Легенда о Мраморном Короле


Легенда о Мраморном Короле
Давным-давно было на свете одно королевство. Площадь его была невелика, в иных государствах и простой граф владел большим куском земли. Королевство располагалось в укромной долине, скрытой от взглядов прочего мира кольцом высоких холмов. Вдобавок прадед нынешнего правителя потратил почти всю казну, чтобы окружить свои владения высокой крепостной стеной.
Во времена, когда войны неугомонных феодалов раздирали лик мира на рваные лоскутья краткоживущих держав, уютная долина оказалась на границе двух новых государств, которыми владели князья, находившиеся в военном союзе. Советник одного из претендентов, чтобы избежать войны, предложил необычный выход. У одного из князей был младший сын, у другого дочь, вторая после наследника мужского пола. И состоялась свадьба княжеских детей, а в качестве общего подарка юным супругам отдали злополучную долину. Их сын стал единоличным князем новой крохотной страны. При внуке его одно из соседних княжеств вошло в состав большого государства, а в другом сменилась правящая династия. Тогда-то и было построена стена, а двадцатилетнюю службу на четырёх приграничных крепостях проходило всё мужское население страны. Сам же князь провозгласил себя королём, над чем долго потешались иные монархи – у некоторых королей одни охотничьи угодья занимали больше территории, чем эта долина.
В центре долины, на берегах живописного озера, раскинулся уютный городок – столица королевства. Кварталы одноэтажных особняков разделяла зелёная решётка аллей, высаженных клёнами и липами. Улицы вели к королевской площади, где был выстроен из серого камня дворец, небольшой, как и всё здесь. Мощёная набережная охватывала берега озера, прижимаясь к неровной линии берега. Вечерами горожане любили прогуливаться по ней, и глядеть на спокойную тёмную воду, с лёгкой рябью волн, или на маленький островок посредине озера, похожий на корабль - с парусами плакучих ив и трёмя высокими мачтами тополей.
У некоторых жителей были маленькие лодочки – в хорошую погоду они с удовольствием плавали недалеко от берега, мерно взмахивая вёслами. К островку горожане не подплывали, делать там посторонним было нечего.
Однако если бы кто-то любопытный решился пристать к этому клочку суши и пробраться сквозь ивовые заграждения на укромную полянку, он увидел бы массивный деревянный люк прямо посреди высокой травы.
Под люком был короткий лаз со скобами ступеней, вёл он вглубь странного жилища. Здесь уже много лет жил человек, считавшийся единственным скульптором в королевстве. Общества людей он избегал, и никто из горожан не мог похвастаться тем, что побывал в гостях у странного ваятеля. Говорили, что он некогда пришёл из далёких земель на западе, но больше о его прошлом ничего не знали.
Основание островка было скальное, озёрная вода не просачивалась в уютный дом. Там скульптор проводил долгие дни, когда не было работы. Вечерами, когда над озером поднимался сизый туман, он выходил наружу и мог долго глядеть на огни городка вдали, или на растворяющийся в молочной пелене лик луны. Раз в неделю он спускал на воду маленькую лодчонку, схоронённую среди ивовых зарослей, и отправлялся в город за продуктами, всегда к одному и тому же торговцу. Иногда в углу лавки сидел человек, терпеливо дожидавшийся ваятеля, чтобы заказать скульптуру. Тогда мастер возвращался домой, брал необходимые инструменты и на время работы переезжал к заказчику. Там обычно уже стоял готовый мраморный блок, из которого маленькими резцами скульптор высекал произведение искусства, уже скрытое в толще камня, но видимое до этого одному лишь ваятелю.
Богатейшие люди королевства заказывали себе скульптуры, и фантазии этих людей, казалось, не было предела. Один министр просил сделать во дворе своей резиденции дракона из красного скального камня, другой купец велел высечь для себя узорчатую кровать из зелёного кварца. Однако скульптор ваял только человеческие фигуры, и всякий раз ему удавалось переубедить заказчика, затронув тот порок человеческой души, что есть в каждом, и никогда не может пресытиться в течение жизни. Этим пороком было тщеславие.
- Дракон, - говорил ваятель, - это было бы прекрасно. – Но неужели вы желаете, чтобы спустя столетия лишь дракон возвышался здесь, а потомки размышляли бы, а не стоит ли он здесь вечно? Неужели безмолвный крылатый змей способен напомнить о вас, о том, что вы когда-то жили здесь и были одним из величайших людей королевства. Гораздо больше памяти оставит ваша скульптура, ваш лик, воплощённый во мраморе. И эта статуя будет стоять на почётном месте в вашем доме, напоминая о том, кто некогда своими деяниями прославил род и преумножил богатство, доставшееся от предков.
И человек не мог не согласиться с этими речами, что были словно бальзам на истерзанную рану. Тогда-то скульптор начинал работу над статуей.
За двадцать лет он изваял в мраморе две сотни чудесных статуй. Владельцами их были люди, стоявшие у вершин власти в королевстве. Высшие чины страны, все как один, владели искусно сотворёнными двойниками в своих роскошных резиденциях, практически неотличимыми от тех, кто был для них прообразом. Скульптуры были сделаны так искусно, что казалось, непостижимым образом получили в подарок от создателя живую душу. Только цветом они напоминали о своём каменном небытие. И всякая статуя была из мрамора, ибо иного материала ваятель не терпел.
Одному лишь королю мастер не желал сделать скульптуру. Когда в очередной раз монарх просил изобразить себя во мраморе, чтобы потомки помнили его царственный облик, скульптор отвечал, что не имеет права повторять образ столь великой особы в простом камне. Однажды король не на шутку рассердился, и даже подумывал выгнать несговорчивого ваятеля из страны, но королевские министры, советники, графы и богачи вступились за мастера, что в своё время создал для них и их жён и детей превосходные мраморные шедевры. И король сжалился над мастером, в глубине души надеясь, что скульптор когда-нибудь изменит своим неведомым убеждениям и сотворит лучшую из всех скульптур для правителя страны.
Проходили годы, всё меньше оставалось тех, кто желал бы себе чудесную статую и не получил её. Среди них был, как и раньше, король. Но было ещё кое-что. Скульптуры не оставались неизменными. Они менялись вместе с теми, для кого были сделаны. Статуи детей вырастали, мраморные лица взрослых покрывались морщинами, делались всё старше. А когда один советник умер от чахотки, мраморная статуя, стоявшая у его изголовья, в тот же миг рассыпалась в пыль.
Королю скоро донесли об этих странных явлениях. Пятеро стражей ворвались в укромное жилище скульптора и в кандалах доставили его пред очи монарха. Мастер упал ниц перед троном, а в тишине тронного зала гремел голос разгневанного короля:
- Отвечай, негодяй, что случилось со скульптурами! Каким образом ты, мерзкий чернокнижник, заколдовал их? Что сделали тебе мои подданные, если ты принёс им такое огорчение?!
Начальник стражи, чья величавая статуя растолстела вместе с ним самим, согласно кивнул.
Скульптор поднял голову. Лицо его было спокойно и бесстрастно, словно высечено из всё того же мрамора.
- Говорят, что некогда в нашем мире жили существа, способные одним взглядом обратить живого человека в мёртвый камень. А вам не приходило в голову, что если возможно было это, то также возможно вдохнуть в камень живую душу? Или же отдать камню душу живого.
- Что?! О чём ты говоришь? – выкрикнул король. Ему отчего-то стало не по себе, странное предчувствие надвигающейся беды пронзило всё его существо.
Ваятель молчал.
- В темницу его, пока не вернёт всё, как было! – приказал монарх.
- А как же статуя, которую вы желали? – спросил вдруг скульптор. – Теперь я готов создать её.
- Вот как ты заговорил! – с нескрываемым злорадством бросил король. – Но теперь мне не нужна твоя проклятая скульптура, что рассыплется в мраморную крошку, когда я покину этот мир.
Начальник стражи сделал знак стражникам. Но прежде чем они успели схватить за плечи неугодного мастера, тому в ладонь из рукава скользнул тонкий резец, которым он и придавал самые совершенные черты своим статуям.
Пальцы с усилием переломили изящный стальной инструмент, и в тот же миг произошло нечто совершенно невообразимое. Лицо начальника стражи на глазах у изумлённых стражников стало покрываться тонкой мраморной коркой, перешедшей затем на одежду. Даже палаш из воронёной стали обратился в белый мрамор с чёрными прожилками. И в тот же миг по всему крохотному королевству чиновники и богачи стремительно покрывались мрамором, а с постаментов и ниш сходили живыми шагами их мраморные двойники, у которых был иной владыка.
Стражники выхватили своё оружие, ожидая приказа короля. Однако правитель вовсе потерял самообладание. Соскочив со своего высокого трона, он бросился к неподвижному скульптору, схватил его за плечи и потряс:
- Как ты сделал это, мерзавец? – простонал король. – Что это? Сделай всё, как должно быть!
- Повинуюсь, ваше величество, – с лёгкой усмешкой произнёс ваятель.
Король вдруг вознёс руки к небу, словно прося милости у Богов, ибо это было последнее, что ему оставалось. В таком положении он и застыл, обратившись в немой камень. Стража зачарованно глядела на это невиданное действо, но понемногу страх и ненависть составили в их душах одну кипучую смесь, пробудившую разум и подтолкнувшую к тому, чтобы изрубить скульптора на куски. Из ножен медленно выползли смертоносные клинки.
- Не двигаться! – закричал ваятель, отступая вглубь тронного зала. – Или я и вас обращу в камень.
Это была пустая угроза, ведь для простых воинов скульптор никогда не делал мраморных двойников, однако стражники этого не знали. Все четверо медленно опустились на колени и положили мечи.
- Пощади нас, - глухо вымолвил один из стражников.
По его багровому лицу было видно, с каким трудом дались смелому воину такие слова. Он не отступил бы в бою с мечниками или даже всадниками, но никто не учил его не бояться чародейства.
Так, на коленях, они провели довольно долгое время, пока двери тронного зала не распахнулись, и не вошёл начальник стражи, тот, что ещё утром был статуей в особняке по соседству. Он и теперь ещё не полностью утратил белизну камня, но с каждой минутой горячая кровь разогревала его лицо, окрашивая красками жизни.
- Вернитесь на свои места, - отдал приказ командир, и стража не дерзнула ослушаться.
А потом он взял с каменной головы короля корону, ставшую чистейшим мрамором, и осторожно водрузил её на тёмные волосы скульптора.
- Приветствую вас, король, - чинно поклонился начальник стражи.
Бывший скульптор кивнул. Усмешка незаметной тенью мелькнула вновь на его бледных губах. Скоро прибудут все остальные, выразить своё почтение.

Новый король правил два месяца. Когда соседнее государство узнало о падении прежней династии и об узурпаторе-скульпторе, уже ничто не мешало ему завладеть лакомой долиной. Одна из двадцати регулярных армий соседа подошла к единственным воротам в пограничной стене, и все воины королевства, оказавшиеся в меньшинстве, сложили оружие. Они так и не смирились до конца с тем, что власть захватил чернокнижник, заменив чиновников на послушные живые статуи.
Когда генерал в сопровождении двадцати солдат вошёл в королевский дворец, начальник стражи попытался его остановить, однако острая сабля угодила тому прямо в сердце. И в то же мгновение сталь скрипнула, вырываясь из мрамора, ибо мёртвый противник неведомо как обратился в камень.
- Кто подойдёт ко мне, тот пожалеет, - завопил узурпатор со своего трона.
Подходить к нему и не стали. Над плечом изумлённого генерала просвистел арбалетный болт. Он пробил голову бывшего скульптора и застрял в палисандровой спинке трона. Когда командир армии осторожно подошёл ближе, перед ним восседала лишь мёртвая статуя мраморного короля.
- Что это за чары? – поинтересовался генерал, с трудом переборов своё удивление.
- Это давнее проклятье, - шепнул учёный, сопровождавший армию. – То, что вы видите перед собой, когда-то и было статуей. Неведомый мастер создал её, а затем оживил, чтобы этот скульптор сделал новые статуи. Но первый мастер и сам был кем-то оживлён.
- Говорят, в старину водились существа, обращающие в камень своим взглядом, - растерянно выговорил генерал.
- Да, - согласился учёный. – С них и началось это проклятье. Но учитывая жажду власти людей, на Мраморном Короле, которого мы свергли, это не завершится.
- Это уже меня не касается, - бросил генерал, - Долина наша. Да здравствует республика!
И солдаты, бывшие с ним, единым криком повторили его клич.





Рейтинг работы: 2
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 32
© 14.03.2018 Макс Артур
Свидетельство о публикации: izba-2018-2224268

Метки: легенда, статуя,
Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези


Николай Мальцев       15.03.2018   13:47:22
Отзыв:   положительный
Страшненько! Вот бы фильм по такому рассказу поставить!
Макс Артур       15.03.2018   20:01:21

Спасибо за отзыв. Дорогие спецэффекты, думаю, не окупились бы...

С уважением,










1