Любовью оплодотворённый. Памяти Олега Табакова




Рахманинов - Всенощное бдение: "Ныне отпущаеши"
(Гос. Академический Русский хор, дир. А. Свешников).
Исполняет Константин Огневой;
"Несколько дней из жизни Обломова"
http://clck.ru/CxtWH


Не стало Олега Табакова…

Было предчувствие, что это случится вот-вот, как только Мастер оказался в реанимации с подключением к ИВЛ для поддержания сил организма.
Внезапно, накануне новогодья, в ожидании премьер, которые он готовил…

И только что бабахнуло Хворостовским и Задорновым, и хотя почва готовилась уже около двух лет, всё равно удары оказались внезапными и сильными.

Новый год, самый сказочный и добрый праздник, унёс от нас любимую всеми Золушку, оставив многомиллионную аудиторию преданных поклонников без хрустального голоса нежной женственной Людмилы Сенчиной.

А в это время, когда российская культура несла невосполнимые потери, Олег Палыч, как запросто называли его не только коллеги, выкарабкивался изо всех сил.
СМИ писали, что он, наконец, пришёл в себя и даже… с удовольствием съел две (!!!) порции … манной каши. От подобного откровения, указующего на беспомощность мэтра, становилось не по себе…
Потом были фотографии из больничной палаты, где цифры на мониторах, говорящие о жизни пациента, жизни этой не предвещали.
Всё было плохо, но мы всё равно верили.
Обаятельный Лёлек (так его звали в «Современнике», отличая от Олега – Ефремова и Далька – Олега Даля. Табаков среди трёх олегов именовался Лёлеком) необходим сто’лькому количеству людей, что даже представить себе трудно.

Оказалось, что его любили… все.
Но так не бывает!
Или это тот самый случай – исключение, подтверждающее правило?
Может быть, у зрительниц он не был в числе любимчиков, потому что выпадал из амплуа героев-любовников, почти не играя их.
Не был хорош собой?
Отнюдь!
Маленький эпизод у Меньшова в «Москва слезам не верит», да и то… не любовник, а горе горькое! Как в такого влюбиться-то можно?
Почему-то не играл он и просто героев.
У Лиозновой, в паре с Тихоновым, ни одним мгновеньем не уступал интеллигенту Исаеву-Штирлицу эстетствующий немец Табакова, но слава, как и положено, досталась не ему, хотя отмечен зрительским вниманием был и обаятельный Шелленберг.

В жизнь многих Табаков ворвался крушащим мещанские устои Олегом Савиным из фильма Георгия Натансона и Анатолия Эфроса «Шумный день» по повести пьесы В. Розова «В поисках радости». За два месяца проката фильм посмотрели почти двадцать миллионов зрителей, а молодой артист стал знаменитым.
Потом были другие фильмы, но «Шумный день» стал не просто судьбоносным.
Может быть, этой ролью заявила о себе судьба артиста, которая вырвалась наружу и не могла сидеть спокойно и молчать там, где молчать не следовало… Да и как после подобной роли, обозначившей определённую жизненную позицию, потом можно было жить тихо и пресно, ограждая и пестуя беспечность свою, не тормоша себя и не тревожа других? И уж если выдался в твоей жизни вот такой счастливо- шумный день, расставил таки’е акценты в твоей жизни, сделал тако′й выбор, то как же потом ты, Лёлек Табаков, сможешь жить иначе?
Уже невозможно было предать ни Олега Сомова, от лица которого говорил артист, ни Олега Табакова, который отпустил в жизнь молодого героя пьесы Розова.
Может быть, потому и первый табаковский инфаркт случился в двадцать девять лет?
Сейчас «помолодело» сердечное заболевание, но даже сегодня – двадцать девять лет для инфаркта – возраст неоправданно юный.
Напугало ли артиста случившееся?
Нет, но научило ещё большей требовательности к себе и окружающим.

***

Люди пишут: « Прощай, Матроскин!»

Кто не влюбился в симпатягу Кота, ставшего предвестником начала новых для нашей страны капиталистических отношений? (То, за что Матроскин был осуждаем, теперь узаконилось и стало нормой, хотя до сих пор не всеми принятой. )
А голос!.. Это же совершенное очарование – табаковские интонации, в плен которых попадаешь с первого кошачьего мурлыканья! Был бы кот столь популярен в народе, не имей он бархатного табаковского тембра и обволакивающих сладких нот!

А мисс Эндрю, сделанная Олегом Павловичем с таким шармом и знанием женской психологии, что эта роль, в череде блистательных в истории про Мери Поппинс, стала, пожалуй, лучшей среди дамских образов у артистов мужчин. Ничуть не уступил Олег Табаков ни Дастину Хофману («Тутси»), ни Александру Калягину («Здравствуйте, я Ваша тётя!»), ни самому себе, сыгравшему на заре актерской юности роль буфетчицы Клавы в пьесе «Всегда в продаже» в театре «Современник».

Табаков в паре с Казаковым («Обыкновенная история») или Мироновым («Двенадцать стульев»), с Тихоновым и Броневым («Семнадцать мгновений весны»), в эпохальной киноэпопее «Война и мир» или среди блистательного ансамбля не только мушкетёров («Д’Артаньян и три мушкетёра»), в паре с Гурченко и Янковским («Полёты во сне и наяву») – нигде Олег Табаков не потерялся, не отошёл на второй план, не стал менее заметным, будучи исполнителем не главной роли. Он был узнаваем и не оставлял равнодушным никого, даже если роль была крохотной.

Но отдельной песней в послужном списке артиста оказался Обломов. Не случайно именно его называет Олег Павлович своим любимым литературным героем. Потому и роль любимейшая.
То, что сотворили они вместе с Никитой Михалковым – настоящий гимн русской жизни позапрошлого, теперь уже, века. Той самой жизни, озвученной беллиниевской «Casta Diva», вынесенной на бескрайние русские поля, над которыми, как божественный голос, летит голубиная душа Ильи Ильича Обломова : «Жизнь, жизнь опять отворяется мне, — говорил он как в бреду, — вот она, в ваших глазах, в улыбке, в этой ветке, в Casta diva… все здесь…»

И вот… Не стало Олега Табакова…

Кто-то из его многочисленных учеников сказал: «Пролежал бы он ещё год, мы бы ждали его и верили, что он – с нами».
И мы бы тоже ждали и верили.
Верили и … ждали обязательно.

***

Табаков был щедрым во всём.
Его было много.
Наверное, никто не оставил такого количества звёздных учеников после себя. Ну, может быть, великий Сергей Герасимов, работавший в паре с Макаровой.
А Табаков – один – и целая плеяда выдающихся артистов!
Ни одно имя – не мимо цели!
И его, Учителя, хватало на всех, потому что сидел в нём тот самый, другой Олег, ворвавшийся и к нему тоже счастливейшим шумным днём на заре его молодости.

Ни для кого не секрет, что Табаков регулярно помогал артистам, сошедшим со звёздной орбиты. Он приносил деньги, продукты, лекарства. Говорил с ними. Рассказывал о Театре и о том, что происходит вне его стен.
О жизни рассказывал. Шутил, подбадривал, тормошил. Не позволял раскисать.
Он пытался скрасить то, что они уже жизнью назвать не могли.
Откуда в нём это?
Было мало других дел?
Казалось, что он работал на каком-то особом топливе, которое никогда не заканчивалось.
Создание театра-студии – знаменитой «Табакерки», которая, без сомнения, теперь должна стать его имени.
Художественное руководство величайшим театром России – МХТ, студенческий театральный курс – один за другим и всегда – успешные, запоминающиеся, великие выпуски: Миронов, Безруков, Хабенский, Машков…
И в каждом – не частица его, а его душа – целиком и без остатка. Душа голубиная…

Не стало Олега Табакова…

В нём было очень много любви, которой хватало на всех.
Табаков был мудрым, талантливым, ярким…
И света в нём было много, и он щедро делился им с нами.
Он умел любить и… рожал детей после семидесяти,
а в семьдесят пять, на вопрос «О чём жалеете?» ответил просто: «Жалею, что детей мало. Всего четверо, но больше – не успею».

Бог ты мой… Голубиная душа…

Не стало Олега Табакова…

Новый 2018 год наступил не для него, но он, великий Лёлек – Олег Павлович Табаков еще был с нами.

Пусть и без сознания, пусть…
Было легче оттого, что вот так?
Было,
потому что ещё живой,
потому что ещё сидит в твоей подкорке извечное «а вдруг…»,
ещё теплится где-то в самом дальнем уголке души едва различимая надежда.
Мерцает в темноте, но живёт…
Живёт и мерцает…
А пока живёт, значит, конечно же, легче…
Ты просыпаешься утром,
открываешь Яндекс и …
слава Богу, обо всём – есть, а о Табакове – нет ничего.
Значит, пока живем дальше.
Пока с ним живем.

Кто мог, - молился,
кто-то, затаив дыхание, боялся слово молвить…

Так жили-были ещё вчера утром.
А после шестнадцати появилась строка: «Не стало Олега Табакова»
И оборвалось будто что-то в тебе.
Ещё утром – был, а теперь – не стало…
И вспомнился Илья Ильич: «Что это все они как будто сговорились торопиться жить?»
Вот и он не успел что-то начать, и закончить, и просто пожить для себя, хотя вот этого он не умел делать совершенно.

Илья Ильич Обломов: «Вы думаете, что для мысли не надо сердца? Нет, она оплодотворяется любовью. Протяните руку падшему человеку, чтоб поднять его, или горько плачьте над ним, если он гибнет, а не глумитесь. Любите его, помните в нем самого себя и обращайтесь с ним, как с собой, — тогда я стану вас читать и склоню перед вами голову...»

Осиротели все: и Матроскин с голубым Воришкой, и мисс Эндрю, и Шелленберг, и … Обломов, получивший своё реальное воплощение благодаря величайшему артисту, сумевшему проникнуть и постигнуть космос загадочной души русской.

Оборвалось будто что-то в тебе, потому что...

Не стало Олега Табакова.

13 - 14. 03. 2018

© Copyright: Миоль, 2018






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 45
© 14.03.2018 (Миоль) Ольга Мищенкова
Свидетельство о публикации: izba-2018-2223698

Рубрика произведения: Проза -> Статья












1