть самое непосредственное действие абсолютной двойственности во всех объектах человеческого познания. Проблема, однако, в том, что если нет понимания нодуса (безобразного) бытия акаузальной мысли, который постоянно трансформируется в модусы (образного) бытия этой же мысли, то вообще непонятно, зачем акаузальной мысли представляться как что-то чисто каузальное. Всё оттого что только эти абс-актуализации нодусаеё абсолютного значения способны приносить человеку практическое знание об её фактическом существовании как каузальныеформы человеческого мышления об объектах философского и научного познания. Иначе говоря, нодус абс-актуализации абсолютного значения безобразноймысли постоянно производит образные модусы бытия этой же мысли в логических формах человеческого мышления настолько насколько любое акаузальное мышление может стать каузальным мышлением человека. Соответственно ничто акаузальное не чуждо любому каузальному, просто потому что двойственность их взаимодействия ничем неуничтожима и постоянно подтверждается в способе абсолютного и человеческого мышления. Получается, что акаузальноезначение абсолютной мысликакнодус абс-актуализации действительности опосредованно реализуется в модусах бытия этой же теперь чисто каузальной мысли человеческого мышления. Формулой правдивой действительности тогда будет алогическое взаимодействие акаузального значения с каузальным значением, потому что они совсем не чужды себе, а перетекают (перескакивают) одно в другое, создавая работающую двойственность абсолютной действительности.Тем самым не гегелевское противоречие или даже её полное отсутствие есть главным критерием Истины, а внутренняя двойственность всего на свете чего только дотрагивается человеческий разум.
              
                Акаузальность значения абсолютной мысли, не будучи „нормой истины”, ей становится в совокупности исполнения двойственности абсолютного и человеческого мышлений, внутренне оставаясь неизменной. Следовательно, тожественность всего необразного и образного возможна только тогда, когда есть абсолютная двойственность бытия и мышления. Таким образом, идея абсолютной двойственности человеческого мышления распространяется также на абсолютное мышление, потому что они имеют одну и ту же технологию превращения акаузального значения абсолютной действительности, т.е. нодуса (безобразного) бытия акаузальной мысли, в каузальное значение этой же действительности, т.е. в модусы (образного) бытия каузальной мысли. Соответственно никакого внутреннего противоречия между Правдой и не-Правдой вообще не существует, потому что между ними всегда есть переход в виде двойственности значений абсолютной действительности которую необходимо правильно объяснить и проверить. Соответственно бессмысленно всё то, что само, самостоятельно не мыслит, потому что всё то, что мыслит, всегда имеет своё собственное двойственное значение. Получается, что граница осознания абсолютной действительности совсем не устанавливается в человеческом языке, как предполагал Людвиг Витгенштейн[17], а в двойственности абсолютного и человеческих мышлений, т.е. тем, что всегда мыслит о самом себе и имеет своё собственное двойственно значение. Такая двойственность абсолютного и всех человеческих сознаний означает постоянство метаморфоз акаузального значения в каузальное значение, что собственно и есть способом действия абсолютной мысли во всём, что существует как мысль. Именно поэтому всё то, что есть, есть, прежде всего, как мысль, а что немыслимо вообще не существует, потому что немыслимо как двойственное значение этой мысли. Иначе говоря, чтобы что-то было правдивым как Истина всегда необходимо, чтобы оно имело двойственное (акаузальное + каузальное) значение самой себя.Однако никакой объект научного познания не может быть сложнее любого другого объекта научного познания. Следовательно, любой объект познания всегда внутренне прост, потому что всё то, что мыслит, а объект познания мыслит, неизменно имеет двойственное значение самого себя. Тогда все свойства и функции объектов познания условны из-за того, что они аргументированны первичным нодусом бытия абсолютной мысли который перманентно становится модусами бытия конкретных свойств и функций этих объекта познания.

                  Тем самым первичный нодус бытия абсолютной мысли, т.е. двойственность целостного значения абсолютной мысли à propossubjectусловно трансформируются во вторичные модусы бытия свойств и функций объекта познания. Таким образом, мир и все его объекты это, прежде всего место действия нодуса бытия абсолютной мысли в котором всё каузальное определяется акаузальным. Именно поэтому „простой” объект познания независим от других объектов познания при том, что одновременно зависим от абсолютного сознания, которое его как нодус бытия абсолютной мысли определяет. К слову сказать, пространство и время есть также условным, потому что их также определяет нодус абс-актуализации абсолютного значения самого себя. Соответственно каждое высказывание об объектах научного познания de facto есть объяснением происходящих метаморфоз первичного нодуса бытия абсолютной мысли во вторичные модусы бытия свойств и функций объектов познания. Где все простые объекты познания постоянно образуют условную субстанцию мира, внутренне оставаясь абсолютной мыслью, сознанием и действительностью этого мира. Если бы метаморфоз первичного нодуса бытия абсолютной мысли во вторичные модусы бытия свойств и функций объектов познания не происходило то не было бы абсолютной мысли, сознания и действительности этого мира, потому что нечем было бы превращать его акаузальное значение в каузальное значение. Нодус бытия абсолютной мысли, будучи реальным временем[18], перманентно актуализирует все модусы бытия свойств и функций конкретного объекта познания точно также как форма бытия абсолютной мысли определяет все конкретные содержания псевдозаконченных образов объектов научного познания.

              Если между нодусом и формой бытия абсолютной мысли, точно также как реальным временем нет никакой разницы, также как её нет между льдом, водой и паром, то это означает, что снова повторяется вывод о том, что – тожественность всего необразного и образного возможна только тогда, когда есть абсолютная двойственность бытия и мышления. Потому что нодус бытия, форма бытия и реальное время бытия абсолютной мысли всегда имеют одну и ту же технологию превращения акаузального значения абсолютной действительности, т.е. нодуса (безобразного) бытия акаузальной мысли, в каузальное значение этой же действительности, т.е. в модусы (образного) бытия каузальной мысли. Следовательно, весь наш мир есть местом реального действия двойственности целостного значения абсолютной мысли à proposrealsubject, что собственно требовалось доказать.Иначе говоря, образ реальности мы можем построить только благодаря тому, что акаузальный и потому безобразный нодус, форма и время абс-актуализации абсолютного значения абсолютной мысли постоянно превращается в каузальный и потому образный модус бытия свойств и функций, конкретных, но всегда псевдозаконченных объектов познания. Если соглашаемся с тем, что акаузальная форма бытия абсолютной мысли постоянно определяет все каузальные содержания псевдозаконченных образов объектов познания, то соглашаемся также с тем, что субстанции всех этих объектов познания совершенно непосредственно зависимы от того, что уже имеет место как акаузальная форма бытия этой абсолютной мысли. Согласно этому любая возможная субстанция объектов познания есть, прежде всего, вторичным содержанием первичной формы бытия абсолютной мысли и ничем другим быть не может, потому что для этого нет равновеликой причины. Тогда получается, что абсолютная мысль есть первоначальной и в этом смысле эзотерической (непередаваемой) формой бытия нашего мира, а его вторичным содержанием есть все возможные для рассмотрения человеческим разумом субстанции объектов научного познания.Получается, что реально существует только одно – акаузальная форма абсолютной мысли, тогда как всё остальное чисто условно из-за того, что не атомарная конфигурация свойств и функций объектов познания творят сам факт их существования, а возможность формально-мысленного и потому не языкового их структурирования посредством абсолютной мысли. Трудность понимания реальности абсолютной мысли, сознания и действительности, следовательно, всегда состоит именно в том, что слишком неуловим переход от формы абсолютной мысли к вторичному субстанциональному содержанию всех свойств и функций объектов научного познания. Нам очень трудно отделить от себя атомарные (образные) факты всех свойств и функций объектов познания нашего мира именно тогда когда их совершенно нечем заменить формой не атомарного (безобразного) бытия абсолютной мысли, просто потому что мы её всё ещё не знаем. Постоянно, будучи в замкнутом круге творения фактов-образов всех возможных свойств и функций объектов научного познания почти невозможно сразу перейти к безобразному бытию абсолютной мысли, но обратной дороги к чисто логическому периоду развития человечества попросту нет.

                     Людвиг Витгенштейн совершенно правильно считал, что любой образ изображает, прежде всего, факты в логическом пространстве человека, нам же сейчас необходимо постепенно перейти на их необразное и значит не вполне логическое утверждение в пространстве человека с тем, чтобы они опять стали реальными для нас. Проблема в том, что правдивой формой абсолютной действительности есть не образ, т.е. содержание всех свойств и функций объектов познания, а абсолютная мысль, потому что только её всегда акаузальное действие способно отображать через само себя именно то, чем фактически она есть. Иначе говоря, в любом факте акаузального (непричинного) изменения абсолютной мысли всегда есть правдивость отображения всех последующих изменений абсолютной действительности как нечто самой же себе тожественное. Тогда получается, что факт изменения абсолютной действительности есть способом фактического изменения нодуса, формы, и времени бытия этой абсолютной мысли и потому все другие факты непосредственно не связанные с изменением абсолютной действительности мы можем теперь считать псевдофактами. Следующая из этого вторичность всех псевдофактов означает, что само продолжение исследований всевозможных свойств и функций объектов научного познания ни в чём не приближает, а скорее отдаляет понимание акаузального действия абсолютной мысли, сознания и действительности.

                   Соответственно исследования псевдофактов существования псевдообъектов научного познания, конечно же, может иметь очень большое практическое также как дидактическое применение, но вообще не даёт никакого фундаментального понимания нодуса, формы, и времени бытия абсолютной действительности. Само существование непричинных комбинаций будущих, прошлых и настоящих мыслимых событий означает что нодус, форма, и время бытия абсолютной мысли непричинно постоянно связанны с собой как части неотделимой ничем целостности того, что мы сейчас называем абсолютной действительностью. Следовательно, а мы об этом уже раньше писали на с.9 объект познания как чисто содержательный образ своих же собственных свойств и функций именно его (образа) постоянно не имеет, ведь его он спорадически получает от формы абсолютной мысли, которая также всегда двойственна, т.е. неаффективна (безобразна) и аффективна (образна) одновременно. Тогда любой объект познания как русская матрёшка постоянно двойственен, как постоянно двойственна абсолютная мысль, сознание и действительность, потому что внутренне он всегда безобразен и правдив, а внешне образен и никогда не правдив.

              Таким образом, спорадичность существования, сначала абсолютной мысли, сознания и действительности неизбежно повторяется в спорадичности всех существований объектов познания, потому что неаффективность всех свойств абсолютной мысли, сознания и действительности неизбежно перескакивает в аффективность всех свойств и функций объектов познания. Этим самым мы ещё раз, доказываем саму сущность акаузального взаимодействия в человеке аффективных (чувственных) уровней распознания абсолютной действительности посредством неаффективных (нечувственных) уровней распознания той же самой действительности. Иначе говоря, действительность всегда и для всех есть только одна и она абсолютна, но видим то мы её – двойственно, потому что её абс-актуализация спорадична согласно перманентной актуализации трёх аспектов абсолютного сознания. Соответственно получается, что чисто логический образ отображает объект познания со стороны аффективных (чувственных) уровней распознания абсолютной действительности, тогда как алогический образ отображает уже его неаффективные (нечувственные) уровни первоначального распознания той же самой действительности. Тем самым любой логический образ объекта познания имеет каузальную форму отображения абсолютной действительности, тогда как алогический образ того же объекта имеет уже акаузальную форму отображения той же действительности. Как промежуточный вывод: ничем не убираемая двойственность всех спорадических существований свойств и функций объектов научного познания означает только одно что они всегда полностью производны действию абсолютной мысли. Если истинность или ложность каких-либо объектов научного познания полностью отображается производностью спорадического действия абсолютной мысли, то тогда без её внутреннего перенастраивания никогда не получится объяснить внешнего спорадического существования этих же объектов научного познания.

                  Поэтому Людвиг Витгенштейн мог ещё себе позволить утверждать, что „Мы не можем мыслить ничего нелогического, так как иначе мы должны были бы нелогически мыслить.”[19] Мы же скромно считаем, что дело обстоит совсем иначе, потому что посредством действия абсолютной мысли мы ничего логического никогда не получаем, так как в принципе не умеем чисто логически мыслить. Абсолютная двойственность мысли, сознания и действительности как реальное существование непричинных комбинаций будущих, прошлых и настоящих мыслимых событий означает, что взаимодействе неаффективного А и аффективного А позволяет появиться псевдологическим объектам научного познания только тогда, когда мысль о них уже есть псевдологическим фактом. Иначе говоря, спорадическое действие абсолютной мысли всегда двойственно описывает всю внутреннюю противоречивость собственной ситуации мышления (А = А) потому что неаффективность всех свойств абсолютной мысли, сознания и действительности неизбежно postfactumперескакивает в аффективность всех свойств и функций объектов познания. Следовательно, мы можем сейчас достаточно уверенно сказать, что Бог не ищет себе применения, и потому в правдивой реальности нет ничего такого, что хоть несколько припоминало бы чистую логику предикатов[20] и арифметики.Абсолютная мысль есть априори истинной мыслью, потому что её единственным объектом познания есть только она сама и поэтому она парадоксально двойственна. Однако благодаря ничем не уничтожаемой двойственности наш мир имеет расширение до уровня материальности, но нет или пока ещё нет понимания обратного суживания к пониманию истинности абсолютной мысли как одинарного факта.

            Если же в дальнейшем окажется что выражать истинный смысл абсолютной мысли, сознания и действительности может не только двойственность (первоначальная сложность), т.е. А = А, но также одинарность (абсолютная простота), т.е. А, то это будет означать, что мы уже познали свой тонкий мир. Получается, что не только тонкий мир, но также грубый не может быть дан посредством модуса бытия всех свойств и функций объектов научного познания, а неизменно задаётся нодусом бытия абсолютной мысли, т.е. способом двойственного осознавания своей собственной актуальности при помощи алогических перескоков значения абсолютной мысли в совершенно другие значения. Следовательно, правдивым объектом познания может быть только то, что может безостановочно быть актуальным, т.е. постоянно реализоваться в состоянии полной размытости всех своих актуальных свойств. Такая абсолютная двойственность всех объектов научного познания сопровождается, как уже говорилось раньше, прежде всего собственным значением abc-актуализаций части неаффективной также как аффективной действительности объекта научного познания.Нодус бытия абсолютной мысли должен производить модусы бытия этой же мысли, и он их производит в логических формах человеческого мышления, настолько насколько акаузальное значение может стать каузальным и потому псевдозначением мышления человека. Получается, что акаузальноезначение абсолютной мысли, сознания и действительностикакнодус абс-актуализации всего совершенно опосредованно реализуется в модусах псевдобытия этой теперь уже чисто каузальной мысли человеческого мышления.Без актуальности абсолютной мысли нет, и быть не может материализации человеческого сознания и всей его действительности, но сама эта материализация внутреннее дефектна, потому что есть способом укрытия самого главного для homesapiensтотальной актуальности абсолютной мысли, сознания и действительности.

                  Следовательно, исследовать актуальность это, значит пробовать понять, как именно нодус абс-актуализации акаузальной мысли реализуется в модусах псевдобытия каузальной мысли человеческого мышления, только и всего. Поэтому полностью соглашаясь тем, что любая логика фактов не может быть представлена как реализация натуральной логики мышления человека, потому что её в нём нет и быть не может, мы также соглашаемся с тем, что в человеке уже есть то, что менее всего в нём ожидалось – абсолютная мысль, сознание и действительность. Исходя из этого, не всё ли равно какой именно есть логика рассматривания каких-либо логических фактов, если она и так есть логикой postfactum.[21]

               Нам же сейчас очень необходимо найти способ приблизительного определения антилогики, т.е. логики coram factum[22]всегдаактуальной мысли, сознания и действительности которые постоянно действуют также в человеке. Иначе говоря, никакое логическое предложение о правдивой действительности не является образом реального положения вещей этой же действительности постольку, поскольку оно всегда логически расчленяемо на микрофакты и потому всегда есть не актуально хотя и приемлемо для жизненной, научной и философской практики. Тем самым правдивая и всегда актуальная действительность не может сравниваться с любым логическим предложением просто, потому что ничего чисто логического в природе вообще не существует. Следовательно, никакое логическое утверждение или отрицание первоначально не связано с логическим местом и значит модусом образного бытия свойств и функций какого-либо объекта познания, а прежде всего с тем, что есть алогическим местом и значит нодусом безобразного бытия абсолютной мысли. Тогда получается, что ни философия, ни наука и уж конечно не культура с религией ни в чём не определяют границ правдивого естествознания, потому что они не видят и не понимают её актуальность в том смысле, что она расплывчата и не объяснима в терминах формальной логики познания. Это означает, что то, что может быть актуальным и значит живым также есть мыслящим самое себя и значит должно присутствовать во всём. Следовательно, истинно только то, что реально, а что не реально не может быть истинно.Это означает, что истина есть живой целостностью к тому же полностью независимой целостностью от всех свойств и функций своих составных элементов. В том смысле, что иначе никакой эмерджентности и значит, истины вообще не могло бы быть. Следовательно, парадокс в том, что логическое предположение, которое утверждает или отрицает, себя как атомарную часть какой-то целостности саму эту целостность никак не определяет, потому что она не есть результатом действия структуры логических отношений её собственных элементов.

                   Тогда получается, что никакая истина не есть атомарной частью другой истины и значит они от себя совершенно независимы. То есть все правильные выводы aprioriистины, потому что атомарно они совершенно независимы именно от себя. Выходит, что любое логическое событие есть, прежде всего, результатом акаузального триединства перманентной абс-актуализации трёх аспектов абсолютного сознания, восприятием своего собственного а-будущего, б-прошлого и с-настоящего. Триединство этих трёх аспектов абсолютной мысли, сознания и действительности позволяет с одной стороны появиться явлению эмерджентности того, что есть и реальным и истинным, но с другой стороны полная отделённость одной абсолютной мысли от другой абсолютной мысли позволяет также появиться явлению элементарности. Логика отношений одного аспекта триединой действительности к другому и третьему аспекту той же самой действительности не становит общего для них тавтологического следствия как абсолютная причина того, что все они совершенно реально продолжают существовать, просто потому что их отношения уже не эмерджентны и значит, не акаузальны.

                    То, что было целостным и акаузальным как триединая мысль есть теперь элементарным и каузальным отношением трёх отдельных абсолютных мыслей.Именно поэтому нельзя изменить сущность антилогики coram factumабсолютной мысли, сознания и действительности, вообще не изменяя акаузального смысла её внутренних отношений посредством изменения нодуса бытия абсолютной мысли в модусы чисто логического бытия свойств и функций объектов научного познания, т.е. в логику postfactum. Иначе говоря, абсолютная мысль всё также есть „три в одном, но их внутренние отношения уже не являются эмерджентными и акаузальными отношениями, потому что произошло одномоментное отделение нодуса бытия, формы бытия и время бытия этой абсолютно целостной мысли от двух собственных вариаций. Это означает что антилогика coram factumабсолютной мысли, сознания и действительности продолжая акаузально действовать посредством переделки нодуса безобразного бытия абсолютной мысли в модусы образного логического бытия отношений будущей, настоящей и прошлой мысли, т.е. в свойства и функций объектов научного познания становится теперь логикой postfactum. Двойственность человека в том и состоит, что всё, что он видит, чувствует и знает, стало таким только благодаря тому, что абсолютная мысль в отношениях с собой всегда триедина и значит, акаузальна, но как отдельный аспект своих же внутренних отношений есть чем-то чисто каузальным. Поэтому принять, что любая отдельно взятая философия или наука не есть таковой очень трудно, ведь она объясняет все свои псевдоотношения с окружающей действительностью посредством точного логического вывода, при том, что даже на сегодняшний день ни одна из них не может устранить свою же собственную двойственность. Нам же представляется что формула абсолютной мысли, сознания и действительности следующая: Истина = Акаузальность + Каузальность.

                   Следовательно, а ни философия, а ни наука вообще не могут себя таковыми считать пока не начнут брать во внимание того, что нет, и не может не быть абсолютной двойственности человека a proposчего-либо мыслимого. Вопрос соответственно не в том, есть ли конкретно взятая философия или наука, а есть ли чем-то реальным объекты их познания, если они неотменяемо двойственны в человеке и способах его философских и научных исследований? Уловка в виде бесконечного расширения сложности, свойств и функций объектов философского и научного познания не нова, и исторически, повторяется именно тогда когда философам и учёным совершенно нечего сказать. В некотором смысле выйти за границы логических свойств и функций объектов философского, научного или любого другого познания это значит, что нам надо чётко уяснить их абсолютную двойственность, т.е. научится отличать целостные свойства и функции неаффективной мысли от элементарности отношений всех свойств и функций аффективной мысли. Если же неаффективность от аффективности отличается только реальностью перехода из целостности нодуса бытия неаффективной мысли в элементарность отношений модусов бытия аффективной мысли, то получается что изменению подлежит, прежде всего, акаузальная логика отношений трёх аспектов абсолютной действительности, которая временно становится каузальной логикой, одновременно как бы продолжая оставаться тем чем, она была.

                   Поэтому процессуально всегда оставаясь акаузальной целостностью, абсолютная мысль также постоянно есть каузальным отношением трёх её аспектов (а-будущего, б-прошлого, с-настоящего), тем самым становя абсолютную двойственность всего, что существует как абсолютная мысль. Coram factumнеаффективной мысли, сознания и действительности стал своим собственным postfactumаффективной мысли, сознания и действительности homesapiensблагодаря одновременности их взаимодействия: Verumfactum = Coram factum +Postfactum. Иначе говоря: из акаузального неизбежно повстаёт каузальное чтобы опять укрыться в акаузальным, т.е. будущее, настоящее, прошлоепостоянно обновляется, чтобы быть реальным и живым. Восприятие абсолютной мысли, сознания и действительности означает восприятие своей процессуальной двойственности посредством различения эмерджентных свойств и функций неаффективной мысли от элементарности отношений свойств и функций аффективной мысли. Будучи, однако, ничем, не устранимой, двоякость абсолютной мысли есть залогом того, что она как живая perpetuummobileстроит весь свой „опыт” также как любое своё действие как что-то чисто троичное и значит постоянно через само же себя обновляющееся. Получается, что воспринимаем то мы мысль как что-то двойственное, но возникает она, в нас же только благодаря троичности перескоков трёх её аспектов, т.е. будущее в прошлое, прошлое в настоящее, настоящее в будущее,и так далее. Соответственно сейчас мы начинаем очень нуждаться в прямых доказательствах того, что абсолютная мысль, сознание и действительность есть этакой парадоксальной в своих свойствах матрёшкой, которая всегда видится как что-то двойственное, внутри которой, постоянно действует магия зеркальных перескоков трёх её акаузальных аспектов в одно – Настоящее.
                 
                   Выводы

                  Абсолютная мысль, которая представляется, как что-то чисто каузальное и не содержит внутри себя ничего акаузального, есть ложью, но ложью логической. Поэтому двойственность любого восприятия абсолютной мысли не есть результатом соединения двух различных структур одна, из которых через себя само описывает логические свойства и функции мысли, сознания и действительности, а другая описывает совершенно противоположные ей алогические свойства и функции того же самого. Абсолютная мысль, прежде всего, двойственна, потому что её абс-актуализации не имеют каких-либо ограничений, они и производны, и не производны согласно своей первоначальной причине А. Соответственно, такое взаимообратное действие причины А, реализуется только благодаря возможности перескоков кванта алогического действияв другие кванты, например B, C, Dили даже в кванты материального действия. Если разница между квантом алогического действия и квантами материального действия состоит именно в том, что, Аможет самостоятельно изменять свою собственную объективность, тогда как B, C, Dтакже как кванты материального действия этого сделать не могут, то они всегда вторичны и значит, тавтологичны и фальсифицируемы. Тавтологичность и фальсифицируемость всех вторичных квантов материального действия есть единственной причиной логичного и значит, всегда субъективного восприятия того, что фактически есть алогическим и объективным. Рассматривать абсолютную мысль в двойственном смысле, это, значит видеть её нодальное также как модальное значение.

               Нодальность при этом означает неаффективное (безобразное) осознавание действий абсолютной мысли, тогда как модальность означает аффективное (образное) осознавание её же действий. В этом смысле недвойственных мыслей попросту не существует. Понять процесс двойственной самоидентификации абсолютной мысли, сознания и действительности с человеком можно, но чисто логически разъяснить, что с ним происходит в процессе этой самоидентификации нельзя, потому что разница между неаффективным А и аффективными B, C, Dмало уловима посредством формальной логики. Несоответствие всегда акаузального А всем каузальным B, C, Dв этом случае совершенна очевидна.Следовательно, парадоксальная тожественность всего неаффективного (необразного) всему аффективному (образному) возможна только тогда, когда есть абсолютная двойственность бытия и мышления, потому что только в ней любое двойственное наконец становится бинокулярным (стереоскопическим) зрением человека, т.е. возможность видеть всего лишь одно изображение какого-либо предмета. Соответственно ничто акаузальное не чуждо чему-либо каузальному, просто потому что двойственность абсолютной мысли всех её взаимодействий неуничтожима и постоянно подтверждается в любых способах человеческого мышления. Тем самым акаузальность значения абсолютной мысли, не будучи „нормой истины”, ей становится в совокупности исполнения двойственности абсолютного и человеческого мышлений, внутренне оставаясь неизменной. Соответственно формула истины следующая: Verumfactum = Coram factum +Postfactum. Иначе говоря: только из акаузального повстаёт каузальное, чтобы снова укрыться в акаузальным, потому что только так абсолютная мысль, сознание и действительность может быть во всём и актуальным и живым.


[1] Симультанность(от латинского simul — в одно и то же время). [2] Сукцессивный (от англ. successive — последующий, следующий один за другим) [3]GrzegorzDąbrowski, Проблема единства и множественности сознания, стр. 1. 2017 г. Получается, что любая мысль А будучи внутренне совершенно условна есть также интуитивна, то есть А ≈ В, потому что она есть квантом элементарного алогического действия, то есть (А ≈ В) ∙ С, потому что только они (кванты не физического действия) способны реально трансформировать свою собственную вибрацию в то, что мы сейчас называем абсолютной действительностью. [4]Ibidem [5]GrzegorzDąbrowski, Проблема сингулярности отношений мысли и сознания, стр. 3. 2018 г. Этим самым любой объект человеческого познания есть прежде всего временным референтом челночного движения абсолютной причины А то есть временным отражением внутренней трансформации абсолютной мысли во все внешние вещи и явления материально-физического уровня. И, именно поэтому, каждое внутреннее провозглашение причины существования объектов познания необходимо опережает их чисто внешнее провозглашение на уровне всего материально-физического, например, в мозге постоянно думающего человека. В этом смысле любое слово и квант материи всегда то же самое, то же самое правдивое ведь чтобы самим собой отражать правдивую действительность абсолютной мысли им достаточно быть хотя и немного изменѐнным, но всѐ также акаузальным движением абсолютной причины А к своему собственному следствию В, то есть А ≈ В. [6]Ibidem [7] Иогины - последователи индийской религиозно-философской системы йога; путем самосозерцания, самоуглубления и самоистязаний последователи этой системы якобы овладевают чудесными силами, освобождая свой дух от власти материи. [8] Безобразное мышление — понятие, введенное в Вюрцбургской школе, обозначающее мышление, свободное от чувственных элементов познания, в качестве которых выступают образы восприятия, представления и конструкции речи. [9] Л.С. Выготский,Основные проблемы современной дефектологии, стр. 7. 1927 г. [10] Антино́мия(др.-греч. ἀντι-νομία — противоречие закона самому себе; от др.-греч. ἀντι-— против + νόμος — закон)— ситуация, в которой противоречащие друг другу высказывания об одном и том же объекте имеют логически равноправное обоснование, и их истинность или ложность нельзя обосновать в рамках принятой парадигмы, то есть противоречие между двумя положениями, признаваемыми одинаково верными, или, другими словами, противоречие двух законов. Термин «антиномия» был предложен представителем поздней протестантской неосхоластики, последователь учения Филиппа Меланхтона, РудольфомГоклениусом. [11]Nodusvivendi (łac. „узел бытия”) – безобразное решающее совмещение отношений между двумя точками зрения или узловой момент совмещения двух явлений в третье. [12]Modusvivendi (łac. „способ бытия”) – образное представление отношений между двумя точками зрения или способ отдельного существования двух и более явлений. [13] Ризома(фр. rhizome „корневище”) — понятие философии постмодерна, фиксирующее внеструктурный и нелинейный способ организации целостности и, соответственно, реализации ее внутреннего потенциала самоконфигурирования. Термин "Ризома" введен в философию в 1976 году Жилем Делезом и Феликсом Гваттари в работе "Rhizome".
[14] Актуальность (łac. „actualis”) – реальное существование объекта познания при помощи абсолютной мысли. [15] Николай Бердяев, Философия свободы,1911 год,стр. 80. Знание не есть отражение бытия и не есть конструирование бытия, а есть самораскрытие бытия, его расчленение и оформление. В акте познания с самим бытием, с самой реальной действительностью происходит нечто такое, в силу чего бытие творчески совершенствуется, развивается, осуществляет ценность. И это происходит не в индивидуальном психологическом сознании, а внедрах универсального бытия. Знание есть путь от хаоса к космосу, от тьмы к свету, и не потому, что познающий субъект своим трансцендентальным сознанием оформляет бытие и распространяет на него рациональный свет, а потому, что само бытие просветляется и оформляется в акте самопознания. [16] Э.В. Ильенков, Проблема противоречия в логике, 1979 год,стр. 2. Если логические формы обнаруживают себя не только в актах говорения об окружающем мире, но и в актах его действительного изменения, в практике человека, то практика оказывается критерием «правильности» логических фигур, управляющих речью человека, его словесно-оформленным самосознанием. Логические формы (схемы, фигуры) – это формы, в рамках которых совершается человеческая деятельность вообще, на какой бы предмет, в частности, она ни была направлена, будь то слова, вещи или события, исторические ситуации. [17] Людвиг Витгенштейн, Логико-философский трактат, 1922 г. с.1. Эту границу можно, поэтому установить только в языке, и все, что лежит по ту сторону границы, будет просто бессмыслицей. [18] Дефиниция реального времени: Реальное время – это последовательность акаузального подтверждения абсолютной реальности трёх её элементов; а-будущего, б-прошлого и с-настоящего. Результатом действия реального времени есть абсолютная мысль, сознание и действительность, потому что оно всегда безобразно. См. с.7. [19] Людвиг Витгенштейн, Логико-философский трактат, 1922 г. с.5. 3.03. Мы не можем мыслить ничего нелогического, так как иначе мы должны были бы нелогически мыслить. [20] Логика предикатов— это раздел символической логики, изучающий рассуждения идругие языковые контексты сучётом внутренней структуры входящих вних простых высказываний, при этом выражения языка трактуются функционально, тоесть какзнаки некоторых функций илиже какзнаки аргументов этихфункций. [21] Логика postfactum - это логика рассматривания каких-либо свойств и функций объектов познания по факту их чисто логического объяснения. [22] Логика coramfactum - это логика целостного рассматривания каких-либо свойств и функций объектов познания перед фактом их чисто логического объяснения.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 119
© 22.03.2018 Геннадий Чушель
Свидетельство о публикации: izba-2018-2231104

Рубрика произведения: Разное -> Философия


















1