Кем был для нас Ельцин


Кем был для нас Ельцин


Наше поколение, проползшее через клетку социализма и только в конце восьмидесятых начавшее узнавать чудовищную правду о репрессиях и ГУЛАГе, в ту пору кроме Ельцина и его «команды» не видели никого, кто мог бы вытащить нас на свободу. А теперь носится в воздухе неприязнь, порой и проклятия простых людей (а зачастую и весьма непростых) в адрес Бориса Ельцина, Егора Гайдара, Анатолия Чубайса и иже с ними, поэтому хочу из своих записок тех лет («В Перестройке. 1987-2000») сделать некий «дайджест», чтобы знали:
КЕМ БЫЛ ЕЛЬЦИН ДЛЯ НАС.

1987-й
Редактор «Новостей» Жучков вернулся из командировки в район:
- Опять падеж скота в колхозе, - сидит за своим широким столом, строча очередную информацию. - Совсем коров кормить нечем. А тут еще праздники начались, вся деревня запьянствовала, так что скот на фермах так от голода ревел, что аж в деревне слышно было.
- Вот и сделайте передачу об этом, - советую.
- А-а, - машет рукой, - все равно не пропустят.
И тут же стал созваниваться с Сельхоз управлением, чтобы прислали специалиста, который в «Новостях» дал бы советы колхозникам: что надо делать, чтобы повысились надои.

Перестройка, Горбачёв*... Ничего-то из нее не получится, пока будут живы обкомы и райкомы, пока не будет многопартийности, пока не будет хозрасчета на предприятиях, и крестьяне не станут хозяевами земли. А гласность... В центральных газетах она с каждым днём «гласнее и гласнее», а у нас…
А-у, долгожданная, где ты загулялась?

Седьмого ноября на демонстрации, проходя перед трибунами, местные демократы выбросили лозунг: «Меньше слов, больше дела!», так из КГБ* приезжали на студию просматривать видеозапись: не пропустили б этого в эфир! Да и в Москве, - Женя Сорокин рассказал, он чаще нас слушает зарубежное радио «Свобода», - разогнали демонстрацию против Сталина и около двадцати человек арестовали.

Центральная пресса обрушила на нас настоящую лавину правды о жертвах большевиков, и похоже это на поминание в церкви, только в церкви поминают иногда, а мы – каждый день.

Напечатали статью Платона о предприимчивых мужиках из районного города, - хотят те снять в аренду озеро, развести в нем карпов и кормить весь город. – и уже дважды собирали они сходку горожан, спрашивали: хотят ли этого? Да, хотят. Но местное начальство не разрешает. Приезжали журналисты и из «Взгляда»*, - появилась теперь такая передача, которую мы ждем каждый раз с нетерпением, потому что она для нас - единственный источник правды. Так вот, они тоже собирали сходку горожан в этом городе, опрашивали их, уехали, но пока ничего не меняется.

Вчера во «Взгляде», ошалев от правды, смотрели интервью с Роем Медведевым*, опубликовавшим на Западе книгу о «кровавом деспоте Сталине»*; интервью с парнем, который старается собрать картотеку жертв сталинизма; клип Гребенщикова «Нам надо вернуть нашу землю». Потрясающий клип.

В первом номере журнала «Знамя»* прочитали пьесу Шатрова* «Дальше, дальше, дальше...», в которой берется под сомнение и Октябрьская революция, и все социалистические завоевания. Чудо! Чудо, что дожили до таких дней! И кто-то из героев говорит, что ничего, мол, у нас не изменится, пока там, наверху, будет старый аппарат.
И он прав.

Такого никогда не показывали по ЦТ: на партконференции обсуждали каждого члена ЦК, прежде чем избрать. И еще: теперь не глушат радиостанции из-за рубежа. Замолчали монстры! И это - чудо!

Теперь у нас в городе есть СОИ - Совета общественных инициатив. Собираются человек сорок в выставочном зале и разговоры ведут об экологии, - о другом не позволяют соглядатаи нашей «руководящей и направляющей», - но под праздник революции семнадцатого года они обсуждали: с какими лозунгами идти на демонстрацию? И решили выйти с такими: «За чистый воздух и чистую совесть!», «НЕТ строительству фосфористого завода», «Отстоим здоровье наших детей!». Седьмого было холодно, по тротуару вьюжил снежок, и мы на площадь не пошли, а муж ходил и рассказывал:
- Вначале нас было немного, но по дороге присоединялись люди, ведь наши лозунги на фоне привычных: выполним!.. перевыполним!.. достойно встретим!.. сразу бросались в глаза, да еще впереди шла девочка с куклой в противогазе, так что смотрели на нас, разинув рты! И когда подошли к трибунам, в колонне было уже человек семьсот, - радостно улыбается: - А когда прошли по площади, то подошел какой-то мужик и сказал: «Молодцы! Молодцы, что не побоялись»!
Разговоров теперь в городе о колонне «зеленых»! Весь день звонили и к нам на студию, - ждали, что по телевизору покажут, - но гэбисты моему начальству не разрешили. А в коммунистическом «Рабочем» большинство сотрудников осуждают Платона, и секретарь райкома партии Дордиева кому-то бросила:
- Надеюсь, вы не запачкались участием в колонне «зеленых»?
Вот так, даже «зеленым» нельзя быть в нашем красном от крови соцлагере.

Сижу с моим любимым телеоператором Сашей Федоровым в холле и читаю ему отрывок из статьи Нуйкина* в «Новом мире»*: «Пора бы наших «благодетелей» поткать носом, как поганых кошек, в дерьмо: прошло уже семьдесят лет после революции, а они еще элементарно не накормили народ. На полках сейчас в основном полугнилая картошка да минтай в банках».

Сегодня СОИвцы собирались в парке, но к ним подошел милиционер и предупредил, что если они не уйдут, то будет составлен протокол. Соивец Мудровский предложил сразу же разойтись, а журналист радио Орлов засопротивлялся, и тогда два милиционера предложили ему пройти в отделение милиции. Вот так закончилось очередное «собрание» Совета общественных инициатив.

Из новогоднего поздравления нашего друга-писателя Володи Володина:
«…В общем-то, хочу повторить то, что и говорил: я победил! Коммунисты покушались на мою душу бессмертную, но, - хрен им в сумку! - ничего у них не вышло. Они могут жрать в три горла, но я, даже хлебая в лагере баланду, был бы свободнее любого из них, а, значит, счастливее! Целые поколения кончали свою жизнь при расцвете и торжестве зла так и не узнав, что оно победимо. А зло победимо уже потому, что в созидании бездарно. Зло может только разрушать, и вот, сожрав, обокрав и высосав всё вокруг себя, оно издыхает. Господи, какая радость, что мне пришлось дожить до агонии, во всяком случае, до ее начала! Благословенно это десятилетие - начало конца! Но вопрос: что принесет новое?»
Ну, что ж, ободряющее Новогоднее поздравление друга!

1989-й
В магазинах подчищают последние «шмотки», - даже носки с полок исчезли. Ввели талоны на сахар и даже на стиральные порошки. А скоро выборы народных депутатов СССР, (может, «народные» чего-то добьются?) и появились плакаты и что-то вроде листовок: «Возродим полновластие советов!», «Велихов*, Ельцин*, Сахаров* = Перестройка», «Нищенская зарплата у нас, все остальное - у бюрократов», «Землю тем, кто на ней живет!», «Мы - за полную гласность, за полную свободу!», «Тарасов* - против бюрократов!» Стою у стены, где они наклеены, читаю, а чуть впереди - полный пожилой мужчина. «Этот будет против таких, как Тарасов», - почему-то подумалось, а он вдруг оборачивается и говорит:
- Вот за кого надо голосовать. Молодец!
Поддакивает ему и женщина. Но когда возвращаюсь с работы, то листовок уже и нет и остался только портрет Тарасова с выжженными сигаретой глазами.

День весенний, теплый! Еще утром не были уверены, что митинг разрешат, но все же поехали, а в парке народу!.. И на всю катушку гремят два усилителя, - транслируют радио «Маяк», как глушитель, и соивец Мудровский, напрягая голос, со сцены кричит собравшимся:
- Директор парка пригрозил радисту: если выключит радио, то его уволят.
Люди возмущаются, какой-то мужчина - как потом оказалось, доверенное лицо Тарасова - вскакивает на сцену и надрывно кричит:
- Местные органы игнорируют народного кандидата Артема Тарасова! Ему ни отвели не только зала для выступления, но даже микрофона не дают!
И предлагает всем пойти к Обкому партии, чтобы заявить протест. Люди поднимаются с лавок… но тут радио вдруг замолкает, - выключили! А на сцену уже выходит предприниматель Тарасов, тот самый, плакат которого висел на нашей бане:
- Ничего, что нет микрофона, я не боюсь оставить здесь голос и в прямом смысле.
И начинает говорить: да, экономика страны на грани катастрофы; да, народ замордован и заморен; да, медицина удручающая, экология тоже: - Так что не новые законы надо писать... их у нас аж семнадцать томов!.. а издать один единственный, перед которым все будут равны, в том числе и те, кто руководит страной. - На Тарасове серая курточка, помятые темные брюки, голубая рубашка и говорит громко, словно и впрямь не боясь сорвать голос: - У нас три слоя в обществе: верхушка - самый тонкий, уже живущий при коммунизме и которому на всех плевать; средний - бюрократия; и нижний - это все мы. Так вот раньше средний слой чувствовал себя уверенно и спокойно, а сейчас его стали беспокоить прострелы из нижнего, вплоть до верхнего, поэтому бюрократия консолидируется и переходит в наступление. - Лет тридцать пять ему, черная прядь волос все вздувается ветром и смотрится как восклицательный знак. - Если не победит демократия во всех сферах, - кричит надрывно, - то от нас все дальше начнут отходить другие страны. - Слушают его, затаив дыхание! - Поэтому необходимо нам всем объединяться и бороться.
Аплодируют. А он уже говорит о том, что в Москве депутаты, избранные неформально, собираются по субботам, чтобы вырабатывать свои позиции; о том, что после его выступления во «Взгляде», передаче было запрещено выходить в прямом эфире. А после Тарасова местный юрист Малашенко зачитывает письмо в центральные газеты: собрание, количеством в триста семьдесят человек, поддержало кандидатуру Тарасова в народные депутаты Союза.
- Может, кто против? - спрашивает.
Никого. Тогда читает письмо к местным властям, чтобы те разрешили собираться СОИвцам в парке два раза в неделю. Но разрешат ли?

Платону позвонил незнакомый человек и предложил встретиться: он, де, сообщит какие-то ценные сведения. И рассказал: в Москве состоялась демонстрация в поддержку избрания народным кандидатом Бориса Ельцинаи вначале разрешили проведение только митинга в каком-то парке, но администрация вдруг ввела за вход платные билеты, да по целому рублю! Но люди все равно собрались, пошли по улице Горького и по дороге образовалась огромная колонна.

Май. Всё цветет и благоухает… А в Москве заседает первый Съезд народных депутатов СССР*. Есть среди депутатов и Борис Ельцин. Конечно, говорят на съезде и правду, но все же ощущение, что съехались «еще те», - захлопывают демократов, самого яркого из них академика Андрея Сахарова, а в конце ему вообще не хотели давать слова, но Горбачев настоял. Вышел тот и стал зачитывать свою резолюцию, проговорил отведенные по регламенту пять минут и «те» начали хлопать снова, а Горбачев все звонил и звонил в колокольчик.

Консервировала про запас двух цыплят, которых нам к Новому году «дали» на работе, и чувствовала себя почти счастливой. Потом села у телевизора посмотреть «Голландский дневник» Молчанова, а там, в Голландии… Прилавки ломятся от всякой всячины, города - что парки! Господи, за что?.. за что же мы такие убогие и униженные!? А в конце показывали праздник цветов, но я уже ничего не видела. От слез.

Снег растаял, потом подморозило, и по тротуарам завьюжила пыль. А ведь Новый год! Снежку бы с лёгким морозцем, но… На книжный шкаф дети подвесили еловую ветку с несколькими шарами, притрусили конфетти, - получилось скромненько, но красиво! Скоро будем пить сухое вино, провожая Старый, потом - шампанское, встречая Новый. Вот ведь как получается: магазины пусты, а на столе!.. Но буквально о каждом провианте можно рассказ писать, как попал к нам. Ну, к примеру, свиной рулет - из деревни, и привез нам его Лёша, наш деревенский знакомый, который заходит, чтобы просто отвести душу, - Платон писал о нём, как и о Саше, защищая от произвола парт аппаратчиков попытки фермерствовать. Теперь - о сухой колбаске, которую мне дали на работе… В нашем социалистическом обществе как-то укоренилось, что нам в магазинах или дают, или выбрасываю, а вот в спец. распределителях выдают. Но отвлеклась я… Так вот, сухую колбаску корреспондент Редькина где-то выбила (тоже термин «зрелого социализма») для Комитета, и потом еще слушок пошел, что, мол, она погрела ручки на этой колбаске, недовешивая всем по пятнадцать грамм. Красную рыбку, - названия её так и не припомнили, ибо не «встречались» - недавно дочке уступила подруга, с Севера той прислали, и сын повесил эту рыбину на кухне для провяливания, но две недели, что она там болталась, всё ходил и отщипывал от неё, так что к Новому году красная доплыла не вся. Зеленый горошек, что точками рассыпан в салате, приехал когда-то из Москвы, и он - добыча сына… привез его, когда всем классом возили их туда на экскурсию. А вот с майонезом ровно месяц назад повезло мужу, - шел мимо магазина, а тут дают! - так что сейчас можно было бы отметить годовщину того счастливого события. Ну, а что касается десертов... Сгущенное молоко для торта ждало своего часа с того самого дня, когда летом дочка привезла его из Киева… правда, четыре банки дети тогда же вылизали, переругиваясь, кто, мол, больше… но одна все же уцелела, благодаря моей бдительности; за шоколадом дочка «давилась» целый час в их заводском буфете, да еще со скандалами, когда слушок пробежал, что, мол, «не всем хватит»; конфеты «Птичье молоко» дали на работе мне... коробочка в двести грамм, двадцать четыре штуки...
- Почему уже двадцать три? Кто одну увел?
- Нет, не я... - хитровато улыбнулась дочка. - Глеб, наверное.
Ну ладно, промолчу, все ж Новый год на носу! А сухое вино... О, вино, опять же дочка привезла еще осенью, когда ездила в столицу искать себе сапоги к зиме… и аж шесть бутылок, поэтому Платон встречал ее в семь утра. А вот венгерское шампанское... Как-то летом за дочкой в собственной машине заехали новоявленные парни-кооперативщики, пригласили с подругой в ресторанчик и там-то преподнесли ей это шампанское.
Вот такие, совсем не праздничные истории о нашем праздничном столе…
Да! О селедке «под шубой» забыла. Но у нее особой истории нет: недели две назад выбросили её в военторговском магазине, а я как раз проходила мимо; «шубу» для нее «сшила» из бураков и морковки, что продаются в овощном… да нет, как раз морковка там была сморщенная и мелкая, поэтому пришлось сбегать на базар и купить у бабульки… иногда и покупаю вот у таких, жалеючи, - руки трясутся, глаза умоляют.
А сегодня пошел снег… Тихий, густой.

1990-й
Пропали и макароны, теперь разметают соль. Еду в военторг, - там все же хоть иногда кое-что выбрасывают. И точно, - повезло же! - начинают давать пшено, рис и у прилавка быстро выстраивается очередь. Подхожу, занимаю.
- Отпускают только по два килограмма и что-то одно, - оборачивается женщина, стоящая впереди.
Елки-палки, а как же взять и то, и другое?
- А если мне и пшено, и рис нужны? - спрашиваю у «знающей».
Она пожимает плечами, но все же советует:
- А вы попросите кого-нибудь, кто ничего не берет, что б взяли, - и смотрит на меня, словно изучая, а потом предлагает: - Давайте я возьму. Сама-то я только соли хочу взять, но ее тоже по килограмму дают. – Я, конечно, соглашаюсь, а она снова взглядывает: - А Вы соль берете? - Нет, я не беру. - Ну, тогда мне возьмите.
Вот и хорошо: «договор подписан, соглашение заключено», стоим тихо, мирно, но тут к прилавку протискивается слепая, чтобы взять без очереди. Моя компаньонка начинает ворчать на нее, а та, ничего не отвечая, продолжает протискиваться, и тогда «моя» рявкает:
- Куда лезешь? Стоять надо, как все! - Слепая приостанавливается, но не отходит, а «моя» уже упирается рукой в ее плечо, слегка толкает: - Нет, не пройдешь! Только после меня!
Говорю в затылок «моей»: слепая, мол, имеет право, инвалид же... но она, кажется, не слышит и уже отдает чеки продавщице, сует все кульки в сумку. А как же мое пшено? Ведь унесет, непременно унесет! И впрямь: женщина уже отходит от прилавка, продолжая наскакивать на слепую, и вот уже - у порога… с моим пшеном. Да ладно, хрен с ним, у такой и брать стыдно. Но всё же догоняю:
- Женщина, - и улыбаюсь, как ни в чем не бывало, - а как же моя крупа?
Она оглядывается на меня, смотрит секунду-другую с не угасшей инерцией злобы, но все же наклоняется, молча вынимает кулек из сумки, сует мне… я ей - соль.
Иду домой и думаю: ах, Боже ты мой, что ж с нами сделали, если за какой-то килограмм пшена люди утрачивают сострадание? Ведь молчала же очередь, молчала, когда отталкивали слепую! Да и я хороша! Взяла же пшено у нее… у обидчицы.

Середина мая, почти жарко. И зелень бушует!.. А по радио транслируют заседание Верховного совета: одни стоны о помощи! Гибнут реки, леса, моря, зарастают сорняками поля; совхозы и колхозы давят арендаторов, да и колхозники помогают им, - в Сибири одного спалили; растет преступность, сомкнувшись с партийным аппаратом… да и Горбачев все никак не может отвернуться от социализма и снова выступил с обвинениями против Ельцина: он, де, в своем докладе ни разу не упомянул о достижениях социализма; поставил, де, под сомнения завоевания революции семнадцатого года! Ну кто объяснит нам, несчастным: где же эти «завоевания», если из магазинов расхватали все крупы и даже горох.

Поднимаюсь на свой пятый и думаю: «Сейчас упаду на диван, отлежусь, а потом уж и поем». Но у порога сын встречает:
- Иди в парк. ВЗГЛЯДовцы приехали...
И разворачиваюсь, иду. Но в парке ВЗГЛЯДовцев нет, а есть наши СОИвцы. Они, притиснутые к высокому цементному забору стадиона, небольшой группкой собрались на ступеньках буфета и по очереди говорят что-то горстке слушателей, раздавая синие листки. Люди подходят, отходят, некоторые садятся тут же на лавочки, слушают… Слушают прямую трансляцию с заседания Верховного Совета: во второй раз избирают председателя и снова внесли в список Ельцина. Сяду и я в тенёк под разлапистой липой и… И эта буйствующая зелень парка, и воздух, пронизанный солнцем, и горстка СОИвцев, раздающих синие листки, и прямая трансляция, - всё создаст ощущение почти сбывшейся надежды на то, что наконец-то Россия двинулась к свободе!

И снова слушаю прямую трансляцию со съезда народных депутатов России: еще раз выдвинули кандидатуру Ельцина на Председателя. Что будет? И тут вдруг радио вырубается. Никогда такого не было… в чем дело?.. отключили? И только после трех приходит Глеб и с порога кричит:
- Ма, Ельцина избрали!
Ну, слава Богу! И вечером сессию ведёт уже он, предлагая всех гостей отсадить на балконы, чтоб не давили на депутатов (Молодец!) и временно, на два дня, прервать работу, дабы обсудить кандидатуру премьера. Ну, как же всё это непривычно: вот так, по радио, слушать, как там, в верхах что-то обсуждают?
- Да, конечно, здорово, что избрали Ельцина, - говорю детям. – Только жаль, что он шалый, как все русские, и не знаешь, чего от него ждать?

После обращения народных депутатов России к народу, - «Хранить спокойствие в эти трудные, переходные дни к рынку» - с прилавков исчезли не только сигареты и табак, но и яички, наше спасение, и ходят слухи, что их, мол, в Москву отвозят. А на базаре цены на мясо поползли вверх и теперь я покупаю там тушки нутрий.

Вчера смотрели «Взгляд». Ведущий сидел вымученный, издерганный, да и оформление в студии было таким: вся мебель перевязана веревками... словно перед переездом; в центре - скульптура, и тоже в бечевках. Наверное, этим дают понять, что их вот-вот прикроют. Послала телеграмму на ОРТ: «Взгляд» Захарова - жалоба. «Взгляд» Любимова - знак СОС. Ребята, держитесь»!

Все темное только и ждет минуты моего ночного пробуждения, чтобы хлынуть в чуть отдохнувший мозг, и нужно большое усилие, чтобы, прижавшись щекой к подушке и мысленно сказав себе: «Все ерунда! Только бы живы и здоровы были мои родные», - уснуть.

В эти жаркие июльские дни проходит съезд* «руководящей и направляющей». Как же тошно смотреть на эти «сплочённые ряды» партийцев, на замкнутые, неживые лица! И только Ельцин… Сегодня он заявил, что выходит из их рядов. Браво, Борис Николаевич!

Молодая женщина с ребенком принесла маме талоны: на мясопродукты, сахар, водку, конфеты, сигареты, летние туфли, зимнюю обувь, ночную рубашку и панталоны.
- Получите, - протянула. - Только все равно ничего этого в магазинах нет.
- Ну, малыш, - наклонилась я к ее сынишке, - запоминай, как при социализме разносил талоны. Вырастишь большим, вспоминать будешь.
А мать его покачала головой:
- Запомнит... если выживем.

В газетах спорят: как отмечать праздник Октября? Где-то намечают провести альтернативные митинги, где-то «торжествовать», но за счет самой партии КПСС, где-то и вовсе не вспоминать об этом «празднике». А вот демократы предложили отметить «праздник» как день памяти жертвам эпохи социализма, - в двадцать один сорок пять погасить свет на пятнадцать минут и выставить на окна свечи.

Два дня шло сражение на сессии Верховного Совета между теми, кто «за» передачу земли крестьянам и теми, кто «против». А вчера выступал журналист Чередниченко:
- Стыдно, больно до слез видеть молодую женщину Ярославну из Ярославля, у которой остались лишь одни глаза, потому что ей по талонам как беременной полагается, полкилограмма манной крупы в месяц. До чего большевики довели Россию!
А по телевизору показывают склады, забитые продуктами, дефицитными товарами - мафия партийная придерживает всё это, чтобы, захватив власть, умилостивить народ, который все больше жаждет крепкой руки, да если еще пряник будет!.. А в Европе собирают и шлют нам гуманитарную помощь, - ведь у России нет денег, чтобы хотя бы хлеба купить для людей! - но помощь эта «зависает» на границах. Иностранцы об этом знают, как знают и о том, что если помощь эта и прорвется, то до народа все равно не дойдет, осев в «верхних эшелонах власти», поэтому собираются создать свои комиссии, которые следили бы «за доставкой помощи в первые руки».

В кабинет вошел мой начальник Афронов:
- С наступающим праздником Вас... - ко мне, а я эдак с усмешкой посмотрела на него, он подождал ответа, помедлил и прибавил: - Так сказать...
- Да уж лучше «так сказать» - улыбнулась. - Лучше б этого праздника и вовсе никогда не было, - уточнила.
- Что так? - дернул щечками. - Как же... традиция... годовщина...
- Годовщина чего? - взъерошилась. - Каких достижений? Что у пропасти висим?
- Да не скажите, - усмехнулся. - Есть и достижения…
- Сергей Филипыч, какие достижения? Крестьянство уничтожили, интеллигенцию, религию, а Вы...
- Да, да... крестьян... - потоптался возле моего стола, взглянул странновато и стал сбивчиво, по фразам, словно выдавливая из себя, рассказывать, что вот, мол, он и сам из крестьян, что жили они до революции зажиточно, а после революции, когда землю всем раздали, и вовсе хорошо, а потом... - Замолчал, отошел к окну, постоял с минуту, обернулся: - Но, ничего, в нашей деревне на трудодни всегда кое-что давали. Да и вообще, удавалось нашему колхозу отбиваться от объединений, разъединений... – Снова помолчал, ожидая ответа, но не дождавшись, продолжил: - Правда, далеко не везде так было, - стоял напротив, полуприсев на соседний стол, и говорил сбивчиво, с паузами, словно только-только осмысливая. - Да, крестьянство уничтожили... интеллигенцию тоже, а «гегемона-пролетариата» все утверждали, утверждали, но, в конечном счете, и его обманули.
Слушала его, помалкивала, а на языке висело: ну почему ж тогда ходите по кабинетам и поздравляете, почему!? Но не спросила. Потому не спросила, что не хотелось снова услышать враньё.

Седьмое ноября. Годовщина революции. Пасмурно, повсюду чуть тронутые ледком лужи, порхает редкий снежок. Раньше-то в это время уже мно-ого людей по улице шлялось, а сегодня, поеживаясь, без транспарантов, пробежала в сторону центра стайка ПТУшниц и всё, - тихо. Встал и сын, собирается на демонстрацию, - он же староста в группе, ему приказали, - а мы будем смотреть трансляцию парада с Красной площади. В Москве тоже пасмурно, крыши домов заснежены. Вчера-то, на торжественном собрании «в честь…», делал доклад Лукьянов. Коротко делал, минут пятнадцать: «Изменила революция нашу жизнь...» Да уж!.. «Влияние на другие страны оказала...» Да уж! Говорили и другие, но о чем угодно, только не о достижениях.
А потом - Горбачев, но тоже коротко, без «достижений». Парад. После него Михаил Горбачёв, Ельцин, демократический мэр Москвы Попов, сошли с трибун, стайкой направились к историческому музею, подошли к колоннам трудящихся, пошли во главе, и камеры все показывают и показывают их, а они идут веселые, меж собой о чем-то переговариваются... Вчера-то, в самом конце торжественного собрания, выступал рабочий и говорил: «Желаю, чтобы Горбачев и Ельцин нашли общий язык, а то в последнее время что-то потеряли контакт» (Смех в зале). И вот сейчас они идут «в контакте»... ну, прямо друзья-приятели! Подошли к мавзолею Ленина, вошли в него с цветами, вышли – «без», поднялись на трибуны, машут ручкой демонстрантам. А люди идут, идут. Веселые какие! Ну и пусть «демонстрируют», если так хочется. Нужны, видать, людям праздники.
И вечером, в программе «Время», рассказали об альтернативных демонстрациях в других городах: в Минске не обошлось без драчки с милиционерами, когда демократы хотели возле Ленина установить антиреволюционные транспаранты, да и в Москве какой-то псих стрелял в воздух из обреза, - успели заснять, как его хватали, - но в основном все прошло тихо-мирно, - спустили, что называется, этот «праздник» на тормозах. И. может, в последний раз «демонстрировали»?
А на наших окнах в двадцать один сорок пять горели свечи в память жертв этого «праздника».

Как раз под Новый год приняли закон о «Средствах массовой информации», по которому «под издателем понимается издательство, иное учреждение… а также приравненное к издателю юридическое лицо». И в нём же: «Цензура, то есть требование от редакции… предварительно согласовывать сообщения и материалы, а равно наложение запрета на распространение…не допускается». И этот закон – чудо! Не будет цензуры?

Из письма Володи Володина:
«Ты заметил? Главное - вольнее дышать стало, некоторое освежение чувств наблюдается. Но все же подлинного духовного обновления еще нет. Даже в самых смелых откровениях ощущается повторность, топтание на месте. Кажется, в тупик некий уперлись и, как высоко ни вскидывай колени и руками ни махай, все это - бег на месте или шараханье из стороны в сторону перед каким-то непреодолимым барьером. Как не клеймят извращения и искажения, но апеллируют все к тому же Ленину*, и никто пока не хочет признать, что само учение его и есть извращение естественного человеческого бытия. Абсурд, подтасовка, элементарное незнание индивидуальной и общественной природы человека кричат с каждой страницы его работ! И этого никто не видит, даже умнейшие и честнейшие. В первом номере «Дружбы народов»* Лисичкин разделывается с Роговиным, и по сути дела громит ленинский социализм массового контроля и учета: «...Распределение и перераспределение созданных трудящимися благ - это и есть самая благодарная среда для ее, бюрократии, процветания». И тут же ссылается на Ленина: «Ленин предостерегал... Ленин учит нас...» Слишком долгая инерция творения кумира ничего хорошего нам не принесла, и всё это - ни что иное, как продолжение застоя».

1991-й
Самое сильное чувство во мне – страх. Боюсь, что вот-вот начнется голод, потому что с прилавков вослед за яичками исчезли даже плавленые сырки и раздали талоны на продукты. На грубой бумаге - месяцы: справа темно-синий январь, левее серый февраль и рядом весенний светло-зеленый март и месячная норма на человека такова: масла растительного пол литра; 1 кг. мяса или 800 грамм колбасы (какой выбор!); сахара 1 кг.; крупы 1; макаронов 500 грамм; масла сливочного 30, а еще табачных - изделий, спичек 5 коробков, бутылку водки. Веселись, народ, если повезет выкупить все это в течение месяца!.. Когда в магазине подходит очередь, продавцы ножницами вырезают наименования выданных продуктов, а корешки расфасовывают по полулитровым банкам, обвязывая их марлечкой… как будто на анализ берут. Оставлено в талонах место и для продуктов, которые... может быть!.. впишут, - радостная перспектива, так сказать, - но вот уже 22, а «мясопродуктов» в своем магазине я еще и в глаза не видела, спичек, риса - тоже. Правда, удалось взять сигареты, - ведь теперь они вроде валюты, - выменяю на что-нибудь.

Рождество впервые объявили не рабочим днем!.. Перед праздником съездила к маме, отвезла ей «вкусненького», все у нее там прибрала, постирала белье, поэтому на душе спокойно. А к своему столу открыла законсервированного еще в ноябре гуся, испекла торт, а тут Глеб приехал из Орла с апельсинами и прибылью, - продал там свитер, который вывязала, - так что хо-орошо так посидели! А потом смотрели телевизор, - пели прекрасные хоры, играли оркестры, у наших икон горели свечи и на душе было так благостно и светло!

Всё заметнее зажимают СМИ. Еще хранит относительную независимость центральная газета «Комсомольская правда», а «Радио России»* сослали с «Маяка» на третью кнопку, чтоб меньше народу слушало; с телеэфира снова сняли «Взгляд» и все острые передачи, а до и после программы «Время» крутят советские фильмы. Тоска. Платон итожит:
- Да-а... Пропадем мы, видать, под диктатурой. Ни-ичего не удалось сделать.

Выступал Ельцин по «Радио России»: правительство Союза не дает свободы российскому парламенту... Горбачев повернул вспять и идет не с народом, а против него! И предложил ему уйти в отставку. Что началось!.. В тот же день по телевидению вместо «Новостей» дали запись с сессии Верховного Совета, на которой, как и в былые времена, колхозница, рабочий и ветеран клеймили Ельцина: предает, де, интересы народа!.. к ответу призвать! Подписался под «заклеймить, призвать» и наш депутат в Верховном Совете Сыроватко, - «хороший человек», как говорил о нем Платон. Тошно. Одна радость: живет еще «Радио России» и всё твердит, что пока ни избавимся от КПСС, ничто не изменится. Молодцы! Но сколько продержатся?
А Ельцин уже ездит по городам, ходит по заводам, беседует с рабочими, агитируя целыми предприятиями выходить из Союзного подчинения, становиться подданными России и рабочие советуют: поезжайте Вы, мол, скорее назад, в Москву, а то пока вы ездите, Вас спихнут. И впрямь!

Повезло! Хоть и отстояла длиннющую очередь, но теперь мы с подсолнечным маслом, которого в квартал полагается по пятьсот грамм на душу. Кстати, на базаре оно в три раза дороже, но я все же купила бутылку, чтобы попробовать настоящего, свеженького.
Вкуснятина-а!

28 марта, в день открытия очередного съезда народных депутатов России, вдруг вышел указ о запрещении в Москве митингов и демонстраций, но Мосгорисполком во главе с демократом Поповым разрешил. Тогда Президент СССР указом вывел милицию из-под подчинения Москвы, и тут же всю столицу запрудили танки, бэтээры, солдаты, милиция и Горбачев объяснил: это, мол, только для поддержания порядка. Но когда началась прямая трансляция и мы всей семьей уселись у телевизора, то у меня по спине забегали мурашки, - что теперь будет? - ведь депутаты проголосовали за вывод войск. Но вечером Горбачёв все же согласился убрать «охрану».

В «Комсомольской правде» рисунки: Горбачев стоит перед пустыми прилавками, а на них только - серп и молот. Или такой: бежит голый мужик и, воздев руки, кричит: «Свободен!», а за ним летят атрибуты социализма - серп и молот. И подобных рисунков много в центральных газетах.

17 марта – всесоюзный референдум «за» или «против» Союза ССР, «за» или «против» избрания Президента России. А сегодня на Кургане Бессмертия на всероссийский митинг в поддержку демократов собралось аж около двух тысяч человек! Плакаты весело трепещут на весеннем ветру: «Горбачеву - нет! Ельцину – да!», «Ельцину отступать некуда, за ним – Россия!», «Долой монополию КПСС!», «КПСС - к ответу!».
Выступал и Платон, хрипловатым голосом почти кричал: советовать, мол, не будет, за что голосовать, но:
- Недавно съездил я в Белоруссию и привез оттуда целую сумку колбасы, а что это значит? - надрывает голос. - А то, что когда малая республика управляется без указок сверху, то и живет богаче. Если бы и Россия жила одна, а не в этом огромном Союзе, то, наверное, и у нас стало бы не хуже, чем в Белоруссии.
«Схватил аплодисмент».

После того, как прикрыли (навсегда ли?) «Взгляд» и все прямые передачи на ТВ, из-за «бугра» по радио «Свобода» сообщили, что с нового канала ТСН уволили всех журналистов-демократов и что в такой, «закрытой» обстановке, будет проходить референдум… Кстати, вопрос об избрании президента России был включен только по упорному настоянию российского парламента и вчера снова выступал по радио Ельцин с пояснениями: все желающие должны получить землю обязательно до пятнадцатого апреля, чтобы можно было успеть что-то посадить; сколько соток можно давать каждому; если, мол, партократия будет препятствовать, то с ними будем разбираться по закону.
Говорил и о референдуме, объясняя позицию российского парламента: если, мол, проголосуют люди «за» российского президента, то он, конечно, выдвинет свою кандидатуру, но будет и альтернативная, - много, мол, людей в государстве, которые достойны этого, - и голосовать на этот раз будет весь народ, а не так, как при выборе союзного президента Горбачева. А нашем телевидении о референдуме рассказывал депутат от области в Верховном Совете Сыроватко – «хороший человек», и один из шести, кто подписался против Ельцина.

Прилавки в магазинах совсем пусты. Правда, есть еще зеленые консервированные помидоры, щи в банках и только турецкий чай. Почему турецкий? А потому, что в газете промелькнула информация, что он, мол, отравлен. Значит, можно выбросить его народу? Китайский-то и цейлонский наши благодетели сами разопьют. А через два дня заживем еще и по новым ценам, так что, отстояв длинную очередь за хлебом и потом попивая турецкий чай, будем ждать: а что принесут новые цены?

Итак, сегодня 9 апреля и у нас - новые цены… «Всё по-новому, да по-новому, а когда же по-хорошему»? (Народная поговорка). Иду в магазин. Ура! Появились кое-какие продукты, но цены!.. Подскочили аж в два-три раза! Но зато вчера российское телевидение вышло с передачей, в которой участвовали демократы и коммунисты, - так сказать, круглый стол, - и такого еще не бывало, чтоб вот так, разные по убеждениям люди, да в прямом эфире?! Да еще Ельцин на сессии Верховного Совета предложил создать такой же «стол» и в правительстве. Чудо!

Да, съезд депутатов России не только не «сожрал» Ельцина, как надеялись коммуняки, но и проголосовал «за» наделение его дополнительными полномочиями, когда тот попросил об этом в связи с чрезвычайным положением. И еще на этом же съезде назначили выборы президента России на июнь, так что теперь будем ждать: а что же предпримет Ельцин за этот срок?

В марте Михаил Сергеевич Горбачев издавал указ «о запрещении митингов и демонстраций в Москве», но, похоже, что этот указ докатился и до периферии, - впервые не было у нас первомайской демонстрации. Правда, «демонстрировали» себя коммунисты возле памятника «вождя всемирного пролетариата товарища Ленина», - горланили, размахивали знаменами, но их праздник так и не вылился во всенародные ликование.

А может, и не будет голода? В магазинах-то появились печенья в пачках, копченая мойва, молоко, сметана, замелькали плавленые сырки, да и конфеты есть «в свободной продаже», правда только сосульные, но все ж… И похож весь этот «набор продуктов питания» на передачки, которые обычно носят в больницы. А, впрочем, ведь и мы теперь - под «шоковой терапией», как пишут в газетах.

Показывали пресс-конференцию кандидатов в Президенты России. Аж шестеро набралось! Зрелище было непривычное и особенно был ярок Жириновский*.
- Здесь вопросы задавать буду я, а не пресса! - горячился.
А когда из «Независимой газеты» его спросили: не считает ли он, что идеология его партии фашистская, то он и вовсе потребовал, чтобы того журналиста вывели из зала.
Сегодня же смотрели Бориса Ельцина. Браво, Ельцин! Конкретен, обаятелен, открыт и верю ему до конца. Жванецкий, самый умный наш сатирик, как-то говорил: да, Ельцин доказал за короткий срок, что он – человек дела, что он единственный по-настоящему русский среди всех шести кандидатов. А между тем в селах коммунисты обхаживают баб и мужиков, подкупая комбикормами и сахарным песком, чтобы голосовали за Рыжкова… за этого «плачущего большевика», как его называют в прессе.

Итак, сегодня, 12 июня 1991 года избран первый Президент России, и это – Борис Николаевич Ельцин. И избрали его вопреки воплям коммунистов, - он, де, один из главарей итальянской мафии! – а когда не пришел на «круглый стол» ЦТ, то как же все пятеро претендентов поливали его грязью! Скоро наш первый Президент будет давать клятву перед российским парламентом, а пока отменил талоны на конфеты, яички, макароны, ячневую крупу, стиральные порошки.
Окрысились коммунисты и на Горбачева. Главное обвинение: он, де, хочет развалить Союз, затеяв подписание в Ново-Огарево договора между республиками! Может, поэтому «Вести» вчера закатили ему панегирик: Горбачев, де, буфер между коммунистами и демократами, о он безусловно гениальная личность хотя бы потому, что разрушил монополию партии.
Вечером хор Союза архитекторов Москвы вдоль и поперек «размазывал» коммунистов, Ленина, Маркса, идеи революции… Слушали, смеялись и всё не верилось, что дожили до ТАКОГО!

Пресса и телевидение опять пугают: голод!.. обязательно зимой будет голод! Ведь снова исчезли плавленые сырки, рыба и вместо нее – одна морская капуста в банках да сахарный песок, а водку выдают только по спискам и процедуру надо пройти такую: приходишь в магазин, регистрируешь свой талон, потом продавщицы выискивают фамилию в списке, ты расписываешься и только после этого идешь, получаешь. Но до сих пор я еще не отоварилась этой «жидкой валютой», ведь навоз на огород мужик привез нам за две бутылки, перевезти картошку с участка до дома будет стоить одну. А на рынке «валюта» стоит в три раза дороже, так что надо почаще забегать в магазин, чтобы «ухватить» ее.

16 августа из «Вестей» узнали, что скоро будем жить не в СССР, а в ССГ - Союзе суверенных государств, но что это изменит в нашей жизни, - ни слова.

Платон вбегает в зал:
- Переворот в стране!*
И снова - на кухню, к приемнику, из которого уже неслись призывы новой власти и нового президента СССР Янаева.

2018-й
Краткая хроника тех событий:
19-е августа. Арест Горбачева на даче в Форосе и объявление по радио и ТВ, что Президент болен и теперь временным президентом становится Янаев. В Москву вводятся войска. Ельцин дает пресс-конференцию против ГКЧП, а к обеду, с танка выступает на площади и объявляет флагом России триколор. Люди начинают строить баррикады. Бурбулис* выступает по радио с обращением к войскам, чтобы танки вернулись в свои части, но перед рассветом двадцать первого, сопротивляясь их передвижению, трое парней попадают под гусеницы. Волнение усиливается, на площади уже более двухсот тысяч. Собирается Парламент, Ельцин критикует Горбачева и объявляет о приостановке деятельности Российской компартии.

1991-й
Наконец-то у нас в стране нет Центрального Комитета партии! Выступил Михаил Сергеевич Горбачев и, сложив с себя обязанности главы этого коммунистического органа, распустил его.
И произошло это 24 августа.

Зачастую не хватает сил душевных смотреть телевизор, - мрак бес-про-свет-ный! Думаешь: ну вот, путч раздавили и теперь повернут к лучшему; ну вот, пройдет очередная сессия ВС и что-то изменится; ну вот, договор республик о новом экономическом объединении подпишут и... Ан, ничего не меняется! Несется к пропасти экономика, вылупляющихся фермеров давят колхозы, а «на местах» у руководства по-прежнему те, кто приветствовал путчистов. Да понимаю я, понимаю: где же взять новых, демократичных и умных людей, если годы революции и социализма выкосили генофонд России? И все же...

Радовались: в магазинах-то костюмы появились, пальто, брюки! Ан, нет: снова на витринах только сумочки из клеенки, дешевая бижутерия, расчески и прочая мелочь, а из ювелирного исчезают украшения даже из полудрагоценных камней. И это значит: люди вкладывают деньги, напуганные - в который раз! – тем, что «отпускают, размораживают цены». Стало хуже и с продуктами, появились объявления о нормах отпуска. Роятся люди и у булочных, потому что «в руки дают» только по буханке хлеба да по два рожка, а в Карачеве уже недели три хлеб привозят к готовой очереди, как в послевоенные годы. Поддалась и я панике: запаслась подсолнечным маслом - аж десять литров купила на базаре! - и пятью килограммами сала. Надолго ли хватит?

Из других республик… или уже государств?.. в Россию потянулись граждане бывшего Союза. Дело в том, что в каждом «суверенном» скоро появится своя валюта, а куда девать рубли? Вот и едут к нам, и скупают всё, что осталось, ну а если ничего не находят, то кладут в сберкассы. В Ставропольском крае - вчера информация по «Маяку» прошла, - столько кавказцев понаехало покупать сертификаты на миллионы рублей!.. И в очереди за ними стоят по месяцу. Правда, Россия пробует кое-как защищаться и на границе с Прибалтикой установили таможенные посты, но все это похоже на беспомощный вскрик.
А на Красной площади Сталину несут и несут охапками цветы. А Ленина в мавзолее день и ночь охраняют «свои люди». Так что хотя головы «руководящей и направляющей» уже давно в могилах, но сама еще жива и ждет своего часа.

2018-й
В тот год за весну Виктор и мама заработали кое-что на парниках, и я посоветовала им положить деньги на сберкнижку, но мама все сопротивлялась:
- Не-е, не верю государству! Обязательно какую-нибудь чертовшыну выдумують, чтоб надуть. Что, поможить оно таким-то, как я? Да никогда!
Но все же при Ельцине перестраивающееся государство «изыскало средства», чтобы помочь таким, разуверившимся в нём, как мама, - стали выплачивать минимальную пенсию. Конечно, прожить на нее было невозможно, но на хлеб и подсолнечное масло хватало, во всяком случае, я никогда не слышала от мамы: вот, мол, мало платят. Наверное, для нее было важнее другое: государство признало ее своим равноправным членом и, поверив ему, все деньги, что скопила «про черный день», она всё же положила на сберкнижку. Но в период «размораживания цен» началась «галопирующая инфляция», магазины стремительно стали опустошаться, и я все уговаривала ее:
- Мама, сними деньги! Хоть что-нибудь на них купите. Пропадут же!
Нет, брат только посмеивался, а она смотрела на меня как-то странно и молчала.
И те три тысячи, которые они доверили государству, вскоре полетели в пучину «развивающихся рыночных отношений». Но странно: не слышала я от мамы упреков в адрес Ельцина, Гайдара, а как-то она сказала: «Ну что ж, стерпим и это. Только б коммунисты не вернулися!»

1991-й
И снова руководители государств обсуждают условия Союзного договора и поэтому думается иногда: а кто ж теперь будет подписывать этот Союзный договор, Ельцин или Горбачев? Ведь их противостояние явно, но только российский президент грозит руководителям: «Если не подпишите договор, то в ближайшее время валютой будете расплачиваться с Россией за нефть и электричество!» А между тем и в самой России хотят отделиться в суверенные республики буряты, татары, ингуши…

Сегодня, 13 октября, знаменательный день! Ельцин подписал указ об учреждении дня памяти жертв политических репрессий. Сколько их было? Мы еще не знаем. Но по телевизору все чаще упоминают о расстрелянных и погибших в лагерях по приговору «троек». И будут ли памятники им? Но первый «воздвиг» выброшенный из страны и всё еще живущий в Америке Александр Исаевич Солженицын*, написав «Архипелаг ГУЛАГ*».

2018-й
И до сих пор еще точно не знают: сколько было их, погибших в годы репрессий?
Но на 2010-й год - около 27 миллионов. И в том числе – 5 (или 8?.. еще считают) раскулаченных и высланных в Сибирь крестьянских семей, в которых две трети были старики и дети.

1991-й
Сегодня, 6 ноября года вышел Указ Ельцина «О запрещении деятельности КПСС и Компартии РСФСР на территории Российской Федерации». «Великая и направляющая» перестанет существовать!? Нет, не укладывается в голове. Неужели Партия, сумевшая победить в кровавой Гражданской войне, провести страшную коллективизацию, уничтожив крестьян, организовать «голодомор», унесший миллионы жизней теперь молча, не сопротивляясь, уйдёт из власти?!
А вдруг снова воспрянут и прорвутся «верные бойцы за благо народное»?

В день «великого праздника Октября», пошел он на Площадь Ленина «посмотреть на коммуняк» и что-то уж очень скоро возвратился.
- Ну, жена, - слышу прямо с порога, - говори Богу спасибо, что муж живым вернулся, - раздевается, вешает пальто. – Собрались коммуняки, разъярённые указом Ельцина об их запрещении, и как полезли на меня, как замахали руками! Да в глаза растопыренными пальцами тычут, в плечо толкают! Кричу им: «Что ж вы это делаете! Что ж вы это… как уголовники какие?» А они… - Давно не видела таким своего воителя! - И ведь стоял, ни слова не говорил, а узнали, - расшнуровывает ботинки, ставит под вешалку. - Не думал, что так популярен среди них.
И пришлось мне в этот «светлый праздник» поднести ему в утешение стопку водки, чтобы сошла в его душу благодать прощения.

Вопреки коммунистам, которых в Верховном совете большинство, Ельцин назначил при премьере правительства Силаеве вице-премьером Егора Гайдара*. Что мы о нём знаем? В газетах пишут: коммунист, возглавляет институт экономической политики, изучал реформы в других странах. Настораживает, конечно, что опять – коммунист, но ведь и среди них были умные люди, так что остается только надеяться: свои знания реализует мудро. Ни пера, ни пуха, вице-премьер!

После того, как Обком КПСС закрыли и здание опечатали, партийный орган «Рабочий» сразу же открестился от него, а Артюхов в своих «Новых известиях» напечатал статью «Миллион за предательство». Свершилось! Стоит теперь наш «белый дом» тихий и безлюдный, с темными провалами окон... но все еще под красным флагом, и не верится: неужели такая силища сдалась окончательно?!

И все же не Горбачев, а Ельцин собрал президентов Украины, Белоруссии и они подписали договор о Содружестве Независимых Государств*. Валюта на этих территориях должна остаться единой, границы - тоже, да и реформы начнут осуществлять вместе, так что 8 декабря сего, 91 года, в Беловежской пуще «Союз нерушимый республик свободных» перестал существовать и «де-юре», но Президент СССР Горбачев заявил: не правомерно, мол, это Беловежское соглашение!.. зря затеяли! Как мы к этому факту относимся? А так: перестал существовать Союз, так перестал… «Баба с возу – коню легче». Россия и без республик необъятна… может, меньше добра российского и денег будет уплывать в другие республики и нам больше достанется?

«Русское хвастовство, прикинувшееся добродетелью, и русская лень, собравшаяся «перевернуть мир» - это и есть русская революция». Господи! Ну, почему именно России было суждено попробовать осуществить эту «изнурительную мечту»?

Запад грозится не иметь с нами никаких дел хотя бы потому, что не ясно: кто ж теперь будет отдавать долги? Одна Россия? И за весь Союз? Вот и пытается Горбачев хотя бы из-за этого «сгруить», как говорит мама, оставшиеся республики в Союз, а они, имея право на независимость, прописанное в Конституции СССР, кричат: мы теперь независимые… мы теперь не отдадим ракеты, оружие... мы выпустим свои деньги... создадим свои армии! И уже в Чечено-Ингушетии Дудаев, бывший летчик, объявил себя президентом и российское правительство заявило: это, мол, незаконно! А он незаконными - действия России. Тогда послали туда самолеты с внутренними войсками, а Дудаев - опять: они, де, уже окружены нашими войсками, и мы оставим их у себя. И вот теперь на границе с Краснодаром чеченцы нападают на казаков, захватывают их в заложники, уводят скот. А тут еще Ельцин и новый премьер Гайдар пообещали «отпустить, разморозить цены, начать приватизацию» и, значит, партийные коршуны, близко сидящие у «пирога» России, начнут расклёвывать страну по кусочкам. И кажется мне, что от всего этого полетят демократы в пропасть, - назвал же экс-премьер Силаев новое правительство «правительством камикадзе»!

Мороженую мойву расхватывают в очередь, стремительно растут цены на базаре и становится страшно: а что же будет после Нового года, когда цены разморозят? Но ладно, пусть размораживают, пусть отпускают, - им виднее! - но не сожрут ли эти отпущенные и мороженую мойву? Высказала свои страхи Платону, а он заверил:
- Не сожрут. Появятся продукты, непременно появятся.
И откуда такая уверенность? Но дай-то Бог!

25 декабря по телевидению выступил Горбачев и сложил с себя полномочия расползшегося по швам Союза. Жалко, конечно жалко Михаил Сергеевича! Но что ж делать? Думаю, что СССР распался бы и без Беловежского соглашения, ибо невозможно удержать республики, почуявшие свободу и по законам СССР, имеющие право выхода из него. И невозможно вернуть их назад в стойло, как ни уговаривай их Михаил Сергеевич.

2018-й
Как-то по каналу «Культура» в передаче «Что делать» участвовал Горбачёв и на вопрос ведущего Третьякова: «Возможно ли было при распаде Союза сохранить хотя бы «малый» Союз из славянских республик России, Украины и Белоруссии», Михаил Сергеевич ответил: да, такая возможность была, но Ельцин пошел на разрыв с ним, стал мстить, («Он мстительный был, я его знаю!»), и он, мол, до сих пор жалеет, что в свое время защитил его, не выгнав из ЦК КПСС.

1991-й
Накануне Нового года всё кружил и кружил снежок, к вечеру подморозило. Со двора Платон принёс несколько еловых веток, дочка поставила их в напольную вазу, повесила игрушки, и получилось красиво. Теперь дети накрывают на стол, а я сижу в уголке дивана, пишу эти строки и мне не хочется даже пошевелиться! - устала от хлопотни на кухне, но… И все же здорово, что за полтора месяца до Нового года удалось-таки кое-чего натаскать, - даже перед голодной Россией неудобно. Вчера-то захожу в магазин, а на прилавках - ни-хре-на! Совсем пусто, только - для смеха что ли? - на одном лежат пачки сухой горчицы, еще какие-то приправы да мороженое фруктовое, - на десерт?
Ближе к полуночи выпили за прошедший год, встретили Новый. Наш старенький телевизор работал хорошо и шел совсем неплохой концерт... и думалось: а ведь совсем немного надо человеку, чтобы ощутить себя счастливым.

1992-й
Итак, первое января 92-го. Иду в магазин, чтобы узнать: как, что там после отпущенных цен? Ба-а, даже колбаса появилась! Но цена!.. От радости что ль взбесилась, отпущенная-то? Как раньше писали в газетах: «с таким же периодом прошлого года...» творог подскочил… («кость на кость, кость долой…») в 33 раза, сыр колбасный - в 26, сырки плавленые (любимая закуска «на троих») - в 20… придется теперь тройкам закусывать рукавами курток.
- И цены теперь свободные, и покупатели, - шутит за прилавком продавщица: - Подошел, посмотрел и-и свободен.
А что в хлебном? Так-так, хлеб подорожал втрое, булки - впятеро. Какой-то мужик покупает бублик, сует в сумку, смеется. Еще б не смеяться! Только юмор и может спасти при виде цен!.. А как овощи? Слава богу. Прежние цены на морковку, свеклу и картошку. Правда, кроме них ничего больше и нет, но зато есть портвейн в трехлитровых банках.
Веселись народ!

Ельцин и реформаторы, - Гайдар, Бурбулис, Чубайс*и иже с ними, - готовят указ о ликвидации убыточных колхозов, о приватизации промышленных предприятий, и это значит, что крестьянам и рабочим с этих «тонущих кораблей» надо спасаться. А как, куда? Чем заняться без денег, опыта? Ведь годы социализма убили в людях всякую инициативу и теперь скольким не выплыть из бурных волн «развивающихся рыночных отношений»!

Ельцин, разъезжая по областям, просит: «Пожалуйста, потерпите! Пожалуйста, поддержите свое правительство, Президента!»
Сегодня стояла в очереди за хлебом и слышу:
- И сколько ж нам иишо терпеть-то? - старушка позади пищит.
Обернулась, улыбнулась:
- Думаю, годика два.
Доверчиво посмотрела в глаза:
- Ну, что ж, потерпим. Хоть и хочется... колбаски-то.
И пока терпит народ, не бунтует, - не хочет утратить последние надежды? – хотя и пытаются поднять его на «праведную борьбу» коммунисты, - митинговали вчера с красными стягами и портретами любимых вождей и в Москве, и в Питере. Конечно, размахивать знаменами намного легче, чем хотя бы элементарно накормить народ.

Похоже, что томик Василия Васильевича Розанова стал нашей настольной книгой:
«Воображать легче, чем работать: вот происхождение социализма, по крайней мере, ленивого русского социализма. Это государства основаны на терпении, а революции - на энтузиазме».

Боялся Ельцин, что забросают его тухлыми яйцами в Новгороде, но нет, не забросали.
Не забросали и у нас, только все скулили и жаловались на дороговизну. Зашел он в Новозыбкове в магазин, глянул на витрины:
- Почему допускаете такое? - посмотрел на нашего Барабанова. - Ведь это ж мафия, настоящая мафия цены такие устанавливает! Позасели, понимаешь, на мясокомбинатах да в торговых организациях бывшие обкомовские работники, вот и командуют, провоцируя народ на бунты! Ну почему бы сейчас, когда людям трудно, не выпускать только вареную колбасу да подешевле. Не-ет, они, понимаешь, перешли только на копченую! Да эту копченую простые люди раньше только на свадьбах да похоронах и видели!
И начал чистИть директора мясокомбината, что он, де, не думает о людях, что:
- Завел себе, понимаешь, секретарш молодых, по утрам массаж ему обязательно делают. Провокатор он! Да и все, ему подобные. Снять немедленно!
Но будет ли так? Ведь права женщина, что причитала возле него:
- Борис Николаевич, миленький, ничего-то вы с ними не сделаете! Не слушают наши начальники Вас! Что хотят, то и делают.
А мои начальники о приезде Ельцина решили дать в эфир только короткую информацию, но после обеда на студию стали звонить телезрители: будет ли репортаж? И звонки были частые, настырные. Позвонила и я Корневу:
- Валентин Андреевич, зрители звонят, ждут полный репортаж, а мы делаем какую-то фитюльку…
Минут через пять прибежал:
- Надо давать...
И пришлось мне покрутиться... но зато все получилось, как надо!
А после отъезда Ельцина, на второй же день!.. в магазинах вареная колбаса слетела со ста семидесяти рублей до восьмидесяти.

После того, как цены взбесились, в троллейбусах и поездах было, как на митингах! А сейчас – тихо. Так, только иногда кто-либо начнет поругивать правительство, но лениво, «не в голос». И потому, что в магазинах все можно купить. Да, дорого, баснословно всё дорого, но есть же, есть! Колбасы разные, рыбка красная, баночки импортные с пивом, конфетки-батончики... А тряпок сколько! Выбирай, что хошь!
А меж тем по радио, по телевизору все твердят: уровень производства в стране снижается и грядет катастрофа; партии множатся; демократы сражаются уже не только с коммунистами, но и друг с другом; в Москве появляются наглые чернорубашечники, похожие на бандитов. А рядом с Россией воюют между собой азербайджанцы и армяне; идет гражданская война в Грузии; чеченцы еще наглее нападают на пассажирские поезда, автобусы, крадут людей, чувствуя покровительство своего Дудаева; Украина требует отдать ей черноморский флот и заводит свою собственную валюту.

Пресса всё кричала о том, что съезд народных депутатов здорово полевел и может даже отстранить правительство; демократка-воительница Старовойтова* утверждала, что реформы висят на волоске; премьер Гайдар говорил «съездунам», которые требовали повысить зарплаты всем: «Хорошо, повышайте. Но только потом не удивляйтесь, что рубль окажется в гиперинфляции и снова полетит в пропасть». А Ельцин молчал. И вчера правительство подало в отставку, но Президент не принял ее.

В Москве коммунисты осаждают Останкино, требуя для себя эфира. Торчали и у нашего телецентра, а в сторонке сидел милиционер с рацией и переговаривался со своими: подкрепление, мол, пока не нужно, их здесь только человек десять. А еще «благодетели народа» все собирают подписи за проведение референдума против Ельцина, но тот сказал: «Пусть не надеются сместить Президента раньше положенного Конституцией срока»!
Держись, Президент!

Снова отпустили цены. Теперь - на энергоносители, и Гайдар объяснил: значит, все подорожает в два-три раза. И точно: сразу же с прилавков исчезла колбаса и все опять стали запасаться макаронами, крупой, маслом… в который раз!.. а на базаре подскочило в цене сало, и это показатель того, что у людей не стало денег на мясо.
Сегодня журналисты задали вопрос Гайдару:
- Когда же мы будем жить лучше?
- А мы и сейчас живем лучше, - ответил. - Лучше, чем в декабре прошлого года.
И он прав. Ведь есть же ЧЕМ запасаться!

По опросу общественного мнения повысился рейтинг националистов, тех самых, в черных рубахах, что бушевали у Останкино, но еще ниже опустился - правительства.
Может поэтому, чтобы успокоить народ, газеты все талдычат о ваучерах*, которые с первого октября получит каждый из нас и даже новорожденные, бомжи. И что с ними будем делать? Продавать, хранить? А если хранить, то во что вкладывать? Опыта-то экономического никакого!

Дорожают продукты. Вчера десяток яичек стоил тридцать рублей, а сегодня - уже пятьдесят. Расхватывают и золото из ювелирного, а это значит, что раскручивается новый виток инфляции. Падает на бирже, - есть теперь и в России, - стоимость рубля. И всё это, как елей на души тех, кто ратует за смену правительства Гайдара, а это - почти весь Верховный Совет, который - в оппозиции и к Ельцину. Попросил как-то Президент депутатов: повремените, не созывайте съезда, но Верховный Совет - своё.
- Я им не прощу этого! - сказал тогда Ельцин на пресс-конференции. – Не прощу. Как же не уважительно отнеслись к Президенту России!
И пригрозил пальцем.

И все же делает Ельцин уступки Верховному Совету: сместил главу телевидения Яковлева, министра Полторанина, а они - демократы. И сместил, не объясняя прессе, но просит полагаться на него и снова терпеть. А коммунисты все больше распоясываются, требуют новых и новых жертв, и самое главное: «Убрать правительство Гайдара!» Так что противостояние нарастает. А тут еще скоро открывается съезд, об отсрочке которого Ельцин просил Верховный Совет.

До чего невыносимое это зрелище - съезд депутатский! О чем угодно болтают, только не о наших бедах! И, в основном делят власть, даже в рукопашной как-то сцепились, доведя Президента до того, что он заявил: или он с Гайдаром, или – Верховный Совет, и пусть, мол, скажет об этом народ на референдуме. Но захлопотали экономисты, юристы, собрались парламентеры от Верховного Совета и Президента и решили: вместо Егора Гайдара выдвинуть три кандидатуры. Выдвинули. И 14 декабря съезд проголосовал за Виктора Черномырдина*. Не знаем, как поведет себя новый премьер? Поэтому остается только верить Ельцину, а Гайдар... Ведь его правительство с первых дней называли «правительством камикадзе», - разве простит ему народ «отпущенные цены», которые так разогнались, что никак не остановятся? Нет, не простит, позабыв из-за короткой памяти, что благодаря этим отпущенным ценам через три месяца в магазинах и появилось то, что раньше только снилось.

2014-й
Каждый день в наш почтовый ящик бросают рекламную газету: страницы пестрят окнами, потолками, воротами, керамикой, шифером и прочими строительными материалами. Впечатление: вся Россия строится… вернее, почти вся только строится и торгует, - земля в городе дорожает и дорожает, быстро вырастают частные особняки, сносятся деревянные дома и вместо них вырастают многоэтажки с магазинами и торговыми центрами. Придя с прогулки, Платон принёс вот такую фразу:
- Да-а, строится Россия. Особняки растут, как на дрожжах, никогда еще так не жила наша страна.
- А разве было за всю её историю, что б мужики и бабы в деревнях пенсии получали? – как согласие с его словами не преминула вставить и свои соображения. – Помнишь, как мама рассказывала: мужики, мол, только на свои шшапоточки и надеялися, никто им и гроша ломаного никогда не давал.
Ну да, он-то помнит:
- А вот бессменный вождь нынешних коммунистовЗюганов всё квохчет и квохчет о бедственном положении народа.
- Пусть квохчет. Надо ж кому-то и беспомощных утешать.
- Но самое обидное, что часто слышу, как хвалят, тоскуют по советской власти: тогда, мол, хорошо жилось, не то, что сейчас.
- Конечно, тоскующим и свобода не нужна, и полные магазины, им бы лучше… чтоб зависть не томила, всем – одинаково: по синей курице и хеку.
Вот такой диалог у нас случился… шестнадцатого декабря две тысячи девятого года, в день смерти Егора Гайдара. Через несколько лет после его смещения, в газетах писали: «Если бы Егору Гайдару дали больше времени, а не год, Россия сейчас была бы другой страной».
Так ли, нет ли? Но за год своего премьерства Гайдар, сознательно приняв на себя ответственность за Россию, успел открыть границы, отменить госконтроль за ценами, провести ваучерную приватизацию и, хотя цены при нём выросли на 2508 процентов, он не допустил гиперинфляции, которая могла бы развалить страну. Но, помимо ответственности, этот человек принял на себя и проклятья народа. Ведь большинство не хотело тогда (да и годы спустя) знать, что в то время Россия должна была Европе шестьдесят три миллиарда долларов, что в «закромах родины» не было ни только денег, но и хлеба (в Ленинграде запасов продовольствия было только на три дня), что голодные бунты становились неизбежностью. И вот в те дни Борис Николаевич Ельцин из предполагаемых кандидатур и выбрал именно Егора Гайдара.

1992-й
Упали в цене ваучеры, - все выжидают, что скажет о них новый премьер Черномырдин?
Ждем и мы... Я-то купила их четыре штуки, Платон - два, Глеб – пятнадцать, а цена каждого - триста грамм сливочного масла.

И откуда у сына такая прыть? Договорился с продавщицей из магазина, та позвонила ему, когда завезли итальянские сапожки «Симоды», с дочкой «затарились» ими и теперь намереваются везти их на базар в Киев. Ну, как мне к этому относиться? Раньше-то это считалось спекуляцией и было «уголовно наказуемо», а теперь «все этим занимаются», как говорит Платон.

2018-й
Из воспоминаний мамы. «В те годы послевоенные лихие выручил базар, вот и надумала я заняться одеялками. Ишшо мать всё-ё так-то говорила: «Учись одеялки шить. Сошьешь, тебе за работу и принясуть. Конечно, богатства с них не наживешь, но сыта всегда будешь». И вначале вроде бы ничаво было, продашь, а хлебца и купишь, но потом забирать стали с этими одеялками. И сколько раз, бывало, схватють, привядуть в милицию и сразу: «Где взяла сатин и вату?» Да на базаре купила! Я-то продаю, вот и мне продали. «А, может, тот человек украл!» Ну и поймайте его, я-то тут при чем? И вот мучають-мучають, терзають-терзають! Хоть возьми да вешайся. Что, разве с властью поспоришь? Вот, выходить, и не сбылися материнские слова: «Сошьешь одеяльце, а тебе и принясуть за работу», и теперь этот заработанный кусок хлеба изо рта рвуть».
Да, так и было. В годы социализма при отсутствии свобод в людях убивалось стремление к какому бы то ни было предпринимательству, но в годы Перестройки такая возможность всё больше открывалась и те, в ком еще не угасло стремление получать больше, чем ежемесячная зарплата, искали возможность как-то заработать деньги. Делали такие попытки и мои дети.

1992-й
Встречаем Новый, девяносто третий. На пианино, в вазе, снова еловая ветка с шишками, на ней - несколько игрушек. Дети накрывают стол и носят из кухни всё, что успела приготовить, а я сижу в уголке дивана и думаю: и все же как здорово, что «шоковая терапия» помогла и не пришлось добывать по блату, хранить, стаскивать понемногу то, с чем будем сейчас провожать 92-й и встречать Новый. Конечно, дорого всё, очень дорого, но впервые просто пошли и купили, что хотели.
Как мягко кружит снег за окном! Вдыхаю еловой запах, смотрю на горящую свечу и теплится, вспыхивает в душе еще ярче утешающий свет благодати!

1993-й
Январь, февраль, март...Уже больше трех месяцев живем с новым премьером правительства Черномырдиным. И за эти месяцы еще более наполнились не только продуктовые магазины, но и промтоварные, - это я о коммерческих, конечно. Возникают они в самых неожиданных местах, и всего-то в них полно, - блузок заморских, курток кожаных, пуховиков, пальто, - глаз радуется от всего этого! И даже запах в них какой-то ненашенский, - запах добротных товаров и духов. Но дорого, дорого всё, так что для большинства людей зайти в такой магазин все равно, что на выставку.

Платон пришел с Малого Совета, который собирался по поводу обращения Ельцина к народу и возмущается:
- Еле-еле слово дали мне коммунисты! Знали, что буду говорить вопреки. - Раздевается, проходит на кухню. - Сказал им: опять себя в грязи вывалять хотите? Ведь предупреждал вас тогда, в августе, чтоб осудили путчистов. Нет, не послушали, а теперь опять то же самое затеяли?
Но и эту речь Платона депутаты пропустили мимо ушей и проголосовали «за» осуждение Ельцина.

Теперь не только мы, жители городов, имеем по клочку земли, но и «сельские труженики», - издал Ельцин указ, по которому жители сел получат дополнительные наделы земли, так что тот, кто привык работать, с голоду не помрет. Дожить бы еще до поры, когда можно будет и продавать эти наделы.

И снова на съезде коммунисты орали несколько дней, - хотели подчинить себе Ельцина. И, в какой-то мере, удалось, - напринимали поправок к Конституции, которые ограничивают его власть. И всё - под руководством чеченца Хасбулатова*. По сути Чечня уже вышла из подчинения России, а их депутат возглавляет Верховный совет и все сильней мутит воду.

Вчера площадь у Дома Советов была опять красная от знамен, - коммунисты «чистили себя под Лениным», как писал поэт Маяковский. Был среди них и наш депутат Верховного Совета Юрий Родкин, поспешивший сообщить в информационное агентство Москвы, что наша область осуждает Ельцина… А чего ж ему не осуждать, если, пробравшись во власть при коммунистах, отхватил себе и великолепную квартиру, и машину, и звание советского писателя при одной-то серенькой книжке о заводе!

Один из лозунгов в том противостоянии демократов против коммунистов был: «Съездуны! Хватит трахать Конституцию»! А противостояли стенкой на стенку у Белого Дома, на Васильевском спуске, но столкновений не было. Противостояли и в нашем городе прямо «под Лениным», с красными знаменами, с оркестром - коммунисты, а за ленинской спиной – демократы, но иногда в их ряды забредали тоскующие по социализму бабульки и, размахивая сумками, начинали проклинать Ельцина, а когда уж очень надоедали, те им советовали:
- Идите к тем, что напротив, там и выступайте, благодарите их за прошлую счастливую жизнь.
В общем, бурлят, бурлят страсти в России.

Аж четырнадцать претендентов нашлось у нас в области на должность губернатора! Правда, к выборам добрались только двое: действующий глава области Барабанов и коммунист Родкин, и вот теперь будем выбирать в день российского референдума. Да, отвоевал все же Ельцин право провести референдум, хотя «съездуны» и были против, - уж больно не хотелось им, чтобы народ обсуждал вопрос о доверии Верховному Совету! Но все же Президент настоял и теперь… Что будет?

И состоялся всенародный референдум 25 апреля! И выразил-таки народ свое доверие Ельцину и недоверие - Верховному совету. И вот первого мая оскорбленные коммунисты и примкнувшие к ним «Народный фронт», «Союз офицеров» и прочие «союзы» решили взять реванш, - колонной, клином пошли на щиты омоновцев, камнями, цепями, железными прутьями били их, кололи наконечниками красных знамен… Нуйкин, публицист, по этому поводу мрачно пошутил: «Наконец-то мы узнали для чего коммунисты крепили стальные наконечники на своих знаменах». А сами заводилы, депутаты Верховного совета Лукьянов, Рыжков, Анпилов и прочие, шли не в первых рядах! Они только разогрели толпу своим кликушеством, двинули ее вперед, а сами попрятались за их спинами. «Я их всех в сквере потом встретил, - рассказывал в репортаже по телевизору мужчина. - Говорю им: «Что ж это вы делаете? Народ накрутили, а сами в кусты»? Отвернули свои морды и проскочили мимо. Знали, сволочи, что всю грязную работу за них другие сделают».
А было так: колонна влилась между двумя машинами, стоящим задами одна к другой, и тут главарь обернулся, растопырил руки и стал теснить ее назад. Место между машинами освободилось и тогда та, что была слева, задним ходом быстро двинула прямо на оставшихся омоновцев, те шарахнулись из-под колес, но один не успел и был затиснут между кузовами. Страшная сцена! Еще и показывали ее замедленно. Подбежали к упавшему, подняли, но... И вот сегодня парня хоронят.
А вчера показывали интервью с лидерами большевиков. Грозятся: придем к власти и всех перестреляем, перевешаем вверх ногами, а Ельцина – первого! Ну что ж, так оно и будет, если…

Девятого мая коммуняки опять митинговали на Красной площади: «Долой правительство Ельцина»! Но милиция их не трогала, так что обошлось горлопайством.

И всё же колесо обратного хода от социализма медленно, со скрипом, но набирает скорость, - уже люди не говорят о грядущем голоде; уже экономисты поговаривают о какой-то, хоть и малой, стабилизации в промышленности, а Чубайс недавно заявил: приватизация набирает силу и этот процесс необратим. Значит, и наши ваучеры взлетят в цене?.. Разбогатеем! (Шутка.)

Выступал Ельцин, подводя итоги референдума. Похоже, что настроен решительно, - ведется следствие против зачинщиков расправы над омоновцами, реформы будут активизироваться, а те администраторы областей, которые не согласны с его политикой, смещены.
А наш местный народ избрал все же коммуниста Родкина, надеясь, что хотя бы сюда, в «отдельно взятый регион», вернется социализм, при котором опять думать и решать будут Обкомы. Так что прав философ Бердяев: «Свобода не легка, свобода трудна, она есть тяжелое бремя и порождает страдание. Отказ же от свободы уменьшает страдание, поэтому люди легко отказываются от свободы, чтобы облегчить себя».

Как грибы после дождя выскакивают на остановках яркие аккуратненькие ларечки и пестрят иностранными шоколадками, жвачками, соками, баночками с пивом, разными конфетками-батончиками. Короче, как любит говорить сын, с тем, что «там», за границей, дешево, а у нас дорого, так что ларечки эти только для богатых и для тех, кому ну уж очень хочется!

Что остается стабильным, так это рост цен, - ползут и ползут вверх, как у тифозного больного температура. Конечно, растут и зарплаты, пенсии, так что жить можно... а вернее, выживать. Впрочем, живет кошка, живет и собака, как говорит мама, - расслоение идет уж очень быстро и заметно. В Унече есть мукомольный завод, так рабочие там получают по сто тысяч в месяц, да еще дивидендов столько же, а наша соседка Нина работает на заводе «Кремний» уже тридцать лет и ей платят только по три тысячи, да еще постоянно намекают, чтоб увольнялась. Вот такие «показатели жизненного уровня народа».

2018-й
Да что «Кремний»! Этот завод работал на оборонное ведомство (и таких в Союзе было две трети), а эта отрасль была обречена и рабочие «почтовых ящиков» оказались в положении, как наша соседка. Но «рухнули» и другие заводы, фабрики, в которые государство раньше делало вливания, рабочих поддерживали какими-то крохами и ждали, когда те постепенно «рассосутся», найдя другие способы выживания. А всё это я видела, когда ездила на съемки по предприятиям и писала синхроны, в которых звучали одни жалобы и вопли о помощи. Правда, некоторые предприимчивые директора перестраивались на выпуск разного мелкого дефицита, но таковых было очень и очень мало.

1993-й
Был у нас «на гастролях» вице-президент Руцкой*. Совсем недавно был он нам симпатичен, - генерал, прошел через войну в Афганистане, да и по убеждениям своим демократ, - а вот теперь сомкнулся с коммунистами, с чеченцем Хасбулатовым и все яростнее нападает на Ельцина вместе с нашим первым законодательным органом.
- Все! Хватит! - грозился вчера Ельцин на пресс-конференции. - К сентябрю окончательно решу, как быть с Верховным Советом.
И выдвинул идею создания Парламента или Совета конфедераций, но как и из кого эти «органы» будут создаваться и куда денется Верховный Совет - не сказал... вернее, нам не сказал, а сам, может быть, что-то и придумал.

И опять, как два года назад, лихорадочно налаживаю «ВЭФ», мечусь по диапазонам в поисках БИБИСИ и «Свободы», - наше радио и телевидение молчат, на экране висит таблица и только «Радио России» иногда выходят с новостями. А все началось двадцать первого сентября, когда Ельцин издал указ о роспуске коммунистического Верховного Совета. Что теперь будет? Как поведут себя эти «прозаседавшиеся борцы за счастье народное»? Ведь совсем обнаглели! Особенно этот чеченец Хасбулатов:
- Говорят некоторые, что Ельцин, мол, не то сказал, - брякнул недавно на всю страну. - Конечно, и не то скажешь, когда... - и показал жест пьяницы. - А ему прощают, наш, мол, мужик! Ну, раз мужик, так пусть в колхозе работает, а не страной управляет!
Вскоре Ельцин и издал указ о роспуске этих «советчиков».
Вначале коммунисты только митинговали и бегали по Москве с красными знаменами, но, как выяснилось потом, в то же время раздавали оружие своим сторонникам. И вот теперь, в начале октября атаковали Останкино, - хотели захватить телевидение, штаб Вооруженных сил, - и напали ночью, убив женщину-пенсионерку, которая подошла к окну, услышав выстрелы, и гаишника, осиротив шестерых детей. А в это время Верховный Совет заседал в блокированном Белом Доме и вечерами, при свечах, избранники народа пели революционные песни, принимали новые законы и вот один из них: тот, кто станет подчиняться приказам Ельцина, будет арестован, имущество конфисковано, а он или сослан в Сибирь, или расстрелян. И что же Москва? Вначале было тихо, но когда по телевизору выступил Егор Гайдар, призвав всех, кто не хочет возврата в социализм, выйти на улицы, то центр Москвы запрудили люди, на улицах стали строить баррикады, чтобы к Белому дому на помощь не смогли подойти танки, если коммунистические генералы поднимут против Ельцина войска.
А у нас слетелся Областной Совет и проголосовал: признать действия Президента не конституционными и даже предлагали создать независимую от России область. Но потом Ельцин сместил нашего коммуниста Родкина и назначил Карпина. И что ж Родкин? Подговорил несколько человек и те ночью, натянув на лица черные чулки, захватили здание администрации, но разбежались, когда группа захвата туда проникла. Тогда подался Родкин в Москву, к своим, засевшим в Белом Доме коммунистам, и вот теперь...
Я бегаю от «ВЭФа» к телевизору, от телевизора к приемнику: ведь, штурмуют Останкино, взяли Мэрию, есть убитые, раненые… «Вести» (радио России) выходят часто, тревожно, смотрю их до часа ночи… Господи, как же тяжко жить в моей стране! А как только просыпаюсь - спала все ж, потому что была уверена: сегодня всё закончится - сразу включаю телевизор и уже не выключаю весь день: американская телекомпания СИНН ведет прямую трансляцию. Чудо! Чудо, что можно вот так, сидя на диване, смотреть: что там, как там, у нашего Белого Дома? А из его окон длинными черными языками валит дым, верхние этажи закопчены. Картина страшная, но всё же… может, это - к лучшему? И где-то после трех часов по полудни из Белого Дома под белыми флагами вышла группа для переговоров. Сели в черные машины. Отъехали. Остановились на мосту, долго стояли, а в это время камеры всё показывали окна Белого Дома, из которых валил и валил дым. Ну, а потом из него потянулись народные избранники, чуть размытые толи выхлопами машин, толи дымом от еще чадивших верхних этажей Белого дома, толпой застыли на лестничном спуске, прошмыгнули через толпу к автобусу, сели в него.
На экране - горе, слезы. Всю неделю опознают убитых на улицах Москвы. В церквах на отпевании не делят на «белых», «красных». И хоронят вместе. И цветы возлагают вместе.
И теплится надежда: а, может, то была последняя вспышка?
Бердяев. «Периодически являются люди, которые с большим подъемом поют: «От ликующих, праздно болтающих, обагряющих руки в крови, уведи меня в стан умирающих за великое дело любви». И уходят. И несут страшные жертвы, отдают свою жизнь. Но вот они побеждают и торжествуют. И тогда очень быстро превращаются в «ликующих, праздно болтающих, обагряющих руки в крови». И вновь являются люди, которые хотят уйти «в стан умирающих». И так без конца совершается трагикомедия истории…». А мы, статисты, страдаем и мучаемся.

Через неделю - выборы в Федеральное собрание и первую Думу России. Какой она будет?
И намного ли лучше Верховного Совета? Готовились к выборам аж двадцать восемь партий и объединений, а вышли на финишную прямую только тринадцать, так что будем выбирать из чертовой дюжины. Не очередные ли это происки мирового Беса? Ведь Ленин, наш доморощенный бес, все еще лежит на Красной Площади, и по-прежнему охраняют его верные Церберы.

Вчера, двенадцатого декабря 1993 года, принята новая Конституция России. (Если бы можно было передать печатными словами интонацию, то придала бы им некую торжественность.) А сегодня, тринадцатого (Опять? Тринадцать партий, тринадцатого выборы в новую Думу.) быстренько собираюсь на работу и в голове все крутится: «А кого выбрали в нашу, областную?» И узнаю: от нашей «доблестной партизанской» области будут заседать только коммунисты: Родкин, Шинкаревский и Шандыбов.
Весь день болит, ноет душа: обидно за свой народ, стыдно за свой народ! Вечером еду домой и думаю, думаю горестно: как же вытащить Россию из пропасти с таким вот камнем на шее? Розанов писал: «В России вся собственность выросла из «выпросил», или «подарил», или кого-нибудь «обобрал». Труда собственности очень мало. И от этого она не крепка и не уважаема». Вот-вот, коммунисты это и поняли. И им не нужно, чтобы были «уважаемые», кроме них, люди, поэтому и уничтожали последних собственников «как класс». А теперь - клич свободолюбивых: «Демократия – народу!» Ну, зачем демократия народу, избравшему коммунистов? Демократия предполагает думать самому, выбирать самому, а большинству лучше - назад, в социалистическое стойло, где за всех думает Партия, которая хозяйским кнутом иногда и бьёт по спине, но зато выбрасывает по синей птице и куску колбасы. Горько от всего этого, ох как горько! А ведь примерно так же, как наша область, проголосовала вся Россия! Так что уверена: и новая Дума - хотя и с новой Конституцией, - но «думать» будет по коммуняцки.

В декабре цены взлетели, колбаса подскочила аж вдвое… Привыкли говорить «колбаса» потому, что было все равно «какой», - лишь бы достать! - а теперь её в магазинах столько сортов, что глаза разбегаются, и запаниковавший народ бросился запасаться всеми сразу. Но, ура-а! После нашествий магазины не опустели, а это значит: есть резервы в России!

1994-й
И снова Президент перетасовывает правительство. Полторанин, наш идеолог-демократ прессы, сказал как-то: теперь, мол, Ельцину нашептывают политику не демократы, а кто-то еще, так что начинается новый виток. Полетел вверх и курс доллара, и знатоки пророчат повышение его к июлю до 10 тысяч за рубль, - с полторы-то! Пророчат и гиперинфляцию в связи с тем, что опять начнется сдерживание цен государством и финансирование маломощных предприятий, колхозов. Как же мы устали от всего этого!

Фильм по телевизору «Курочка ряба», а потом - обсуждение в эфире. И страшным в обсуждении после фильма было вот что: когда ведущий спросил жителей села, в котором снимался фильм: «Кто из вас снова согласен вернуться в соцлагерь?», то из тридцати двадцать восемь человек проголосовали «за».
Часто, в мои бессонные ночные часы, думается: нет, не повернуть страну вспять с таким народом! Ленив, завистлив, - развращен! - да еще с недавним прошлым экспроприации! Грядет беда. Снова полетит Россия в пропасть!

В Чечню ввели войска, чтобы «разоружить незаконные формирования», и снова гибнут наши ребята. Своим слабым умишком раскидываю: нужно ли это было делать или нет?
Да, понимаю, тяжело Ельцину разворачивать Россию вспять, - в этом мутном водовороте многое делается не так, как хотелось бы - и все же... Ну почему фермерам нет никакой помощи? Почему с неоперившихся предпринимателей, поверивших свободе, дерут безбожные налоги и не дают стать на ноги? Почему не контролируют хопёров и эмэмэмов*, которые грабят людей и компрометируют саму идею акций? Почему не ограничивают зарплаты директорам заводов и совхозов, которые хапают миллионы, а рабочих держат за рабов? Рассказывают: эти самые директора уже столько награбили, что хватит не только им, но и их внукам, - все прибыли идут в их личные «закрома».
Да, понимаю: контролировать растаскивание государственной коврижки почти невозможно, - уж слишком огромна и слишком быстро идет этот процесс – но ведь люди все видят и естественно их недовольство, а этим пользуются коммунисты, и что будет, если прорвутся к власти? Снова реки крови?

И всё же, как и в Питере, день ото дня ярче, красочней становятся прилавки магазинов, ларьков. Шоколадные батончики, конфеты, печенья, торты, пирожные, бананы, апельсины и даже кокосы, ананасы, - на каждом шагу! А ветчина какая, колбасы, куриные окорочка! И всё – из-за границы. Но и наших продуктов прибавляется, так что в магазинах есть на что посмотреть, но... Дожить бы еще до времени, когда и купить будет возможно без особого ущерба для семейного бюджета, а то... Я, к примеру, получаю по нынешним временам не так уж и мало: около 270 тысяч в месяц, а килограмм сахарного песка стоит 600 рублей, картошки - 200, буханка хлеба - тоже 200. А многие получают (привыкли в совковые времена говорить «получают» и никак не отвыкнем) сейчас очень и очень по-разному: от 30 тысяч в месяц на издыхающих предприятиях и заводах до полутора-двух миллионов - банковские служащие. Вот так-то мы и живем, а, вернее, приспосабливаемся… при этом а еще вернее, выживаем в «годы крутого исторического поворота».

1995-й
У магазина, возле иномарки тусуются «новые русские»… Задорнов, наш юморист, так их живописует: «Был приглашен ими в один южный ресторанчик. Вошел, а они сидят в своих спортивных костюмах, да еще при модной сейчас трехдневной небритости... ну, уголовники! Вылитые уголовники». Но за рубежами их любят потому, что живут там широко, сорят деньгами, - видать, их папочки-коммунисты бо-ольшие куски отхватили при переделе гос. собственности и от «золота Партии»! Вот и текут теперь рекой наши российские денежки в иностранные банки. И нет сил у нашего слабого правительства остановить этот поток, а мы… Правда, наскребло государство сколько-то, чтобы расплатиться с пенсионерами, - несколько месяцев сидели без денег, - а так называемые «детские», которых хватает только на килограмм масла, дочке должны уже за одиннадцать месяцев.

На экране - страшные кадры: снайперы бьют наших ребят со всех домов, убитые - на улицах, а чеченцы не дают унести их тела. И похоже, что «дудаевские наемники», как называют их в прессе, вооружены лучше, чем наша Армия. Да и не только они. Старуха трясет автоматом и кричит:
- У нас такого оружия полные подвалы! Мы все помрем, но не сдадимся! А рядом - портрет Дудаева. Он - их бог, хотя вот уже три года вместо пенсий получают они только автоматы.
Да, понимаю, надо было делать что-то с взбунтовавшейся Чечней, но что? Отгородиться? Отпустить? По крайней мере, не было бы таких жертв. Говорят, наших солдат подставили, - дали приказ щадить местное население, - а вот чеченцы не щадят и уже шестерых похоронила только наша область.

«Силовым решением» Президент сместил нашего губернатора коммуниста Родкина и назначил Александра Семенева… Когда-то снимала я фильм о нем, - был он тогда в районе директором швейной фабрики, - и помню подумалось: «Ему бы не в районе сидеть с его умом-то, а в руководстве области».

Скоро во второй раз будем избирать президента России, и я уже по горло сыта этими «Выборами – 95»! Двенадцать прямых передач! А теперь еще и платные фильмы косяками пошли, в которых сплошные вопли партий, блоков, объединений, зависимых и независимых кандидатов - а их около пятидесяти! - и все обещают, обещают! И больше всех – коммунисты. А что если опять победят? Ведь нагло, напористо идут к выборам, завоевывая сердца тех, кто хочет полунищей, но стабильной жизни с талонами на колбасу и синюю птицу, да и выбирать не надо будет, - за тебя «руководящая и направляющая» выберет.

Прожили мы еще один год, на ходу перестраиваясь для новой жизни. Но какой и когда она настанет та, неведомая? Нет, не знаем. А о той, что теперь, могу сказать вот что: и всё же, при «низком уровне жизни» народа, дышать стало легче, - каждый может говорить то, что думает и заниматься тем, что ему под силу. А еще ощущается что-то вроде начавшейся стабилизации, - уже не так головокружительно растут цены, да и купить можно то, что хочешь. Но по-прежнему тревожно за детей, которым от приватизации ничего не досталось кроме горстки обесцененных ваучеров, но рвутся, рвутся они заработать своими руками, а высокие налоги не дают этого делать.

Еду с работы. Снежок выпал, сумерки, огни фонарей и частных ларечков светятся, мигают по-новогоднему. Радоваться бы всему этому в преддверии праздника, а во мне - опять: нет, не перетащить Ельцину, Гайдару, Чубайсу наш народ в новую жизнь, ведь не известно: а что будет там, в новой? Нет, не пробиться к сердцам самых активных избирателей, - не поверят реформаторам затурканные и надорванные работой старики и старушки; не поймут и пролетарии, всосавшие с молоком матери стиль «планового советского» существования; не поймут и бесправные колхозники, которые твердят: «Жить-то как хорошо стало при Брежневе, деньжата давали, зерно, картошку»? И горько теперь им, что на глазах разваливается какая-никакая, а кормушка, из которой еще и тащили понемногу.
Мигают, весело мельтешат разноцветные огоньки новогодних елок, что красуются слева и справа от черного идола с кепкой, который по-прежнему стоит на площади его же имени. Когда прохожу мимо, то почти слышу его клич, брошенный в семнадцатом: «Грабь награбленное»! И становится страшно: а вдруг опять?.. а вдруг - по второму кругу?
Как же перепуталось, перемешалось всё в наших головах и душах! Господи, помоги разобраться во всем этом! Господи, помоги обрести успокоение хотя бы в эти предновогодние дни!

1996-й
И все же Ельцин, после силового назначения губернаторов, намерен далее «следовать демократическим принципам» и теперь в тех областях, где они были смещены, будут избираться «всеобщим волеизлиянием народа». Грядёт и у нас «волеизлияние», и уже сражаются в основном двое: назначенный полгода назад Ельциным Александр Семенев, бывший директор швейной фабрики, и тот, кого сместил Ельцин - коммунист Юрий Родкин. Кого выберет наш измученный и затурканный народ?

Сегодня 12 июня. Праздник. Молодой праздник - «День Российской государственности».
А я - на работе, и монтирую рекламу о Ельцине: «Подпись» называется. Девушку двенадцатую, мужчину двадцатого, Лебедя* второго, аиста, Газпром, - это условные обозначения планов. Диктор делает начитку: «Выберем достойного, чтобы эти выборы не стали последними...» Аж из одиннадцати будем выбирать!
А в троллейбусах опять митингуют старики, проклиная Ельцина и прославляя лидера коммунистов Зюганова. Да, тянутся за ним обиженные и те, кто завидует. И теперь зависть – самое сильное чувство, ибо есть чему: ездят в иномарках крепкие, уверенные мужики, корзинами закупают то, что для других недоступно, вот в сердцах нищих и вскипает злоба. А понять их можно, но оправдать… Такие - словно камень на шее у России, их «волеизлияние» и может повернуть Россию назад. Одна надежда: не так-то просто отдают власть. Если и выберут Зюганова, так что ж Ельцин? Соберет «портфель» и уйдет?

Смонтировала свой фильм «То, что будет, есть и было». Снимать его ездили поездом до Хотынца, - туда и обратно. Моросило. Окна плакали. Мелькали мокрые кусты, влажные стволы берез, туманно-изумрудные поля озими. Задавала людям вопросы: честнее ли мы стали?.. что для нас вера в Бога?.. что нас ждет?.. гордимся ли мы Россией? Боялась, что из всего этого ничего не получится, но люди говорили то, что хотелось услышать: честнее не стали, только вера в Бога помогает, возродится Россия, но гордиться пока можно не ее настоящим, а только прошлым.

2018-й
Тогда не знали, что второй раз пойти на выборы Бориса Николаевича Ельцина с трудом убедил Анатолий Чубайс, что за период предвыборной компании у первого Президента было пять инфарктов и один из них- прямо после того, как он танцевал перед избирателями, дабы доказать, что не болен и полон сил.
А сегодня смотрела документальный фильм о Ельцине. Да, только благодаря решению Чубайса и Гайдара отдать будущим олигархам «куски» от российского «пирога» почти бесплатно… Кстати, а кто бы их тогда взял за «плату»? Ведь не знали: что будет дальше? Так вот, те, кто получили тогда свои «куски», просто не могли не профинансировать на грядущих выборах кандидатуру Ельцина, - это давало им надежду удержать полученное, - и если бы на это, то избрал бы в девяносто шестом измученный народ коммуниста Зюганова, потому что перед самыми выборами рейтинг первого Президента России упал, а Зюганова поднялся угрожающе высоко и перед самыми выборами (по словам Анатолия Чубайса) 80% против 20!.. пройти этот период без крови, без гражданской войны почти не надеялись.

1996-й
На экране - усталый, пожилой человек:
- Врачи обнаружили, что сердце больно. Надо делать операцию.
За границу он не поедет, - «В Москве тоже есть хорошие хирурги», - поэтому в конце сентября...
И это - Ельцин, наш Президент. Да, все же избрали его на второй срок, но «сдулся», как говорила когда-то дочка на резиновые шарики, сразу же после выборов. Смотрю на него и думаю: и каким же должно быть сердце, чтобы все беды России впитать и остаться здоровым?.. На кухне приколот к шторке круглый значок с его изображением и я, каждый раз, когда попадается на глаза, шепчу: «Держись, Президент!»

В троллейбус входит пенсионерка в мохеровом берете… Эти береты – словно символы преданности соцлагерю! Так вот, входит с «символом» на голове и плюхается на сиденье рядом со знакомой, обнимает ее:
- Мы победили! – шепчет радостно ей на ухо.
И ведь шепчет потому, что и в её душе жив страх соцлагеря: не услышал бы сосед, а то донесёт!
А в моей душе вспыхивает препакостное ощущение от такой «всенародной поддержки» коммуниста Родкина: уж слишком многие хотят в прошлое! Но утешаю себя: а, впрочем, как сказать! Ведь Родкин победил «с убедительным результатом 53 против 26», но голосовало-то всего 52 % населения области, и в основном те, в которых тоска по социализму неизлечима, так что «волеизлиянию» пожилого населения области мы и обязаны вот такому подарку судьбы.
И подобных подарков предостаточно в других областях России, так что «красный пояс» крепко затянут вокруг Москвы

1997-й
Платон смотрит новости, ворчит:
- Опять НТВ обнаглело!
А дело в том, что независимое телевидение вот уже который день травит Чубайса: он, де, со своими друзьями получил слишком большой гонорар за книгу о приватизации. И первым на него набросилось радио «Эхо Москвы», а теперь вот и Киселев, автор воскресной программы «Итоги» на НТВ.
- Да-а, - присаживаюсь рядом, - даже не упомянул, что Чубайс девяносто пять процентов этого гонорара отдал в благотворительный фонд.
И Киселев - очередное мое разочарование. Ведь раньше-то шел с нами в ногу, а теперь… Я страдаю, не могу даже смотреть на него, а Платон разъясняет:
- Ну что ты хочешь? Он же за эту брехню такие деньги получает! У него квартира шикарная в центре, особняк под Москвой. Ведь каналом НТВ руководит Гусинский, а центральным ОРТ Березовский, и это им во время избирательной компании Чубайс уступил какие-то крупные предприятия по дешевке, чтобы они на выборах поддержали Ельцина, а не Зюганова, ну а теперь, видать сказал: все, хватит, ребята! Вот и мстят на НТВ с помощью Киселева.
Да, мстят. И уже одержали в чем-то победу - сожрали трех его соавторов и единомышленников, - но хорошо хотя бы то, что Ельцин сказал: «Чубайса не отдам»!

Сегодня Ельцин клеймил «преступные элементы, которые пробрались в административные органы власти». И Президент прав: элементов этих!.. Только в Думе около пятидесяти человек подозреваются в связи с криминальными структурами. А тут еще начался второй виток приватизации и это значит, что «властные структуры», то бишь, коммунисты, находившиеся ближе к власти, будут, отстреливая друг друга, дорасхватывать то, что еще осталось, и законы, охраняющие эту, отхваченную ими собственность, им не нужны. Вот когда поделят все окончательно, тогда за них и возьмутся.

Президент России опять в больнице, - воспаление легких. И снова закаркали, захлопали крыльями вороны, - Зюганов, Жириновский. Носится Владимир Вольфович по Европе и налево, направо кидает: приду, мол, к власти и брошу бомбу атомную на Японию; пригрозил и немцам, не пустившем его в гости; в Болгарии руководитель ему не понравился, хотелось бы назначить своего человека... В общем, шума много производит. Да и не только шума, потому что некоторые зарубежные бизнесмены настораживаются от его перлов и прерывают с нами отношения, - а кто ж его знает!.. Россия, мол, такая! Россия непредсказуемая… а что если он и впрямь придет к власти?

1998-й
С нашими «Новостями» не может сравниться никакой американский боевик! Ну, что там? Выдумка, игра! А вот наша жизнь... Пресса снова начала пугать девальвацией; правительство формируется из коммунистов, которые хотят повернуть Россию назад; шахтеры, требуя выплаты зарплат, «телами» перекрыли Транссиб и теперь сидят еще и перед домом Правительства, каждые два часа постукивая касками по мостовой; в Чечне вот-вот начнется гражданская война; в Афганистане талибы подступают к нашим границам; в Сибири горят леса и выгорают целые поселки; в каком-то селении на юге России, в котором уже несколько лет в глаза не видели денег, женщина бельевой веревкой удавила свою трехлетнюю дочь, а потом повесилась; матрос подводной лодки застрелил восьмерых сослуживцев и теперь по радиотелефону отец уговаривает его сдаться... Уф! И все это только в сегодняшних новостях! Глаза б мои не смотрели, уши б не слышали... но тянет, тянет к экрану, как к открытой язве.

Ельцин «увел» премьера Виктора Черномырдина и предложил Думе утвердить неизвестного нам молодого и симпатичного Кириенко*, но Дума взбунтовалась, особенно её фракции коммунистов и «яблочников». И Кириенко встречался с ними, беседовал, но они снова отклонили его, и пресса уже стала потирать руки: распустит, мол, Ельцин и эту Думу! Но Жириновский, этот умный шут нашего законодательного органа, объяснил депутатам популярно: мужики, если проголосуете и в третий раз против предлагаемой Президентом кандидатуры, то станете бомжами. Конечно, это - гипербола, но потерять свои шестимиллионные зарплаты, привилегии и неприкосновенности законодатели не захотели и для вида поломавшись, проголосовали «за». И как теперь будет справляться молодой премьер со старыми проблемами?

Ведь совсем недавно был траур по погибшим шахтерам! И вот опять на экране - красные гробы, наскоро сколоченные обелиски. Шестьдесят три человека остались под землёй!
И кажется: шахтеры - жертвоприношение нашей измученной России каким-то неведомым богам, а шахты - требища, в которых они задыхаются при взрывах метана.
А, может, требище - вся Россия? И ее жертвы – ради других стран, чтобы знали, какими путями нельзя ходить? Господи, тогда пошли нам хотя бы терпение!

Невиданно! Президент и депутаты Думы сидят за круглым столом и пьют чай… хотя совсем недавно эти же депутаты собирали подписи за вотум недоверия Ельцину. «Не будет инфляции, - говорит Президент прямо на камеру. - Не будет никакого переворота. Не будет разгона Думы, - но взгляд напряжён, брови сдвинуты: - Не дождутся, - делает паузу. - И пусть все знают: Правительство, Президент и Дума - одна команда. И всем нам не драться надо, а выводить страну из кризиса».
Ох, неужто и Дума поняла это?

И что будет делать премьер Кириенко? Ведь к бастующим шахтерам присоединяются и врачи, учителя, рабочие заводов, которые тоже по несколько месяцев не получают денег, забастовка разрастается, растекается по регионам, выдвигая и политические требования. И первое из них - «Ельцина в отставку!»

Временно, для переговоров с представителями Международного валютного фонда, Ельцин полномочным представителем назначил Анатолия Чубайса, и тот почти три недели вел переговоры, а правительство готовило пакет документов по дальнейшему подъему экономики, чтобы ясно было фонду: куда и на что пойдет кредит. И вот теперь пятнадцать миллиардов долларов должна получить Россия. Опять в долгах – по уши? Но пресса утверждает: другого пути не было.

Завтракала на кухне и вдруг по радио услышала: «Валютный коридор для доллара устанавливается с шести с половиной рублей, до девяти с половиной»*
Ахнула: ни хрена себе! Теперь и наши двадцать пять тысяч рублей, которые собрали на квартиру для дочки рухнут. Но два дня люди ещё не бросились к сберкассам снимать деньги и вкладывать в товары, а потом… Потом и мы купили телевизор в комнату Платона, но уже один из последних, потому что из магазинов стали разметать прежде всего электроаппаратуру, а потом потащили ковры, мебель, импортные товары, продукты. И опять замелькали пустые прилавки.

Политики утверждают, что дефолт «рукотворный». Но нам-то что? Рукотворный он или нет? Это - - очередное падение в неизвестность. Моя «хроника» тех событий:
Доллар за несколько дней подлетел до двадцати одного рубля с шести-то с половиной.
На базаре поднялось в цене сало и это значит, что люди солят его про запас, а из магазинов потащили крупы, сахар, масло подсолнечное.
Неожиданно Ельцин отправил в отставку правительство Кириенко и предложил Думе снова Черномырдина, так что сегодня в «Новостях» видели смещенного, но улыбающегося премьера, гуляющего с женой и дочкой по улице.
Дума уже дважды «прокатила» Черномырдина.
Вначале цены в два-три раза взлетели на импорт, а за ним потянулись и наши товары, - почему бы и нет? – а за товарами и продукты: масло подсолнечное - вдвое, сахар - в два с половиной, колбасы - на треть.
Ельцин тянет паузу, - кого предложит Думе в третий раз?
Ура! Доллар начал падать и за неделю опустился до восьми с половиной.
Ельцин сдался и на третий раз предложил Думе Примакова*, министра иностранных дел. Приняли с первого раза.
Примаков набирает команду из старых коммунистов и в прессе шутят: «В бой идут одни старики» (Кинокомедия была с таким названием).

Что им, олигархам! Они только выиграли от дефолта. Ведь своими долларами набили зарубежные банки, а вот так называемый «нарождающийся средний класс»… По телевизору - сюжеты: безработица в Москве подскочила во много раз за счет тех, кто поверил в Перестройку, начав какое-либо дело, и теперь в мусорных ящиках полно мобильных телефонов, а в газетах пишут, что началась пятая волна эмиграции, снова очереди у иностранных посольств, чтобы уехать из России. Ну, а нам что делать?
Да ладно, проживем как-нибудь. Картошку и овощи вырастили, а на сало заработаем. Может, и пенсии, наконец, принесут, когда деньги начнут печатать, а то уже три месяца их нет и нет.

Хотя в витринах магазинов и появились залысины, но все же почти все можно купить.
Вот и гадай: то ли у людей денег нет для покупок, то ли все же богаче Россия стала.
Вопросы, на которые не знаем ответа.

2018-й
Не только на эти вопросы тогда не знали мы ответа. «Ветер перемен» дул со всех сторон, трепал нас нещадно, и только надежда, что снесет постройки «лагеря социализма» помогала нам выживать.

1998-й
Вчера, по телевизору: на обочине подмосковной трассы бабы торгуют какими-то трубами, которые выше их. Оказалось, глушителями для машин, - вместо зарплаты выдали. А я на базаре по дешевке купила мыло у женщины, - «Получку им отоварили», жаловалась, да и сегодня в нашем подъезде от двери к двери бабуля стучалась, предлагая юбки:
- Дочке зарплату ими выдали. И куда ж теперича девать их? Вот и таскаюсь с этими юбками по квартирам. Не купите? - со слезой посмотрела.
Так что есть уже и анекдот на эту тему: встречаются двое чукчей и один спрашивает другого:
- Как живешь?
- Хорошо живу.
- Работаешь?
- Работаю.
- Где?
- В морге.
- И хорошо получаешь?
- Хорошо... Семь мертвецов обмою, восьмой - мой.

Закон природы: стадо не может без вожака, вот и наш народ… Вчера, в общероссийский день протеста, снова повели его за собой коммунисты под лозунгом: «Ельцина в отставку!». Да, конечно, голодный и еще раз обворованный народ не должен молчать, но страшно, что идет за теми, кто семьдесят лет занимался его геноцидом. А еще страшнее, когда и в наших душах, в душах тех, кто верил Ельцину, иногда вспыхивает отчаянное: неужели и он нас кинул?
Нет, не хочу в это верить!

Кажется, позапрошлой осенью в Южной Корее тоже был финансовый кризис и правительство вынуждено было залезть в долги, так корейцы сдавали золото, драгоценности, чтобы скорее расплатиться и делали это потому, что доверяли правительству. Не могу представить, чтобы и наш народ… Этот дефолт, постоянная грызня меж депутатами в Думе, болезнь Президента, правительство, в котором ведущие места за коммунистами… всё это окончательно подрывает доверие к власти.

Из письма Володина:
«Ты спрашиваешь: «Может, Ельцин всех нас кинул?». Да, все эти годы мы верили ему. Нам очень хотелось этого, - ведь так устали от ненависти к той власти, которая была семьдесят лет! И еще думалось: ну, наконец-то стали вылезать из пропасти, и ведет нас умный и смелый Президент. А когда он отстранял Гайдара, Чубайса и всех других молодых и умных реформаторов, то успокаивали себя: наверное, там, в Кремле, ему виднее, мы же не знаем тамошних игр и обстоятельств! Но все же висели и вопросы: а почему не запретил коммунистическую идеологию?.. почему не осудил геноцид коммунистов против народа?.. зачем начал войну в Чечне? И все же!.. И все же не хочу кричать, как большинство: «Долой Президента!». Скорее в груди моей бьется другой крик: «Народ! Люди! Но ведь вы же сами подсунули Ельцину все «думы» России, которые своим недалеким умишком тащат страну в прошлое. Вспомните! Когда голосовали за «представителей народа»: ведь отбирали не самых умных. И каково теперь Президенту с ними? Да и не только ему, но и нам, когда видим, как «избранники» прежде всего тянут одеяло власти на свои шкуры, обеспечивают себя квартирами, зарплатами, будущими пенсиями, защищаются от инфляции. Ну, что им инфляция! Их денежки лежат в долларах за границей, поэтому от дефолта стали еще богаче. Вот и висят эти «думы» камнем на плечах Президента все годы. И не мудрено, что силы его в борьбе с ними на исходе. Потому так болезненно и переношу горькое прощание с Ельциным, что думаю: обессилел он в борьбе против этой агрессивности, глупости и даже хамства. Но теплится, не хочет погаснуть и надежда: а вдруг «встряхнется лев»? А вдруг пошлет и эту Думу к…., потом соберёт ребят, вроде Гайдара, Чубайса и скажет: «Давайте, мужики, спасайте страну. Делайте что хотите, но только спасите нашу тонущую Россию».

1999-й
Когда перед пенсией подсчитываю последние рубли, то иногда вспыхнет злая мысль: держит нас таких-то коммуняцкая Дума и правительство на скупом пайке, которого хватает только на то, чтобы выжить, а сами... Ну да, сцепились в какой-то неведомой нам схватке за власть, а, значит, за фабрики, заводы, землю и нет им дела до народа.

Ельцин заявил: правительство, мол, стабилизировало обстановку, и теперь дело - за новым, так что мы - под очередным премьером.
- Я - не Пиночет*, я – Степашин сказал он, выступая перед Думой.
А дело в том, что журналисты сразу закаркали, когда Президент предложил его на место Примакова: к власти, мол, приходит генерал, как в Чили, а, значит, в России устанавливается военная диктатура, тем более что Дума проголосовала за него «значительным большинством».
А перед этим-то как напирали коммунисты, как трясли красными знаменами, как кричали за импичмент Президенту! Аж по пяти пунктам обвиняли: в развязывании Чеченской войны (свою, Афганскую, забыли, как и то, что сами же поддерживали Ельцина при вводе войск в Чечню); в развале Армии (хотя не развалилась она, а просто обнищала, как и все мы); в геноциде против своего народа (хотя сами семьдесят лет этим и занимались!).
Права демократка-воительница Новодворская:
- У Ельцина были ошибки. Но если каждая путана будет обвинять Президента!..
Так вот, не получился у коммунистов импичмент ни по одному из пунктов, но странное дело: на физиономиях «борцов за справедливость и счастье народное» не было разочарования, а скорее удовлетворение, что осталась все же Дума, - их трибуна перед грядущими выборами. Ведь если бы импичмент прошел, то снова распустил бы их Ельцин, а так остались при них зарплаты, привилегии, вот на радостях и проголосовали с первого захода за Степашина. Теперь Степашин, формируя новое правительство, обещает, что оно будет только из профессионалов. Ну что ж, постараемся выжить и под профессионалами.

Из письма Платона - Володину:
«…Да, иногда я завидую твоей свободе. И, наверное, потому, что для меня такая свобода невозможна, - я обязан помогать детям. И помогать в свободное от службы время, работая на тех самых сотках, которые твой внутренний голос посылает на… и которые, все же, являются одним из самых добрых завоеваний Перестройки. Да, все правильно, «пахать» на земле должны те, кто на ней живет, но что же делать, если они… те, кто живет на ней, так хреново это делают? Поэтому как раз благодаря этим клочкам земли и выживают сейчас те, кто не смог пробиться в так называемый «средний класс». Во всяком случае, сотки эти платят нам за наш труд сполна, и мы не только едим с них картошку, огурцы, помидоры и прочие овощи, но и попиваем винцо, лечимся травами, которые сами и сеем. Поверь, нет ничего благороднее земли! И, слава Богу, что этот клочок земли у меня есть. Когда в конце выходного дня, ухожу со своей земли, то уношу с собой в душе радость: мой маленький уголок России в полном порядке, ибо я сделал на нем своими руками все, что мог».

2018-й
Когда магазины были пусты, стала для нас земля палочкой-выручалочкой, да и не только для нас, но и для всей России. Так что спасибо Ельцину, что своим указом позволил всем, кто хотел, получить по наделу. Иной раз даже кажется, что поворот России, называемый Перестройкой, только потому и получился бескровным, что первый Президент догадался осуществить главный лозунг революции («Землю - крестьянам, фабрики – рабочим») по-своему: «Землю - всем желающим, фабрики – коммунистам», и в результате в лихие годы люди кое-как, но прокормились на этих клочках земли, а коммунисты, нахватав себе собственности, заткнулись.

1999-й
Президент потребовал от министра юстиции отчет о незаконных действиях компартии, а тут еще патриарх Алексий сказал: не гоже, мол, что из Красной площади устроили кладбище и что тело Ленина надо бы земле предать. Ка-ак же тут занервничали коммунисты, как замахали красными знаменами!.. И хотя Дума на каникулах, часть ее бдит и в Белом доме дежурство учинили: не издал бы Ельцин указ, чтобы вынести мумию их вождя из мавзолея! Ох, и когда же это сделают?

Радиостанций развелось!.. И как же зачастую тошно слушать шустрых мальчиков и девочек, измывающихся над Ельциным! Ведь сидели бы при Сталине и пикнуть не посмели, а теперь, когда свобода и вседозволенность, несут в эфире черт-те-что! Рабы, вырвавшиеся на свободу!
Но «Серебряный дождь» слушать можно, вроде умные и сдержанные ребята там работают, и
сегодня услышала: Ельцин вместо Степашина назначил Владимира Путина*, главного руководителя Федеральной Службы Безопасности. Ну и ну! Только три месяца и продержался симпатичный мне Степашин! Но все же успел успокоить бастующих шахтеров, договорился с Лондонским и Парижским клубами о списании значительных долгов… правда, набрав новых, но цены выросли при нем только на пять процентов, и вот теперь… Неужели и впрямь с Владимиром Путиным пойдем к режиму Пино*АнатолийСобчак(1937-2000) - советский и российскийполитический деятель, первый мэрСанкт-Петербурга.
чета, как снова каркают журналисты?

Чеченцы напали на дагестанское село, но их оттуда выбили, и теперь первый пятиэтажный дом террористы взорвали в Буйнакске, через неделю - два в Москве, потом - в Волгодонске.
И нет сил смотреть на все это, и нет сил слушать.

Наш Президент часто болеет, больше живем под премьером Владимиром Владимировичем Путиным и у него теперь самый высокий рейтинг, хотя журналисты и пророчили неуспех, - ведь порекомендовал-то Ельцин.

Катясь к новой Думе, столько обещаний дают разные партии! И кого выберет наш народ?
Но «в процессе предвыборной компании» пресса утешает: наметились, мол, положительные сдвиги в подъеме промышленности, - аж восемь процентов!.. да и пенсии приносят вовремя. Вечером читала Василия Розанова:
«Руки каждого в наши дни, его заботы, внимание, мысль приложены не к объектам, с ними кровно и генетически связанными, а к иным и далеким. Поэтому чувство действительности слабеет неудержимо и мир духовно становится от меня далек, отодвигается на границу некоторой внутренней пустоты. И это – великая социальная болезнь, которая указывает: необходимо обществу воссоздаться как организму; безродные должны получить родство, бескровные духовно – кровь, безотечественные – отечество. И тогда социализма больше не будет. Не дальнейшее расширение хаотической свободы, не снятие с индивидуума последних связей его с целью в предположении еще облегчить его и тем успокоить, умиротворить, может насытить нового человека; но мы говорим пугающее всех слово, в котором, однако, заключено все спасение, - новое всемирное закрепощение человека его долгу, его делу, его обязанностям перед живым, ощутимым конкретным целым может только возвратить покой его сердцу, свежесть и силы его уму».

Вот и до такого дожили: по телевизору смотрим отпевание останков царской семьи*и захоронение в соборе. Вначале Ельцин не хотел присутствовать на этой церемонии, но потом все же приехал и словно покаялся за коммунистов, расстрелявших прекрасное семейство.


ДВУХТЫСЯЧНЫЙ

Итак, с чем вступаем в последний год двадцатого века?
1. Самое главное, со свободой слова и со свободой инициативы. Правда, не умеем еще пользоваться ни тем, ни другим, - нет опыта! – ну, так, может, дети научатся, внуки?
2. С шестой Думой*. И коммунисты в ней теперь не в большинстве, - растворяют, размывают их понемногу другие партии, объединения.
3. С магазинами, к которым ни-икак не могу привыкнуть, - на витринах всегда… но навсегда ли?.. красуются сортов тридцать колбас, множество сыров, молочных продуктов, - изобилие полное. Ах, если бы еще деньжат побольше, чтобы не только смотреть на эти живописные прилавки, но и покупать побольше, а то пустовато в магазинах, и особенно вечерами, - за прилавками только продавцы в голубых передниках, и в этом есть что-то тревожащее.
4. С войной в Чечне, с каждодневными сводками о числе убитых, раненых.
Артиллерия и авиация бьют по бандитам-террористам-боевикам, как их называют в прессе, а наши солдаты вступают с ними в «контакт» только при «зачистке населенных пунктов», а «пункты» эти теперь не очень-то и сопротивляются нашим войскам, ибо натерпелись люди и там от своих «борцов за независимость», - хапали те деньги, которые получали из России, хапали и от нефти, которую воровали из трубопроводов да строили себе особняки.
5. С почти с новым Президентом. Почему «почти»? А потому, что за несколько часов до Нового года Ельцин вдруг отказался от власти, попросил у народа прощения и, порекомендовав вместо себя премьера Путина, с семьей улетел в Иерусалим к святым местам. Вот так, неожиданно и «красиво закончил свою эпоху» (как пишут в газетах) наш первый Президент, благодаря которому страна освободилась наконец-то от диктатуры одной партии, пробует жить по Конституции и начала возрождать религию и церкви, разрушенные коммунистами. А в марте будем избирать второго Президента России и станет им - почти не сомневаемся – Владимир Путин.

- С девяносто пятого года я впервые выступаю вот на таком митинге... - почти выкрикивает Анатолий Собчак* с трибуны.
Мы сидим посреди зала. Слева от нас - толстый мужик, который всё время выкрикивает коммунистические лозунгу, справа - шустрая бабулька, тряся сухим кулачком, пытается прервать Собчака проклятиями, да и за нашими спинами, в конце зала, несколько человек стоят с плакатами и время от времени что-то злобно выкрикивают. Вот такой в нашем городе, руководимом коммунистами, была презентация книги Анатолия Собчака «Дюжина ножей в спину» в ноябре прошлого года.
А в феврале Анатолия Собчака хоронили, - «Умер от обширного инфаркта». На похоронах был Путин и говорил со вздрагивающими губами: «В любом случае это было убийство. Его убили травлей, развернутой вокруг его имени». Да, Путин не предал своего бывшего шефа и долго сидел возле его гроба, поэтому только из-за этого поступка буду голосовать за него.

Очередное заседание Думы. Коммунисты, во главе с Зюгановым, столпились у стола президиума, орут, размахивают руками, а над ними лозунг: «Продавать землю - продавать Родину!» Бывшая актриса, повиснув над микрофоном, дурным голосом скандирует: «По-о-зор, по-о-зор, по-о-зор!» тем, кто «за» продажу земли. Какой-то пузатый дядя с размаху бодает лбом депутата из «правых», завязывается драка и коммунисты во главе с Зюгановым в знак протеста покидают зал.
Да-а, как же здорово, что очередная Дума уже не во власти коммунистов, и они в ней - только фракция.

Итак, Владимир Путин - наш второй Президент. Избрали его с отрывом от Зюганова аж в 23 %!
И даже в нашей «красной» области коммунистический лидер победил, набрав всего лишь на 3% голосов больше. Так что слабеют коммунисты, сидевшие при «государственной коврижке», а в нас почти растаял страх, что «строители коммунизма» могут вернуться. Сумел всё же Ельцин, - как бы мучительно мы не сомневались в нём, - почти без крови вывести Россию из того страшного круговорота, который захлестнул страну. И за это первому Президенту России – низкий поклон.


2008-й
Сажусь в троллейбус, еду к дочке и смотрю в окно. Да, вот в этом магазине раньше был «Детский мир» с незатейливыми детскими вещичками и игрушками, а теперь в нём продают мебель, на которую только глядеть, и то удовольствие. А напротив «Детского мира», то бишь «Салона мебели» - магазин со старым названием «Тысяча мелочей» и дочка называет его вшивеньким потому, что он не только не сменил названия, но и по сути остался таким же: с грубоватыми и безразличными продавщицами, а вернее сторожами незамысловатой продукции наших предприятий. Но все же и этот стойкий островок понемногу сдается, - в левом крыле уже открыли продуктовый магазин, в котором и отделка, и продукты, и обслуга «продвинутые», как сейчас принято говорить. В двухстах метрах от «мелочей» - фирменный магазин «Селена», и в нем - импортные холодильники, стиральные машины, пылесосы, телевизоры, магнитофоны, сковородки «Тефаль» и то, что раньше нам даже не снилось. А сервис какой! Молодые парни хоть час будут рассказывать о преимуществах того, возле чего остановишься.
Еду дальше. У дамбы, по обочинам дороги, огромные рекламные щиты: «Покупайте царь-мясо!», «Сотовый телефон Билайн!», «Ваше счастье - европейские окна!» А сколько ж ларечков, палаток, прилепившихся на каждой остановке и набитых заморскими фруктами и пестрой всячиной! А вот и новинка этого лета: в укромных уголках появились пестрые тенты, под которыми и возле которых расставлены столики, мы с Платоном еще не сидели за ними, но опять же дочка говорит, что в таких барах пивка попить, - а его сейчас везде продают сортов двадцать - очень даже приятно.
Ну вот, проехала три остановки и сейчас выходить. Напротив - огромное здание технологического института с постройками, в которых были какие-то мастерские, а теперь их понемногу сдают под магазины, кафе, туристическое агентство. Подумать только! Разве могли подумать, что доживём до поры, когда запросто можно будет купить путевку в любой конец света! Да не одно здесь агентство, а два, второе – на первом этаже гостиницы «Центральная», и здесь же «Предлагает свои услуги врач-стоматолог». Кстати, в советские времена попасть в гостиницу было большой проблемой, а сейчас она стоит почти пустая, и вечерами диковато смотрятся ее неосвещенные окна.
Теперь иду через парк. Года четыре назад о нем снимала я фильм, и тогда был он пуст, - грустили меж пожелтевшей листвы ободранные олени и слоники детской карусели, тихо поскрипывали петли качелей-лодочек, словно робко напоминая о себе редким прохожим. И директор жаловался: в парке запустение, открывать аттракционы нет смысла, - «Только иногда, по выходным, на несколько часов», - потому, что у людей нет денег. А сейчас весело взлетают среди зелени подновленные качели-лодочки, мелькают разноцветные сиденья карусели, по аллеям неумело рулят малыши в пестрых машинах. А кафе сколько! Ведь еще прошлым летом их не было… «Да нет, не шесть их, а девять, - чуть позже скажет дочка. - И мы с Машкой уже во всех посидели.»
Так что «живет страна, необъятная моя Россия», как поет Маша Распутина! Живет и богатеет понемногу, чтобы там ни кричали зюгановцы-коммунисты, которые под красными флагами редеющей стайкой иногда тусуются возле своего идола на площади его же имени, что недалеко от остановки «Площадь революции»... будь она проклята!

2018-й
Еще за пять лет до большевистского переворота Василий Васильевич Розанов написал: «Всякая дисгармония пройдет. А социализм – буря, дождь, ветер… Взойдет солнышко и осушит все. И будут говорить, как о высохшей росе: - Неужели (социализм) был? И барабанил в окна град: братство, равенство, свобода?
- О, да! И еще скольких этот град побил!
- Удивительно. Странное явление. Не верится. Где бы об истории его прочитать?»
С надеждой, что кому-то мои правдивые «показания» о «буре, дожде и ветре» социализма будут интересны, и писала это. Прочитав их, быть может, кто-то скажет: «Не так они всё видели, не то думали». Но то было НАШЕ видение, НАШИ раздумья, ибо быть, как мы, свидетелями и участниками, – одно, а анализировать спустя годы – совсем другое.
За годы социализма сменилось три поколения и наше, угодившее в Перестройку, словно попало на эскалатор без перил, поднимающий к новой неведомой жизни. И в этом движении не все уцелели, - падали вниз те, у кого не было ни сил, ни возможности, а иногда и желания приспосабливаться к новым условиям свободного, самостоятельного выбора в жизни.
Больно за них. Но всё же социализм погубил людей неизмеримо больше, - десятки миллионов самых умных и инициативных, погибших в годы ленинского террора, Гражданской войны, голодомора, при коллективизации, в ГУЛАГе, по «расстрельным спискам» Сталина.
Надеюсь, что те, кто «выплыл» из мутных вод еще не установившегося «ПРАВА», за несколько десятилетий вытащат Россию из болота, в котором она завязла при социализме. Верю в это, и не упрекаю себя, что, мол, не так думалось, не то грезилось. Всё так. И ни от кого не отрекаюсь, - ни от Бориса Ельцина, который, разворачивая наш «корабль» в противоположную от социализма сторону, делал ошибки (А как их было не делать, занимаясь тем, чего еще не было в мировой практике!?), ни от Егора Гайдара, сознательно принявшего убийственные для себя решения, но после которых через пару месяце в стране стали быстро заполняться пустые прилавки, и даже от проклинаемого народом Анатолия Чубайса, помогшего Ельцину отбиться от напора наглых коммунистов, которые могли победить в 1996 году. АИ теперь доверяю своим наблюдениям, интуиции, - мне нравятся наши правители. Да и в Думе (верю!) есть честные, достойные и болеющую за Россию люди. Так пусть думают, работают, может быть, и ошибаясь, ибо в истории человечества еще ни одна страна не выбиралась из пропасти семидесятилетнего социализма на дорогу, которой прошли цивилизованные страны.


*Горбачёв Михаил (1931) - Генеральный секретарь ЦК КПСС в 1985-91, президент СССР в 1990-1991 годах.
*Комитет государственной безопасности CCCP (аббр.: офиц.КГБСССР;разг. «комитет», «органы», «контора», "чекисты") —центральный союзно-республиканский орган государственного управленияСоюза Советских Социалистических Республик.
*«Взгляд» - одна из самыхпопулярных телепрограмм России. Впервые вышла 2 октября 1987 года.
*РойМедведев(1925) - советский и российский публицист, писатель-историк, представитель левого крыла в диссидентскомдвижении в СССР.
*Иосиф Виссарионович Сталин (Джугашвили) (1878-1953) – политический, военный деятель, Генеральный секретарь ЦК ВКП, глава СССР (1924-1953).
*«Знамя» - ежемесячный литературно-художественный иобщественно-политический журнал. Издаётся с 1931 года.
*МихаилШатров(настоящая фамилия — Маршак), советский и российскийдраматурги сценарист.
*Нуйкин Андрей - писатель, журналист, депутатГосударственной Думы Федерального Собрания РФ первого созыва (1993-1995).
*«Новый Мир» - один из старейших в России(издается с 1925 года) ежемесячных толстыхлитературно-художественных журналов.
*Евгений Велихов (1935) - теоретик, педагог, профессор, вице-президент АН СССР.
*Борис Ельцин (1931-2007) - Первый Президент Российской Федерации, в ноябре 1991 - июне 1992 года одновременно возглавлял «правительство реформаторов».
*Андрей Сахаров (1921-1989) - советский физик-теоретик, один из создателей первой советской водородной бомбы.
*Артём Тарасов (1950) - предприниматель, народный депутат РСФСР (1990), депутатГосударственной думы первого созыва.
*Первый съезд народных депутатов СССР открылся 25 мая и в первый же день избрал Горбачёва Председателем Верховного Совета СССР.
*28 съезд КПСС – съезд Коммунистической партии Советского Союза,проходивший в Москве 2 - 13 июля 1990 года. Оказался последним съездом партии перед её упразднением в 1991 году.
*Владимир Ленин (1870-1924) - революционер, лидер большевистской революции, глава советского правительства (1917-1924).
*«Дружба народов» — советский литературный журнал, основанный вмарте 1939 года и продолжающий существовать в России после распадаСССР как частное издание.
*«Радио России» начало вещание с 10 декабря 1990 года.
*ВладимирЖириновский(1946) - советский и российский политический деятель, заместительпредседателя Государственной думы (2000—2011).
*Августовский путч — политические события 18 — 21 августа 1991годав Советском Союзе, получившие оценку со стороны официальных лиц иорганов государственной власти в СССР, как заговор.
*ГеннадийБурбулис(род. 1945) — советский, российскийгосударственный деятель, в 1990—1992 годах ближайший соратник БорисаЕльцина.
*Александр Солженицын (1918-2008) - русский писатель, драматург,публицист, поэт, общественный и политический деятель, живший иработавший в СССР, Швейцарии, США и России.
*ГУЛАГ - Главное управление лагерей и мест заключения. Подразделение НКВД СССР, МВД СССР, Министерства юстиции СССР, осуществлявшее руководство местами заключения и содержания в 1930-1956 годах.

*Горбачёв Михаил (1931) - Генеральный секретарь ЦК КПСС в 1985-91, президент СССР в 1990-1991 годах.
*Комитет государственной безопасности CCCP (аббр.: офиц.КГБСССР;разг. «комитет», «органы», «контора», "чекисты") —центральный союзно-республиканский орган государственного управленияСоюза Советских Социалистических Республик.
*«Взгляд» - одна из самыхпопулярных телепрограмм России. Впервые вышла 2 октября 1987 года.
*РойМедведев(1925) - советский и российский публицист, писатель-историк, представитель левого крыла в диссидентскомдвижении в СССР.
*Иосиф Виссарионович Сталин (Джугашвили) (1878-1953) – политический, военный деятель, Генеральный секретарь ЦК ВКП, глава СССР (1924-1953).
*«Знамя» - ежемесячный литературно-художественный иобщественно-политический журнал. Издаётся с 1931 года.
*МихаилШатров(настоящая фамилия — Маршак), советский и российскийдраматурги сценарист.
*Нуйкин Андрей - писатель, журналист, депутатГосударственной Думы Федерального Собрания РФ первого созыва (1993-1995).
*«Новый Мир» - один из старейших в России(издается с 1925 года) ежемесячных толстыхлитературно-художественных журналов.
*Евгений Велихов (1935) - теоретик, педагог, профессор, вице-президент АН СССР.
*Борис Ельцин (1931-2007) - Первый Президент Российской Федерации, в ноябре 1991 - июне 1992 года одновременно возглавлял «правительство реформаторов».
*Андрей Сахаров (1921-1989) - советский физик-теоретик, один из создателей первой советской водородной бомбы.
*Артём Тарасов (1950) - предприниматель, народный депутат РСФСР (1990), депутатГосударственной думы первого созыва.
*Первый съезд народных депутатов СССР открылся 25 мая и в первый же день избрал Горбачёва Председателем Верховного Совета СССР.
*28 съезд КПСС – съезд Коммунистической партии Советского Союза,проходивший в Москве 2 - 13 июля 1990 года. Оказался последним съездом партии перед её упразднением в 1991 году.
*Владимир Ленин (1870-1924) - революционер, лидер большевистской революции, глава советского правительства (1917-1924).
*«Дружба народов» — советский литературный журнал, основанный вмарте 1939 года и продолжающий существовать в России после распадаСССР как частное издание.
*«Радио России» начало вещание с 10 декабря 1990 года.
*ВладимирЖириновский(1946) - советский и российский политический деятель, заместительпредседателя Государственной думы (2000—2011).
*Августовский путч — политические события 18 — 21 августа 1991годав Советском Союзе, получившие оценку со стороны официальных лиц иорганов государственной власти в СССР, как заговор.
*ГеннадийБурбулис(род. 1945) — советский, российскийгосударственный деятель, в 1990—1992 годах ближайший соратник БорисаЕльцина.
*Александр Солженицын (1918-2008) - русский писатель, драматург,публицист, поэт, общественный и политический деятель, живший иработавший в СССР, Швейцарии, США и России.
*ГУЛАГ - Главное управление лагерей и мест заключения. Подразделение НКВД СССР, МВД СССР, Министерства юстиции СССР, осуществлявшее руководство местами заключения и содержания в 1930-1956 годах.
*ЕгорГайдар(1956-2009) - российский государственный иполитический деятель, экономист, доктор экономических наук.
*Беловежские соглашения – договор глав России, Белоруссии, Украины 10 декабря о создании Содружества Независимых Государств(СНГ).
*АнатолийЧубайс(1955) – Генеральный директор государственнойкорпорации «Российская корпорация нанотехнологий». С ноября 1991 годаявлялся одним из идеологов и руководителей реформ 90-х годов.
*ГалинаСтаровойтова(1946-1998) — российский политический игосударственный деятель, правозащитница.
*Ваучер - в 1992—1994 годыназывание приватизационного чека, полученного каждым гражданином страны.
*Виктор Черномырдин(1938-2010) - председатель Правительства Российской Федерации, посол России на Украине.
*Руслан Хасбулатов(1942) — чеченец, российский политическийдеятель, Председатель Верховного Совета РСФСР.
*АлександрРуцкой(1947) - российский государственный и политический деятель,генерал-майор авиации, Герой Советского Союза.
*АО «МММ» — частная компания, организованная Сергеем Мавроди в 1989 году.
*Александр Лебедь (1950-2002) - генерал-лейтенант, секретарь Совета безопасности России.
*СергейКириенко(1962) - российский государственный и политический деятель,с апреля по август 1998 года - Председатель Правительства России, ныне Генеральный директор Государственной корпорации по атомной энергии "Росатом".
*Экономический кризис 1998 года в России был одним из самых тяжёлых экономических кризисов в истории России.
*ЕвгенийПримаков(1929-2015) –председатель Правительства РоссийскойФедерации (1998—1999), министр иностранных дел РФ.
*Аугусто Пиночет(1915-2006) — чилийский государственный и военный деятель, диктатор.
*Владимир Путин (1952) - Директор ФСБ России (1998–1999). В 1999—2000 годах и с 2008 по 2012 годы — председатель Правительства Российской Федерации. Президент Российской Федерации (2000–2008, 2012 – настоящее время).
*ВасилийРозанов(1856- 1919) - русский религиозный философ, литературный критик ипублицист.
*До 1917 года было четыре созыва Думы. До 93-го её функции исполнял Верховный Совет, выборы в пятую состоялись 12 декабря 1993 года.
*АнатолийСобчак(1937-2000) - советский и российскийполитический деятель, первый мэрСанкт-Петербурга.









































Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 95
© 14.03.2018 Сафонова-Пирус
Свидетельство о публикации: izba-2018-2224142

Рубрика произведения: Проза -> Мемуары











1