Великая сила любви " Главы 1 - 4


ВЕЛИКАЯ СИЛА ЛЮБВИ
Моему мужу Дмитрию Таланцеву посвящается эта сказка - быль.


ГЛАВА ПЕРВАЯ

Жила в деревушке Дорогуча, что в Заволжье, одна старая одинокая женщина. Звали её бабка Степанида. Слыла она знахаркой и ворожеей, и никто лучше неё не знал о целебном свойстве той или иной травы, корешка нужного или ягоды лесной. Могла старая Степанида и лихоманку из больного человека выгнать и сварить настой от дурного глаза и тяжёлые роды принять. А уж если какой мужик запил беспробудно, то могла и из запоя вывести и наложить на пьяницу такой запрет, что он эту « горькую» видеть не мог, не то, чтобы пить её.
Жители Дорогучи любили бабушку Степаниду за её доброе, открытое сердце, за руки золотые, за глубокие познания в необъятных кладовых природы. Хотя сама знахарка грамоте не была обучена, умных книг не читала, но ещё от матери своей переняла она любовь к простым людям и очень их жалела.


Жила бабушка Степанида на окраине деревни, возле самого леса. Неизменным другом её и защитником был пёс чёрной масти по кличке Жучок.
Рано утром, на рассвете, когда солнце только краем задевало верхушки деревьев, а на траве ещё хрустальными капельками лежала роса, бабка Степанида брала корзинку и шла в лес за целебными травами и корешками, потому что только на рассвете, как считала знахарка, они обладали силой. Годы брали своё, и старушка, опираясь на сучковатую палку, шла медленно, обходя кочки и коряги, чтобы не упасть. Жучок, с присущей молодым собакам резвостью и задором, бежал впереди, но в то же время далеко не убегал, то и дело оглядываясь на свою хозяйку. Он был предан ей от кончика носа до кончика хвоста, ни на минуту не забывая о том, кому был обязан своей собачьей жизнью. Когда Жучок был ещё несмышлёным кутёнком, местный мужик Стёпка – Прах, злодей и живодёр, понёс его топить в Дорогуче. Увидев эту печальную картину, сердобольная бабушка выкупила у него щенка за серебряную монету. Теперь же пёс мог отдать даже собачью жизнь за свою хозяйку. Знахарка и сама была неробкого десятка, и если, бывало, слышала от местных парней или мужиков нехорошие слова в свой адрес, то могла и палкой отходить обидчика. Но в основном жители деревни её уважали и немного побаивались .
Обычно Степанида собирала свои травки на заветной лужайке за сосновым бором. Было у неё такое особенное место. Такого разнотравья, как там не было в целой округе. А там, глядишь, и грибок хороший попадётся или ягода душистая. По грибам-то мастак был Жучок - с щенячьего возраста был обучен этому мастерству. Поганый гриб всегда стороной обойдёт, ну а уж если съедобный почует, то заливается звонким лаем, подзывая к себе хозяйку.
Даже певчие птахи приветствовали Степаниду звонкими трелями, потому что за многие годы они стали друг другу вроде как родными.
У бабушки Степаниды в корзине обязательно стояла маленькая глиняная крыночка, куда она собирала зелёных вонючих лесных клопов. Она настаивала их в тёмном месте на самогоне ровно три недели, и этот особенный настой давала горьким пьяницам по просьбе их жён. А чтобы тот не отравился случаем от такого необычного лекарства, после лечения ему давали мёд.
Обычно навстречу Степаниде встречались мужики с косами и бабы с граблями, которые шли на сенокос. С каждым старушка раскланивалась, и односельчане отвечали ей тем же.
За свою долгую жизнь старушка настолько изучила полезные свойства трав, кустарников, ягод, что слава о её чудесных способностях дошла аж до самых дальних чувашских и марийских деревень. И потянулись к ней люди за помощью: кто один, а кто и с малым ребёнком на руках. Никому знахарка Степанида не отказывала и ни с кого не брала денег. Так иногда: то курочку с подворья ей принесут, то каравай хлеба, т о пару картофелин, то горстку пшена. Бедно жили тогда и марийцы, и чуваши, да она с них ничего и не спрашивала, потому что знала, как тяжело живётся простому крестьянину. Да и на что её нужны были деньги? В волостной город она не ходила, а оставлять наследство ей было некому. Одна на земле, как перст!
В одно летнее погожее утро возвращалась бабка Степанида из лесу с доверху наполненной корзиной. И вдруг среди ясного неба прогремел гром. Старушка поставила корзину на землю и, осенив себя широким крестом , тихо прошептала:
- Господи Иисусе Христе! Пресвятая Богородица! Дурной знак – гром среди ясного неба!
На небе в тот момент и впрямь не было ни единого облачка, только солнышко своими благодатными лучами заливало маленькую деревеньку, отражаясь светлых, прозрачных водах Дорогучи да играло на ещё мокрой от росы траве.
Когда показалась покрытая соломой крыша Степанидиной избы, раздался надрывный лай Жучка. Старушка, покряхтывая и прихрамывая, поспешила к своему дому. Пёс стоял на крылечке и умильно вилял хвостом. И тут старая женщина увидела ещё одну корзину, которая стояла на самом пороге её избушки , и из которой доносился слабый писк.
"Батюшки-матушки! – подумала бабушка. – Неужто мне ещё и котёночка подбросили?"
Но когда она заглянула внутрь корзины, сердце у неё оборвалось в груди. На дне корзины лежал маленький ребёнок, завёрнутый в белоснежную пелёнку, отделанную изысканными кружевами.
- Подкидыш! - воскликнула перепуганная бабушка и, отбросив в сторону палку, взяла ребёнка на руки.
Это был прелестный мальчик с чёрными, как смоль волосиками и с золотым крестиком и ладанкой на груди.
- Где же твоя матушка с батюшкой, родимый? – запричитала старушка. – Зачем же они подбросили тебя ко мне, старой, немощной бабке? Что же мне делать с тобой, маленький? Видать, ты не из простых будешь…
Мальчонка в тот момент улыбнулся, гугукнул и протянул к Степаниде пухленькие ручонки.
- Ничего, Митенька, - сказала, смахнув слёзы, Степанида, вспомнив своего родного ныне покойного сына Дмитрия. – Авось, проживём! Бог даст, поднимем мы тебя с Жучком на ноги.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Прошло семь лет…
Вырос Митенька умным и красивым мальчиком. Степанида стала совсем старая и нередко в свои дальние походы брала с собой приёмного сыночка. Объясняла ему, где какая травка растёт, как какой кустик называется, какая сила у того или другого корешка, какой гриб съедобный, а какой нет. Но есть и такие грибы, говорила она, которые есть нельзя, но в медицине в малых количествах применять можно.
Мальчонка всё схватывал на лету, всё ему было интересно. Каждое слово приёмной матушки он накрепко запоминал. Жучок тоже вырос и стал степенным псом, но нередко он принимал участие в детских играх и забавах Митеньки. Бывало, затеют они возню в лесу, Степанида посмотрит на своего приёмного сыночка, улыбнётся ласково и скажет:
- Медвежонок, как есть медвежонок! И чёрненький такой, и ловкий, и шаловливый. Вот мне Бог какую радость послал на старости лет!
Послушным мальчиком рос Митя, услужливым, внимательным. Ничем он не был похож на своих деревенских сверстников. Было в нём какое – то внутреннее благородство и стать. Ас крестиком своим золотым да с ладанкой шёлковой не расставался он никогда. Так и носил их на груди, под рубахою, не снимая.
В июле занемогла Степанида. То ли смерть почуяла, то ли ещё чего, но не желая оставить своего любимца нищим, призвала его к себе, вынула из-под подушки белую тряпицу и бережно развернула её. И тут увидел Митенька на сморщенной старческой ладони два жёлтых кусочка размером с сахар, которые так сверкнули в тоненьких лучах света, что Митя невольно зажмурил глаза.
- Что это за кусочки такие странные, матушка? – спросил мальчик, протирая глаза.
- Золото! – ответила Степанида и глаза её наполнились слезами. – Не хотела я тебе его показывать, да, видно, время пришло. Спрячь его, Митя, подалее и до поры-до времени никому не показывай! Ведь кроме беды этот жёлтый металл ничего людям не приносит. А это золото и подавно… Грязное оно… Досталось оно мне от одного лиходея, который дал его за то, что я вот уж много лет храню одну его тайну. Наступит момент, когда ты золотом этим заплатишь за самое дорогое, что будет у тебя в жизни. Запомни хорошенько, сынок, и сделай так, как я велю.
С этими словами Степанида тяжко вздохнула и прикрыла глаза.
- Когда я умру, схорони меня рядом с моим родным сыночком Митенькой. Добрые люди укажут тебе, где его могилка. А сейчас я посплю маленько, а ты ступай в лес за травами. Жучка с собой не бери, пусть он со мной останется.
- Не беспокойся, матушка,- ответил Митя. – Я соберу травок полезных, сварю тебе отвар, ты и поправишься.
- Да нет, милый, от дряхлости никакие травы не помогут. А ты убери золото подалее, чтоб не сверкало.
Митенька достал из-под печи жестяную коробочку, в которой хранил все свои "драгоценности": зелёный осколок от стеклянной бутылки, пёстрое пёрышко удода, фантик от конфеты, которой угостила его, проезжающая мимо деревни незнакомая барыня в кружевном платье. Золото он бережно завернул в тряпицу , положил его на самое дно коробки и задвинул её обратно под печку. Потом он снял со стены корзину, отрезал от каравая ломоть ржаного хлеба и пошёл к двери. Жучок, дремавший возле лавки, на которой лежала Степанида, навострил уши. Потом он радостно завилял хвостом и пошёл следом за Митей.
- Лежать, Жучок! – приказал ему мальчик. – Будешь матушку охранять. – И пёс, поджав хвост, уныло поплёлся на своё место.
Степанида лежала такая маленькая и жалкая, что Митенька не сдержался: он подошёл к ней и поцеловал её в морщинистую щёку.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Даже в течение суток сосновый бор несколько раз успевает сменить свой облик. Днём лес пронизан солнечным светом, залит горячим густым воздухом. Путник, шагающий по лесу июльским полднем, незаметно погружается в полудрёмное состояние. Но, на счастье, время от времени песчаная тропинка то пересекает неширокую лесную речушку со студёной водой, то неожиданно выходит к величественному лесному озеру. А озёр в Заволжском Левобережье немало: Луковое, Чёрное, Вильно, Долгое, Неловчее, Рыжак.
Утомился Митенька, разморила его жара. Остановился он у лесной речушки, чтобы напиться из неё студёной воды да так и замер в оцепенении: ему под ноги выкатился смешной бурый медвежонок. Сел, плюшевый, напротив мальчика на травке и уставился на него хитрыми раскосыми глазами. Достал Митя из корзинки краюху хлеба ржаного, разломил её напополам и один кусок протянул на ладони своему новому мохнатому другу. Тот, не мешкая, схватил угощение и тут же его проглотил. Посмотрел Митенька, с какой жадностью съел медвежонок хлеб, и отдал ему свою долю.
Приглядевшись повнимательней, мальчик понял, что это не медведь, а маленькая медведица. Достал он тогда из корзинки кусочек голубой атласной ленточки и перевязал мохнатой подружке правую лапу.
Потом они, затеяв весёлую игру, долго кувыркались по сочной траве,п ока не свалились с пригорка на залитую солнцем лужайку. Митя набрал цветов лазоревых, сплёл венок и надел его медвежонку на голову.
И тут вышла из кустов медведица-мать. Испуганный мальчик упал на спину и притворился мёртвым, как учила его Степанида. Но медведица не причинила мальчику зла. Наклонившись над ним, она тщательно обнюхала его, а потом сказала ласково:
- Не бойся, Митя. Пойдём с нами. Дело уже к вечеру, и ты не успеешь дойти до дому засветло.
- Я не могу, – ответил мальчик, открывая глаза. – Матушка будет сердиться на меня. Я обещал, что наберу лечебных трав, а не собрал ничего. Захворала она.
- Знаю, знаю,- закивала головой медведица. – Хорошая у тебя матушка. Людей любит, лечит их от разных хворей, И ты, Митя, будь таким же добрым, как твоя матушка. А домой ты не спеши. завтра поутру я провожу тебя. А пока будь нашим гостем.
Наступил вечер. На лес уже легли сумерки, и дневной зной смягчился прохладным дыханием ночи. С наступлением сумерек замерли дневные звуки. И лес наполнился тревожными ночными шорохами. То прошелестит крыльями в ночном небе козодой, то хрустнет ветка ,а то и вовсе раздастся леденящий душу вопль какого-то скрывающегося в густом мраке июльской ночи неизвестного животного.
Митенька подумал, что медведица, наверное, права: и домой он засветло не успел – так разыгрался с медвежонком на полянке - и есть очень хочется. А матушка вряд ли заметит его отсутствие: она ведь по ночам очень крепко спит. И потом, с ней остался Жучок…
Он протянул медвежонку руку, и они втроём пошли дальше, в самую глушь леса. Из тьмы проступали очертания ближайших деревьев. А небо… Небо было усыпано такими огромными звёздами, которых ни с одной, даже самой пустынной улицы деревни увидеть было невозможно.
Шли долго, пока медведица не вывела Митю на широкую поляну, освещённую таинственным лунным светом. Посреди поляны стояла высокая стройная ель. Медведица с медвежонком три раза обошли вокруг ели и превратились в высокую статную женщину в дорогом наряде и девчушку лет шести в голубом шёлковом платьице. Волосы у девочки были рыженькие, а глаза, немного раскосые, светились необычайным задором и детской непосредственностью.
За елью, откуда вышли незнакомки, Митенька увидел очертания высокого бревенчатого дома, украшенного затейливым коньком и резными наличниками на окнах.
- Добро пожаловать к нам в гости! – сказала женщина глубоким грудным голосом и, взяв детей за руки, повела их по изящной лестнице, украшенной резными перилами, в дом.
- Будь , Митя, как дома, - добавила она и усадила мальчика за длинный, уставленный всевозможными кушаньями, стол. Рыженькая девчушка села напротив него и, захихикав тихонечко, подперла щёчки ладонями, не отрывая от взгляда от маленького гостя. Голубая ленточка – Митин подарочек – красовалась на её правой руке.
- Уймись, непоседа! – строго сказала женщина. – А ты, Митя, угощайся. Ведь у матушки твоей Степаниды нет таких разносолов. Меня можешь звать тётя Алёна, – представилась женщина. – А вот эту егозу зовут Валюшка.
Митя не спеша ел вкуснейшие блюда и с внимательно разглядывал своих новых знакомых, а так же убранство дома. С первого взгляда обстановка казалась совсем простой, но в то же время за этой кажущейся простотой прослеживалась изысканная роскошь.
- Никому не рассказывай, Митя, что был у нас, - нарушила тишину тётя Алёна. – И не показывай людям эту поляну. А ели сам захочешь нас проведать, приходи в любое время и кликни нас. Мы тут же с Валюшей и явимся на твой зов.
Потом Алёна, заметив, что у мальчика слипаются глаза, отвела его спать. Первый раз за свою жизнь он спал на мягкой перине, укрытый тёплым пуховым одеялом. От белоснежного постельного белья исходил тонкий аромат ночных орхидей и диких роз. Женщина поцеловала мальчика в щёку, и он сразу же погрузился в глубокий сладкий сон.
И снилась ему всю ночь прекрасная молодая женщина в белом кружевном платье, с драгоценными перстнями на тонких длинных пальцах, которая всё время гладила Митеньку по голове и ласково говорила:" Мой любимый сынок Боренька! Злые люди разлучили нас…"
Когда Митя проснулся, он стал вспоминать свой сон, и ему показалось, что он когда- то видел уже эту красивую женщину, которая называла его " любимым сыночком Боренькой. "
" Так это же та самая дама, которая проезжала когда-то по нашей деревне в дорогой пролётке и которая угостила меня тогда дорогой конфетой! Неужели?.. Да нет, этого не может быть!"
Так рассуждал Митя.
А между тем возле него стояла другая женщина и ласково глядела на него. Валюша стояла рядом с матерью , и в её необыкновенных карих глазах было столько радости и детского задора, что Митя невольно улыбнулся.
- Одевайся, сынок, и приходи завтракать. Стол уже накрыт, - сказала тётя Алёна и, взяв Валюшу за руку, вывела её из комнаты, где спал Митя.
После завтрака все втроём вышли из дома на поляну, где росла ель. Тётя Алёна и Валюша три раза обошли вокруг дерева и вновь превратились в медведей.
- Приходи к нам, Митя, когда захочешь, - сказала медведица. – Теперь ты один знаешь, как нас можно найти. Сам дойдёшь, или проводить тебя?
- Сам дойду! – уверенно сказал мальчик, и поклонившись гостеприимным хозяевам в пояс, поспешил домой.
- Приходи обязательно! - Пискнула Валюша и на прощание помахала ему лапкой, обвитой голубой ленточкой. – Я буду тебя ждать.
- Приду!
Когда, выйдя из леса, Митя увидел знакомое очертания деревни Дорогуча, его сердце как-то болезненно сжалось, и он поспешил к своему дому.
Было раннее утро, и на берегу реки бабы полоскали бельё. Через речку был перекинуты три берёзовые жёрдочки, заменяющие жителям деревни мост.


- Эй, найдёныш! – вдруг услышал он ненавистный голос одного из своих недругов, которого все в деревне звали Сашка – Сосулька. Это был долговязый, конопатый парень, лет одиннадцати, который издевался над собаками и кошками и часто со своими дружками поколачивал Митю. – Беги скорее до дому! Бабка-то твоя, колдунья, преставилась нынче ночью.
Услышав эти страшные слова из уст бессердечного мальчишки, Митя опустился на колени посреди реки и горько заплакал.
- Не плачь, Митенька! – ласково сказала одна из женщин, полоскавших бельё, марийка тётка Дарья. – Ничего, милый, прокормишься. Бабка-то Степанида ,небось обучила тебя разным своим премудростям. Будешь сам людей лечить…
- А ты, пострел,- погрозила она кулаком сыну, - дома получишь у меня, за то, что сироту забижаешь!

*****

Похоронили Степаниду скромно, на том же погосте, где был похоронен её родной сын Дмитрий. А маленький сирота долго стоял над свежим могильным холмом и горько плакал по той, которая приняла его, выходила, выпестовала, научила уму -разуму. Жучок, низко опустив голову, тихо выл.
Но как не тяжела была потеря, нужно было привыкать жить одному. Митенька каждый вечер стоял на коленях перед Святыми Образами, горячо молился за душу новопреставленной Степаниды и целовал свой золотой нательный крестик с ладанкой.
Всё, чему научила его приёмная мать, осталось при нём, и люди шли теперь за помощью к семилетнему ребёнку. Митя никому не отказывал в помощи, и добрые люди несли гостинцы маленькому лекарю, так что нужды наш герой не испытывал никогда.
Когда выдавались свободные дни, мальчик навещал своих добрых друзей медведей. Тётя Алёна каждый раз оставляла Митю у себя, но тот всё время твердил одно и то же:
- Спасибо за хлеб-соль, тётя Алёна, но не могу я пока. Кто же будет больных людей лечить?
Маленькая Валюша всё время молчала, но взгляд её необыкновенных глаз говорил о многом.

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ

Прошло ещё двенадцать лет. Митя из угловатого тихого паренька превратился в статного, необыкновенной красоты юношу. Многие местные девушки заглядывались на него, но ни одну из них он не удостаивал вниманием, чем вызывал ненависть и неприязнь местных девок.
Были и ещё недоброжелатели у Дмитрия, местные потомственные разбойники и браконьеры: Стёпка-Прах и Лёня-Буфетчик, оба из марийцев. Сплавляли дружки награбленное добро и звериные шкурки главным разбойникам с Волги – Юхану и Галане. Те сами не грабили и отстрелом зверья не занимались, а выдавали себя за местных купцов.
Пуще всех озоровал Стёпка-Прах. Лёня-Буфетчик был немного поскромнее. Он состоял на побегушках у Праха. Буфетчиком-то он никогда и не был, а прозвище своё, которое приклеилось к нему навечно, получил так. Пришёл он в Дорогучу с реки Лотоши. В бытность на самом её берегу стояла церковь, к этой церкви и стекались марийцы из марийских сёл – бежали от голода и нищеты. Вот и появился в один прекрасный день в Дорогуче Лёня. Одет он был в одни отрепья. Добрые люди накормили его, напоили, одежонку кое-какую дали. И стал Леонид красоваться в белой рубахе и шёлковой поддёвке: ни дать, ни взять буфетчик или приказчик в лавке. А первое время он отходником работал – дерьмо из уборных черпаком черпал.
А Стёпка-Прах был свой, доморощенный.
Бывало, как только лёд на Волге – по-марийски Йел – станет, Стёпка-Прах и Лёня-Буфетчик отправляются на охоту. Берданки-то у них совсем недавно появились, а раньше они по всему лесу силки да капканы ставили.
Зимний лес по-своему прекрасен. Морозная тишина настолько глубока, что кажется, нет в этом лесу ничего живого – холод сковал даже звуки. Лишь бледное январское солнце ненадолго выкатившееся на холодный свод небес проглядывает сквозь частую решётку стволов сосен и елей.
Но нет, вот глухо прошелестел, упавший с ветки снег, скрипнула сосна, неспешно качнувшаяся от дуновения незаметного в лесной тиши ветерка…
Митя, оглядываясь по сторонам, спешил к заветной ели. Он давно не видел ни тётю Алёну, ни Валюшу. Как они там, без него? Нужно их предупредить, что лес полон опасностей, что на каждом шагу их подстерегает беда.
Лось вышел из-за раскидистой ели и, заметив человека, сразу же поспешил уйти в лесную чащу, подальше от опасности. Но что это? Выстрел? Да, Митя отчётливо услышал, как прогремел выстрел из охотничьего ружья. И тут же стая белок сорвалась с насиженных веток и, как рыжее облако, унеслось подальше от человека. А были времена, когда они брали еду прямо из рук, а лоси – эти величественные корабли леса - не боялись людей . Обычно они обитали вблизи болот: Слоновское-Курмановское, Плотовское, но частенько в зимнюю стужу наведывались в Дорогучу, чтобы полакомиться корой молодых осинок.
За первым выстрелом послышался второй, и Митя увидел двух закадычных друзей – браконьеров. Они с трудом тащили сани, доверху наполненные убитыми зверушками.
Юноша проглотил горькую слюну и хотел было пройти мимо мерзавцев незамеченным, но не смог сдержаться. Он подошёл к саням, тяжко вздохнул, жалея в душе убитых животных, а потом так посмотрел на Стёпку - Праха, что тот чуть было не наложил от страха в штаны под далеко неласковым взглядом Дмитрия. Прах попятился и сел задом в сугроб.
- Что, леший, смотришь на меня волком? – спросил он с ненавистью. – Медвежонка-то твоего мы всё равно уложим. Не будь я – Стёпка-Прах.
" Матерь Божья! - содрогнулся от ужаса Митенька. - Откуда они узнали про Валюшу? Не иначе, этот гад выследил меня, когда я ходил к одинокой ели? Нужно немедленно предупредить тётю Алёну. Ни она, ни Валюша не должны больше превращаться в медведей. Иначе быть беде !"
Он бежал без оглядки, задыхаясь, по зимнему лесу. Рубаха под овечьим тулупом прилипла к телу, в голове мелькали обрывки мыслей, но самой страшной из них была мысль, что он может навсегда потерять ту, что стала ему дороже всех сокровищ на свете – любимую Валечку.
Возле заветной ели Митя остановился и внимательно прислушался. Тишина стояла такая, что слышно было, как потрескивают ветки на деревьях.
- Тётенька Алёна! - крикнул юноша, и эхом отозвалось: "Лёна, Лёна, Лёна! Валюша!"
Откуда ни возьмись, появилась женщина в нарядной вышитой душегрейке и цветастом полушалке и девушка, лет шестнадцати, в белом полушубке и белой круглой шапочке. Позади ели проглядывал силуэт знакомого дома.
Валюша бросилась на грудь Митеньки, и тот нежно прижал девушку к своему сердцу. Потом втроём они поднялись по знакомой лестнице в дом, сняли верхнюю одежду, и Митя с наслаждением протянул озябшие руки к русской печке, выложенной изразцами. Валя стояла рядом . Её рыжеватые волосы были заплетёны в толстую косу, которая оканчивалась голубым бантом. Стан девушки был тонок в шёлковом голубом платье с пояском. На её правом запястье красовалась всё та же голубая ленточка, которую много лет тому назад подарил ей Митя.
Длинный стол был всё так же уставлен всевозможными кушаньями. Хозяйка пригласила гостя к столу, но Митенька, находившийся под впечатлением ужасных с лов, сказанных Стёпкой-Прахом, сидел неподвижно.
- Что с тобой сегодня, сынок? – ласково спросила тётя Алёна. – На тебе лица нет. Случилось что?
- Случилось, - тихо ответил юноша. – Я пришёл сюда, чтобы предупредить вас о страшной опасности, которая поджидает вас на каждом шагу. Я сегодня встретил в лесу двух негодяев, которые занимаются отстрелом пушных зверей. Они ни перед чем не остановятся…
- А я думала ты пришёл, чтобы объявить Валюшу своей невестой, - заулыбалась Алёна.- Она мне все уши прожужжала, что ты - её жених. Ведь вы любите друг друга ? Разве не так?
Валюша сидела за столом, опустив глаза. Её щёки были покрыты густым румянцем.
- Вы правы, тётенька Алёна. Я люблю Валюшу, но не время сейчас толковать о свадьбе. Сначала нужно найти вам надёжное убежище, чтобы ни один человек с ружьём не смог вас найти. Кажется, один мерзавец меня выследил…
- Успокойся, Митенька! - твёрдо сказала тётя Алёна. – Им сюда не добраться, если только… -
Тут она замолчала и опустила голову, и Митя заметил в её глазах то ли страх, то ли грусть. – Не будем думать о плохом, мой мальчик. В любом случае Валюшу в обиду я не дам: смогу за неё постоять. Но одно запомни, Митя, что бы с нами не случилось, если ты три раза обойдёшь вокруг заветной ели, навсегда медведем станешь.
Но что хотела сказать женщина словами " если только", Митя так и не понял, но в его чистую душу ядовитой змеёй стал заползать страх, от которого, как он ни старался, отделаться не мог.





Рейтинг работы: 32
Количество рецензий: 6
Количество сообщений: 9
Количество просмотров: 124
© 19.03.2018 Долорес
Свидетельство о публикации: izba-2018-2228327

Рубрика произведения: Проза -> Сказка


Лариса Потапова       01.12.2018   21:56:22
Отзыв:   положительный
Какая славная сказка! Обязательно внучке прочитаю её. Сколько доброго и мудрого в ней зашифровано.
С теплом,


Долорес       02.12.2018   20:30:17

Добрый вечер, милая Лариса!
Очень рада, что сказка понравилась. Думаю, и внучке понравится.
Большое спасибо за добрый отзыв.
С уважением!


Раиля Иксанова       10.04.2018   14:54:32
Отзыв:   положительный
ДОБРЫЙ ДЕНЬ, ЧУДЕСНАЯ СКАЗИТЕЛЬНИЦА!
СНАЧАЛА ДУМАЛА, ЧТО ЭТО РАССКАЗ, А ПОТОМ СКАЗОЧНЫЕ ОБРАЗЫ И ПРЕВРАЩЕНИЯ МЕДВЕДЕЙ В ЛЮДЕЙ, ДАЛИ ОБЪЯСНЕНИЕ ЭТОМУ, ТЕМ БОЛЕЕ ПОСВЯЩЕНИЕ ДАЕТСЯ ВАШЕМУ МУЖУ И ИМЕНА СОВПАДАЮТ, ПОЭТОМУ ПОДУМАЛА, ЧТО ЭТО БЫЛЬ,
ХОТЯ ЧЕРЕЗ ОБРАЗЫ СКАЗОК, ДУМАЮ, ПРОСЛЕЖИВАЕТСЯ ЖИЗНЬ И СУДЬБА ГЛАВНЫХ ГЕРОЕВ.
СПАСИБО ОГРОМНОЕ, ГАЛИНА, ЗА ИНТЕРЕСНОЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ
Долорес       10.04.2018   22:30:49

На момент написания этой сказки я кажется все имена перебрала. Бы ли мы тогда на отдыхе, поэтому сверху мне так подсказали имя ДМИТРИЙ. Изменять ничего не стала. Посвятила Диме. Писать сказку мне помогала моя сестра - директор краеведческого музея. Имена многих героев не выдуманные.
Очень рада, Раиля, что нашла эту сказку. Мне казалось, что ты её прочитала уже.


Раиля Иксанова       11.04.2018   04:32:00

СПАСИБО БОЛЬШОЕ, ГАЛИНА, ЗА РАЗЪЯСНЕНИЕ ИСТОРИИ СОЗДАНИЯ СВОЕЙ СКАЗКИ,
ЕСЛИ БЫ НЕ ДЕФИЦИТ ВРЕМЕНИ, УЖЕ МНОГОЕ БЫЛО БЫ ПРОЧИТАНО!
Лариса Адианова       19.03.2018   17:44:15
Отзыв:   положительный
Галочка, читала сказку внуку. Ждём продолжения!!!!!
Долорес       19.03.2018   20:43:47

Очень рада, Ларисочка. Надеюсь, внучку понравилась эта сказка?
Завтра выложу следующие главы.
Спасибо большое!


Лариса Адианова       19.03.2018   21:01:10

Очень понравилась!!! Ждём продолжения!!!
Вячеслав Черноводский       19.03.2018   17:35:47
Отзыв:   положительный
Прекрасно написано, Галина!.. И по стилю напоминает что-то далекое и знакомое!.Очень по душе! Спасибо Вам!!! С уважением к таланту

Долорес       19.03.2018   20:42:36

Благодарю вас, Вячеслав! Уверена, что дальше вы читать не будете - ограничитесь только этой частью.
Но и на том спасибо!
С уважением!


Вячеслав Черноводский       20.03.2018   14:10:17

А, вот и не угадали))))

Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       19.03.2018   17:19:44
Отзыв:   положительный
здорово.. Просто бегло читаю, но сюжетно очень крепко сделано, язык бесподобен, слог - ясен. Спасибо...
Долорес       19.03.2018   20:40:23

Спасибо, Лана, понимаю, как ты занята. Спасибо, что бегло читаешь. очень приятны твои слова...
Светлана Мельникова       19.03.2018   17:11:04
Отзыв:   положительный
Галочка, вот это сказка! Всем сказкам - сказка! Настоящая русская,
читать её сплошное удовольствие! Не перестаю восхищаться твоим
воображением! Сердце сжимается от предчувствия беды: что теперь
будет с Алёной и Валюшей? Как бы и Митеньке ни пострадать от
лихих разбойников! Жду с нетерпением продолжения! Спасибо за
очень интересный сюжет и красоту слога!!! Желаю тебе весеннего
настроения и вдохновения на новые прекрасные сказки!
С восхищением и сердечным теплом!


Долорес       19.03.2018   20:38:58

Милая Светочка!
Эту сказку я писала летом 2015 года на природе, на Волге. Мы отдыхали с Димой у Лены.
Я ходила с диктофоном, записывала разные интересные истории о местных жителях,
исторические факты. Галаня - это был такой разбойник знаменитый в тех краях. Лёня - буфетчик -
тоже местный житель. все названия деревень, рек, озёр - подлинные. Много Лена помогала, она
директор краеведческого музея. Находила нужный материал, привозила из библиотеки Воротынца.
На природе было очень здорово работать, поэтому сказку написала за две недели.
прибавила немного фантазии. И всё. А Культей будет - это в марийском эпосе - чудище, колдун, нечисть.
Очень рада, что тебе понравилась сказка. Для тебя хранила.
Отличного тебе и твоей семье вечера!
обнимаю нежно!










1