Закон


Закон
Суббота! Этот день для нас самый радостный!
Не надо идти на учёбу, на час можно подольше поспать и на обед дают беляши!
Самые настоящие огромные мясные беляши!
Повар, дядя Юра, маленького роста и щуплый, для нас, ребят-сирот, никогда не экономил на мясе, клал много, не жалел. Колпак он носил набекрень и почему-то пояс от халата завязывал в огромный бант спереди.
Сменщица его, Раиса Петровна, упитанная, с тройным подбородком и с коконом на голове, закреплёнными шпильками, была тётка очень жадная и крикливая. В её смену беляши были менее вкусными, но удовольствие от этого не уменьшалось.
В столовой, если оставалась другая еда, кроме беляшей (на воспитанника-две штуки), всё выкладывалось на раздаточную доску, и желающий получить добавки подходил с пустыми тарелками.
Раиса Петровна внимательно следила за каждым. Очень уж, похоже, переживала, что мы лопнем от обжорства. Лицо её выражало недовольство и брезгливость. Бывало заорёт зычно на всю столовую: «Ненасытные, куда в вас лезет?»
Меня раздражала её красная помада. Вернее, то, что собиралось на уголках губ. Раздражали её крупные серьги с огромными камнями и отвисшие мочки ушей. Вздёрнутый крупный нос и вылезающие оттуда завитушки волос – тоже раздражали. Таких некрасивых и злых женщин я редко встречала.
После окончания смены, она выходила с работы, неся огромные сумки с продуктами. Так и называли её: «жирная ворюга».
Дядя Юра выходил с пустыми руками. Иногда он лез во внутренний карман, доставая оттуда «малёк», и, озираясь по сторонам, одним огромным глотком, выпивал полбутылки.
Мы наблюдали это из своих окон.
У нас он звался "ханыга".
Всё равно любили дядю Юру. За его доброту!
Часто прибегали к нему на кухню, помочь: почистить бак картошки и прибраться. На это уходило много времени. Зато потом дядя Юра, за наше усердие, выдавал буханку хлеба, кочан капусты и ведро картошки.
Радостные, мы убегали в овраги, где разжигали костёр и устраивали «пир на весь мир». Буханку, ещё теплую, разрывали руками и делили между всеми. Капусту резали самодельным ножом, сделанным из куска ржавого металла, подобранного тут же на месте. Тому, кто резал, доставалась кочерыжка. Она казалась вкуснее всего, особенно с солью. Ну, и главным десертом, безусловно, считалась – печёная картошка!
Протыкая остриём палки, доставали из костра, дуя на неё, перекатывая с ладошки на ладошку. Было вкусно до безумия! Перепачканные золой руки и лицо, не смущали. Не до этикета! Главное, все сыты и довольны.
Запах приближающегося лета, дым костра, журчание ручейков, сплачивали нас в эти минуты и делали нас самыми счастливыми!
Дополнительно еду добывали и другим способом - набегами на чужие дачи! В государственный сад с яблоками страшно было лезть. Там всегда находился сторож, и, по всей территории сада, бегала овчарка. Лазили редко туда, но, если и шли, то лучше подготовленными, чем к дачникам. Мне лично это не особо нравилось, так как всегда присутствовал риск быть пойманным. В интернате за это наказывали. Заставляли мыть полы целую неделю. Трудотерапией называлось.
Разбивались обычно на несколько групп. Тех, кто считался не особо физически выносливым, ставили на «шухер». Это, когда ты следишь, не идёт ли кто, и, в случае опасности, предупреждаешь всех. Лучшим смотрящим считался тот, кто умел свистеть в четыре пальца. Специальной инструкции как лезть в «чужой огород» не было.
В будний день, желательно днём, когда мала вероятность, что хозяева дома, перелезаешь через забор, открываешь засов калитки, закрытой изнутри, и всех запускаешь. Разбредались кто куда. Кто-то предпочитал срывать малину и лез в колючие кустарники, кто к помидорам и огурцам, а я к редиске.
Любила этот овощ. Наемся вначале грязной, обтирая лишь о сарафан, а после начинаю распихивать по карманам.
Добычу, после ограбления, делили поровну. В интернате так принято было. Некий закон, который выполнялся всеми.
Случай был с одноклассницей.
К Анжелке Горшковой приехал дедушка с гостинцами. Сладостей навёз и ещё огромный арбуз. Обрадовались, решили, что сегодня у всех праздник. Но Анжела, как-то подозрительно глубоко, спрятала в шкаф дедушкину провизию и убежала. Шкафы располагались в общей спальне. У каждого был свой – с двумя нижними полками и отделом для вешалок.
Прошёл обеденный перерыв, настал вечер, Анжелы нет.
Объявили отбой и, наконец, в спальню зашла Горшок (кличка Анжелы). Потирая глаза, будто спать хочет, она быстро разделась и шмыгнула под одеяло. Никто не стал задавать вопросов.
А посреди ночи мы проснулись от громкого чавканья. Не сговариваясь, переступая еле слышно босыми ногами, я и ещё одна девочка вышли, на звук, к шкафам. Свет включили резко. И… картина. Сидит на корточках Горшок, и уминает гостинцы.
Это надо было видеть!
С перепугу Анжелка поперхнулась. Изо рта вылетели куски недоеденных конфет. Лицо, перепачканное халвой, стало красным.
– Ну, что, в одну харю? - подойдя к ней поближе, спросила я. – Девчата, сюда!
Остальное, арбуз и печенье, съели без Горшка. Проучили её.
Даже если у кого-нибудь из ребят всего одна конфета, он обязан её делить с присутствующими.
Пять человек, двадцать – без разницы!





Рейтинг работы: 10
Количество рецензий: 2
Количество сообщений: 3
Количество просмотров: 57
© 12.03.2018 Ирина Проскурина
Свидетельство о публикации: izba-2018-2222274

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра


Валерий Леви       13.03.2018   20:38:29
Отзыв:   положительный
Интересно написано.
Как Вам идея принять участие в конкурсе Экспериментальной прозы?
Условия конкурса здесь:

https://www.chitalnya.ru/news/3187/
Ирина Проскурина       13.03.2018   20:44:33

если получится по времени, то с удовольствием) спасибо!
Раиля Иксанова       13.03.2018   16:33:49
Отзыв:   положительный
Дорогая Ирина! Читала и воочию представляла картину интернатской жизни. Хорошие и добрые люди всегда запоминаются такими, какие они есть. А плохие только с плохой стороны. Раиса Петровна - женщина, чья- то мама или бабушка, наоборот , должна была бы понимать сиротскую долю детей. А вот повар Юра заслуживает похвалы и уважения.
Анжелика- девочка жадная, но и безвольная, ей не удастся отгородиться от закона, который действует в детдоме. За свою жадность была наказана, как положено.
Несмотря на все тяготы жизни в детдоме, героиня не утратила чувство юмора и доброты в душе. Отрадно, что смогла она найти достойное место в своей жизни.
СПАСИБО БОЛЬШОЕ, ИРИНА, ЗА ИСКРЕННИЙ ПОУЧИТЕЛЬНЫЙ РАССКАЗ! ЧИТАЕШЬ И ТАКОЕ ОЩУЩЕНИЕ, ЧТО РЯДОМ БЫЛА ВМЕСТЕ С ВАМИ, И ПЕКЛА КАРТОШКУ В КОСТРЕ!
ТВОРЧЕСКИХ УСПЕХОВ УДАЧИ В ДАЛЬНЕЙШЕЙ ЖИЗНИ!










1