Путешествие на родину предков 13


Глазов
«Друзья»

Как всегда, при входе в суд, меня обшмонали охранники.Я как раз не выложил дома охотничий складной нож, который брал с собой на кладбище.Пришлось его сдать в камеру хранения. Но я невольно попал под «прицел» охраны. Два раза за стенкой я услышал свою фамилию, которую охранники по рации кому- то передавали.
Находясь в томном ожидании очереди у секретаря, я случайно встретил Пашку - старого приятеля еще по работе на ЧМЗ. Не ожидал!
Этот пройдоха опять затевал какие- то судебные разборки. Такое я у него замечал и раньше. Он, как был отъявленным «борцом за справедливость», так им и остался. В свое время у него были разборки в суде по работе, сейчас же разборки с ГАИ.
После того как я завершил свои дела с секретарем, Пашка любезно пригласил меня подбросить до дому на своей паршивой тачке. Сначала я подумал что это китайское барахло, но оказалось гораздо хуже - хохляцкое.
Не буду сейчас комментировать его тачку, но раньше у него был приличный «Матиз».
Ну, любит человек всякую дешевку! Пытался показать себя рациональным, а получается все наоборот…
До дому Петровны от суда мне было «рукой подать», потому какой разговор может быть за 5 минут? Пашка так изображал из себя делового мэна, что ему было просто жаль времени на меня тратить, так торопился…
А я приехал за тридевять земель и неизвестно когда еще здесь буду. Коротко, только в двух словах, удалось обрисовать обстановку, но он так ничего и не понял или не хотел понять. Он не увидел во мне выгоду для себя.А ведь всю прошлую жизнь он с какой- то маниакальностью только это и делал.
Высадил он меня у дома Петровны и обещал сегодня же заехать, но так и не заехал, и не позвонил.
Не успел я поесть хозяйской манной каши как мне позвонил еще один «друг»-Санька, бывший сосед по сад- огороду, сказал что ждет меня у дома. Пришлось бросать кашу и бежать его встречать.
Санек представился предо мной такой же круглолицый, с большим брюхом, хотя ему еще и 40-ка лет нет. Осталась на лице все та же хитрожопая улыбка. Поговорили в его «десятке», удобно устроившись в тени полисада.
Сначала он спросил обо мне, я коротко рассказал.Затем он рассказал о себе довольно интересные новости. Оказывается, как только я выселился из Глазова, он уволился из ПНД, где работал санитаром и завербовался ездить вахтовым методом на Север в какую- то нефтяную кампанию «заколачивать бабки».
Два месяца работает, месяц отдыхает, получает 75 штук в месяц. Прежде чем ехать туда, он купил диплом специалиста по обслуживанию газопроводов и сейчас дослужился уже до "бугра". Командирские замашки я заметил за ним еще раньше, и вот теперь он опять в своей стихии.
Весь дальнейший его рассказ чем- то напоминал наивное оправдание нашалившего ребенка. Он начал «кормить» меня басней про очкарика, как тот, все что было на даче из железного сдал в металлолом: -теплицы, водопровод, запасные стальные профили, электрические провода.
Мопед, на котором Санек хотел прокатиться, сломался сразу же как только завелся. Якобы, у него заклинил мотор и все клапана вывалились наружу, что мотоплуг внезапно сломался при первом же выходе на пашню - "выломило" все зубья звездочек на цепном приводе.Потом пришли воры и все, что было ценного, унесли.
А это было : две резиновые лодки, квадроцикл, весь электроинструмент, а также отцову гармонь.
Всю эту его басню я проглотил как горькую пилюлю. Я прекрасно понимаю, что Санек лицемерит, хочет доказать мне: «что упало - то пропало, мол успокойся, ничего тебе уже не вернуть!».
Наверняка, львиную долю награбленного, Санька присвоил себе, а мне только пудрит мозги. Из этого разговора я понял, что все его действия с очкариком были совместными. Но я не стал лезть на рожон, а во всем с ним согласился, и лишний раз убедился в его гнилой, подлой душенке, в его цинизме.
Но для меня он никакой опасности не представляет: он тупой воришка, пытается строить свое благополучие на ограблении других т.е скрытый паразит общества - жид.
А я ему еще и стих посвятил, полагал что у него что- то проснется в душе, но бесполезно, горбатого могила исправит, дождется он кары Господней!
Вечером позвонила Галя, и почему-то на телефон Петровны. Она как-то обиженно сообщила мне, что встретить они меня с Юрой в Зимовниках не смогут из-за "севшего" на их «Мицубиси» аккумулятора. Эти ее неубедительные отговорки, чуть-было не привели меня в бешенство. Как мне показалось- у нее не было желания мне помочь.
« Она что, не понимает складывающуюся для меня ситуацию?
Во-первых, поезд прибывает ночью на станцию, которая мне не знакома - всякой шушары там может быть…. -самое время для беспредельщиков.
Во-вторых, я с двумя тяжелыми сумками, которые меня обездвиживают.
В третьих, неизвестно, ездят ли здесь такси…»
Этот разговор несколько расстроил , но у меня моментально образовался другой план- позвонить Степанычу, думаю он не откажет…
Чтобы не обременять себя суетой с тяжелой поклажей утром при посадке, я решил эту процедуру провести сегодня вечером.
(продолжение следует)






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 50
© 14.03.2018 Геннадий Якунин
Свидетельство о публикации: izba-2018-2223589

Рубрика произведения: Проза -> Мемуары












1