За равноправие


Действующие лица:
Влад – мужчина тридцати лет, среднего роста с аккуратной бородой, одет в светло голубую рубашку и темный тонкий трикотажный жилет. Серьезный и уверенный в себе.

Паша – мужчина тридцати лет, худой, непричесанный, слегка обросший, в темном растянутом свитере.

Место действия: комната с корпусной мебелью, диваном, большим телевизором на тумбочке, на стене – классический ковер, перед ковром – полутораметровая кушетка, открытый секретер.

Время действия:
Разгар «застоя» (1978 год), без пятнадцать одиннадцать дня, понедельник.

Влад сидит за секретером, спиной к двери, что-то пишет. Раздается звонок. Встает, на мгновенье исчезает. Щелкает замок, хлопает дверь. Первым, нервно оглядывая комнату, входит Паша:
- Ты один? Как хорошо, что вам, научным сотрудникам дома разрешают работать. После вчерашнего отгул пришлось брать. Душа горит! Дай два рубля до получки. Жена заначку нашла, забрала. А твоя где, на работе?
Влад выпрямляется, укоризненно смотрит на приятеля:
- Моя жена в командировке, в Ленинград послали. Паша, ты мне друг, но все деньги у меня на сберегательной книжке. Получка у нас с тобой в один день.
Паша обреченно опускает руки и голову:
- Как вы живете? Не занимаете, в долг не даете. Дай, у нас же в пятницу квартальная премия.
- А вот и живем, не так, как все. Деньги под полным контролем и не у жены, а у меня. У кого деньги, тот и глава семьи. Все расписано: продукты закупаем вместе по субботам на сорок рублей – на всю неделю хватает приготовить завтраки и обеды. Все по расчету – зачем лишнее покупать? А уж любим друг друга…
- Да, а моя каждый день полные сумки продуктов приносит, недоеденное – в ведро, по утрам выношу на помойку. А по расчету не тоскливо жить?
- Напротив, мы по воскресеньям с дочкой на мультфильмы ходим, в кукольный театр, в дельфинарий. Вот ты прячешь от жены рубль двадцать на стакан водки, а у нас предусмотрено в раскладке по бутылочке сухого на выходной, на праздники. Особый случай, когда гостей ждем – тут «Столичная» нужна, большая бутыль.
- Влад! У меня тоска – так и хочется стакан засадить и забыться. А с женой, какая уж там любовь, все точит: денег мало приносишь! А мне разницы нет, сколько не зарабатывай, все отберет. Не отдашь – скандал или в профком жалобу настрочит. У нее все между пальцев утекает.
- А у тебя в глотку втекает. Что за вид? Свитер грязный, ботинки изношенные, брюки мятые.
- Так, жена талдычит, что денег нет, не хватает на одежку, и когда будут неизвестно. Поверишь, рука сама к стакану тянется – тоска.
- А у меня все известно, вот, - вынимает из секретера тетрадку, показывает Паше, - видишь –« костюм шерстяной» слева написано, следующая колонка – цена сто семьдесят рублей, следующая – срок службы двадцать четыре месяца, следующая – отчисления. Всего семь рублей с каждой получки. И так по каждой позиции.
Паша машет рукой:
- Охота тебе? Жене отдал – пусть распоряжается!
Влад:
- Слушай, так мне теща сказала, что ты ей должен два рубля. С меня требует.
Паша, будто на него пришло озарение, бьет себя по лбу:
- Точно! Неделю тому, они от тебя по лестнице спускались. Она еще громко так мужу выговаривала: «Вся обстановка на мои деньги куплена…» А он ей: «Да ладно, Мулька, тебе, что для дочери жалко?»
- Что ты такое болтаешь? - достает из секретера и открывает сберегательную книжку, - вот: семьсот на телевизор снимал, четыреста на ковер, полторы тысячи на стенку, - все наши, семейные, заработанные.
Паша с безразличным лицом:
- Какое мое дело – что слышал, то и сказал.
Влад молчит, соображает. Потом, отойдя от Паши, говорит сам себе:
- Это что, при каждой крупной покупке жена брала деньги у своей матери. Теща считает, что я живу за ее счет. Стоп! А где деньги?
Его рассуждения прерывает телефонный звонок. Берет трубку.
- Да! – Влад слушает, понимающе кивает головой, - но она в командировке. Будет? Будет через две недели… надо уже в понедельник?… Где я ее найду…Попробую.
Влад кладет трубку, бормочет: «приспичило, в паспортный стол…», открывает записную книжку, листает, опять берет трубку, набирает номер.
- Девушка, здравствуйте, я Юлин муж, - слушает с улыбкой, - да знаю, что нет, как ей в командировку, в Ленинград сообщить, что...
Из трубки слышен крик, отрывки фраз:
- Какая командировка?... за свой счет взяла…сами разбирайтесь…
Влад в изнеможении садится на кушетку. Из трубки раздаются короткие гудки. Подходит к телефонному аппарату, кладет трубку. Наступает тишина. Подходит к секретеру, открывает нижние дверцы, достает большую бутылку с надписью «Столичная», ставит на секретер.
- Принеси, Паша, из кухни стаканы.
Паша быстро скрывается за дверью и так же быстро возвращается, звеня хрусталем.
Влад открывает бутылку и наливает полные стаканы:
- Давай, за равноправие!
Выпивают. Влад наливает еще по стакану. Выпивают.
Из-за закрывающегося занавеса слышен мужской дуэт:

«Мама, я конструктора люблю!
Мама, за конструктора пойду-у!
Премиальные получит,
Шубку новую мне купит.
Вот за это я его люблю…»





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 62
© 12.03.2018 Анатолий Звонов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2222197

Метки: СССР. Двадцатый век. Кто в семье главный.,
Рубрика произведения: Проза -> Пьеса












1