Путинская волна эмиграции


Путинская волна эмиграции
6 октября 2016 года Комитет гражданских инициатив (КГИ) Алексея Кудрина представил аналитический доклад Эмиграция из России в конце XX — начале XXI века. Составители доклада признали, что для оценки потока эмигрантов в 2010-е годы сегодня информации недостаточно (и с тех пор ничего не изменилось). При этом, по их подсчетам, с 2013 года из России в дальнее зарубежье ежегодно уезжают 120- 150 тыс. человек.

Почему сложно подсчитать всех мигрантов последней волны? Во-первых, многие продолжают жить на две страны. Стандартная схема: отец семейства вывез семью на Запад , а сам продолжает зарабатывать в России. Во-вторых, некоторые из переехавших получают вид на жительство в новой стране, но при этом не торопятся снятся с учета в родном городе. На новом месте они стараются не высовываться и общаются с относительно узким кругом соотечественников.

Поэтому Росстат, который получает данные от МВД, посчитать всех мигрантов не в состоянии. Да и, очевидно, не заинтересован: массовый протест ногами , может, и менее опасен с точки зрения сохранения режима, но наносит удар по репутации Кремля. По данным ведомства на третью неделю мая 2017 года, начиная с 2010 года, в стране растет как отток, так и приток людей. Приток — по большей части из СНГ — с 2010 по 2016 год включительно вырос примерно с 192 тыс. до 575 тыс. человек. Отток за это время увеличился с 33,5 тыс. до 313 тыс., с резким взлетом до 310 тыс. в 2014-м и с пиком в 353 тыс. в 2015-м. Но львиная доля уехавших из страны отправилась в СНГ, в страны дальнего зарубежья отток увеличился в этот же период с 12,3 тыс. до 56,7 тыс. Таким образом, если сравнить сухие цифры оттока и притока, то государству не о чем волноваться.

ПО ПОДСЧЕТАМ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ ИЗ КОМИТЕТА ГРАЖДАНСКИХ ИНИЦИАТИВ, С 2013 ГОДА ИЗ РОССИИ В ДАЛЬНЕЕ ЗАРУБЕЖЬЕ ЕЖЕГОДНО УЕЗЖАЮТ 120- 150 ТЫС. ЧЕЛОВЕК
Эксперты КГИ считают: более реальные цифры стоит искать не в России, а в тех странах, где россияне просят вид на жительство. Так, относительно уехавших в США, Росстат дает числа, не сильно меняющиеся с 2009 года, — от 1400 до 1600 отъезжающих в год, с явным пиком в 2014 году — 1947 уехавших. Но эти подсчеты не идут ни в какое сравнение с данными Департамента внутренней безопасности США (DHS), который в I квартале 2017 года опубликовал статистику по количеству выданных грин-карт.
Согласно этим документам, новые законные иммигранты (New Lawful Permanent Residents — LPR) из России с 2013 года получили в общей сложности 46 051 грин-карту. То есть в 7 (!) с лишним раз больше, чем по данным Росстата за тот же период. КГИ сравнивает данные Федерального статистического управления Германии и Росстата (вторые в среднем в 4 раза меньше) и приходит к выводу, что российское ведомство последние годы в среднем недоучитывает в районе 80% миграционного потока.

Из России, свидетельствуют эксперты КГИ, продолжают утекать мозги — хорошо образованные и высококвалифицированные специалисты, которые способны найти высокооплачиваемою работу в зарубежных компаниях и университетах. На их место приезжают миллионы иммигрантов с низким уровнем образования. Мотивы тех, кто покидает родину, самые разные — от растущих рисков для личной и предпринимательской безопасности, отсутствия перспектив роста и низкого уровня зарплаты до страха подвергнуться преследованиям из-за своей политической позиции.

Кроме того, миграционный поток продолжает молодеть. Студенты и аспиранты уезжают на учебу в зарубежные вузы, а потом стараются любой ценой там остаться. Например, Министерство образования Чехии недавно сообщило: пять лет назад в стране учились 3 тыс. русских студентов, а сейчас уже — 4,5 тыс.

Из страны также вынуждены уезжать те, замены кому — в силу уникальности этих специалистов — найти практически невозможно. Пример тому — вынужденная эмиграция в мае 2013 года бывшего ректора РЭШ, профессора Сергея Гуриева, который покинул страну после обысков, допросов и перлюстрации его личной переписки: сегодня Гуриев — главный экономист Европейского банка реконструкции и развития, а его жена, в прошлом тоже профессор РЭШ Екатерина Журавская, — профессор Парижской экономической школы и самая цитируемая женщина-экономист Франции. В Чикагском университете теперь преподает и политэкономист, в прошлом вице-ректор НИУ ВШЭ Константин Сонин (он лишился своей должности после интервью одному из ведущих немецких изданий). Список этот можно продолжать, меняя лишь название городов и стран: Лондон, Вашингтон, Берлин, Кипр, Прага...

Сегодня, мысль о том, что еще шесть придется жить при Путине, становится причиной новой волны миграции, особенно среди молодых. Шесть лет для человека 25 лет — это колоссальный срок! Для них — это уже смена поколения. Они родились при Путине, жили при Путине. И еще шесть лет? — объясняет Ольга Романова их позицию.
Александр Морозов из Карлова университета в Праге, с свою очередь, называет еще две группы, которые сегодня, по его наблюдениям, задумались об эмиграции. Это гуманитарная интеллигенция и 30-летние бизнесмены из крупных городов, которые последние годы занимали нейтральную политическую позицию.

При дальнейшей милитаризации опять будет волна страха за детей, которых могут отправить воевать в очередную Сирию, плюс нарастание фальшивой патриотической истерии, особенно в системе среднего и высшего образования. Видно, что уже многие задумываются об отъезде на длительную стажировку, чтобы иметь возможность год-два пересидеть где-то вдали от России , — говорит Морозов.
Европа тем временем серьезно ужесточает миграционное законодательство, особенно для бизнесменов с небольшими состояниями. По мнению Морозова, складывается драматическая ситуация, над выходом из которой ЕС стоит задуматься уже сейчас: Требуется очень серьезная идея в отношении русских, которые не хотят оставаться под бременем режима, но одновременно не могут на него повлиять. Мы это обсуждаем и с Михаилом Ходорковским, с европейскими политиками .
По мнению эксперта, Европейскому союзу следует действовать в двух направлениях: создавать научные учреждения, готовые принять русских гуманитариев, и создавать специальные программы для приема и трудоустройства россиян со средним образованием в промышленности и в сфере услуг.
Важно, что у Чехии, напоминает Морозов, такой опыт уже есть: Здесь хорошо помнят Русскую акцию — созданную в 1920-х годах при президенте Томаше Масарике большую программу поддержки русских эмигрантов . Чехи признают: русские инженеры, гуманитарии, специалисты по военному делу влились тогда в государство и преданно ему служили.
Перед новой русской эмиграцией встает вопрос: прижиться на новом месте или жить в надежде на возвращение после смены режима в России? Вопрос, когда настанет это после .





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 43
© 14.03.2018 Игорь Рудой
Свидетельство о публикации: izba-2018-2223603

Рубрика произведения: Проза -> Очерк












1