По мотивам "Ревизора".


По мотивам "Ревизора".
Школьное сочинение Антона.

Давным-давно, в прошедшие века,
В забытом, маленьком уездном городке
Привычно и спокойно жизнь текла -
Не то, чтобы легко. Так, налегке.

Антон Антоныч - городничий здешний,
Из тез особ, на коих не плюют.
На взятки падок - так ведь то не грешно:
Как людям отказать, когда дают?

Жена его, отнюдь не пожилая,
А потому кокетка, стало быть,
По десять раз наряд на дню меняя,
Желает всех собою удивить.

Их дочка Марья очень недурна,
Как все на выданье - о рыцаре мечтает,
На вид робка, пуглива и скромна,
А что в душе? - Да, кто ж об этом знает?

О прочих я желаю умолчать:
Как и везде - здесь всяких лиц хватает,
По имени всех долго величать -
О судьбах их лишь только Гоголь знает.

Вот так и жили б - ни умом, ни делом...
Но тут с письмом, внеся в сердца раздор,
Пренеприятное известие приспело:
Мужайтесь, господа, к нам едет ревизор!

Ох, что тут началось! Ах, что же делать?
Замаслить? Задарить? Украсить лестью?
Дать взятку? Ненавязчиво! Умело!...
Да, были б живы, тут уж не до чести!

Тем временем в гостиной комнатушке
В том городе томился модный франт,
Надушен, напомажен - просто душка,
Уж точно в нем сокрыт большой талант.

И не беда, что взгляд приглуповатый,
Ведь глупость средь глупцов не столь заметна.
Не скажешь сразу: простоватый, плутоватый,
Но, что богат, по внешности приметно.

Его слуга - на вид серьезный малый,
Умен, хитер, без всякого сомненья.
Болтать впустую - знает - не пристало...
Был о хозяине совсем другого мненья.

Вот и сейчас, как будто недоволен,
Ворчит мужик, но так, себе под нос:
"Ах, этот Хлестаков, будь он неволен!
Все деньги профинтил - и весь вопрос.

Уж, он охоч блеснуть своим достатком!-
Все лучшее сей час ему подай...
Ах, что за жизнь? Уж, право, мне не сладко,
Хотя, столичный воздух - чем не рай?

Да были б деньги - все бы ничего.
Так нет, хозяину куда кутить милее -
Лишь батюшка деньжат ему пришлет -
И началось - все лучшее скорее!

Уж, барин - мастер пыль в глаза пущать,
Костюм по-модному, англицкое сукно!
Да, только деньги - пшик - и не видать,
А есть охота, то-то и оно!

Опять же, в картах вона, как заносит,
Готов себя до нитки оборать...
Что говорить: пес лает, ветер носит
А мне за все приходится страдать.

Все деньги за неделю рад спустить,
А что потом? Затягивайся туже?
Нет, чтоб работать, экономней жить,
Так нет, стремится, чтоб других не хуже.

И вот теперь застряли в этой яме
И притаились, как коты в мешке.
И денег нет, и в животе гулянье,
Покоя не дает кишка кишке.

Два месяца, поди ж, как мы в дороге,
Домой, сдается мне, не попадем...
Ох, с голоду уже опухли ноги,
А Ваньке, видит бог, все нипочем..."

Так думал Осип - барина слуга,
Вставляя пару неприглядных слов.
Ну, что ж, слугу отставим, а пока
Поймем, о чем же мыслил Хлестаков.

Да, все о том же: "Где б перекусить?
Пустой живот куда хужей болезни.
Картишки надо было не крутить,
А думать о насущном, о полезном.

Да, капитан поддел меня, зараза!
Вот бестия, выигрывать горазд!
Сел с ним играть и проиграл все разом.
Ах, эти карты - истинный соблазн!

Но, до чего же скверный городишко,
Еще одна презлейшая напасть,
Какие жадные и серые людишки.
И угораздило ж меня сюда попасть.

Здесь никому нет дела до меня,
А я от голода почти что умираю!
Я все худей, худей день ото дня!
Но, жалости ни в ком не вызываю.

А, может, мне штаны кому продать?
Тогда уж точно буду не в обиде.
Да, нет, нельзя. Лучшей поголодать,
Домой явиться в дорогом прикиде.

А, если б, и карету взять в прокат,
Да с фонарями! Осипа в ливрею!
И чертом этаким вкатить к соседу в сад!-
Тут, знамо, было б место удивленью.

- Ах, что случилось? Что такой? Кто такой?
- Да, вот, из Питера пожаловал, встречайте!
И к дамочке б приблизиться какой:
- Сударыня, молю, не отвергайте!...

Черт, есть охота, просто мочи нет!
Ну, где же Осип? - Эй, поди сюда!
Спустись-ка вниз, да попроси обед,
И чтоб на уровне! Не просто ерунда.

Уже просил? Трактирщик не дает?
Что говорит? Мошенник я и плут?
Что? К городничему с обидою пойдет,
И нас в тюрьму, как жуликов, запрут?

А ты, дурак, уж рад пересказать
Все это мне! Ах, глупая скотина!
Поди ж к нему! Вели обед подать!
Все ж, человек я, а не животина!...

- Что это, Осип? Что ты мне принес?
Обед какой иль грязные помои?
Фу, как воняет! Затыкай хоть нос!
А это что: топор или жаркое?

Что говоришь? Там городничий ждет?
О, господи! Ужель пришел за мной?
Трактирщик, этот старый идиот,
Не зря грозил, бездельник, мне тюрьмой!

Но, я не тот, чтоб быть под униженьем!
Я им скажу: как смеете вы так?...
Ох, худо мне, и в животе броженье,
И тело холодит противный страх."

...А городничий с прочими уж там,
В испуге смотрит, выпучив глаза,
Стоит, как пень, и руки вмиг по швам,
И что-то все старается сказать.

Но... сцена получается немая.
У Хлестакова сердце пало вниз.
Тут городничий: "Здравствовать желаю!
Готов исполнить Ваш любой каприз!

Обязанность моя - беречь покой приезжих,
Чтоб притеснений тут им никаких!
О, Ваш уют меня волнует прежде!
Я рад беречь Вас от проблем лихих!"

- О, сударь! - Хлестаков, дрожа в ответ -
Да, что ж такого сделал я? Кому?
Я заплачу за ужин и обед,
Лишь мне пришлют! Но, только не в тюрьму!

Трактирщик больше виноват, уж мне поверьте!
Он голодом меня морил по целым дням!
Он был бы рад моей голодной смерти!
Отраву есть меня он заставлял!...

...Тут городничий вовсе оробел,
Предчувствуя ужаснейший позор
И то, что скоро будет не у дел...
Всему виной проклятый ревизор!

И все ему не эдак и не так!
Да, надо ухо с ним востро держать!
По виду то не скажешь, что простак,
Глядишь, отправит к ракам зимовать.

А, Хлестаков, бодрясь: "Уж, я к министру!
Я все ему так прямо доложу!
И он найдет на вас управу быстро!
Я в Питере, не где-то там, служу!"

- О, боже! - всей толпой к нему в колени -
Помилуйте! Не погубите нас!
Коль денег надо - так возьмите денег!
Что захотите - будет сей же час!

Извольте переехать, где получше!
Уж, мы устроим должный Вас уход!
Клянемся, сударь, мы Вам не наскучим!
Живите здесь хоть месяц, а хоть год!"

"Вот, дураки, - подумал Хлестаков -
Меня здесь принимают за кого-то.
Сдается мне - за чина из верхов.
То отрицать - ну что мне за охота!"

...И стал пройдоха жить да поживать,
Про жизнь свою рассказывая сказки,
Впустую развлекаться, есть да спать,
И городничей дочке строить глазки.

- Ах, Машенька, сударыня моя!
Ваш облик мне важнее всяких дел!
У Ваших ног готов день ото дня
Сидеть! Ах, если б только смел!

Желал бы я платочком Вашим быть,
Чтоб эту шейку нежно обнимать!
О, Ваши губки, что и говорить -
Во всякую погоду благодать!

Сударыня, сгораю от любви!
Прошу покорно Вас моею стать!
Прошу у Вас и сердца, и руки!
Люблю! Женюсь! О чем еще мечтать!"

"Сама наивность! Боже! Простота,
Провинциалка, серость, недоучка!
Ее маман солиднее куда!
Уж, сразу видно - заводная штучка!

Как глазками стреляет - просто смех!
Вот, тоже мне, еще одна жар-птица!
Здесь, несомненно, ждет меня успех!
А не попробовать ли к ней мне подкатиться?"

- Сударыня, решайте - жизнь иль смерть!
Я в Вас влюблен! Моя любовь безмерна!
Отвергните, я жажду умереть
Сей час! Сию минуту! Непременно!

Вы замужем! Да, разве то беда?
Ведь для любви различий не бывает!
Руки прошу я Вашей! Навсегда!
Поверьте: случай нас благословляет!

"Ах, боже мой, куда меня несет!
Пора бежать без всяческой оглядки!
А то узнают - выставят мне счет!
Тогда встречай тюремные порядки...

Антон Антоныч глуп, как сивый мерин.
Жену и дочку вовсе не блюдет.
Напропалую волочусь за всем.
А он, дурак, и ухом не ведет!

И прочие - преглупые, похоже.
Со странностями - вот оригиналы!
Решили по моей столичной роже,
Что я представлен к чину генерала!

Вот смех какой! А , впрочем, то занятно!
И польза мне с того пришла большая!
Ну, разве было думать не приятно,
Что, раз боятся - значит, уважают!

А, все же, добродушный здесь народ!
Мне, право, нет причины обижаться!
Но, прежде, чем промашку разберет,
Не лучше ль мне подальше оказаться?"

- Эй, Осип! Что там? Лошади готовы?
Готовы! Что так долго? Вот, болван!
"Но, как же отвертеться, право слово?
Да, что ж - соврать! Мне не впервой обман!"

- Пора в дорогу мне. Прощайте, господа!
Ах, свадьба! (Тьфу, совсем забыл об этом!)
Так...на день я...всего...не навсегда!
А, завтра... тут как тут...вернусь к обеду!

Там дядя ждет. Живем - то мы с ним ладно.
Богат старик, деньгам не знает счета!
Я только повидать - и вмиг обратно!
А свадьба - это уж моя забота!"

"Суют мне деньги. Надо поломаться"
- Да, что вы? Нет! Да, разве это можно?
А, впрочем, Вам не стоит извиняться,
Я их возьму. Взаймы! Совсем немножко!

Что говорите? Почему перекладная?
Да, я привык уж так. Удобней без рессор.
Ковра здесь , говорите, не хватает?
О, нет! Зачем? Пустое! Что ковер!

Хотя...согласен. Ради уваженья!
"Ковер персидский - роскошь, знамо дело!
Пора, пора! Вперед! Без промедленья!
Мне здесь уже порядком надоело!

А я хорош! Хвала и слава мне!
Так оболванить всех не каждому дано!
Упал на дно, а оказался на коне!
Вот глупые! Уж, право, мне смешно!"

(Антон Гапоник в 15 лет)(07.12.1989-27.09.2013)





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 41
© 13.03.2018 Людмила Гапоник (памяти сына-поэта)
Свидетельство о публикации: izba-2018-2222809

Рубрика произведения: Поэзия -> Поэмы и циклы стихов












1