07 Ляман (часть вторая)


07 Ляман (часть вторая)
 

Глава вторая СТЕПАН

Четверть века, застывшая в глянец, с той далекой поры боевой.
Поднялся новый город - красавец, расцветая как сад молодой!
Средь толпы, средь людей океана, где мечом машет Родина – мать,
Узнает он мальчишку Степана. И объятий друзей – не разнять!



Бессловесная это баллада, не расскажешь всего на словах.
Кое-как мне поведала Рада, заливаясь в горючих слезах.
Так сложилось злодейкой-судьбою, нахватавшись контузий и ран,
Сталинград, защитивши собою, нахлебался беды и Степан.

Оттрубив до Победы в пехоте, уцелев просто чудом в боях,
к мирной жизни – совсем непригоден. Все заслуги развеяны в прах!
Не имев офицерского званья, получая солдатский паёк,
пережив лихолетья страданья, брошен в омут судьбы паренек.

Ведь ему после славной Победы привелось послужить пару лет.
Довоенное кануло в Лету и обратного адреса нет!
Без помпезного шика и блеска, добирался на товарняках,
Быт его, изменившийся резко, след оставил седой на висках.

Повидавшая виды шинелька. На плечах – худосочный рюкзак.
И одежда она и постелька, без которой солдату - никак!
На погонах – сержантские лычки. На груди – « За отвагу» медаль.
Вот и все у Степана отличья, да под сердцем застряв – вражья сталь.

Минометный осколок фашистский, отголоском прошедшей войны,
шевелится под сердцем российским, нагнетая кошмарные сны.
А они тяжелы, беспощадны! Об уже пережитом не раз!
О судьбе угловато-нескладной, только веки опустятся глаз.

После Бреста – родная отчизна, как приятен на родину путь!
Под ногами – земля коммунизма, до него пару раз лишь шагнуть!
Как весной перелётная птица, возвращаясь к родному гнезду,
эшелон, пересекший границу, попадает нежданно в беду.

Оцепляется ротой охраны, переводится на запасной.
Люди загнаны, будто бараны, завершился их путь боевой.
Начинается шмон небывалый, не вагон, а тюремный барак!
Вот небрежно, с ухмылкой усталой тряханули Степанов рюкзак.

Перемотанный белой тряпицей, воронёный блеснул пистолет.
По сей день тот момент ему снится, на вопрос не давая ответ.
За мальчишечью, во общем, затею. Пареньку с небольшим двадцать лет,
что являлось военным трофеем, послужило причиной для бед.

Может это теперь непонятно, полвагона таких бедолаг?
Но со скоростью невероятной мясорубкой крутился ГУЛАГ!
Всё решалось почти за мгновенье. Троек суд лаконичен и скор.
За серьёзнейшее нарушенье – приговор (Словно клацнул затвор!)

На погонах оборваны лычки. Не сияет медаль на груди.
Вот совсем уже нету отличий. Испытания все – впереди!
Вроде те же по рельсам колеса выбивают ритмичный мотив.
Только жизнь, как с крутого откоса, обрывается камнем в обрыв!

Под Свердловском, в колонии строгой, спев по-жизни лишь первый куплет,
на строительстве важной дороги, «отбывает» Степан восемь лет!
Стал строителем классным-путейцем. Бригадир, (несмотря, что - пацан!)
сколотивши таких же «армейцев», выдавая трехразовый план!

Дни слагались, как шпалы рядами. Их скрепляли года – костыли.
Люди русские, бывши рабами, к коммунизму дорогу вели!
Где-то рыли большие каналы, заливали в бетон космодром,
пот смахнувши рукою усталой, под карающим красным мечом!

Уточнять любишь всё ты – всезнайка, мой внучок, ненаглядный Кирилл!
За простую черняжную пайку Сталин славу себе возводил!
Фараонские это замашки, вроде ихних седых пирамид.
Люди босые, в рваных рубашках, в космос метили! Сердце щемит…

Миллионы загубленных жизней в ней фундаментом мощным легли.
Послуживших немало отчизне, затерявшись в небесной дали.
Смерть – разлука с нетленной душою, что отправившись в вечный полёт,
загорается новой звездою, ярче делая наш небосвод!

Нет такого другого народа, чтобы вытерпеть всё это смог!
Смог Степан! Отворилась свобода! Пережитого – горький итог.
С той же серой бумажкой в кармане. Той, что в городе жить не велит,
повстречал он кочевье цыганей. Уж совсем вымирающий вид.

Потянувшись к ним всею душою, увязался за ними Степан.
Пив свободу пригоршней большою, сам по крови напомню – цыган.
Словно рыба, нырнувшая в воду, исчезает, вильнувши хвостом.
Так цыгана пусти на свободу, ни за что не отыщешь потом!

Наливается спелою вишней поздним летом у домика сад.
Перебором гитарным, чуть слышным, жизнь не знает дороги назад!
Только домика нет и гитары. Лишь душа нежной арфой поет!
И Степан, ещё вовсе не старый, крылья снова расправил в полёт!

Год промчался, что счастья осколок! Языку, обучившись едва,
Попадает Степан наш в поселок под названием Астрахань - два.
Объясню, внук, отвлекшись немножко. Дед за словом не лезет в карман.
Тот поселок, что наша Отрожка – вечный табор оседлых цыган.

Легче-лёгкого хаять устои! (Это – вечный удел молодых!)
Был совсем он недавно отстроен для таких вот цыган кочевых.
Ещё пахнущий краскою свежей, с палисадником перед окном,
по живому Степан будто режет, занимая пустующий дом!

Его табор, рядивши недолго, погрустив у костров напослед,
У поселка над самою Волгой, за Степаном подался вослед.
Расселяются люди по хатам, занося в них пожитков узлы.
Хоть не каменны это палаты, всё ж свои заимели углы!

Ковыряются по огородам, бабы ходят – гадают толпой.
Это сладкое слово СВОБОДА только в песне осталось живой!
В ней – тоска по былому раздолью, что звенело упругой струной,
до краёв переполнена болью! Стала жизнь для цыганей – иной.

Загубив пуще всяких пожарищ, кровь пуская отчизне своей,
Вождь народов – Великий Товарищ, рядом с Лениным лёг в мавзолей.
Потеплело, хоть и не надолго – отдышаться от этой беды.
Как весной разливается Волга, унося в море с водами льды.

Расцветает цыганский посёлок, забурлив, как весенний ручей.
У Степана, что молнии всполох! Повстречался с любовью своей!
Хоть она не цыганского рода, но нежна и юна, как апрель.
Солнца лучик сквозь тучу невзгоды, маячок сквозь пургу и метель!



Так Степан полюбил её жарко, невозможно в стихах передать!
Эльгиза, чаровница-татарка, четверых сыновей его – мать.
Старший назван в честь друга Иваном, что был сутки ему словно брат
Заживают саднящие раны, попадает и он в Волгоград.

Глава третья ДОГОВОР

Наши люди, ходивши в разведку, всё привыкшие делать тайком,
Выпивали всегда на газетке, заедая плавлёным сырком.
Пережив испытаний годину, эти лучшие кадры страны,
Несмотря на года и седины, те же дети её – пацаны!

Посидели часок на скамейке, помянувши погибших друзей.
О судьбе повздыхавши-злодейке, погрустили о жизни своей.
Ты, конечно, заметил, Кирюшка: словно рельсов она – параллель!
Зачерствевшая хлеба горбушка, бездорожье в пургу и метель.

В ходе этой беседы неспешной, как гитарной струны – перебор,
Поначалу казалось – потешный, заключен был такой договор:
« Коль случилось увидеться снова, пересекши маршруты путей,
Посему они оба готовы породниться, женивши детей!»

(В это время дочурка Ивана мелом в классы чертила асфальт.
Что творишь ты, отец ее спьяну? Пожалеешь об этом стократ!)
« В ад дорога с благих намерений!» - как сам мир выраженье старо.
Чад своих, без каких-то сомнений, осчастливить решили баро!

По законам цыганским старинным, что черней, чем пиковая масть,
(Огнедышащим страшным драконом полыхает отцовская власть!)
Сами, сердце лишь слыша, влюбившись, переживши волненье страстей,
непонятно, вдруг, переродившись, обездолить, решили детей!

Ведь Иван дочь любил беззаветно, выделяя среди остальных!
Жизнь Ляман, что звенела монетой, на решётку легла в этот миг.
И Степана Ванюшка был старшим. Семилетний смышленый малец!
Эльгизы был портрет, даже краше! (Что ж ты делаешь, глупый отец?!)

Но, уже прозвенели стаканы, сцементировав их договор,
друг на друга набросив арканом! (Так точился обрядный топор!)
Разогнавшеюся вагонеткой, что по рельсам несётся в опор:
«Пусть закончат пока восьмилетку, а тогда завершим уговор!»

Возвратились в свои поселенья, повидавшись с далеким былым.
(Подчеркну договора значенье: «Сговорённым не нужен калым!»)
Так решались дела зачастую! Без согласия и без любви,
в жизни вытянув фишку пустую по закону цыганской крови!

Пролетают года легкокрыло, как волна за волной – океан!
Вот продолжить учиться решила, восемь классов закончив, Ляман.
Аттестат без четверки единой. Полюбуйся любимый отец!
Только голос осипший, родимый произносит: «Учёбе – конец!»

Ты просватана мною заочно, под венец собирайся, Ляман!
Слово, цыганом данное – прочно, ждет тебя наречённый - Иван!
Словно выстрел осадных орудий! После солнца сиявшего – град!
(Что с собою мы делаем – люди, превращая жизнь райскую в ад?)

За одно неуклюжее слово, улетевшее, как воробей,
Затворяем свободу засовом самых близких, любимых людей!
Молодой кобылицей взбрыкнувши, всей опасности не распознав:
«Как ты мог, мой отец самый лучший, за меня всё решать? Ты – неправ!

Ведь совсем я еще молодая, для меня лишь учёба важна!
Пережитков рутина седая комсомолке совсем не нужна!»

ЭПИЛОГ

Вот, внучок, добрались мы до сути. В этой фразе – истории соль!
Есть ведь люди, что, сколько не гнуть их – перетерпят мученья и боль!
Сотворила упрямство природа, затуманивши мысли и взор.
Слово данное – цепь для свободы, что нарушить страшней, чем позор!

Гнев, ударив по мозгу Ивана (неспроста средь грехов первым - он),
Будто разуму вырвал стоп-краны! Лютой злобою воспламенён!
Мне, Кирилл, не найти аргументов, чтобы смог ты простить и понять,
В жизни масса подобных моментов, не смогла ей помочь даже мать!

Ведь цыгана жена – бессловесна. Лишь даёт на вопросы ответ.
Её мнение – неинтересно. Права голоса в таборе – нет.
Высек плетью любимую дочку, резав сердце свое по куску.
Тем, поставив последнюю точку, вбивши гвоздь в гробовую доску.

Пред отцом не склонивши колена, что цыганки противно нутру,
Повскрывала Ляман себе вены, бездыханной нашли поутру.
Каждый в жизни своей исполняет лишь ему отведённую роль.
Свет звезды его путь освещает. Как порою несчастен король!

Вырывая клоками седины, волком выл безутешный Иван.
Нет печальнее в мире картины. И задумал пойти на обман!
Посылает другую невесту. (Дочерей у него цельных пять!)
У которой нрав мягче, чем тесто. Все равно не знаком с нею зять.

В подвенечном наряде напротив, молчаливо сидела одна.
Старшей дочерью ставшая Раде. Словно сфинкс: не слышна – не видна.
С той поры на меня навевает лишь тоску звук гортанных их фраз.
Вспоминаю – слеза набегает. Всё, любимый, закончен рассказ.
















Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 48
© 14.03.2018 Виктор Панов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2224274

Рубрика произведения: Поэзия -> Стихи для детей



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  












1