Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Молоди


Страницы книг о временах былинных, порою все сожмут внутри до боли,
и буквы расплываются в картины, в глазах от проступившей соли…
И было так…в году от Рождества… Девлет Гиреем сожжена Москва!
Пока из сил последних бился гарнизон, татарин уводил полон,
Людей подобно грязному скоту, обратно за Засечную черту…
Историк! Не сочти за труд, ты имена скажи не тех Иуд,
кто крымчакам дорогу указал, в обход , где их никто не ждал!
Людей, что гибли от огня и гари!
Работный люд, торговцы и бояре
Заслоном встали, нечести ордынской!
И от Москвы спеша Михайло Воротынский не смог спасти Каширу и Рязань,
одним полком куда ни стань, все мало не хватает силы …
А злая саранча, все разоряя, грабя и топча отхлынула, и в степи уходила!
А Русь уже над павшими не выла,
безмолвие звенит в ушах, и боль пронзает каждый шаг,
когда кругом лишь пепел да могилы!
Вздохнуть бы с облегченьем от набегов,
Казань и Астрахань признали длань царя!
И что теперь? Отринуть все победы? Труды и кровь потрачены зазря?
Отдать обратно все? И пусть клеймят позором,
царь слаб и сумасбродный трус…
Литва и Польша, швед грозит разором, как псы голодные накинулись на Русь!
И разницы меж ними нет: османы иль Европа,
рабы везде в цене и деньги любят счет.
Уж сколько лет о камни в кровь сбивая стопы, невольничий поток с Руси течет!
И Ватикан давно таит обиду, что предлагали как то польский трон
в обмен на смену веры московиту! А он послов с позором выгнал вон!
И вот опять послы, да только от султана !
Нет, ханства не нужны…ты сам склонись!
Властителем Руси признаешь хана, он может быть, оставит тебе жизнь!
Жизнь на цепи…мучительнее ада, уж лучше умереть, закрыть глаза…
и от молитв колеблется лампада, и молча смотрят в душу образа!
И вновь как в детстве рядом нету близких, вокруг враги, предатели, ворье!
Лик Богородицы вдруг стал Еленой Глинской: Есть Русь, и есть благословение мое!
Нет, я не знаю, так ли это было! Не знаю я, молитва та была?
Чья мать в тяжелых думах укрепила: Которая его когда то родила?
Иль та, что сына отдала на муку, иль Родина которую сберечь,
есть долг и честь, для сыновей и внуков! За это все не жалко в землю лечь!
И пусть Девлет надменно именует, себя как «тахт-алган», то значит взявший трон
Не быть тому, не будет русский сокол есть падаль, что осталась от ворон!
Нам жаждет возложить ярмо на выю! Стонать заставить от плетей и уз!
Мечтает уподобиться Батыю, и землю нашу разделить средь мурз!
Полки сбираются по нитке с миру, стрельцы, опричники, береговая рать!
Рейтары-немцы канониры, всего то тысяч двадцать и смогли собрать!
Привел казаков с Дона Черкашенин, и Строгановы с Волги снаряжают казаков!
И оселедцем словно украшеньем, гордится тысяча украинских стрелков !
Запомнить лица их, увидев вдруг сквозь время, смеющихся, угрюмых, деловых,
В седло взлетающих не ставя ногу в стремя, безусых и совсем седых…


Идет Девлет…Весь Крым поднял в седло!
В поход собрались кто не робок и не стар!
Степи ногайской воет ветер зло, земля дрожит под шагом янычар!
Тележный скрип под тяжестью орудий, гул голосов и ржанье лошадей!
Как будто по степи идут не люди, река течет потоками людей!
Проторен путь, знакомая дорога, известно всем, не так уж далека…
Идти уже не долго. Пред ордою последним рубежом легла Ока!
И Воротынский словно костью в горле встал снова у ордынцев на пути,
Вся жизнь от юности в сраженьях и походах, Готов и ныне с места не сойти …
Девлет решил в сраженье не вступать; что Серпухов? Москва –вот цель похода ,
Сесть на престол Руси и стать, царем им покоренного народа!
Смеется хан над глупостью урусов, часть воинов оставил жечь костры…
Пусть в крепости сидят покуда трусы, им жизнь дарую до поры.
Серпухов он с двух сторон обходит. Форсировал Оку у Дракина-села.
Пал Одоевский славный воевода , с ним тысяча в сраженьи полегла.
И Сенькин брод! Название смешное, звучит не так как бой у Фермопил …
Их двести было, и на каждого по сотне. И каждый чашу ратную испил!
Достав учебники из школьных ранцев, усвоившие «слово, твердо, рцы»,
Прочтя о подвиге трехсот спартанцев, не пропустили бы наивные юнцы
За именами, датами, царями, что канули в далеком далеке,
Родных имен, названий сел и речек, и городов на русском языке!
Змея двуглавая сомкнулась за Окою, ползет растянутая на десятки верст,
И Хворостинин крепкою рукою, догнавши гадину, схватил змею за хвост!
И дернул так, что отозвалось в голове! Втоптал копытами татарский арьергард…
И в бешенстве своем Девлет все войско развернул назад!
Июль, жара. От пыли солнце меркнет!
Не жди добра за то, что брошен вызов,
молись о быстрой, легкой смерти как милости от отпрыска Чингизов!
Сейчас одни лишь мысли, о Москве! Как будто клином свет сошелся в этом городе
У русских и ордынцев в голове… на поле же они сошлись близь Молоди!
Здесь средь холмов и речек и лесков, в удобном месте из щитов дубовых
поставлен гуляй-город, и врагов ждал русский полк из ратников суровых!
Лавина черная готовая смести, все что под копыта попадется,
всех кто оказался на пути, на крепость деревянную несется!
Пищальный залп, и снова залп, другой… Детей боярских конница по флангу…
дым, ржанье, топот, стоны, вой… все это не положишь на бумагу…
Июль, жара… И раны не омыть, вода кончается, не остудить пищали…
и раненных глотком не напоить…
средь лагеря колодец рыть защитники измотанные стали!
Девлет в безумье впал, потери велики, на землю стать нельзя от павших,
но новый вал движением руки он гонит на погибель устоявших!
Скрипит зубами: всё не так, удаче он сегодня не попутчик,
а тут еще как будто мрачный знак, был русский схваченный лазутчик…
при нем нашли письмо, что царь Иван ведет войска короткою дорогой,
и через день он к крепости придет с сорокатысячной подмогой…
Откуда хану знать, что сей гонец не от царя посланник, а один из воев
кто был готов мучительный конец принять за другов, встав в ряды героев!
Гирею в душу входит страх, змеей вползает, зверем сердце гложет!
Предпринятое дело терпит крах, и изменить он ничего не может!
Последним штурмом русских смять, победу выкупить высокою ценой…
велел войска в один кулак собрать перед проклятою стеной!
Всадников ссадил с коней, для степняка неслыханный удар!
К свинцом плюющейся стене непобедимых янычар
бросает в бой! И жуткий вой, повиснув в воздухе остался…
когда орущий ком людской порою голою рукой дубовый щит шатать пытался!
И страшные как духи преисподней… Русь на устах, с молитвою Господней,
Последний залп, остатки пороха спалив, не думая, останется кто жив
в бой ринулись защитники Отчизны, щиты врагу навстречу повалив,
Уже не хочется добычи и рабов когда погибель видится воочью,
от вида мчащих конников в тылу, что Воротынский вывел тайно ночью!
Решив, что русским помощь подоспела, от ужаса бросая все что было,
И думать о другом уже не смела, бежала прочь спасаясь вражья сила!
И гнали их, покуда у коней кровь пеною не шла от узд!
И мчал обратно в Крым Девлет Гирей,
без сына, внука, зятя… двадцать мурз,
Погибель приняли у русского села, безлюдного, спаленного дотла!
Взойдет ли солнце, вновь придет весна,
детей игривых шумная орава
резвилась, чтобы у родимого окна
отцы и деды покрывались славой!
Приняв объятья матери-земли, и доблесть возведя в высокий ранг
В небесный край по облакам ушли остановив османский «дранг»!
И пусть еще не раз шуметь, ветра недобрые над Русью будут,
потомки с гордостью вам будут славу петь и никогда ваш подвиг не забудут.
2017 июль.

















Рейтинг работы: 2
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 103
© 21.03.2018г. Геннадий Кочерга
Свидетельство о публикации: izba-2018-2229930

Рубрика произведения: Поэзия -> Исторические стихи


Юрий Удодов       01.04.2018   19:00:04
Отзыв:   положительный
Высоко профессионально , блестящий исторический труд браво !... С уважением .
Геннадий Кочерга       01.04.2018   20:12:16

Благодарю за столь высокую оценку! Вы дали мне ещё одно направление, история Тихого Дона! Я с трепетом читал Ваши произведения и они нашли отклик в моей душе! Добра Вам и новых творческих успехов! С уважением Геннадий.








1