Мой отдых на Чёрном море в 2016 году


Мой отдых на Чёрном море в 2016 году
В сентябре прошлого года я вместе с моей подругой Алёной К и её двоюрдной сестрой Наташей отдыхала на Чёрном море.
На снимке знаменитая скала Киселёва, где в фильме «Бриллиантовая рука» Никулин с Мироновым рыбачили, где Миронов подцепил на удочку Папанова.
Я там в этом месяце тоже была в отпуске и фоткалась под скалой и на уступе скалы, но мои настоящие фотографии меня там покамест размещать на сайте не буду из-за попытки отдельных враждебно настроенных против меня субъектов воспользоваться ими в нехороших неблаговидных целях, Вы уж извините меня, мои дорогие читатели.
Ведь главное – не очередная моя физиономия, а интересная и полезная для Вас информация, дорогие уважаемые мои читатели.
В первой половине сентября у меня был долгожданный отпуск.
Точнее половинка отпуска – всего две недели, сейчас у современных российских компаний и бизнес-структур коммерческое поветрие располовинивать отпуска своих сотрудников, что часто (не всегда и не для всех, но чаще всего, и для тоже) бывает неудобным для трудящихся.
Сейчас отдых в Турции ещё не наладился, к сентябрю не было ещё нормального чартерного сообщения (а ведь к отпускам в другой стране люди обычно готовятся заранее), в 2016 году ожидают посещение Турции лишь чуть более сто тысячами россиян против 4,5 миллионов отдыхающих в былые хорошие годы.
В Египет запрет так и не снят, всё никак не получается поснорковать там вместе с недавно пригласившим меня туда в Марс Алам Андреем.
Полёт в отпуск в Таиланд меня тоже не устраивал, в сентябре там в Патайе и на Пхукете самый пик сезона муссонных постоянных каждодневных бесконечных ливней, пора дождей и циклонов. Кроме этого в сентябре там обычно к берегам массово подходят довольно ядовитые медузы.
В Тропическую Африку на белоснежные коралловые пляжи берегов Кении или Занзибара у меня не нашлось желающих попутчиков или попутчиц среди подруг и знакомых , а Андрей был загружен командировками и занят выбиванием грантов для своей лаборатории.
Что касается стран Евросоюза, то шенгенской визы у меня нет и, выражаясь низким стилем, я, что называется, ни бельмеса не чешусь ради её получения.
Да и дороговато туда, к тому же я хотела просто немного отдохнуть на море, а не рвалась в очередные вояжи по историко-культурным достопримечательностям, а пляжи разных там хорватий по соотношению цены и качества лично меня не устраивают.
Зачем мне всякая Хорватия или там Монте Негро (Черногория), когда есть и более оправданные неевропейские варианты – как более качественные, так и более бюджетные.
Даже в Европе я предпочла бы Испанию или там Болгарию – но только не в этом году и не при таком курсе рубля.
Что касается Крыма, то ходили бы туда напрямую поезда – я бы с превеликим удовольствием посетила бы это дивное место, вновь отдохнула бы в этом вернувшемся в Россию дивном земном уголке.
Но у нас в городе нет ни действующего аэропорта ни лаукостеров.
А тащиться ради Крыма в Москву и заранее пытаться бронировать ночной лаукостер оттуда в Симферополь без нормальной гарантии полноценного возврата билетов случись что – такой вариант меня не устроил.
Подумывала со своим давними знакомыми поехать в Крым через Керченскую переправу на их машине, но они решили укатить ещё в августе, до моего отпуска.
Поэтому, как и в прошлом году, я отдыхала в этот мой раннесентябрьский отпуск в Туапсинском районе Краснодарского края.
В прошлом году я отдыхала в самой полюбившейся мне, наиболее ценимой мною Ольгинке, я и сейчас считаю её лучшим курортным местечком не только Туапсинского района, но и всего Краснодарского края.
Бесподобное место в окружении зелёных живописных гор на берегу уютной Ольгинской бухты – самой чистой на всём черноморском побережье, её постоянно очищает особенное морское течение.
К тому же для меня как для Православного человека немаловажно, что там есть прекрасный Божий Храм Святой Ольги с особой аурой, особой непередаваемой невыразимо дивной светлой и чистой духовно-информационно-сакрально-эстетической атмосферой.
А, например, в соседнем Небуге (тоже первоклассном посёлке на море) Храм только восстанавливается, в этом году (а я и в этом году туда заезжала, и купалась и шопинговала там в Небуге) туда завезли колокола, надеюсь его скоро отреставрируют и откроют.
А пока что там действует только часовня.
В этом году я вместо привычных Ольгинки, Лермонтова (понравившегося моим маме и племяннице) и Небуга (они там ещё не были, я их агитирую в будущем отдохнуть там вместе с ними) я для разнообразия решила отдохнуть на море в Агое.
Я долго колебалась, Агой, соседний с ним Небуг , или же Шепси выбрать на этот мой отпуск.
Привлек меня к выбору в этот отпуск Агоя ряд обстоятельств.
Во-первых, я там ещё ни разу не была, захотелось отдохнуть в свежем месте, тем более что отзывы о нём и о чистоте моря там были хорошие.
Я сама до этого и проезжала через Агой много раз в Туапсе и море мимо проплывала и мне живописное агойское побережье с беглых взглядов пришлось по душе.
Во-вторых, это был самый бюджетный эконом-вариант, я за 500 рублей в сутки (двухместный, где мы жили вдвоём с Наташей, наш уютный номер с лоджией стоил в сентябре тысяча рублей в сутки) жила в одном из лучших гостевых домов Агоя.
Этот гостевой дом прежде всего специализируется на отдыхе семей с детьми.
Вот и в этом сентябре там было полно семей с дошколятами (школьников там я не встретила, в сентябре они учились в школах, но до того в августе там их было навалом).
Там обширный двор, в двумя приличными бассейнами – детским и взрослым, по-настоящему огромный телеэкран на стене в дворе, где тёмными ранними вечерами крутили для деток мультфильмы, прекрасная детская игровая площадка во дворе.
В третьих, меня до того мой знакомый знаменитый учёный Андрей Макаров заинтересовал его увлечением – снорклингом, а Агой известен как своего рода черноморская мекка снорклеров.

Итак, в этом году отдыхала я в Туапсинском районе Краснодарского края, решила для разнообразия отдохнуть в этом году преимущественно в одном из самых снорклерских местечек Туапсинского района - в Агое.
Скажу вкратце так, поскольку я пока что ещё не снорклерша, то по мне и в соседнем Небуге и в Ольгинке получше будет.
Главные преимущества Агоя - обилие снорклеров (при чуть менее высокой переполненности пляжей привычными контингентами отдыхающих, чем в более продвинутых курортах), относительная дешевизна и близость к райцентру Туапсе.
Вблизи Агоя чуть в стороне от Центрального агойского пляжа и уже прямо на окраинах данного пляжа мне встречалось немало ныряльщиков в масками с ластами.
Судя по тому, что у большинства из них были только маски с дыхательными трубками и ласты, но не было ни аквалангов ни подводных ружей и т.д., но большинство из них там были самыми настоящими снорклерами.
Но были (реже) и дайверы, и подводные охотники.
Короче, и тех и тех там наблюдала.
Снорклеров там в окрестностях хватает.
Там как выйдешь на агойский пляж - слева менее чем в километре знаменитая Скала Киселёва.
Она оттуда совсем-совсем рядышком, как на ладони, буквально рукой подать.
Но проход туда к скале Киселёва по берегу был закрыт и строго запрещён из-за реконструкции набережной, пострадавшей после оползней.
И справа рядом менее чем в 2 км по прямой через море - Небуг.
Особенно красиво вечером после бесподобного заката солнца и наступления вечерней темноты его набережная огнями вдали (кажется совсем рядышком - только руку протяни) сияет. :)
А между Агоем и Небугом - подводные скалы с их флорой и обитателями.
Живописное дно и относительно прозрачная тёплая вода, обилие мелкой рыбы.
Вот там снорклинг и процветает.
Рядом с Агоем, прямо за Агойским перевалом, находится районный центр – Туапсе.
Я часто много раз там бывала.
И даже пыталась совершить из Туапсе пешую прогулку к скале Киселёва, через туапсинский Дикий пляж и мыс Кадош.
Не дошла я до скалы со стороны Кадоша буквально пару сотен метров – скальные берега и дно там становятся труднопроходимыми и я растёрла и сбила себе ноги в резиновых шлёпках, там то по берегу то по калам под водой пригодилось местами пробираться, к тому же мне надо было до вечера вернуться обратно.
Но я по склону промытого горным ручьём ущелья взобралась на самую верхотуру над нависавшими над морем скалами и там, на самой верхотуре (с высоты примерно крыши девятиэтажки), любовалась бескрайней панорамой Чёрного моря.
А возле скалы и на уступе скалы Киселёва я всё же и в этом году побывала – приплыла туда на теплоходе Ирбис из Туапсе.
В самом Туапсе мне очень нравится бывать и покупать продукты на центральном туапсинском рынке.
Там я в этом году даже томаты черри по 30 руб/кг покупала.
Впервые в жизни я в этом году купила там и попробовала, поела черноморскую рыбу-ската морскую лису.
Она в чём-то как наш ёрш - снаружи жутко колючая, а внутри вкусное мясо.
В обличии от ерша, морская лиса даже покрыта костяными бляшками, из центра каждой бляшки торчит мощный шип.
Чистить её лучше уже сваренной.
Можно и обжарить в муке. А потом удалить кожу с шипами и мукой.
Я также без конца лопала там в Туапсе вкуснейшие чебуреки, продающиеся на улице Карла Маркса прямо возле знаменитой туапсинской двухкилометровой платановой аллеи.
Там в самом центре Туапсе они стоят 40 рублей за солидный вкуснющий чебурек с мясом, столько же как и чашечка кофе эспрессо – не сравнить с ценами в раскрученных местах Сочи.
Из Туапсе я также пару раз совершила пешие прогулки по морскому побережью в сторону Сочи до станции Весна, любовалась там морскими далями и стоящими на рейде напротив Весны огромным морскими судами, а также купалась и загорала и возле Весны тоже.
Я и в моём родном Орле и в его окрестностях, и в моих путешествиях выходного дня большая любительница много ходить пешком.
Вот и по Туапсе и по Туапсинскому району я тоже много лазила.
Конечно же я была и в Сочи.
Не жила там, а навещала Сочи наездами на «Ласточке» из Туапсе, просто путём поездок из Агоя в Сочи через Туапсе с возвращением ночевать в Агой.
В прошлом году тоже была в Сочи, мы там гуляли с мамой по центру, по парку Ривьере и т.д.
А посещение олимпийских мест мы приберегли на закуску, но потом моя мама немного приболела, простыла, да и гипертонические кризы у неё приключились, поэтому она чуток побереглась, не рискнула любой ценой в не лучшей форме штурмовать олимпийские вершины, так что на олимпийские объекты мы с мамой тогда так и не попали.
А в тот отпуск я туда попала, побывала там.
Но тоже не спешила туда с первых дней отпуска, хотелось часами плавать в море и нежиться в его приветливых волнах, а не, высунув язык и не выспавшись, очертя голову, сразу же мчаться в олимпийские места.
Я не любительница срочнить, егозить с такими мероприятиями.
Вот и в этот раз я 7 сентября поехала в Сочи.
Но вовсе не к олимпийским объектам.
Захотелось посетить сочинский Дендрарий, где я так долго не была.
И я вновь бродила по его зелёным милым бесподобным уголкам.
Снова любовалась и секвойями, и ликвидамбрами, и тюльпанными деревьями (лилиодендронами) и разными пальмами, и мамонтовыми деревьями, и дугласиями, и пиниями, и араукариями, и диковинными американскими видами дубов и высоченных ореховых деревьев (кария пекан и другие), и множеством других самых разных удивительных экзотических видов субтропических растений.
Вновь в Нижнем парке Дендрария я посетила толстенные высоченные заросли бамбука и пруды с чёрным лебедями и пеликанами, вновь в Верхнем парке полюбовалась на страусов, эму и прочую живность типа павлинов и цесарок.
На деревьях там в Дендрарии наблюдала и за сочинскими крупными дикими серыми белками с белыми грудками.
И конечно же я добралась до самой верхней части Дендрария, взобралась там на самую верхотуру Смотровой башни и с её вершины долго любовалась панорамой Сочи, окрестных гор, бескрайнего моря и морских берегов.
В общей сложности я лазила по обширному (кажется раньше в советские времена его площадь была 78 гектаров) сочинскому Дендрарию целых четыре часа.
С вершины смотровых площадок Дендрария я в стороне моря вдоль сочинской набережной заприметила ультрасовременные сверкающие на жарком сочинском солнышке глянцево-гламурные 16-20-этажные коробки новодельных дорогущих отелей 21 века и развлекательно-деньгопросадочных центров.
И после Дендрария я пошла туда с намерением бездарно просадить за пару часов пару-тройку своих так трудно доставшихся мне моих месячных зарплат (шучу).
На самом деле у меня было иное намерение – экономно ознакомиться со всем этим новоделом для транжир и мажоров.
Вскоре я дошла до современной облицованной дорогим камнем ультрасовременной сочинской набережной.
Возле меня высилась вывеска гостиницы «Звёздная», над этим названием красовались пять здоровенных звёзд.
По обе стороны от меня на набережной раскинулись супердорогущие рестораны.
А ниже этой набережной возле моря раскинулся ОБЩЕСТВЕННЫЙ пляж.
Раз ОБЩЕСТВЕННЫЙ и общедоступный – то это было нечто: между старенькими, советских времён волноломами, изъеденными многолетними штормами, молами-волнорезами был насыпан на берег и частично снесён с него волнами в воду в воду маркий чёрный промышленный шлак-отход.
На этом марком чёрном шлаке прямо на своих подстилках или на пятых точках почти никто не лежал и не сидел, чтобы избежать чёрных пятен на плавках и бюстгальтерах , люди поневоле за бешеную цену арендовали у оккупировавших пляж спекулянтов пластиковые (копеечные по себестоимости) лежаки.
Между коммерческими лежаками было не протолкнуться.
Сам пляж и в последние подмётки не годился естественному агойскому, не говоря уже о прекрасных галечных небугском и ольгинском.
Чистота и прозрачность центральносочинской воды тоже была в разы хуже, чем в Агое и Небуге, не говоря об Ольгинке.
И такое общественно-пляжное убожество было прямо непосредственно под окнами звёздных вип-номеров, одна ночь в которых дороже всего моего отпуска.
Это был нуворишбуржуинно-культурный гламурно-развлекушный самый деловой центр Сочи, его самая современная набережная.
Ну и есть ли у меня какой-либо смысл жить в отпуск в Сочи?
Вот и не живу там, и не собираюсь.
Пусть лучше там звёзды останавливаются на КВНы и прочие живые шоу, а я – пас!
А в Олимпийский парк и в Олимпийскую деревню я совершила моё путешествие в следующую среду 14 сентября.
В Олимпийской деревне во время Сочинской олимпиады останавливались спортсмены из всех стран мира и сопровождавшие их делегации.
Сейчас там живут преимущественно российские миллионеры.
Там вдоль Олимпийской деревни проложены специальные велосипедные дорожки, вообще вся олимпийская деревня заточена на здоровый евростиль жизни.
Порадовало то, что основная масса весьма обеспеченных жителей Олимпийской деревни не понтуют, не кичатся, не тщеславятся и не выпендриваются друг перед другом дорогими брендовыми шмотками и тачками, там (как и в Европе!) это уже считается дурным тоном.
Одеты богачи были скромно и естественно, недорого и легко, преимущественно в простенькие бриджи и футболки.
Самая первая встреченная стоящая в Олимпийской деревне тачка оказалась весьма старенькой машиной дешёвой марки, причём с несвежепомятым крылом.
Я предположила подруге, что это видимо была машина какого-нибудь консьержа или охранника, не живущего, а работающего в этой Олимпийской деревне.
Но и все другие машины не поразили меня никакой роскошью, ни внушительных внедорожников ни элитных спорткаров там почти не было.
Вообще почти не было никакого оживлённого автодвижения – только пешеходы, велосипедисты да аккуратно в ряд припаркованные автомобили.
Гламурные кофейни с крохотными шариками мороженного от 100 рублей там пустовали, миллионеры отоваривались там в Олимпийской деревне в основном в бюджетной «Пятёрочке» с ценами совсем чуть-чуть выше туапсинских или орловских, а питались преимущественно у себя на своих уютных кухнях и в домашних столовых, готовя разносолы сами или при помощи своей прислуги.
Общались (по крайней мере в светлое время суток) тоже либо на кухнях, либо на прогулках, либо на милых дворовых лавочках, но вовсе не в гламурных общественных местах потребления дорогой жрачки и выпивки.
Эти места стояли почти полностью пустыми, видимо до поздних вечеров и до прохладных и более скучных зим.
Кризисные вывески «Аренда» докатились и до этих мест, да и жильё там также сдавалось и перепродавалась.
Внутренние дворы с лавочками и детскими площадками, все проходы между домами в Олимпийской деревне были огорожены специальными решетчатыми заборами, вход туда во дворы был доступен только местным жителям при помощи их специально вставляемых пластиковых карточек.
Все зелёные зоны тоже были капитально огорожены от всех посторонних.
Входной билет в самую главную тамошнюю зелёную зону – в старинный (с доолимпийских и даже с дореволюционных времён, с 19 века) парк «Южные культуры» стоил 250 рублей.
Я туда в «Южные культуры» не пошла, так как за неделю до того уже была в сочинском Дендрарии, а времени на осмотр Олимпийских объектов оставалось уже маловато.
Сами грандиозные сооружения Олимпийского парка мне тоже очень понравились, это настоящая гордость и украшение нашей России.
Особенно меня поразили Фишт, стадион Большой и вся сама центральная площадь, где в дни Сочинской олимпиады горел Олимпийский огонь.
По Олимпийскому парку я бродила пешком, никаких электромобилей не брала, подпольно подслушивала экскурсоводов чужих экскурсий и сравнивала увиденное и прочитанное в Интернете с непосредственно созерцаемым теперь вблизи.
Купила там только немного магнитиков на память по 20 руб за штуку (а большую часть олимпийских магнитиков я приобрела на туапсинском рынке) да выпила кофе по Олимпийскому рецепту за 70 руб, да в дорогой платный туалет по 30 руб за раз (извиняюсь) сходила.
А сочник и сырок перекусить и минералку я дёшево купила в «Пятёрочке» в Олимпийской деревне.
То есть сама эта поездка обошлась мне примерно в 270 руб за издержки самого пребывания, сувениры-магнитики и питание в Олимпийском парке, 760 руб за билеты на «Ласточку» от Туапсе до Имеретинского курорта (он же Олимпийский парк) и обратно (то бишь два билета по 380 руб), 20 руб за автобус от Агоя до Туапсе да 150 руб (300 руб на двоих) за вечернее такси от Туапсе до Агоя.
Ну и был у меня смысл останавливаться на отпуск в Сочи?
Вот и не ночевала там ни разу в жизни и пока что не собираюсь.
В обе мои поездки на «Ласточке» из Туапсе (вначале до центра Сочи, потом до Имеретинского курорта то бишь Олимпийского парка) я из окна «Ласточки» любовалась морем и его берегами.
Побережье там почти на всём протяжении размывается штормами, поэтому поперёк берега установлены многие сотни волноломов.
Подальше от железнодорожных станций и курортных местечек Большого Сочи, обычно прямо ровно посреди между станциями в менее людных местах там загорают многочисленные нудисты и натуристы.
Из окна «Ласточки» её пассажирам часто попадались многочисленные обнажённые купающиеся без плавок и бюстгальтеров.
Обычно они концентрировались (как я уже упоминала) аккурат посерёд между станциями.
Большинство из них при приближении «Ласточки» поворачивались лицом к морю и спиной к электричке или ложились на животики, а обнажённые женщины-нудистки – на свои бюсты.
Но некоторая часть отдыхающих на нудистских пляжах дам были повёрнуты к «Ласточке» и бюстами и лобками, а натуристов-мужиков – своими внешними мужскими достоинствами.
Что касается самих нудистких участков диких пляжей, то эти берега не произвели на меня впечатления как пляжи – просто между волноломами когда-то насыпали острый грубый крупный щебень, булыжники, их кое-как (где лучше, где хуже) обкатали шторма – вот и все нудистские пляжи.
Естественные природного происхождения пляжи Агоя и, особенно, Небуга и Ольгинки, были несравненно лучше.
Да уж, не очень позавидуешь нудистам.
Хороший (как в Лермонтово) песчаный общественный пляж был замечен мной из окна «Ласточки» только в Лазаревском, но народу там было, как метко заметили рядом со мной сидящие пассажиры «Ласточки», как кильки в бочки.
Песчаный пляж в Лазаревском прямо-таки дико крайне плотно бесчисленными кишел людьми, как в снимавшемся в Лоо советском фильме «Будьте моим мужем», был битком неимоверно нашпигован отдыхающими.
И это в сентябре, а что творится здесь в августе – и представить страшно.
А вот на нудистских пляжах плотность отдыхающих была в сотни раз меньшей.

Утро 14 сентября было солнечным, но днём в Олимпийском парке была лёгкая приятная облачность, было очень комфортно лазить по олимпийским объектам.
Когда тёмным вечером я возвращалась на «Ласточке» из олимпийских мест и уже подъезжала к Туапсе, то ближе к 22 часам вдали засверкали многочисленные зарницы, вспышки далёких молний.
А из Туапсе в Агой я уже ехала в темноте в жуткую грозу на такси по горному серпантину через грозовой Агойский перевал, мощные молнии яростно били вокруг в скалы и в горные дубы, буки и сосны, и лил шквалами ливень.
Под утро над Агоем разразилась ещё более мощная гроза, грома не умолкая взрывались буквально каждую пару секунд.
И с этого дня погода стала меняться, Чёрное море стало немного штормить.
Вот так (вкратце) прошла вторая часть моего располовиненного отпуска.
Я вовремя оттуда из Агоя, с моря в этом году уехала, в ночь с 14 на 15 сентября над Туапсинским районом прогремели грозы - и погода 15-17 стала более прохладная и со штормами на море.
Я там и дальше и позже немало загорала, но купание в сбивающих с ног накатах и подныривания под волны уже больше напомнили мне не защищённые рифами курорты Шри-Ланки, чем так любимое мною привычное ласковое спокойное релаксирующее купание в лёгких волнах моего родного Чёрного моря.
Я рада, что как раз вовремя оттуда уехала и 19 сентября уже была дома.
После моего отъезда (на прошлой неделе) в Туапсе и Сочи пришли и ливни и всякое, и СОЛНЕЧНЫЕ деньки с +20 в середине дня, с морем (ещё не остывшим) заметно теплее воздуха.
В прошлом году я жалела, что не задержалась, не смогла задержаться - бархатный сезон там продлился почти до конца сентября.
А в этом он оборвался рано.
Питалась я в отпуске сама в гостевом доме, покупая продукты в основном в супермаркете-«Магните» Агоя и гипермаркете-«Магните» Туапсе.
Чаще всего в Агое я ела самую простую пищу - дыньки, дешёвый южный виноград, салаты из помидоров, огурцов и южной зелени, бананы, пельмешки, разнообразную кубанскую молочку – творог с кефиром, копчёный местный адыгейский сыр, домашний южный сулугуни, картошку с мясом, южные сладости, и местные и сочинские (их из Сочи в Туапсе завозили) сдобные изделия.
Особенно запомнились мне прекраные бесподобные черноморские закаты, когда багряня морские волны, солнышко медленно погружается в Чёрное море, и весь мир вокруг озарятся всё новыми и новыми непередаваемыми красками вечерней авроры.
А первая двухнедельная часть отпуска в этом году была у меня в июне.
Море тогда ещё не прогрелось, я сама смотрела тогда онлайн-видео вебкамер туапсинских пляжей – в прохладном в этом году июньском Чёрном море мало кто купался, люди всё больше загорали на берегу.
Поэтому в июньской части моего отпуска я загорала в природных окрестностях моего Орла.
Несколько раз я ездила за грибами в разные места, на заброшенные дачи близ Орла (там очень много разрослось берёзок и подберёзовиков и свинухов под ними, и даже сосенок с маслятами), в перелески Сосковского района, в Нарышкинский природный парк, в лесопосадки под Рыбницей.
Особенно понравился мне сбор белых и лисичек в Шаблыкинской пуще за райцентром Шаблыкино, в само Шаблыкино я также много долго лазила по большому старинному дворянскому парку Киреевского, купалась в его главном пруду, пила (и набирала и в бутылочку в лес) прохладную ключевую воду из его знаменитого родника Лягушка.
Там чистая природная родниковая вода прямо изо рта статуи Лягушки вытекает.
Осенями в самом парке Киреевского иногда бывает много опыт, если позволят погода, дела и обстоятельства, может быть и съезжу за ними в ближайшие выходные.
Белых в Шаблыкинской пуще я набрала тогда много.
Мама потом их всю ночь чистила и перерабатывала.
Ну и конечно же много времени я проводила на моей даче.
Да, ещё и во Мценск ездила, покупала там себе на Мценском рынке отличную от ассортимента Орловского рынка одежонку, бродила по Мценскому горсаду по берегам Зуши и наблюдала там на реке Зуше плывшего в камыши молодого ужа.
Ну и конечно же на Троицу 19 июня я побывала в нашем местном национальном парке «Орловское полесье» (он в 70 километрах от моего Орла) на нашем традиционном фольклорном празднике – Троицких гуляниях в орловском Полесье.
Побродила там в «Орловском Полесье» и по сосновым лесам с их мхами и ягелем и кустиками черники, подышала фитонцидами, насладилась единением с природой.
А теперь вкратце о самой скале Киселёва, у которой я недавно побывала.
Вот что пишет о ней Википедия (немного процитирую её):
«Скала Киселёва – памятник природы на территории Туапсинского района Краснодарского края. Примечательна отвесной гладкой стеной, достигающей в высоту 46 метров и в ширину 60 метров. Скала Киселёва находится на берегу Чёрного моря в четырех километрах к северо-западу от Туапсе, между мысом Кадош и устьем реки Агой.
Скала Киселёва – место съёмок известной сцены рыбалки на Белой скале с участием Юрия Никулина и Андрея Миронова (кинофильм «Бриллиантовая рука» Леонида Гайдая).

Скала получила своё название в честь художника Александра Александровича Киселёва. Картины «Кадошские скалы», «Окраина Туапсе», «Спуск к морю» кисти Киселёва посвящены этой природной достопримечательности. В первый раз Киселёв посетил Туапсе в 1886 году, а в последний в 1910, за год до смерти. На мысе Кадош находилась дача Киселёва — одна из двадцати дач, располагавшихся в этом месте до 1917 года.На даче живописца бывали М. Горький, И. Айвазовский, А. Серафимович и другие известные деятели культуры.»





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 44
© 14.03.2018 Алина Черникова
Свидетельство о публикации: izba-2018-2224052

Рубрика произведения: Разное -> Научная литература











1