ИР Хр Яз ч.7.216 «Индуизм. Екатерина II: симбиоз фаворитизма и православия. Борьба Киева и Полоцка, Минска и Москвы"



Ex libris История Русских о Христианстве и Язычестве, Раздел 7.216 «Борьба Киева и Полоцка, Минска и Москвы. Христианство, индуизм, Г.Грабовой. Екатерина II: симбиоз фаворитизма и верноподданнического православия» (в Приложении: 1. Екатерина Вторая и православие, 2. Любовники Екатерины Второй, 3. Авария на Козлодуйской АЭС в Болгарии и академик Г.П.Грабовой, 4. Бог Кузя Московский (тов.Попов), 5. Шри Пракаш Джи, Индия, 6. Шрила Прабхупада, Индия, 7. Каста неприкасаемых в Индии, 8. Полоцкий князь Изяслав Владимирович, 988-1001гг, 9. Строительство храма Софии в Полоцке, 10. Убийство Петра Третьего любовниками Екатерины, 11. Причины появления Лукашенко на посту президента Беларуси, 12. Интим-кабинет Екатерины Второй. 13. Король Польши Станислав Понятовский, 14. Дворцовый переворот Екатерины Второй, 1762г)

      «Однажды философ Аристипп (успешно наживший состояние, славословя царя) увидел,
как философ Диоген промывает чечевицу, и сказал:
-- Если бы ты прославлял царя, тебе не пришлось бы питаться чечевицей!
На что Диоген возразил:
-- Если бы ты научился питаться чечевицей, то тебе не пришлось бы кривить душой,
прославляя царя…

    «Когда лучше-то станет?!.
Однажды, сидя у открытого окна в своём особняке в Ялте
(начало 1900-х гг ) А.Чехов говорил приятелям:
-- Мы, русские, привыкли жить надеждами на лучшую погоду, урожай,
на приятные роман, надеждами разбогатеть или получить место полицмейстера
/так сказать, комплекс Ивана, ждущего на печи свою щуку удачи – наша русская
жизнь-сказка «По щучьему велению» -- СК/.
А вот надежды поумнеть я не замечаю у наших людей!
Всё мы думаем: при новом царе будет лучше, а через 200 лет – ещё лучше.
И никто не заботится, чтоб это «лучше» наступило завтра. В общем, жизнь с
каждым днём становится всё сложнее и двигается куда-то сама собою, а наши люди –
заметно глупеют, и всё более русских остаётся в стороне от жизни.
Потом Чехов немного подумал и прибавил:
-- Точно нищие калеки во времена крестного хода!..»

    Видение процессов проникновения христианства на Русь религиоведа Г.М.Филиста (монография «Введение христианства на Руси…», рецензенты: доктор философских наук Н.С.Гордиенко и доктор исторических наук И.В.Оржеховский; Минск: изд. БЕЛАРУСЬ, 1988г – 258 стр.):

С.180 – «…Владея крупнейшим княжеством Киевской Руси, полоцкий князь Изяслав (988-1001гг) /старший сын князя-крестителя Владимира Киевского – СК/совершенно не считался с Киевом, вёл самостоятельную торговлю с прибалтийскими народами и с Германией. После его смерти (причины которой не известны) вокняжился Брячислав. Это произошло вопреки укоренившемуся правилу, по которому Владимир /киевский креститель и великий князь умер в 1015г – СК/ посылал в таких случаях младших сыновей. Брячислав не только не подчинился Киеву, но и начал борьбу с ним за Новгород и в конце концов захватил его и разрушил (1021г) /не в коня, однако, оказался корм: не шибко облагородило, видать, православие ни самого Владимира-крестителя, ни его сынков, коль они затеяли многолетнюю кровавую междоусобицу промеж себя – в итоге эта хроническая буча и погубила Русь, крайне ослабив нашу Родину накануне нашествия монголов в 1237 году. И что удивительно! – совершенно аналогичные бунтарские процессы (конфликт между нынешней метрополией и белорусским вассалом – между Москвой и минским удельным князьком-диктатором Лукашенко: всё в Истории повторяется, так как мало меняются методы борьбы и сама природа человечества -- увы, не облагородилась даже посредством христианства; подробности конфликта Кремль-Минск см. чуть ниже) ярко наблюдаются и в наше время – именно в 2017-18гг, крайне ослабляя союз славянских держав в условиях последней гибридной битвы с США, категорически не желающими расставаться с «майкой мирового лидера» в нынешнем глобальном «велозабеге». Сам Кремль (точнее, Б.Н.Ельцин) выдвинул в 1994г и вскормил белорусского авторитарного Кадавра, сам и пожинает (см. повесть братьев Стругацких «Понедельник начинается в субботу») – СК/.
В пользу того, что процесс христианизации /в Полоцком княжестве – СК/ не начинался ни при Изяславе, ни при Брячиславе, свидетельствует как полное отсутствие союзническихсвязей с Киевом, так и отсутствие каких-либо сведений о строительстве здесь православных церквей (это признают все церковные авторитеты)…»

     Монография русского историка Н.И.Костомарова «Славянская мифологи»:

С.279 – «…Голубь (по малорусски «голуб») в древности имел мифологическое значение, которого самым видным остатком может служить галицкая колядка о сотворении мира.
Двое голубков (по другому варианту – трое) садятся на два дуба (по другому варианту – на зелёный явор) посреди первобытного моря, существовавшего до сотворения Неба и Земли. Они хотят спуститься на морское дно и достать песку для сотворения Земли, воды, растений и Синего неба (по другому варианту – золотого камня, из которого образуются Небо и небесные Светила).
Здесь удержались следы глубоко-древнего Арийского мифологического представления русичей и славян. Подобные образы открываются в зендской мифологии, где изображаются два чудные дерева: одно – дерево жизни и исцеления, а другое, стоящее посреди первобытного моря Варушана, содержит в себе всякие семена; на его вершине – мифическая птица (объясняемая соколом /кстати, не орла, а древнейший символ русичей – сокола – следовало бы изображать на российском государственном флаге, начиная ещё со времён Ивана Грозного-Жахливого-Ужасного – СК/) разносит, при посредстве воды, эти семена по всему миру.
И в древней Индии встречается подобное; в последней части Ригведы говорится о древе, из которого созданы Небо и Земля, на нём две птицы обнимаются: последний признак сближает с ними наших голубей, которые сами по себе – птицы Любви /чуть ниже мы проведём ещё более близкую нам параллель между универсальнейшей духовностью Индии и религиями в современной России (и, как следствие, -- наши русские духовные и материальные проблемы) – СК/.
Вероятно, из двух приведённых нами вариантов тот, в котором два голубя /Бог Отец и Святой Дух – СК/, сохранил более старинного смысла, чем последний, в котором число три могло возникнуть под влиянием представлений о христианском уважении к троичности /Бог Отец, земной Бог Сын и Святой Дух, что менее соответствует вселенским реалиям – СК/…
Вот, например, поётся о двух голубях, сидевших на дубе: они слетели и покрыли своими крыльями все степи, взвеселили весь свет своими голосами:

«Ой на дубоньку два голубоньки,
Знялись вони, полетили,
Криличками вси степи вкрили,
Волосами весь свит звеселили…»

…Есть следы легенд о превращении в голубя или о явлении в виде голубином человеческой личности. Так, в одной песне мать горюет, что не слышала, как под её окном ворковала сизая голубка. «Что это значит, что ко мне дочь приходит?» -- говорит потом эта мать…
Дочь, неизвестно откуда, отвечает ей: «Не слыхала ты, матушка, как я у тебя под угольным /т.е. угловым – СК/ окошечком гудела голубкою»:

«Не почула, моя матинко,
Як я в тебе булла:
Пид покутним виконечком
Я голубкою гула…»

Вероятно, здесь разумеется умершая дочка, так как вообще существует представление об явлении души в виде птицы (и в виде голубя) по народным рассказам:

«Прилетила пташка, билля мене впала:
Таки очи, таки брови, як у мого пана!
Прилетила пташка – малевани крильця:
Таки очи, таки брови, як у мово Гриця»

    Везде в песнях, как мы заметили, голубь является несомненно символом любви. Девица называет своего милого сизым голубком: «Мий миленький, голубонько сивенький!» -- а молодец – девицу – сизою голубкою: «Дивчинонька мила, голубонька сива!» /т.е. серенькая голубка, а не седая... – СК/…
Любовь между молодцом и девицею сравнивается с любовью голубей /которые ею бурно занимаются, несмотря даже на внешние обстоятельства не вполне подходящего окружения – СК/…
Свойственное языческому человеку стремление передать свои сердечные ощущения Природе выражается… тем, что влюблённые, видя в жизни голубей подобие своих отношений, думают, что голуби принимают участие в их житье:

«На дубоньку два голубчики
И цилуються и милуються,
Моему житьтю дивуються…»

…Голубка, лишившаяся своего голубка, представляется образом верности…»

    И вновь наши незабвенные питерские супруги Тихоплав с популяризацией Учения академика-Спасителя Г.П.Тихоплава (книга «Наша встреча с Грабовым» -- С.-Петербург: ИП ВЕСЬ, 2004 – 192 стр.). Удивительное совпадение: на днях райсуд условно-освободил (УДО) Г.П.Грабового из тюрьмы, но тут же последовал протест прокуратуры от 11.03.2018г -- прямо у нас на глазах всё это происходит, словно сговорились!
   Итак, книга Тихоплав "Наша встреча с Грабовым"

С.28 – «                                                                              Кто же он – Григорий Петрович?
«По плодам их узнаете их»
                               Евангелие от Матфея

   Абсолютно любого человека и особенно обладающего сверхъестественными способностями можно обвинить в том, что он действует под управлением чёрных сил /точнее: почти «каждого неугодного человека можно обвинить…». В советском варианте (благодаря «инквизиторам» из ЦК КПСС и взращённых ими внутренних органов) это звучало так: и к телеграфному столбу можно придраться… Ещё дальше пошли внутренние органы тов. А.Лукашенко, лично я-русский в этом убедился на собственной шкуре в 2010-2017гг – вот почему почти по-гоголевски «поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем» в 2017г (ВВП и диктатор АЛ). Утверждает политолог Андрей Пионтковский: «С 1994 года, когда Москва помогла Лукашенко захватить власть, от него все время ждали, что не сегодня-завтра он согласится, чтобы Беларусь вступила в состав Российской Федерации. Тогда сильного национального самосознания в Беларуси еще не было, и при любом другом традиционном номенклатурном лидере Кремль рано или поздно втащил бы ее в свою РФ. Но в лице Лукашенко он столкнулся с настоящим волком, который не намерен был менять свое положение диктатора европейского государства на статус секретаря минского обкома. Всем попыткам поглощения он упорно сопротивлялся…» -- СК/
.
    Собственно, этим и пользовались в своё время Священная инквизиция /Папы Римского, главного идеологического работника мира в до-советскую эпоху – СК/… И до сегодняшнего дня некоторые церковные деятели /не Патриарх ли Кирилл? Однако сильны намёки от авторов книги! Но насколько они обоснованны?? – Будем разбираться – СК/ используют подобные обвинения во всех случаях, когда не могут ответить на какие-либо «неудобные» для них вопросы или объяснить какие-либо явления /а мы им на помощь призовём индийских многомудрых святых! (См. чуть ниже) – СК/…
Однако ответить на вопрос: «Кто же стоит за тем или иным человеком с феноменальными способностями?» можно достаточно просто, если понять цели и задачи светлых и тёмных сил /кстати, таким уникальным людям, дабы обеспечить мировое лидерство «по всем фронтам»хитроумные США предоставляют гражданство вне очереди (у них это называется: человек с экстраординарными данными) – СК/.
…целью светлых сил во главе с Создателем всего сущего являются развитие жизни, продление жизни и, по сути, сама жизнь на основе Любви! /ну как может Создатель всего сущего (большой гуманист, однако) уничтожить своё детище – человека? – СК/.
Целью тёмных сил является разрушение и смерть.
И если рассмотреть деятельность Г.П.Грабового с этих основополагающих позиций…, то можно однозначно понять, кто за ним стоит…
Прежде всего, являясь консультантом при Совете Безопасности России, Григорий Петрович «диагностирует» АЭС страны, военные объекты, авиационные и космические объекты, определяя возможные неполадки и предотвращая техногенные катастрофы… Например, предотвратив взрыв ядерного реактора на Козлодуйской АЭС в Болгарии, академик Грабовой спас Землю от планетарной катастрофы… /без комментариев, так как данными по этому вопросу мы не располагаем – СК/…
«Я думаю, что на Землю пришёл Бог!» -- написала в своём нотариально заверенном заявлении Тамара Григорьевна Геркиял после того, как Григорий Петрович избавил её маму от неизлечимой формы рака…
Григорий Грабовой спасает тысячи людей от неминуемой смерти и ничего не требует взамен. Так кто же за ним стоит? – Создатель!..
Известный индийский гуру Дансухалал Н. Шах после встречи с Григорием Петровичем сделал заявление: «Я встретил Грабового Г.П. в Калькутте и пришёл к заключению, что он обладает сверхъестественной силой. Я считаю, что он займёт высокий пост в правительстве /но занял место на нарах…, увы -- СК/. Я желаю ему всяческих успехов, так как силы, которые ему даны, таковы, что не могут быть использованы во Зло!».
Очень убедительно на волнующий вопрос ответила известная провидица Ванга, которая незадолго до кончины пригласила Григория Петровича в своё поместье в деревне Рупите…
Валентина Генкова пишет: «Заявляю, что Грабовой Григорий Петрович действительно провёл беседу с Вангой, пророком Болгарии, 17 октября 1995 года с 11-30 до 12-20 часов. Рассматривались вопросы, касающиеся ядерно-экологической опасности на планете, продления жизни человека, возможности неумирания, а также объединения религий /но не объединения религиозно-политических доктрин, к коим (по определению минского философа А.А.Грицанова, умершего в 2011г) относятся иудаизм, христианство и ислам. А насчёт «неумирания» при той встрече Ванга категорически высказалась против, мол: это сугубо прерогатива Создателя! – СК/…
…Ванга изложила своё мнение, в частности, что Григорий Петрович, обладая феноменальными качествами, должен обязательно продолжать лечить людей и расширять области применения своих способностей. Он должен работать в России, откуда пойдёт распространение результатов на все страны мира. Через 20 лет он достигнет того, о чём мечтает» /кстати, 1995 год + 20 лет = 2015 год. Что-то нам ничего не известно о том, достиг ли Г.Грабовой «того, о чём мечтает»? — СК/…
Узнав о том, что Григорий Грабовой исцеляет от рака 4-й степени, Ванга, возвысив голос, сказала: «Ты – Бог!..». ответ чёткий и весьма убедительный, записан на аудио- и видеокассеты Болгарским национальным телевидением…»
…Следует отметить, что высокие иерархи русской православной церкви однозначно признали Г.П.Грабового действующим по воле Бога /не этот ли факт нового Богоявления вдохновил слабо видящего пышнотелого мирянина Попова назвать и себя -- «Богом Кузей!», суд над оным проходил месяц назад в Москве – СК/. Так, богослов и священник, начальник отдела образования Московской Патриархии, ректор Духовного Университета отец Иоанн ещё в августе 1995 года при первой встрече с Григорием Петровичем благословил его и подарил сборник статей… Архиепископ Орловский и Ливенский владыка Паисий… с большим уважением и признательностью отнёсся к божьему дару Григория Петровича…»

    Попутно мы приведём резюме духовных бесед-Сатсанги Духовного Учителя Шри Пракаша Джи, Индия, московские телефоны +7 (495) 978 75 29 и +7 (916) 862 45 81 (во многом совпадающие со взглядами Г.П.Грабового):
   «…Почему наше общество погрязло в конфликтах? Почему процветают насилие и жестокость? Почему люди несчастливы? Куда исчезла настоящая Любовь? В чём причина депрессий? Почему нет крепкий хороших семей и так много матерей-одиночек? – ответочень прост: Духовность в упадке – от этого все проблемы!.. Духовность – это состояние Сознания, в котором человек сознаёт свою божественную природу, понимает, что этот мир создан Творцом, и сам он – его неотъемлемая часть, понимает необходимость веры в Создателя, а также своего нравственного, духовного совершенствования, ограничивающего наши пороки. Духовность учит Добру, состраданию, умению прощать. Многие ли знают, что каждая наша мысль, каждое слово или действие создают Карму (Судьбу), то есть возвращаются к нам обратно и дают свой результат. Карма – это Закон причины и следствия. Добрые мысли, слово или действие влекут за собой позитивные последствия а плохие мысли и поступки – негатив!..»

    Наставления Шрила Прабхупада:
«…Вы не знаете, как нужно сражаться с противником… Чем больше у нас будет противников, тем сильнее должна быть наша защита…»
Рамешвара: «Обвиняя нас в промывании мозгов, они утверждают, будто наш образ жизни изолирует человека от остального мира».
Прабхупада: «Правильно! Мы не желаем общаться с ними. Благородный человек всегда избегает общества негодяев. Вороны не станут селиться с утками и лебедями, а белоснежным лебедям не нравится общество ворон. Это естественное разделение. Свой своему поневоле брат… Да, мы промываем людям мозги, вымываем оттуда всё плохое и оставляем хорошее. Это наша работа. Мы отмываем мозги от всякой мерзости. Ваши мозги забиты всякой дрянью --вы едите мясо, занимаетесь недозволенным сексом, играете в азартные игры. Вот мы и промываем их. Вы же убираете у себя в комнате? Что в этом плохого?.. Мы отмываем грязь, а вы протестуете? Таков ваш интеллектуально-духовный уровень! Однако разумные люди всегда убирают мусор именно этим мы и занимаемся. С точки зрения ведической цивилизации, все вы – Неприкасаемые! Но мы пришли, чтобы коснуться вас!.. Пока у вас не промыты мозги, вы не сможете понять Кришну…»

    Продолжая тему греховодного разврата предстоятелей держав (начата в Разделе 7.215 несчастным царём Македонии Филиппом Вторым, отцом
Александра Македонского), нынче мы прикоснёмся и к общественно-интимной жизни шустрой немки, куртизанки на троне и узурпаторше-убийце собственного императора-мужа Петра III, которая сумела совместить несовместимое -- сугубо интимно-приятное с сугубо государственно-полезным, попутно на век вперёд разорив госказну России (вплоть до её правнука Александра Второго). Екатерина, искусно мотивируя своих подданных своими же женскими прелестями, организовала уникальный, так сказать, конверсионный -- для госслужбы и для секса -- отбор толковых и стойких гвардейцев через персональный свой императорский интимный кабинет и утомительные тесты (на «мужскую со-стоятельность») ложем выносливо-похотливой «пробир-дамы» Прасковьи БРЮС, преданной фрейлины и соратницы императрицы.
    Итак, статья М.Дмитриева «Кадровый отбор Екатерины Великой: фавориты императрицы работали на благо России!» (журнал «Загадки Истории» №472017г):

    «В истории образ Екатерины Второй складывается из двух ипостасей. С одной стороны, просвещённая и мудрая правительница, при которой «ни одна пушка без нашего разрешения в Европе стрельнуть не смела». С другой – ненасытная любовница, менявшая фаворитов как перчатки /по мере необходимости; причём имевшая сношения параллельно с несколькими любовниками: например, днём с графьями-братьями Орловыми или князем Потёмкиным, а ночью – со случайным гвардейцем, поставленным охранять спальню плотоядной императрицы-немки, вдруг проснувшейся. Народный диагноз: бешенство матки? А потому и любовникам её, «теребившим матушку-императрицу, как лён» несть числа…-- СК/…
Символом правления Екатерины Великой /во всём – СК/ можно считать её кровать со скрытым механизмом, разделявшим ложе на две части: поднявшаяся ширма отделяла выносливую императрицу от обессилевшего любовника, после чего она ещё занималась и государственными делами.

                                                                                             Тайна «интим-кабинета»
Кровать является легендой, причём более даже сомнительной, чем «интим-кабинет» государыни, наполненный разного рода эротическими предметами в стиле рококо-барокко /см. фото в Приложении 12. Кстати, знатоки утверждают, что зарвавшаяся императрица-немка, перепробовав гвардейские полки, совокуплялась и с могучими жеребцами (для чего был, якобы, специально сделан огромный деревянный станок, ставящий коня на задние копыта) – это действо Катеньки ярко показывалось и в фильме о Екатерине Великой, что крутили в видео-салонах Ленинграда в июне 1991 года, и эдак пороча престарелую «матушку без тормозов» – СК/.
Этот кабинет (в отличие от Янтарной комнаты) никто особо не ищет, хотя пропал он тоже во время немецкой оккупации Царского села – Пушкина…
Тему «секретного для души и тела кабинета» императрицы поднял немецкий журналист Петер Водич, который впервые услышал о нём от своего отца – бывшего солдата вермахта, а затем приобрёл на блошином рынке и альбом с… фотографиями его утвари и эротической мебели. На одной из них фото столика с ножками в виде 4-х фаллосов, опирающихся на женские груди, на других – элементы кресел и прочей мебели с какими-то античными персонажами, занимающимися неклассическими видами секса.
Сравнительно недавно тот столик материализовался на аукцине Сотбис…
Критики шумят о том, что Екатерина тратила казённые средства на фаворитов – а сторонники немки /шлюхи – СК/, напротив, призывают рассматривать фаворитизм как… Метод кадрового отбора!..

                                                                                                        Грехи молодости
Начнём с того, что список екатерининских фаворитов насчитывает чуть более двух десятков фамилий /официальных фаворитов, которых «взяли на карандаш». Но кто учёл всех бравых гвардейцев, что ворошили телеса императрицы по ночам? – СК/… А прожила Екатерина на свете 67 лет (1729-1796гг), из которых 34 года (т.е. более половины отпущенного судьбой срока) она была правительницей огромной империи /с неисчислимой тьмой крупнокалиберных русских красавцев, сопротивляться мужскому обаянию которых были не в силах и менее горячие мадамы. И несмотря на то, что Екатерина Вторая вскоре после прибытия сменила вероисповедование на строгое Православие – она в душе и телесами осталась сугубой язычницей, приучивших своих попов и весь Священные синод РПЦ не обращать внимания на её утехи (так и Политбюро ВКПб – во времена культа личности -- «не обращало внимания» на сексуальные развлечения их вождя тов.Сталина). так что можно смело утверждать (ознакомившись с разнузданным развратом императрицы): при ней в России установился своеобразный культ личности «Вседозволенности для правителя», чьим вдохновляющим примером не преминул затем воспользоваться и диктатор-абрек тов.Сталин, один из создателей СССР (да и бел-диктатор А.Г.Лукашенко, тоже – откуда при наличии отсутствия жены у него появился сын Коля – мужским почкованием что ли? Вегетативным, так сказать, способом… Аналогичные «внезаконники» были и у тов.Сталина (в Сибири и в Москве), и у Екатерины Великой, во всех своих проявлениях– граф Бобринский + дочка от Стасика Понятовского +…) – СК/.
Трудно понять, почему именно принцессе из крохотного княжества Ангальт-Цербст выпало счастье стать невестой наследника российского престола /и неформальной женой для сонма могучих и сексопильных русских огромных мужиков – СК/. Обычно говорится, что её кандидатуру пролоббировал король Фридрих Второй, в армии которого батюшка принцессы имел звание фельдмаршала.
Указывается также, что мать девочки /будущей Екатерины Второй – СК/ была любовницей прусского монарха, а сама она – его внебрачной дочерью /ну и развратная мамаша была у Катеньки! Вот дочка в неё и выдалась… Сам всевышний запутается с этим имперским немецким развратом, продвигать который на девственные просторы и принялась усердно Катя! Всё же у породистых собак с секс-делом намного строже, да и паспорта выдают, кинологи – СК/.
Более убедительной представляется другая версия, согласно которой подлинным отцом принцессы Фике (так родные звали Екатерину в детстве) был русский дипломат Иван Бецкой – сам, кстати, являвшийся внебрачным сыном фельдмаршала Ивана Трубецкого. Судя по всему, он-то и рекомендовал принцессу Фике императрице Елизавете (прозрачно намекнув – девочка, мол, наша, русская по крови. И с родословной всё в порядке).
Именно при такой родословной несчастная принцесса, можно утверждать, была генетически запрограммирована на адюльтеры /и конкубинат – к радости российских бравых гвардейцев – СК/. Тем более что законная супружеская жизнь у неё явно не складывалась.
Крастотка-немка жена не привлекала цесаревича Петра Фёдоровича. Впрочем, после нескольких лет брака /т.е. его бракодельство, понимай, продолжалось несколько лет – СК/ супруга цесаревича «понесла» и выполнила свою миссию, для которой её и выдали в Россию за муж – родив наследника российского престола Павла. Однако супружество было без страсти, и Катя принялась искать приключений на стороне /время от времени организуя в Петербурге пожары, которые обожал её законный супруг: Пётр мчался смотреть очередной пожар, а хитроумная Катя наслаждалась с очередным любовником – СК/.
Екатерине приписывали романы с братом елизаветинского фаворита Кириллом Разумовским, секретарём британского посла Станиславом Понятовским /эта секс-связь имела глобальные последствия: Понятовский стал считаться неформальным мужем Екатерины плюс помог ей развалить Польшу в 1795 году на «Молчаливом сейме» в Гродно под дулами русских пушек в Новом королевском замке – так как именно Екатерина до того сделала брестского князя С.Понятовского королём Польши Станиславом Августом, которого поляки проклинают до сих пор за утрату своей независимости – СК/, сыном истопника и академическим чиновником Григорием Тепловым, светскими плейбоями Захаром Чернышёвым, Львом Нарышкиным, Сергеем Салтыковым и…
…Например, Теплов вообще был замечен в содомии, а такие вызывали у плотоядной екатерины внутреннее отторжение…
Роман с Понятовским был серьёзным. В Ораниенбауме цесаревич Пётр Фёдорович как-то застукал его в своём саду и, приняв за грабителя, вызвал охрану. Перепуганный Стась упал на колени и во всём повинился. Развеселившийся Пётр /придумал французское, сверх оригинальное – СК/: привёл Понятовского во дворец, заставил спуститься жену Катю, вызвал свою собственную любовницу Елизавету Воронцову и устроил большую пьянку /с групповушкой – СК/.
Но «дружбы семьями» не получилось: императрица Елизавета, узнав о столь вольных нравах /а потом разбирай, чьих кровей получится наследник Российской империи? – СК/, добилась высылки Понятовского. Екатерина о нём-красавце тосковала, но став императрицей всё наверстала, попутно протолкнув /своего проверенного кадра – СК/ в короли Речи Посполитей, которую Понятовский и довёл до полного краха /под чутким руководством геополитической затейницы Екатерины – СК/.

                                                                                                           Орловы и Потёмкин
Третьим бесспорным и официально признанным фаворитом Екатерины стал Григорий Орлов, словно олицетворявший собой понятие «брутальность». Вместе с братом Алексеем он и стал главным мотором государственного переворота, сделавшего Екатерину императрицей /гвардейские государственные перевороты были бичом России, и императору Александру Первому Благословенному пришлось немало мудро потрудиться, чтобы искоренить это безобразие, игравшее на руку врагам России. Аналогичным образом кидает и нашу Россию из стороны в сторону так наз. «демократическая система выборов» (сродни гвардейским дворцовым переворотам), в результате которой каждые пять-шесть лет на престоле менялась власть, причём весьма кардинально. Отсюда и наша ослабленность после развала СССР, и возвышение США в окаянные 1990-е годы, и нынешняя супер напряжённая международная обстановка. Но коней на переправе не меняют! А потому лично я не вижу альтернативы Владимиру Путину, его уму, нравственности и международному авторитету. Ну не лицедея Жириновского же ставить, или Ксюшу Собчак?..– СК/.
Алексей /с братцем Григорием – СК/ избавил новоявленную немку-государыню и от супруга, убив его то ли в спонтанной, то ли в спровоцированной пьяной драки /официальная версия смерти Петра Третьего: геморроидальные колики – СК/.
Первые 10 лет своего правления Екатерина была верна Григорию Орлову /в это верится с трудом – СК/. У них даже имелся внебрачный ребёнок – граф Алексей Бобринский (1762-1813гг) /но сношаться с А.Орловым Екатерина начала за несколько лет до госпереворота 1762 года. Отсюда и нам вывод: сначала неверная жена изменяет мужу, а потом и вообще с ним кончает, физически. Опаснейшие людишки! – СК/…
В 1762г, в дни переворота, у Екатерины возникло нечто вроде флирта с гвардейцем Григорием Потёмкиным. Братцы Орловы Потёмкина отлупили, что, вероятно, и привело к потере им глаза.
В 1772г (во время отсутствия Орлова, который вёл переговоры с турками о мире) нетерпеливая Екатерина обратила внимание на рослого гвардейца Александра Васильчикова, который вскоре получил за своё усердие золотую табакерку с надписью «за образцовое содержание караулов». Относительно характера его заслуг никто особо не сомневался /и не роптал, так как царский разврат вполне укоренился в дворцовых владениях куртизанки-немки; безмолвствовал и Синод православной церкви – СК/…
Сорвавший переговоры и вернувшийся досрочно в Питер Орлов кусал локти, но уже оказался бессилен /не успел, значит опоздал! – СК/.
Васильчиков ничего особенно не выпрашивал, но был человеком малообразованным, а потому казался Екатерине скучным. Ей обязательно хотелось, чтобы тонкий проницательный ум сочетался с могучим красивым телом /так как известно: женщина любит ушами. Любит умных – СК/.
Такое идеальное сочетание императрица нашла в Потёмкине. Их роман закрутился в 1774г, под занавес Турецкой войны, с которой Потёмкин вернулся Георгиевским кавалером…
В возрастном плане любовный треугольник выглядел так: Екатерине – 45 лет, А.Орлову – 40, Потёмкину – 35…
Орлов и Васильчиков получили свои порции наград /за постельный труд – СК/ деньгами и крестьянами. Васильчиков поселился в Москве и умер холостяком, оставив племяннику уникальную коллекцию живописи. А бонвиван Орлов женился на 18-летней Катеньке Зиновьевой. Екатерина осыпала молодую подарками… /императрица умела быть великодушной и неревнивой, особенно когда экс-фавориту уже нашлась замена на ложе – СК/. Правда, прожила Зиновьева-Орлова недолго, а потрясённый её смертью Орлов вскоре последовал за супругой.
И Потёмкин стал самым известным из фаворитов Екатерины /и по некоторым данным даже был повенчан с ней законным браком! – СК/… Но именно начиная с Потёмкина вошедшая в секс-вкус Екатерина перестала сковывать себя вообще какими-либо условностями /как-никак ей стукнуло уж 47 лет, и её убогая нравственность не смогла сопротивляться позывам-приказам неуёмно-жгучего женского нутра. Так что ни в мужской слабости Потёмкина было дело…– СК/.
Но Потёмкина такое положение устраивало, поскольку реальная Власть его интересовала гораздо больше, чем уже приевшиеся женские прелести старушки-императрицы /в те времена в возрасте 45 лет женщина считалась старухой: раз рожать уже не получается – значит старуха! К тому же плотоядная – СК/. А властью Потёмкин был наделён в полной мере: осваивал Новороссию, строил Черноморский флот и вообще контролировал все сферы государственного управления /что ему передоверила уставшая Екатерина – СК/. А любовников для бабушки Екатерины князь Потёмкин старался подбирать самолично. Хотя не всегда это удавалось.

                                                                                                           «Пробир-дама» и фавориты
Сменивший Потёмкина в алькове Пётр завадовский считался, например, креатурой Орловых – за что и поплатился: «Светлейший князь» Потёмкин сыграл на его совершенно искренней (а не притворной) ревности, которая изрядно раздражала государыню.
В нужный момент Потёмкин подложил под царицу своего человека – Семёна Зорича, назначив его начальником охранявшего царицу гусарского лейб-эскадрона /и 50-летняя бабушка Екатерина тут же на него клюнула, на свеженького 20-летнего молодца – СК/. Однако став фаворитом, Зорич стал пожелания Потёмкина игнорировать, а сам проигрывал в карты крупные суммы и бегал за каждой дворцовой юбкой /что не могло продолжаться бесконечно: Екатерина опасалась заразиться срамной болезнью – СК/.
Тогда на место Зорича «Светлейший» продвинул глуповатого Ивана Римского-Корсакова /и Екатерина приняла его безропотно, как корова быка – СК/. Но этот продержался лишь до октября 1779г /чуть более года – СК/, когда Екатерина застукала его в объятиях своей фрейлины графини Прасковьи Брюс (сестры фельдмаршала Румянцева).
Вообще-то графиню Брюс при развратном дворе Екатерины прозвали «пробир-дамой», поскольку (по слухам) в её обязанности входило, так сказать, «опробовать в деле» на себе и оценить мужскую силу каждого очередного фаворита /но самых лучших из них пробир-дама потом втихаря пользовала и лично, скрывая от Екатерины – СК/. И Римского-Корсакова /аттестовав Екатерине «Гераклом в постели»! – СК/ тоже рекомендовала она, Брюс…
После этого у царицы было 6 или семь коротких романов, пока в апреле 1780г аж на 4 года в постели императрицы не воцарился Александр Ланской /известнейшая фамилия: его родственник в 1811г был гродненским гражданским губернатором, а затем и членом Госсовета; на вдове А.Пушкина женился ещё один красавец Ланской – СК/.
Ланской парнем был простоватым, но способным. И через пару месяцев скромный молодой человек – под руководством Потёмкина – заблистал остроумием и изысканными манерами. Считается (кроме Завадовского) – 25-летний Ланской был единственный фаворит, который испытывал к 55-летней матушке-Екатерине глубокое и серьёзное чувство. Поговаривают, что (желая всегда быть на сексуальной высоте со старушкой) он даже принимал афрозодиаки, чем и свёл себя преждевременно в могилу /закон секса неумолим: юный партнёр отдаёт свою энергию более старому партнёру, омолаживая последнего. А сам юнак стремительно стареет, энергетически обессиливая. Потому-то и принято брать в жёны девиц лет на 10-20 моложе, чем жених (в зависимости от возраста жениха). Но бывают и «выкидыши», как у нагремевшего на всю Ойкумену последнего брака Армена Джигарханяна (он старше своей обманщицы Виталины на 40 с гаком лет, за что и поплатился…) – СК/.
Екатерина очень переживала из-за кончины А.Ланского /временно переключившись на жеребцов из конюшни – СК/. Потёмкин тоже скорбел, поскольку (в отличие от неамбициозного Ланского) вскоре матушка завела себе Александра Ермолова. Этот вообразил о себе слишком много, вздумав покровительствовать бывшему крымскому хану Сахиб-Гирею, вдрызг рассорившись со «светлейшим».
А следующим её… стал дальний родственник Потёмкина Александр Дмитриев-Мамонов, и в его лице /и ниже – СК/ «светлейший» снова обрёл себе надёжного… заместителя. Этот продержался не более трёх лет, а потом покаялся пред царицей /в прогрессирующей на неё нестойкости – СК/, испрося разрешения жениться на фрейлине княжне Щербатовой. Екатерина разрешение дала и рассталась с фаворитом честь по чести – но случившееся для немки стало травмой: она понимала – в постель с ней ложаться не по любви, а из чувства долга /перед Отечеством, так сказать – СК/.
Последовало ещё два-три мимолётных романа, пока в июле 1789г не началась эра последнего екатерининского фаворита Платона Зубова. Этот был на 38 лет моложе своей любовницы и считался креатурой графа Николая Салтыкова – главного воспитателя внуков Екатерины /Александра, Николая, Михаила и пятерых их сестёр, все они дети императора Павла Первого – СК/.
Естественно, сей расклад у светлейшего князя Потёмкина /как главного «смотрящего» алькова царицы и надзирателя за её женскими прелестями – СК/ энтузиазма не вызвал завершив войну с турками, «светлейший» рванул в столицу «рвать зуб», но по дороге скончался. Подозревали отравление /вся эта эпопея прекрасно описана в романе Валентина Пикуля – СК/.
Платон Зубов благополучно удерживался на своём месте до самой кончины Екатерины, попутно третировал её сына Павла. А потом, когда государыня скончалась, первым же сообщил новому императору /Павлу – СК/ о его воцарении. И попутно вымолил себе прощения /но остальных экс-фаворитов своей матушки Павел шибко недолюбливал. А заодно третировал и их родственников. Так, и будущему герою Войны 1812 года генералу Алексею Ермолову не раз доставалось «на орехи» от императора Павла (царь поначалу думал, что именно Алексей был «чревоворошителем» его «дорогой матушки»), но потом – разобравшись в своей ошибке, Павел смилостивился (см. мемуары А.Ермолова, Кавказского наместника) – СК/.
В 1801г Платон Зубов (вместе со своим братом Николаем и сестрой Ольгой Жеребцовой) сыграли ведущие роли в заговоре, закончившемся убийством императора Павла /однако это идёт вразрез с тезисом автора статьи: «Фавориты императрицы работали на благо России!». Какое уж тут благо для России – император Александр Павлович затем всю жизнь мучился из-за гибели своего отца, выдерживая упрёки «отцеубийца!» даже от кровавого педераста-корсиканца Наполеона. Нам очевидно: развратные жёны, по сути, губят своих мужей и детей, разрушая семейный очаг они подталкивают своих близких к гибели. Причём этот негатив -Карма преследует семью до 7 колена включительно. Вот какое "счастье" принесла на Русь Екатерина, Великая в своём распутстве. Много можно привести примеров, когда измены жены губили мужа и детей, да и саму женщину. Констатируем: прекраснейший поэт Марина Цветаева (на её замечательные стихи мной написано около десятка песен, в том числе "Тоска по Родине давно разоблачённая морока...") с 1914г изменяла своему мужу Сергею Эфрону (он был на фронте) с лесбиянкой-еврейкой Софьей Парнох-Парнок, во время эмиграции имела связь с многими мужчинами, в том числе и с юнцом-поэтом, годившимся ей в сыновья. С.Эфрон в 1930-х был замучен в сталинских застенках, сын погиб на фронтах Великой Отечественной, да и судьба дочери Ариадны сложилась неудачно. Сама же М.Цветаева повесилась в Елабуге в 1941г...-- СК/. Уехав на всякий случай за границу вскоре после гибели Павла, П.зубов вскоре вернулся на родину, прижил пятерых внебрачных детей и… получил чин генерала от инфантерии…
В удовольствие пожила и Екатерина-императрица, которая после расставания с А.Орловым превратилась в эдакого Людовика XIVв юбке. При французском «короле-солнце» должность фаворитки считалась почти официальной: очередной пассии монарха французы приносили поздравления, перед ней заискивали, дарили ей подарки и воспевали в одах. И никто не осуждал французского короля, который, кстати, был повенчан с законной супругой /а в России нехорошо о царственной развратнице высказывался разве что её сын Павел, а остальные царедворцы и гвардейцы с тоской вспоминали блестящий век этой куртизанки, её балы и причуды. Даже Святейший синод РПЦ не осуждал Ея, так как каждый священник России лично – письменно –клялся в своей преданности императрице, обязуясь доносить всю крамолу, которую он услышит на исповеди (таким образом, распутница Екатерина похерила и это таинство – священное таинство исповеди, поощряя клир к раболепию и двойной морали – которые, однако, нынче уже осуждаются в России!) – СК/.
                                                                                                                                   (продолжение следует)

                                                                                                                                                                                         Прим. С.Канунникова, 12.03.2018г, Подмосковье

ПРИЛОЖЕНИЯ
Приложение 1

Екатерина II и церковь

Екатерина II, воспитанная на идеях Вольтера, была далека от истинной веры в Бога. Рационализм, ценность позитивного знания, презрение ко всякому обскурантизму были характерны для ее мировоззрения. Но при людях, в церкви, она никогда этого не проявляла, оставалась примерной прихожанкой дворцовых храмов, хотя на укромном балконе во время длинной православной службы раскладывала многочасовые пасьянсы. Судьба Русской православной церкви решилась задолго до рождения Екатерины II. Полное подчинение ее светской власти произошло еще до Петра I, в ходе же его церковной реформы секуляризация лишь усилилась. Объясняется это не только явным преобладанием светского начала над церковным в русском обществе XVIII века, победой рационализма с примесью просветительского безверия, но и приземленными желаниями светской власти прибрать к рукам огромные богатства церкви.
Секуляризация сознания – характерный процесс второй половины XVII века – сменился в XVIII веке другим процессом – секуляризацией церковного имущества. Екатерина II лишь завершила этот процесс. Сама она была в целом далека от веры в Бога, хотя соблюдение православного ритуала считала для себя обязательным, никогда не забывая о том, что она – глава Русской православной церкви. Незадолго до ее восшествия на престол в 1762 году Петр III отобрал у церкви ее земли, подчинив их созданной специально для этого Коллегии экономии. Это устраивало Екатерину II, но спекулятивные соображения, желание упрочить свою популярность после свержения Петра III, имевшего скверную репутацию царя-богохульника, возобладали, и в августе 1762 года имения были возвращены церкви, а Коллегия экономии ликвидирована. Но это оказалось лишь тактическим ходом. Созданная той же осенью Комиссия о духовных владениях под руководством Г. Теплова встала на путь «упорядочения» духовных имуществ, что было лишь эвфемизмом секуляризации.
Подавив оппозицию в церковном управлении (дело Арсения Мациевича), Екатерина II перешла в решительное наступление. Ее речь, произнесенная перед Святейшим Синодом, была решительна и демагогична. Преклоняясь перед ученостью и высокой моралью иерархов, указующих пастве путь истины, она заявила:
Вы – люди просвещенные, но отчего происходит, что вы равнодушно смотрите на бесчисленные богатства, которыми обладаете, и которые дают вам способы жить в преизбыточестве благ земных, что совершенно противно вашему званию? В преемники апостолов, которым повелел Бог внушать людям презрение к богатствам, и которые были очень бедны, Царство их было не от мира сего – вы меня понимаете?… У вас много подвластных. Вы просвещенны: вы не можете не видеть, что все сии имения похищены у государства, вы не можете владеть ими, не будучи несправедливы к нему.
Это – демагогическая речь в стиле и духе Просвещения.
Действующие лица
Митрополит Арсений Мациевич
Арсений (в миру Александр Мациевич) один из множества выходцев из Польши – стал крупным деятелем Русской православной церкви. Он родился в 1697 году в семье священника, учился за границей и в Киевской духовной академии, во время учебы принял постриг, жил в Киево-Печерском и в других монастырях. Несомненно, он был подвижник, глубоко и истинно верующий человек, проникнутый идеями миссионерства. В 1730 году он проповедовал в Сибири, затем был на Соловках. В 1734—1736 годах участвовал во 2-й Камчатской экспедиции как флотский священник.
С ранних лет Арсений проявил себя как талантливый, образованный, страстный проповедник, полемист по натуре. Он многократно пытался обратить к официальной церкви старообрядцев в Сибири и на Севере, учил священников дискутировать с ними, написал несколько письменных «обличений» старообрядцев и лютеран. С 1737 года он стал преподавать Священное Писание в гимназии Академии наук в Петербурге. Успешным было его продвижение по лестнице церковных чинов. В 1741 году он был посвящен в митрополиты Сибирские, а в 1742 году занял очень важную в тогдашней церковной иерархии Ростовскую кафедру, стал членом Святейшего Синода. Арсений был сторонником образования духовенства, что было по тем временам очень важно – невежество русских священников было притчей во языцех. В 1747 году Арсений открыл в Ярославле семинарию. Его яркие проповеди пользовались большой популярностью в народе. В этом смысле он был истинным и достойным преемником Феофана Прокоповича. В целом в середине XVIII века он являлся самой яркой фигурой в церкви, причем, в отличие от Феофана, был человеком смелым и даже отважным. Он стоял за самостоятельность церкви, подавляемой государством, и при этом своих взглядов не скрывал. Арсений был единственным из всех церковных иерархов, кто в начале секуляризации церковного имущества открыто выступил против такого курса власти.
Екатерина II крайне болезненно восприняла протесты Арсения и с тех пор стала считать его своим личным врагом. Был найден повод для преследования Арсения. Он был арестован, судим неправедным судом своими коллегами в Синоде, который, послушно исполняя волю императрицы, лишил Арсения сана и отправил его сначала в Белозерский Ферапонтов монастырь, потом в Николо-Корельский. Там его поместили в каземат под алтарной частью собора, рядом поселилась охрана из инвалидов. Он пользовался в монастыре большой свободой, вел вольные беседы с охраной, посетителями, монахами, произносил проповеди, сурово укоряя монахов за повальное беспробудное пьянство, что и стало в 1767 году причиной доноса на него и новой ссылки. Везде Арсений, несмотря на тяжкое заключение, страстно обличал политику императрицы Екатерины II, вызывая уважение своим аскетическим, праведным образом жизни даже у солдат охраны, которые видели, как опальный церковный иерарх сам носил воду и колол дрова. Доносы его недругов, которых у него, человека яркого, страстного и честолюбивого, было много, стали причиной ужесточения содержания Арсения. При всем своем гуманизме императрица обошлась с Арсением крайне жестоко. По-видимому, зная его экзальтированность и страстность, его авторитет и талант проповедника, она опасалась, что Арсений будет дискредитировать ее политику, а публично униженный и гонимый, он превратится в почитаемого в народе мученика. Поэтому все репрессии в отношении Арсения совершались в глубокой тайне. В 1768 году его расстригли и тайно отправили на Камчатку, но потом передумали и отвезли в Ревельскую крепость. Вначале там он пользовался некоторой свободой – его водили в церковь, разрешались и прогулки по крепости. Но потом, когда до Петербурга дошел слух о готовящемся побеге, условия заточения опального священнослужителя резко ужесточили. Когда узника, подлинное имя которого не знали ни конвой, ни охрана, поселили в крепостном каземате, из Петербурга прислали особую инструкцию о его содержании. В ней говорилось о Мациевиче как о «некотором мужике Андрее Бродягине». Потом Екатерина «переименовала» Бродягина во «Враля». С тех пор по документам он проходил как «Андрей Враль». Автор инструкции предписывал, чтобы офицеры и солдаты охраны «остерегалися с ним болтать, ибо сей человек великий лицемер и легко их может привести к несчастию, а всего б лучше, чтоб оные караульные не знали русского языка… Буде ж иногда, как он словоохотлив сам, станет о себе разглашать, то сему верить не велеть, а в то ж самое время наистрожайше ему запретить говорить с таким при том прещением, что если он еще станет что-либо говорить, то положен будет ему в рот кляп, которого отнюдь однако в рот ему не класть, а иметь его только в кармане, для одного ему страха, и в случае иногда его непослушания, тот кляп ему и показать».
В инструкции охранникам Мациевича строго-настрого запрещалось давать узнику деньги. Дело в том, что двери и замки даже самых страшных и секретных тюрем, несмотря на все предосторожности, все равно открывала взятка – «золотой ключ». В последние годы своей жизни в Ревельской крепости Арсений был «заложен», т. е. замурован в каземате, и еду ему подавали на веревке, которую он выбрасывал через решетку разбитого окна. Все это привело к тому, что народ почитал Арсения страдальцем, что признавала сама Екатерина II: «Народ его очень почитает исстари и привык считать его святым, а он больше ничего как превеликий плут и лицемер». Между тем именно заключение его в монастырь, а потом в крепость и сделали из него страдальца, точно так же, как стал страдальцем за «истинную веру» бывший император Иван Антонович. Там, замурованный в камере, Арсений как истинный мученик и скончался в 1772 году.
Церковная реформа, вроде бы приостановленная с приходом Екатерины, ее указом от 26 февраля 1764 года возобновилась. Суть ее состояла в изъятии у церкви земель почти с 2-миллионным населением, что составляло около 15% населения России. Были опять, как и при Петре I, установлены штаты духовенства, огромное количество священников, причетников и монахов (две трети монастырей было ликвидировано) оказались без мест. Но даже не эти последствия церковной реформы Екате рины II оказались принципиальными для духовенства. Важнее всего, что в общей концепции сословного строя России духовенству как особому сословию не нашлось места. Это уже видно по составу Уложенной комиссии 1767 года, где духовенство фактически не было представлено и где проблема духовенства сводилась к сетованиям о недостаточной роли церкви в воспи тании подданных. Одновременно с упадком социального значения духовенства падало и его нравственное влияние как и православия в целом. При Екате рине II впервые были сделаны серьезные, невиданные ранее послабления старо обрядцам, – этим истинным изгоям «неприкасаемым» русского общества, – представителям других христианских конфеcсий, провозглашены начала свободы вероисповедания. Принцип согласия всех подданных-граждан, к какой бы вере они ни принадлежали, под сенью самодержавия признавался важнее споров о чистоте веры.

ПРИЛОЖЕНИЕ 2
Список мужчин Екатерины II Материал из Википедии — свободной энциклопедии
https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/1/1b/Catherine_II_in_russian_costume.jpg/250px-Catherine_II_in_russian_costume.jpg
Екатерина Великая в русском костюме
Список мужчин Екатерины II включает мужчин, фигурировавших в интимной жизни императрицы Екатерины Великой (17291796), в том числе её супругов (законного и, возможно, морганатического; в таблице выделены фиолетовым), официальных фаворитов и возлюбленных.
Екатерина пользуется дурной славой из-за своих связей с многочисленными любовниками, впрочем, число имён, реально известных из воспоминаний современников, достигает лишь 23 (по списку екатериноведа П. И. Бартенева с дополнениями Я. Л. Барскова; существуют разночтения). Только 10 из них занимали официально пост фаворита со всеми его привилегиями и обязанностями[1], и поэтому сведения о прочих довольно смутные; в частности, не всегда ясно, до какой стадии доходили их отношения с императрицей и как долго они длились, а в отношении нескольких не известны точные фамилии (в таблице выделены зелёным).
Самыми известными из её фаворитов были Григорий Орлов, Григорий Потёмкин и Платон Зубов. После смерти мужа Петра III в 1762 году она планировала брак с Орловым[2], однако по советам приближённых отказалась от этой идеи, а с Потёмкиным, вероятней всего, Екатерина была тайно обвенчана в 1775 году (см. Свадьба Екатерины II и Потёмкина) — с этими двумя мужчинами, а также с рано умершим Александром Ланским её связывали самые сильные чувства. Екатериной было рождено трое детей, и ещё четверо ей приписываются (см. отдельная таблица).
Содержание
Характеристика
В 1778 году француз Корберон доносил своему правительству[1][3], что «в России замечается по временам род междуцарствия в делах, которое совпадает со смещением одного фаворита и появлением нового. Это событие затмевает все другие. Оно сосредоточивает на себе все интересы и направляет их в одну сторону; даже министры, на которых отзывается это общее настроение, приостанавливают дела, пока окончательный выбор временщика не приведет всех опять в нормальное состояние и не придаст правительственной машине её обычный ход».
«Только Елизавета Английская и Екатерина II умели быть и любовницами и государынями для своих фаворитов».
Александр Дюма, «Двадцать лет спустя»
Обычно (за исключением короткого периода в 17781780 годах, когда ей было под пятьдесят, и она за короткий срок сменила несколько любовников) со своими фаворитами Екатерина проводила по нескольку лет, расставаясь с ними обычно из-за несовместимости характеров, плохого образования фаворитов, их измен или недостойного поведения (проблемы у фаворитов возникали из-за большой разницы в возрасте с императрицей, жёстким распорядком её дня и контролем над их расписанием[L 1] и необходимости выражать почтение к Потёмкину). Сохранившаяся переписка Екатерины с любовниками выдаёт «её безудержную чувственность», но «насколько нам известно, она никогда не вступала в связь без любви. Нет никаких свидетельств тому, что она когда-либо приближала к себе мужчину, не веря, что вступает в долгие и серьёзные отношения»[4]. Вероятно, случались и «переходные случаи» и «однонощные свидания» в поисках подходящего спутника, однако они были неизбежно редки, поскольку во дворец практически невозможно было кого-нибудь ввести и вывести, минуя многочисленную прислугу, охрану и придворных, которые неизменно подмечали и комментировали любые поступки императрицы (информация о потенциальном будущем фаворите была ценной — письма иностранных дипломатов на родину свидетельствуют, что они тщательно собирали подобного рода слухи).
Отношения Екатерины с её фаворитами были самыми тёплыми, она на самом деле страстно влюблялась в каждого из них, окружая каждого заботой и вниманием. Роман обычно начинался «со вспышки её материнской любви, немецкой сентиментальности и восхищения красотой нового возлюбленного». Она восторгалась текущим фаворитом в общении с окружающими, а когда возникала необходимость с ним расстаться, впадала в депрессию и иногда на несколько недель забрасывала дела[4]. Ни один из потерявших её фавор любовников, даже изменявших ей, не подвергался серьёзной опале, обычно их отсылали из столицы с большими подарками в пожалованные имения. Современники и историки (в особенности, советские) высчитывали суммы, которые Екатерина тратила на подарки своим возлюбленным в период фавора, и называли колоссальные цифры[1].
https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/f/fb/Potemkin_by_Lampi.jpg/200px-Potemkin_by_Lampi.jpg
Григорий Потёмкин
Практически все её фавориты после Потёмкина были представлены Екатерине им лично (кроме Зубова[L 2]) и отстаивали его интересы[5]. Видимо, после кризиса, вызванного появлением следующего после Потёмкина фаворита Завадовского, между Екатериной и Потёмкиным было заключено «негласное соглашение»: каждый фаворит должен защищать интересы князя при дворе. Она требовала от фаворитов беспрекословного подчинения Потёмкину и при нарушении этого правила фаворит получал отставку. Любимцами императрицы становились молодые люди, не имевшие ни богатства, ни влиятельных родственников, которые своим возвышением всецело были обязаны Потёмкину и Екатерине и не играли впоследствии самостоятельной роли. Биограф Потёмкина пишет, что историки часто выпускали из виду треугольник «Екатерина — Потёмкин — молодой фаворит», однако именно такой треугольник и составлял «семью» императрицы[4]. Комнаты Потёмкина по-прежнему соединялись с апартаментами императрицы, он имел право входить без доклада, и текущий фаворит в любой момент мог столкнуться с необходимостью терпеть его общество или даже удалиться. Судя по всему, Екатерина и Потёмкин до конца жизни не прерывали «супружеских отношений»[L 3]. Некоторые мемуаристы именуют его «фаворит-аншеф», а остальных — «унтер-фаворитами».
«Историки чрезмерно интересовались тем, чем Екатерина занималась по ночам, тогда как для истории более важно то, чему она посвящала свои дни».
— Пётр Бартенев Хронологические списки
Мужья, любовники и фавориты
Имя Портрет Начало отношений Конец отношений Статус Примечание 1 Великий князь Пётр Фёдорович
(император Пётр III)
(1728—1762) Peter III and Catherine II by Grooth (copy in Odessa).jpg 1745 год, 21 августа (1 сентября) — венчание 28 июня (9 июля) 1762 — смерть Петра III Законный супруг Его дети, согласно древу Романовых[6]: Павел Петрович (1754) (по другой версии, его отец — Сергей Салтыков) и официально — великая княжна Анна Петровна (1757—1759, скорее всего, дочь Станислава Понятовского). Страдал, если верить слухам, каким-то видом импотенции, связанной с фимозом, и в первые годы не осуществлял с ней супружеских отношений. Потом эта проблема была решена с помощью хирургической операции, причём, чтобы её выполнить, Петра напоил Салтыков[7][L 4]. 2 Салтыков, Сергей Васильевич
(1726—1765) S.V. Saltykov.jpg 1752 год. С этого периода находится при «малом дворе» великих князей Екатерины Алексеевны и Петра Фёдоровича. Начало романа — вероятно, весна того же года[L 5]. 1754 год, октябрь. Через 2 недели после рождения вел. кн. Павла спешно отправлен посланником в Швецию. За несколько месяцев до этого, когда признаки беременности Екатерины стали заметными, его перестали к ней пускать и она страдала от разлуки. Тайный любовник Единственный из известных мужчин императрицы старше её по возрасту. Екатерина II, желая дискредитировать своего сына Павла, не опровергала слухи о том, что Салтыков был его отцом. После истории с Екатериной оставался при иностранных дворах почти всю жизнь. 3 Станислав Август Понятовский
(1732—1798) Stanisław August Poniatowski by Johann Baptist Lampi.PNG 1756 год. Екатерина, оправившаяся после родов и разлуки с любимым Салтыковым, влюбилась снова в молодого поляка, приезжавшего в Россию в свите английского посла Вильямса[L 6]. 1758 год. После падения канцлера Бестужева Вильямс и Понятовский вынуждены были покинуть Петербург. Тайный любовник Официально признанная великая княжна Анна Петровна (1757—1759), вероятней всего, была дочерью Понятовского, как считал и сам великий князь Пётр Фёдорович, который, судя по «Запискам Екатерины», приговаривал: «Бог знает, откуда моя жена беременеет; я не знаю наверное, мой ли этот ребёнок и должен ли я признавать его своим». В будущем Екатерина сделает его королём Польским, а затем аннексирует Польшу и присоединит её к России. Единственный иноземец в списке возлюбленных Екатерины, урождённой немецкой принцессы: такое пристрастие к русским красавцам радовало её подданных, помнивших «немецкое засилье» фаворитов Анны Иоанновны и Анны Леопольдовны. 4 Орлов, Григорий Григорьевич
(1734—1783) Orlov greg.jpeg 1759 или 1760 год. Весной 1759 года в Петербург прибыл граф Шверин, флигель-адъютант Фридриха II, попавший в плен в Цорндорфском сражении, к которому был приставлен стражником Орлов. Орлов приобрёл известность, отбив любовницу у Петра Шувалова. 1772 год. Всего пара была вместе 12 лет, после смерти мужа Екатерина даже хотела выйти за него замуж, но её отговорили. Параллельно имел множество любовниц, о которых Екатерине было известно[L 7]. Наконец, в начале 1772 года, уехал на мирный конгресс с турками в Фокшанах, и в его отсутствие звезда фаворита закатилась, так как Екатерина обратила внимание на Васильчикова. Тайный любовник, затем официальный фаворит (с 1762 года). Бобринский, Алексей Григорьевич — сын Екатерины и Орлова, родился 22 апреля 1762 года, несколько месяцев спустя после смерти Елизаветы Петровны. Сообщают, что в день, когда у неё начались роды, её верный слуга Шкурин поджёг свой дом, и Пётр умчался смотреть на пожар. Орлов и его пассионарные братья способствовали свержению Петра и восшествию Екатерины на престол. Потеряв фавор, женился на своей кузине Екатерине Зиновьевой, и после её смерти сошёл с ума. 5 Васильчиков, Александр Семёнович
(1746—1803/1813) Vasilchikov Alexandr Semyonovich.jpg 1772 год, сентябрь. Весной и летом этого года часто стоял в караулах в Царском Селе, где обратил на себя внимание императрицы и скоро получил золотую табакерку «за содержание караулов»[L 8]. Затем во дворце занял комнаты, в которых жил Орлов, причём из опасения внезапного возвращения бывшего фаворита к дверям его помещения был поставлен караул. Такая перемена фаворита, после орловского десятилетия, была в новинку и вызвала большой переполох при дворе. 1774 год, 20 марта. Васильчикову в связи с возвышением Потёмкина было отправлено высочайшее повеление ехать в Москву[L 9]. Официальный фаворит Первый из фаворитов Екатерины сильно моложе её по возрасту (17 лет разницы), отличался красотой. Был бескорыстен и мало пользовался своим положением. Екатерина, впрочем, чувствовала его пустоту и недостаток образования и считала его скучным. После отставки поселился в Москве вместе с братом, не женился. 6 Потёмкин, Григорий Александрович
(1739—1791) Catherine II and Potemkin (modern collage).jpg 1774 год, весна. Давний знакомый Екатерины, принимавший участие ещё в перевороте 1776 год. В апреле 1776 года он отправился в отпуск для ревизии Новгородской губернии, в это время Завадовский, на которого императрица «положила глаз», занял его место. Официальный фаворит, видимо[8], морганатический супруг с 1775 (см. Свадьба Екатерины II и Потёмкина) Дочь — Тёмкина, Елизавета Григорьевна (материнство Екатерины под вопросом). Несмотря на разрыв в личной жизни, благодаря своим способностям сохранял дружбу и уважение Екатерины и много лет оставался вторым человеком в государстве. Женат не был, его личная жизнь состояла из «просвещения» его юных племянниц, в том числе Екатерины Энгельгардт. 7 Завадовский, Пётр Васильевич
(1739—1812) Pyotr Zavadovsky by Lampi.jpg 1776 год, ноябрь. Находился при Румянцеве, был представлен императрице как автор донесений и докладов по делам Малороссии летом 1775 года во время её пребывания в Москве. Заинтересовал её, как человек «потише и смирнее», чем Потёмкин. 1777 год, июль. Примкнул к партии Орловых и графа Румянцева, не устраивал Потёмкина и был смещён его усилиями[9]. В мае 1777 года, после знакомства Екатерины с Зоричем, Завадовскому был дан 6-месячный официальный отпуск. Официальный фаворит Родом малоросс. После отставки занимал видные посты в администрации. Любил императрицу «как женщину» и по-настоящему ревновал её, что и повредило ему в её глазах. Не мог забыть её и после расставания[10]. Уехал в пожалованное ему имение Ляличи, в 1777 отозван императрицей обратно в столицу, с 1780 года занимается по её поручению административной деятельностью[11]. Стал первым министром народного просвещения. Женился на Вере Николаевне Апраксиной, дочери С. О. Апраксиной, племянницы и метрессы Кирилла Разумовского. Считается следующим по способностям после Потёмкина среди фаворитов Екатерины; единственный, кроме него, кому она разрешила вернуться и поручала заниматься государственной деятельностью[12]. 8 Зорич, Семён Гаврилович
(1743/1745—1799) Zorich Semyon Gavrilovich.jpg 1777 год, июнь. Потёмкин, желая сместить Завадовского, искал ему замену и взял Зорича к себе в адъютанты, а затем назначил его командиром лейб-гусарского эскадрона — личной охраны Екатерины. 1778 год, июнь. Вызвал неудовольствие императрицы неумеренной карточной игрой, и недовольство Потёмкина — нежеланием считаться с его интересами, в припадке вспыльчивости наговорил князю кучу дерзостей. Был выслан из Петербурга. Официальный фаворит Красавец гусар сербского происхождения, на 14 лет младше императрицы. Екатерина была недовольна его плохим образованием и тем, что он не разделял её культурные интересы, вечно ожидала, что он мог «что-нибудь напакостить». В итоге был уволен в отставку с большим вознаграждением, пожалован 7 тысячами крестьян и поселился в подаренном ему Екатериной II местечке Шклове, где на свои средства основал Шкловское благородное училище. Запутался в долгах и был подозреваем в фальшивомонетчестве. 9 Римский-Корсаков, Иван Николаевич
(1754—1831) Rimski-Korsakoff Erixon.jpg 1778 год, июнь. Замечен Потёмкиным, который искал смену Зоричу, и отличён им благодаря красоте, а также невежеству и отсутствию серьёзных способностей, которые могли бы сделать его политическим соперником. Потёмкин представил его императрице в числе трёх офицеров (в том числе Бергман, Ронцов)[L 10]. 1 июня назначен флигель-адъютантом к императрице. 1779 год, 10 октября. Удалён от двора, после того, как императрица застала его в объятиях графини Прасковьи Брюс, сестры фельдмаршала Румянцева. Эта интрига Потёмкина имела своей целью удаление не Корсакова, а самой Брюс[12]. Официальный фаворит На 25 лет младше императрицы; Екатерину привлекла его анонсированная «невинность». Был очень красив[L 11] и обладал отличным голосом (ради него Екатерина приглашала в Россию музыкантов с мировым именем). После потери фавора сначала остался в Петербурге и по гостиным рассказывал о своей связи с императрицей, чем задел её гордость. Вдобавок он бросил Брюс и завязал роман с графиней Екатериной Строгановой (был младше её на 10 лет). Это оказалось слишком, и Екатерина отослала его в Москву. Строганова поехала вместе с ним в подаренное ей мужем имение Братцево. С мужем, графом Александром Сергеевичем Строгановым, она так и не развелась, продолжая до конца жизни носить эту фамилию. Корсаков жил с ней всю жизнь, у них было четверо детей: два сына и две дочери. 1778/1779 год был сумбурным в личной жизни Екатерины, она никак не могла себе выбрать постоянного возлюбленного. Возможно, это было связано с ударом от измены Корсакова. Сведения о мужчинах данного периода противоречивы. Хронология «междуцарствия» (по Казимиру Валишевскому):
  • 1778 год, июнь — возвышение Корсакова
  • 1778 год, август — соперники пытаются отбить у него милости императрицы, их поддерживают Потёмкин (с одной стороны) и Панин с Орловым (с другой)
  • 1778 год, сентябрь — Страхов одерживает верх над соперниками
  • 4 месяца спустя — возвышение Левашева. Молодой человек, покровительствуемый графиней Брюс, Свейковский (или Свиховский), пронзил себя шпагой в отчаянии, что ему предпочли этого офицера.
  • Римский-Корсаков на краткое время возвращается к прежнему положению
  • Римский-Корсаков борется со Стояновым
10 Стахиев (Страхов)Возможно, два отдельных человека. 1778 год; 1779, июнь. 1779 год, октябрь. По описанию современников, «шут низшего разбора». Страхов был протеже графа Н. И. Панина[13][L 12] Страхов может быть Иван Варфоломеевич Страхов (1750—1793), в таком случае, он был не любовником императрицы, а человеком, которого Панин счёл за безумного, и который, когда Екатерина однажды сказала ему, что он может просить у неё какой-нибудь милости, бросился на колени и просил её руки, после чего она стала избегать его.[12] 11 Стоянов (Станов)Возможно, два отдельных человека. 1778 1778 Ставленник Потёмкина 12 Ранцов (Ронцов), Иван Романович
(1755—1791) 1779. Упоминается в числе участвовавших в «конкурсе», не совсем ясно, удалось ли ему побывать в алькове императрицы 1780 Один из внебрачных сыновей графа Р. И. Воронцова, единокровный брат Дашковой. Год спустя возглавил лондонскую толпу в беспорядках, организованных лордом Джорджем Гордоном[4]. 13 Левашов, Василий Иванович
(1740(?) — 1804) RusPortraits v5-062 Basile Ivanowitch Levachoff, 1740-1804.jpg 1779 год, октябрь 1779 год, октябрь Майор Семёновского полка, молодой человек, покровительствуемый графиней Брюс. Отличался остроумием и весёлостью. Дядя одного из последующих фаворитов — Ермолова. Женат не был, но имел 6 «воспитанников» от ученицы театральной школы Акулины Семёновой, которым было пожаловано дворянское достоинство и его фамилия. 14 Высоцкий, Николай Петрович
(1751—1827) 1780 год, март. Племянник Потёмкина 1780 год, март 15 Ланской, Александр Дмитриевич
(1758—1784) Dmitry Levitzky 26.jpg 1780 год, апрель. Был представлен Екатерине обер-полицмейстером П. И. Толстым, она обратила на него внимание, но фаворитом он не стал. Левашев обратился к Потёмкину за помощью, тот сделал его своим адъютантом и около полугода руководил его придворным образованием, после чего весной 1780 года рекомендовал его императрице в качестве сердечного друга. 1784 год, 25 июля. Умер после пятидневной болезни жабой и горячкой Официальный фаворит На 29 лет младше 54-летней в момент начала отношений императрицы. Единственный из фаворитов, который не вмешивался в политику и отказывался от влияния, чинов, и орденов. Разделял интерес Екатерины к наукам и под её руководством изучил французский, познакомился с философией. Пользовался всеобщей симпатией. Искренне обожал государыню и изо всех сил старался сохранить мир с Потёмкиным. Если Екатерина начинала флиртовать с кем-то другим, Ланской «не ревновал, не изменял ей, не дерзил, но так трогательно […] сокрушался о её немилости и так искренне страдал, что снова завоевывал её любовь». 16 Мордвинов Carl Ludwig Christineck 015.jpg 1781 год, май. На короткое время Екатерина обратила внимание на юношу, что чуть не стоило отставки фавориту императрицы А. Д. Ланскому. 1781 год, июнь Вероятно, Мордвинов, Николай Семёнович (1754—1845). Сын адмирала, ровесник великого князя Павла, воспитывался вместе с ним[14]. Эпизод не отразился на его биографии, обычно не упоминается. Стал известным флотоводцем. Родственник Лермонтова. 17 Ермолов, Александр Петрович
(1754—1834) A.P.Ermolov (Catherine II′s favorite).JPG 1785 год, февраль. Офицер, адъютант Потёмкина, был им представлен. Гельбиг сообщает, что Потёмкин специально устроил праздник, чтобы познакомить Ермолова с императрицей. Только спустя 9 месяцев после смерти Ланского, чья потеря по ней больно ударила, Екатерина возобновила личную жизнь. Прежде, чем он попал в «случай», пришлось провести нелёгкую борьбу с другими соперниками, из которых самым серьёзным был 22-летний Павел Михайлович Дашков, сын Дашковой. 1786 год, 28 июня. Вздумал действовать против Потёмкина (крымский хан Сахиб-Гирей должен был получать от Потёмкина крупные суммы, но их задерживали, и хан обратился за помощью к Ермолову), вдобавок, к нему охладела и императрица. Был выслан из Петербурга — ему «разрешили уехать на три года за границу». Официальный фаворит В 1767 году, путешествуя по Волге, Екатерина остановилась в имении его отца и 13-летнего взяла мальчика в Петербург. Потёмкин взял его в свою свиту, а почти 20 лет спустя предложил кандидатуру в качестве фаворита. Был высоким и стройным блондином, угрюмым, неразговорчивым, честным и чересчур простым. С рекомендательными письмами канцлера графа Безбородко уехал в Германию и Италию. Везде держал себя очень скромно. После отставки поселился в Москве и женился на Елизавете Михайловне Голицыной, с которой имел детей. Племянник предшествующего фаворита — Василия Левашова. Затем уехал в Австрию, где купил неподалёку от Вены богатое и прибыльное поместье Фросдорф, где и умер в 82 года. 18 Дмитриев-Мамонов, Александр Матвеевич
(1758—1803) Dmitriev-Mamonov Alexandr Matveevich.jpg 1786 год, июль. Дальний родственник Потёмкина и его адъютант. Представлен императрице на другой день после отъезда Ермолова[L 13]. 1789 год, ноябрь. Влюбился во фрейлину княжну Дарью Фёдоровну Щербатову, о чём было донесено Екатерине. «…Перед вечерним выходом сама её величество изволила обручить графа А. М. Мамонова с княжной Щербатовой; они, стоя на коленях, просили прощения и прощены». Жениху пожалованы подарки и приказано на другой же день после свадьбы 12 июля выехать из Петербурга[L 14]. Официальный фаворит 28-летний в момент начала отношений. Отличался высоким ростом и умом. Писал стихи и пьесы. Не вмешивался в управление государством. Будучи женатым в Москве, неоднократно обращался к императрице Екатерине II с просьбой разрешить ему вернуться в Санкт-Петербург, но получал отказ. По замечанию Головкина: «Он был ни тем, ни сем, и ничем-либо вообще; у него было лишь одно развлечение — изводить свою жену, которую он без конца обвинял в том, что она является виновницей его полного ничтожества». Она родила ему 4 детей, в конце концов разъехались. 19 Милорадович Miloradovich.jpg 1789 год. Был в числе кандидатов, которых предлагали после отставки Дмитриева. В их число также входили отставной секунд-майор Преображенского полка Казаринов, барон Менгден — все молодые красавцы, за каждым из которых стояли влиятельные придворные (Потёмкин, Безбородко, Нарышкин, Воронцовы и Завадовский)[15]. 1789 год Вероятно, Милорадович, Михаил Андреевич (1771—1825). Знаменитый генерал, убит на Сенатской площади декабристом Каховским. Эпизод возможного фавора у Екатерины в биографии обычно не упоминается. По указаниям Я. Л. Барскова входит в донжуанский список Екатерины. 20 Миклашевский 1787 год. 1787 год. Миклашевский был кандидатом, но фаворитом не стал. Согласно свидетельствам, во время поездки Екатерины II в 1787 году в Крым среди кандидатов в фавориты был и какой-то Миклашевский. Возможно, это был Миклашевский, Михаил Павлович (1756—1847), который входил в свиту Потёмкина в качестве адъютанта (первый шаг к фавору), но неясно, с какого года.[16]. В 1798 году Михаил Миклашевский был назначен малороссийским губернатором, но вскоре уволен. В биографии эпизод с Екатериной обычно не упоминается. 21 Зубов, Платон Александрович
(1767—1822) Platon Zubov2.jpg 1789 год, июль. Ставленник фельдмаршала князя Н. И. Салтыкова, главного воспитателя внуков Екатерины. 1796 год, 6 ноября. Последний фаворит Екатерины. Отношения прервались с её смертью. Официальный фаворит 22-летний в момент начала отношений с 60-летней императрицей. Первый официальный фаворит со времён Потёмкина, не бывший его адъютантом. За его спиной стояли Н. И. Салтыков и А. Н. Нарышкина, также за него хлопотала Перекусихина. Пользовался большим влиянием, практически сумел вытеснить Потёмкина, который угрожал «приехать и вырвать зуб». Позже участвовал в убийстве императора Павла. Незадолго до своей смерти женился на молоденькой, незнатной и небогатой красавице-польке и страшно ревновал её. Дети
Материнство Екатерины бесспорно только относительно трёх детей. Родственные связи с ней оставшихся[6] детей (в таблице выделены голубым) недоказуемы. Её единственный законный ребёнок, великий князь Павел, был результатом её третьей беременности, первые две закончились выкидышами (декабрь 1752 и май 1753).
Имя Портрет Годы жизни Отец Примечание 1 Павел I[17] Rokotov paul 1 as child.JPG 20 сентября 1754 — 11 марта 1801 Пётр III или Сергей Салтыков Вопрос этого отцовства остаётся одной из главных загадок дома Романовых, хотя внешность и характер Павла подтверждают скорее его законность. Есть мемуарная запись о том, как Александр III, узнав об отцовстве Салтыкова от Победоносцева, перекрестился: «Слава Богу, мы русские!». А услышав от историков опровержение, снова перекрестился: «Слава Богу, мы законные!». Браницкая, Александра Васильевна Alexandra Branicka by Grassi.jpg 1754—1838 Василий Андреевич Энгельгардт; мать — Елена Александровна, урождённая Потёмкина (сестра светлейшего князя). Если поверить в легенду — дочь Петра III или Салтыкова. Существовал слух относительно Александры Браницкой, племянницы и любовницы Потёмкина, которую Екатерина очень баловала, о том, что Александра была на самом деле её дочерью. Он связан с персоной великого князя Павла: Александра родилась в том же 1754 году, что и великий князь, и по преданию, Екатерина родила не мальчика, а девочку, которую подменили сыном служанки-калмычки. Мальчик-калмык стал Павлом, а дочь императрицы будто бы отдали Энгельгардтам[4]. 2 Анна Петровна (дочь Екатерины II)[17] 9 декабря 1757 — 8 марта 1759 Станислав Понятовский (вероятней всего) Официально признанная великая княжна. Прожила всего два года. Наталия Александровна Алексеева, графиня Буксгевден Natalia Buxhoevden.gif 1758—1808 Григорий Орлов (?). Если дочь императрицы, то рождена в период Понятовского Воспитанница и «племянница» Орлова. По указанию Гельбига — внебрачная дочь Орлова, по сообщению Хмырова — его дочь от Екатерины. Выдана замуж за его адъютанта прибалтийского немца Фридриха Вильгельма фон Буксгевдена. По документам архива Смольного института, является старшей дочерью полковника Александра Ивановича Алексеева (ум. в 1776 г.), женатого на Агафье Васильевне Пущиной[18]. Лопатин в комментариях к переписке Екатерины и Потёмкина называет материнство Екатерины возможным[5]. Елизавета Александровна Алексеева 1760—1844 Григорий Орлов (?) Воспитанница Орлова. Жена драматурга Фридриха Максимилиана Клингера. Выдавалась за дочь Екатерины сплетней. Впрочем, одну из девиц Алексеевых воспитывала фрейлина императрицы Анна Протасова, что подкрепляло подобные слухи. 3 Бобринский, Алексей Григорьевич Alexei borinsky.jpeg 22 апреля 1762 — 2 июля 1813 Григорий Орлов Немедленно по рождении был отдан Екатериной её гардеробмейстеру Шкурину, в семействе которого он и воспитывался до 1774 года. Тёмкина, Елизавета Григорьевна Elżbieta Tiomkina.jpeg 1775—1854 Григорий Потёмкин Младенец был отдан на воспитание родственникам Потёмкина. Хотя версия относительно материнства Екатерины считается общепринятой, существуют и сомнения относительно неё — например, в этом сомневается современный биограф Потёмкина Монтефьоре[4], указывая, что нет никаких свидетельств того, что Потёмкин заботился о ней, как обычно заботился о своих родственниках, а также указывая на то, что Тёмкину никогда не афишировали при дворе, в отличие от Бобринского, которого совершенно не скрывали. Также стоит отметить большой временной промежуток между рождением Бобринского и Тёмкиной, а также зрелый к этому времени возраст Екатерины II. Кроме того, в комнатах Екатерины воспитывались её законные внуки от Павла (Александр, Константин и т. д.), а также некоторое время — его старший, внебрачный сын — Семён Великий.
В книгах, кинофильме и пропаганде
Екатерина II начала пользоваться дурной славой в отношении своей любвеобильности ещё при жизни (во многом и благодаря антирусской пропаганде), поэтому в литературе можно встретить самые невероятные измышления по поводу её интимной жизни (число любовников называли в количестве 200—300 человек) и всяческих извращениях, включая зоофилию.
https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/9/9a/Catherine_II_in_youth_by_A.Pesne_%281745%2C_Coburg%29.jpg/220px-Catherine_II_in_youth_by_A.Pesne_%281745%2C_Coburg%29.jpg
Молодая великая княгиня Екатерина Алексеевна
  • По словам Лаво, у Екатерины будто бы ещё на родине в Штеттине был любовник, граф Б…, который думал, что женат на ней, но брак этот был фиктивным, так как во время венчания Екатерину заменила перед алтарём одна из подруг её, скрытая под вуалью. Это, по указанию Валишевского, просто глупая сказка. Тот же Лаво, сплетничая, писал, что Салтыков уступил место какому-то скомороху Далолио, венецианцу по происхождению, и тот тоже устраивал своей августейшей любовнице на несколько дней новые знакомства в доме Елагина[1].
  • Фаворитизм при дворе Екатерины осуждали многие, — прежде всего те, кто оказался в политической оппозиции (например, великий князь Павел Петрович, Семён Воронцов, Пётр Панин). Михаил Щербатов в своём сочинении «О повреждении нравов в России» критиковал её порок. Эта тема стала особенно более модной в последние годы царствования Екатерины, когда ни один иностранец, писавший о России, не обходился без упоминания о ней. Любитель сплетен Оксфордский профессор Джон Паркинсон, посетивший империю после смерти Потёмкина, собирал и популяризировал анекдоты о Екатерине: «В одной компании зашел спор о том, какой из каналов обошелся в самую большую сумму. Один из присутствовавших заметил, что об этой материи не может быть двух мнений: самый дорогой канал — Екатерининский». Посол сэр Джон Макартни заявил, в частности, что вкус Екатерины к русским мужчинам объясняется тем, что «русские кормилицы имеют обычай постоянно оттягивать мужской орган у младенцев, что чудесным образом удлиняет его»[4].
  • О. Ремизов, автор книги «Другой Петербург», рассказывает, как в конце XIX века художник Константин Сомов, сын хранителя Эрмитажа, принимал у себя своих друзей — Кузмина, возможно, Дягилева, Ахматову и других. Сомов рассказал, что его отец обнаружил в екатерининской коллекции великолепный слепок члена Потёмкина. Когда гости не поверили, он пригласил их в другую комнату и продемонстрировал фарфоровый слепок. Позже изделие было возвращено в Эрмитаж, где его больше никто не видел[4].
  • Сохранилось описание «дегустации» потенциального фаворита приближёнными к Екатерине женщинами[L 15]. Автор весьма сомнительных мемуаров Сен-Жан, возможно, служивший в кавалерии Потёмкина, повторял эту историю с отбором кандидата Потёмкиным, осмотром доктором и «главным испытанием» — и эта легенда почти полностью ложна, будучи правдивой разве что в возможности осмотра врачом и упоминании обеда[4]. Версия о «дегустации» будущих фаворитов, в частности, Прасковьей Брюс, ставится под сомнение тем фактом, что Брюс и фаворит Римский-Корсаков были удалены Екатериной от двора за то, что стали любовниками.
  • В сутенерство Потёмкина верили почти все: «Теперь он играет ту же роль, что Помпадур в конце жизни при Людовике XV», — заявлял де Корберон. В действительности императрица часто выбирала совсем не того, кого он прочил ей в фавориты, а то, что она ограничивалась его приближёнными, было связано с её уверенностью в их будущей верности Потёмкину[4].
  • Леопольд фон Захер-Мазох в книге «Новеллы русского двора. Страсти при дворе Екатерины Великой» (Katherina II, Russische Holgeschichten) описывает соблазнение Екатериной подпоручика Мировича и использование ею секса для интриги устранения соперника — императора Иоанна Антоновича. Другие новеллы сборника также посвящены похождениям Екатерины в русле любимого автором мазохизма под дланью сильной женщины.
  • До Салтыкова в число её любовников некое современное сочинение и его производные[19] записало также Андрея Чернышёва и двух его братьев, в том числе Захара (вероятно, имеются в виду знаменитые сыновья Авдотьи Чернышёвой, среди которых, был Захар, но не было Андрея), шведского посланника графа Поленберга, Кирилла Разумовского. Кроме Сергея Салтыкова — его брата, после него и до Понятовского — Льва Нарышкина, от которого она будто бы забеременела; через 2 года после начала связи с Орловым упоминают «красивого поляка Высоцкого, которого она увидела в парке» (на самом деле человек с такой фамилией был племянником Потёмкина и был им введён в альков императрицы на несколько десятилетий позднее). В этом же тексте, впрочем, описывается, что с Васильчиковым она была несколько недель, тогда как на самом деле — почти 2 года; также приписывают ей в качестве постоянного любовника канцлера Панина, придворного истопника Теплова, некого армянского купца (Лазарева?), а также лесбийские связи, например, с цыганкой, привезённой Потёмкиным. В частности, опалу Суворова и его изгнание в имение связывают с тем, что он будто бы отказался предоставить императрице для плотских утех свою дочь. «Случай» Зорича тут связывают не с интригой Потёмкина, а с тем, что Екатерина решила обласкать племянника некой акушерки по фамилии Зорич, по её приказу будто бы отравившей жену великого князя Павла Наталью Алексеевну (гусар Зорич, впрочем, был из дворян, и вряд ли имел таких родственников); Ланской в таком случае оказывается также «отравленным» по приказу Потёмкина. Дальше называют в числе её фаворитов некого офицера Хвостова, канцлера Безбородко, принца де Линя и графа де Сегюра. Жена Мамонова фрейлина Щербатова названа не Дарьей, и Елизаветой, и тут её не просто выдают с приданым замуж за отставленного фаворита, а по приказу Екатерины «перестаравшийся» Шешковский замуровывает её заживо в стену, затем вынимают оттуда, женят, в спальню новобрачных врываются солдаты, Мамонова привязывают, а его жену насилует рота и избивает плетьми спину в кровь. Эти и тому подобные измышления порнографов, записывающие в любовники императрицы любых её приближённых, не согласуются с исследованиями екатериноведов, которые на основе воспоминаний современников составили опубликованный выше список.
  • Польско-еврейский религиозный деятель, лжемессия Яков Франк распространял слухи, что его дочь Ева Франк рождена Екатериной[20].
  • Согласно сплетне, Ланской умер, потому что подорвал своё здоровье возбуждающими средствами «шпанской мушкой».
  • Байрон, поэма «Дон Жуан» (1818—1819) — Екатерина становится любовницей главного героя после взятия Измаила в 1790 году.
  • Бернард Шоу. «Великая Екатерина» — популярная и экранизированная пьеса знаменитого драматурга-сатирика подкрепляла распространённый на западе миф о развратности императрицы.
  • Наиболее отталкивающим является слух о ненасытном сексуальном аппетите, из-за которого она умерла, будто бы будучи раздавленной поднятым на верёвке жеребцом, с которым пыталась совокупляться[21]. Этот слух, скорее всего, ведёт свою историю из революционной Франции, где монархиня была непопулярна, и сходные сплетни о конях распространялись о Марии-Антуанетте. На Западе Екатерину называли «русской Мессалиной».
  • Роберт Асприн и Линда Эванс, фантастический роман «Разведчики времени» о путешествиях во времени: «Какому-то счастливчику с ВВ-73 удалось проделать Врата посредине русского дворца, построенного Екатериной Великой, и нечаянно застать её в щекотливом положении с одним из этих пользующихся дурной славой русских кабанов… (…) Он вспомнил о Екатерине Великой и её русском кабане, и ему стало любопытно, что бы это юное дитя стало делать в подобной ситуации. Завопила бы, как разгневанная школьница, или разразилась протестами насчет жестокого обращения с животными?».
  • В одной из серий мультсериала Clone High клон Екатерины вступает в сексуальные отношения с клоном президента Кеннеди.
См. также
Комментарии
↑ Показывать компактно
  1. «Паренёк считает житьё своё тюрьмою, очень скучает», — записал как-то секретарь императрицы её слова об одном из фаворитов.
  2. Зубов занял место фаворита в нарушение установленной договорённости между Потёмкиным и Екатериной. В письме B.C. Попову Гарновский отметил: «Однако же все до сих пор при воспоминовении имяни Его Светлости [Екатерина при упоминании Потёмкина] неведомо чего трусят и безпрестанно внушают Зубову иметь к Его Светлости достодолжное почтение… Бог знает, что будет впереди».
  3. Австрийский посланник граф Людвиг Кобенцль писал о Потёмкине: «Когда никакое другое средство не помогает ему добиться цели, он на несколько дней снова берёт на себя обязанности фаворита».
  4. Шампо в своём донесении, составленном для Версальского двора в 1758 году, писал: «Великий князь, сам того не подозревая, был неспособен производить детей, вследствие препятствия, устраняемого у восточных народов посредством обрезания, но почитаемого им неизлечимым. Великая княгиня, не любившая его и не проникнутая ещё сознанием необходимости иметь наследников, не была этим опечалена». Кастера добавляет: «Он (великий князь) так стыдился несчастия, поразившего его, что у него не хватало даже решимости признаться в нём, и великая княгиня, принимавшая его ласки с отвращением и бывшая в то время такой же неопытной, как и он, не подумала ни утешать его, ни побудить искать средства, чтобы вернуть его в её объятия». Шампо продолжает: «Салтыков, первое время находивший для себя большое счастье в том, что обладает предметом своих мыслей, вскоре понял, что вернее было разделить его с великим князем, недуг которого был, как он знал, излечим. Однако опасно было действовать в подобном деле без согласия императрицы. Благодаря случаю, события повернулись самым лучшим образом. Однажды весь двор присутствовал на большом балу; императрица, проходя мимо беременной Нарышкиной, свояченицы Салтыкова, разговаривавшей с Салтыковым, сказала ей, что ей следовало бы передать немного своей добродетели великой княгине. Нарышкина ответила ей, что это, может быть, и не так трудно сделать, и что если государыня разрешит ей и Салтыкову позаботиться об этом, она осмелится утверждать, что это им удастся. Императрица попросила разъяснений. Нарышкина объяснила ей недостаток великого князя и сказала, что его можно устранить. Она добавила, что Салтыков пользуется его доверием и что ему удастся на это его склонить. Императрица не только согласилась на это, но дала понять, что этим он оказал бы большую услугу. Салтыков тотчас же стал придумывать способ убедить великого князя сделать всё, что было нужно, чтобы иметь наследников. Он разъяснил ему политические причины, которые должны бы были его к тому побудить. Он также описал ему и совсем новое ощущение наслаждения и добился того, что тот стал колебаться. В тот же день Салтыков устроил ужин, пригласив на него всех лиц, которых великий князь охотно видал, и в весёлую минуту все обступили великого князя и просили его согласиться на их просьбы. Тут же вошел Бургав с хирургом, — и в одну минуту операция была сделана и отлично удалась. Салтыков получил по этому случаю от императрицы великолепный бриллиант. Это событие, которое, как думал Салтыков, „обеспечивало и его счастье и его фавор“, навлекло на него бурю, чуть не погубившую его… Стали много говорить о его связи с великой княгиней. Этим воспользовались, чтобы повредить ему в глазах императрицы… Ей внушили, что операция была лишь уловкой, имевшей целью придать другую окраску одной случайности, которую хотели приписать великому князю.»
  5. Из «Записок Екатерины II»: «Во время одного из этих концертов (у Чоглоковых) Сергей Салтыков дал мне понять, какая была причина его частых посещений. Я не сразу ему ответила; когда он снова стал говорить со мной о том же, я спросила его: на что же он надеется? Тогда он стал рисовать мне столь же пленительную, сколь полную страсти картину счастья, на какое он рассчитывал…». Далее она подробно описывает сближение с ним осенью 1752 года, беременность, которая закончилась выкидышем по пути в Москву в декабре, новая беременность и выкидыш в мае 1753-го, охлаждение любовника, заставлявшее страдать Екатерину, строгий присмотр, установленный за беременной великой княгиней в апреле 1754, удаление Сергея Салтыкова.
  6. Понятовский вспоминал об их встрече: «Ей было двадцать пять лет. Она лишь недавно оправилась после первых родов и находилась в том фазисе красоты, который является наивысшей точкой её для женщин, вообще наделенных ею. Брюнетка, она была ослепительной белизны: брови у неё были чёрные и очень длинные; нос греческий, рот как бы зовущий поцелуи, удивительной красоты руки и ноги, тонкая талия, рост скорее высокий, походка чрезвычайно лёгкая и в то же время благородная, приятный тембр голоса и смех такой же весёлый, как и характер, позволявший ей с одинаковой лёгкостью переходить от самых шаловливых игр к таблице цифр».
  7. За 7 лет до разрыва Беранже доносил из Петербурга герцогу Пралену: «Этот русский открыто нарушает законы любви по отношению к императрице. У него есть любовницы в городе, которые не только не навлекают на себя гнев государыни за свою податливость Орлову, но, напротив, пользуются её покровительством. Сенатор Муравьев, заставший с ним свою жену, чуть было не произвел скандала, требуя развода; но царица умиротворила его, подарив ему земли в Лифляндии».
  8. Прусский посланник Сольмс доносил в Берлин недели через две после отъезда Орлова: «Не могу более сдерживаться и не сообщить Вашему Величеству об интересном событии, которое только что случилось при этом дворе. Отсутствие графа Орлова обнаружило весьма естественное, но тем не менее неожиданное обстоятельство: Её Величество нашла возможным обойтись без него, изменить свои чувства к нему и перенести своё расположение на другой предмет. Конногвардейский корнет Васильчиков, случайно отправленный с небольшим отрядом в Царское Село для несения караулов, привлёк внимание своей государыни, совершенно неожиданно для всех, потому что в его наружности не было ничего особенного, да и сам он никогда не старался выдвинуться и в обществе очень мало известен. При переезде царского двора из Царского Села в Петергоф Её Величество в первый раз показала ему знак своего расположения, подарив золотую табакерку за исправное содержание караулов. Этому случаю не придали никакого значения, однако частые посещения Васильчиковым Петергофа, заботливость, с которой она спешила отличить его от других, более спокойное и весёлое расположение её духа со времени удаления Орлова, неудовольствие родных и друзей последнего, наконец множество других мелких обстоятельств открыли глаза царедворцам. Хотя до сих пор всё держится втайне, никто из приближенных не сомневается, что Васильчиков находится уже в полной милости у императрицы; в этом убедились особенно с того дня, когда он был пожалован камер-юнкером».
  9. «Васильчиков, способности которого были слишком ограничены для приобретения влияния в делах и доверия государыни, теперь заменён человеком, обладающим всеми задатками, чтобы овладеть тем и другим», писал сэр Р. Гунинг 4 марта 1773
  10. Гельбич рассказывает, что Екатерина вышла в приёмную, когда там находились все три назначенные к аудиенции претендента. Каждый из них стоял с букетом цветов, и она милостиво беседовала сначала с Бергманом, потом с Ронцовым и, наконец, с Корсаковым. Необычайная красота и изящество последнего покорили её. Екатерина милостиво улыбнулась всем, но с букетом цветов отправила к Потёмкину Корсакова, который сделался следующим фаворитом.
  11. Гримму, который считал увлечение своего друга обычной прихотью, Екатерина писала: «Прихоть? Знаете ли вы, что это: выражение совершенно не подходит в данном случае, когда говорят о Пирре, царе Эпирском (так Екатерина называла Корсакова), и об этом предмете соблазна всех художников и отчаянья всех скульпторов. Восхищение, энтузиазм, а не прихоть возбуждают подобные образцовые творения природы… Никогда Пирр не делал ни одного неблагородного или неграциозного жеста или движения… Но все это в общем не изнеженность, а, напротив, мужество, и он таков, каким бы вы хотели, чтобы он был…»
  12. В начале августа 1778 года Харрис сообщал в Лондон, что фавор нового избранника уже клонится к закату, а Потёмкин, Григорий Орлов и Никита Панин борются между собой за новую протекцию. Через пару недель он узнал даже, что «секрет графа Панина носит имя Страхов […] На него впервые обратили внимание на балу в Петергофе 28 июня».
  13. Гельбиг пишет: «Известно, что он послал его как своего адъютанта к императрице с нарисованной, фигурой, причём государыня и князь заранее условились, что критика рисунка будет означать оценку его подателя.. Екатерина, отдавая листок бумаги, приказала Мамонову сказать князю: „Рисунок хорош, но колорит дурен“. Хотя этот приговор был и не в пользу Мамонова, императрица всё-таки назначила его полковником и своим флигель-адъютантом».
  14. Говоря об отъезде Мамонова, поселившегося с молодой женой в Москве и вскоре разочаровавшегося в семейном счастье, граф Сегюр писал графу Монморену: «Можно снисходительно закрывать глаза на ошибки великой женщины, — потому что она даже в своих слабостях проявляет столько самообладания, столько милосердия и великодушия. Редко бывает, чтобы при самодержавной власти ревность оставалась сдержанной, и подобный характер может осуждать неумолимо только человек без сердца и государь, не знающий увлечений».
  15. «Посылали обыкновенно к Анне Степановне Протасовой на пробу избранного в фавориты Её Величества. По осмотре предназначенного в высший сан наложника матушке-государыне лейб-медиком Роджерсоном и по удостоверению представленного годным на службу относительно здоровья препровождали завербованного к Анне Степановне Протасовой на трёхнощное испытание. Когда наречённый удовлетворял вполне требованиям Протасовой, она доносила всемилостивейшей государыне о благонадёжности испытанного, и тогда первое свидание бывало назначено по заведённому этикету двора или по уставу высочайше для посвящения в сан наложника конфирмованному. Перекусихина Марья Саввишна и камердинер Захар Константинович были обязаны в тот же день обедать вместе с избранным. В 10 часов вечера, когда императрица была уже в постели, Перекусихина вводила новобранца в опочивальню благочестивейшей, одетого в китайский шлафрок, с книгой в руках, и оставляла его для чтения в креслах подле ложа помазанницы. На другой день Перекусихина выводила из опочивальни посвящённого и передавала его Захару Константиновичу, который вёл новопоставленного наложника в приготовленные для него чертоги; здесь докладывал Захар уже раболепно фавориту, что всемилостивейшая государыня высочайше соизволила назначить его при высочайшей особе своей флигель-адъютантом, подносил ему мундир флигель-адъютантский с бриллиантовым аграфом и 100 000 рублей карманных денег. До выхода ещё государыни, зимой в Эрмитаж, а летом, в Царском Селе, в сад, прогуляться с новым флигель-адъютантом, которому она давала руку вести её, передняя зала у нового фаворита наполнялась первейшими государственными сановниками, вельможами, царедворцами для принесения ему усерднейшего поздравления с получением высочайшей милости. Высокопросвещённейший пастырь митрополит приезжал обыкновенно к фавориту на другой день для посвящения его и благословлял его святой водой». Впоследствии процедура усложнялась, и после Потёмкина фаворитов проверяла не только пробир-фрейлина Протасова, но и графиня Брюс, и Перекусихина, и Уточкина. (Описание приписывается А. М. Тургеневу (цит. по: В. Н. Балязин. «Тайны дома Романовых. Родственные союзы», 2005))
Примечания
Казимир Валишевский. Роман императрицы. Ч. 2. Кн. 4. Гл. 3. Интимная жизнь Екатерины. — Фаворитизм
Н. Болотина. Младший сын Екатерины II // Наука и жизнь. № 9, 1999 год
Депеша Корберона графу Верженну из Петербурга 17 сентября 1778 года
С. С. Монтефьоре. «Потёмкин»
В. С. Лопатин. Письма, без которых история становится мифом
Родословное древо. Предки и потомки Екатерины II Великой (1729—1796), императрицы России
К. Валишевский. Роман императрицы // Ч. 1. Кн. 1. Гл. 3. Вторичное воспитание Екатерины
Письма Екатерины II Г. А. Потёмкину // Вопросы истории. № 6, 1989.
Письма императрицы Екатерины II к гр. П. В. Завадовскому. (1775—1777) // Русский исторический журнал, № 5. 1918
Граф Петр Васильевич Завадовский // Русские портреты XVIII и XIX веков. Издание Великого князя Николая Михайловича Романова
Министр просвещения граф П. В. Завадовский
Гельбиг Г. фон. Русские избранники. — М., 1999.
Согласно письму от Завадовского к фельдмаршалу Румянцеву.
М. Ю. Лермонтов в Царском Селе: Предтеча. Н. С. Мордвинов
В. Н. Балязин. Тайны дома Романовых. Родственные союзы
Миклашевский Михаил Павлович
  1. Родословная книга Всероссiйскаго дворянства. // Составилъ В. Дурасов. — Ч. I. — Градъ Св. Петра, 1906.
  2. Буксгевден Наталия Александровна
  3. Екатерина II. Секс-бомба русского престола
  4. Frank, Eva // Encyclopedia Judaica
  5. Historical Myths: The Death of Catherine the Great
Библиография

[⛭
Фавориты Екатерины Великой
Imperial Monogram Of Empress Catherine The Great Of Russia.svg ≛ Этот список входит в число избранных списков и порталов русскоязычного раздела Википедии. Категории:
Навигация
Поиск
Начало формы Конец формы Участие
Инструменты
Печать/экспорт
В других проектах
Языки
Добавить ссылки
  • Эта страница последний раз была отредактирована 11 марта 2018 в 19:38.

ПРИЛОЖЕНИЕ 3
          June 1, 2013
Leave a comment

Балканский армагеддон

99_05_О Газета Ваш домашний консультант №9-10, Балканский армагеддон_Страница_1 99_05_О Газета Ваш домашний консультант №9-10, Балканский армагеддон_Страница_2
Газета «Ваш домашний консультант» №9-10 (29-30), май 1999 г. Статья «Балканский армагеддон» – стр. 2.
СЕНСАЦИЯ!
Не прекращающаяся война НАТО против Сербии, постоянные бомбежки вызывают законные протесты сопределенных с Югославией государств. Особенно настораживает голос Болгарии, уже неоднократно посылавшей свои неуслышанные ноты миротворцам. А суть в том, что здесь недалеко от границы совсем рядом с атомной электростанцией в Козлодуе уже падали натовские бомбы. И не дай Бог, если АЭС будет повреждена. Тогда это может вызвать такой ядерный армагеддон, который затмит своей разрушительной силой все происходивши до сих пор катастрофы, и будет равен сотням Чернобылей. По мнению ученых, такой поворот событий может вызвать вообще конец Земли, как небесного, космического тела. Планета в результате ядерного взрыва в этой географической точке может просто-напросто рассыпаться.
Трудно брать на себя ответственность за столь страшную информацию. Но именно такие сведения нам дал академик РАЕН, инициатор создания международного центра профилактики катастроф, русский ученый Григорий Грабовой.
– Уже однажды в 1997 году, – рассказывает ученый, – с помощью математического и научного предвидения эта глобальная катастрофа на Козлодуйской АЭС была предотвращена. Данный прогноз после обнаружения дефектов на станции был заверен на высшем государственном уровне специалистами Болгарии. Комиссия, в которую входили эксперты МАГАТЭ, российские и болгарские атомщики подтвердила, что в конечном итоге возможный взрыв в зоне второго(?) энергоблока ядерного реактора мог привести к исчезновению жизни на Земле. И это была не очередная апокалипсическая страшилка. Загодя выявленные там дефекты были чреваты тем, что подземные слои под АЭС отличаются повышенной электропроводимостью. И если бы энергия взрыва в образовавшейся воронке пошла вглубь, то в этом месте Земли мог бы возникнуть мощнейший атомный сток. А по-простому говоря, такой рукотворный “пылесос” втянул бы атмосферу планеты в возникшее жерло. По подсчетам комиссии ученых к 2000 году этот сток мог бы рассеять планету в пылевое облако, и остановить разрушительный процесс никакими техническими ухищрениями уже было бы невозможно.
Эту информацию ученого еще несколько лет назад более трех месяцев подряд проверяла не одна международная комиссия ученых и полностью подтвердила правоту выводов. А теперь вокруг Югославии летают шальные крылатые ракеты и не управляемые бомбы. Игры со смертью, которую можно назвать разве только балканской ядерной рулеткой грозят всей Земле – тем кто берет в прицел города и села этого “подбрюшья Европы” и тем, кто отдает команды крылатой смерти “на взлет”. Грозит армагеддон и ни в чем неповинным людям других континентов, и сирым и убогим и богатым и сверх богатым – всем, всем, всем!
Да, смерть любого уравнивает перед своим страшным ликом. И, видимо, сегодня уже настала пора “психиатрической дипломатии”, чтобы лечить головы тех режиссеров войны, которые не ведают, что творят, не слышат ни голоса разума, ни ученых, и продолжают играть со смертью и Концом Света в прямом, а не переносном смысле. Услышит ли мировое сообщество о тех смертельных опасностях, которые могут быть ему уготованы от взбесившейся боеголовки?
Трудно даже представить, как будут спасаться земляне, если из редеющей после случайного ядерного взрыва в Козлодуе атмосферы будто в топку Дьявола станет уплывать кислород. Неужели найдутся торговцы живительным газом, как в романе русского фантаста А. Беляева “Продавец воздуха”? Неужели, как в откровении Иоанна Богослова испарятся воды, и Земля преобразится в лунный пейзаж, лишенный последнего цветка и былинки?! Или тогда с Земли, как с “Титаника” паникующая очередь будет осаждать космические челноки, спешащие на Марс?
Сегодня борьба за разоружение, за новый мир и формы сотрудничества на-родов, к сожалению, стала пустым звуком, беззвучным голосом вопиющего в пустыне, оглохшего от разрывов бомб и усыпленного призывами “цивилизован­ных стран” “усмирить Милошевича”.
Александр Капков
Газета «Ваш домашний консультант» №9-10 (29-30), май 1999 г. Статья «Балканский армагеддон» – стр. 2.

     Москва, 12.03.2018

ПРИЛОЖЕНИЕ 5

ПРИЛОЖЕНИЕ 8
  
Изяслав Владимирович (князь полоцкий) Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 29 мая 2015; проверки требуют 10 правок. В Википедии есть статьи о других людях с именем Изяслав Владимирович.
Изяслав Владимирович Изяслав Владимирович
Печать полоцкого князя Изяслава Владимировича князь полоцкий 9881001 Предшественник: Рогволод Преемник: Всеслав Изяславич
Вероисповедание: Православие Рождение: ок. 978/979
Киев Смерть: 1001 Род: Рюриковичи Отец: Владимир Святославович Мать: Рогнеда Супруга: неизвестно Дети: Всеслав, Брячислав Commons-logo.svg Изяслав Владимирович на Викискладе Изясла́в Влади́мирович (ок. 978/979, Киев1001) — князь полоцкий в 9891001 годах, сын киевского князя Владимира Святославича и полоцкой княжны Рогнеды, родоначальник династии полоцких князей.

Биография


Владимир хочет покарать Рогнеду, но за неё вступается княжич Изяслав. Радзивилловская летопись Сведений в источниках о нём осталось очень мало. Согласно Повести временных лет родился в 980/981 году в Киеве, однако с учётом того, что дату брака родителей следует отнести не к 980 году как в ПВЛ, а к зиме или весне 978 года[1], то рождение Изяслава, старшего из сыновей от этого брака, также следует отнести к концу 978 или началу 979 года.
В 987 году после неудачного покушения матери на его отца отправлен вместе с ней на проживание в Изяславль[2]. В 988 году вместе с другими братьями принял крещение, а в 988 году получил в удел Полоцк. В 1001 году умер, оставив, от неизвестной супруги, сыновей Брячислава и Всеслава[3].
Спустя 100 лет после его смерти летописец, желая объяснить причину вражды между потомками Владимира, занимавшими Киев, и теми, которые занимали Полоцкое княжество, приводит предание о покушении Рогнеды (в Предславине) на жизнь Владимира и об избавлении её от смерти при посредстве Изяслава. Тем не менее, по совету с боярами Владимир дал Изяславу с Рогнедой область отца последней (Рогволода), то есть Полоцкую, в которой построил для них город Изяславль (теперь Заславль). Изяслав отстроил разрушенную столицу, перенеся её на более высокое и неприступное место в устье реки Полота, на её левый берег. Вероятно, что на первых порах регентшей при нём была его мать Рогнеда.
Известен его родовой знак (тамга) — трезубец с маленьким крестиком на среднем зубце.
Согласно сообщению летописца, характер Изяслав имел «тихий, и кроткий, и смирный, и милостливый». Никоновская летопись показывает его как умного, образованного человека[4]. «Бысть жа сий князь тих и кроток, и смирен, и милостив, и любя зело и почитая священнический чин иноческий, и прилежаще прочитанию божественных писаний, и отвращаяся от суетных глумлений, и слезен, и умилен, и долготерпелив…», - говорится о нем. Первый из восточнославянских князей, охарактеризованный летописцем как книжник. На полоцком престоле Изяслав, очевидно, вел активную внутри- и внешнеполитическую деятельность: его печать была найдена во время археологических раскопок в Новгороде.

Аверс оттиска печати

Реверс оттиска печати

Печать Изяслава

См. также: Знаки Рюриковичей
Широко известна найденная в 1954 году в Новгороде печать Изяслава, надпись на которой является одним из древнейших памятников письменности в Восточной Европе. Печать была оттиснута на свинцовой полоске и привешена к грамоте на кожаном ремешке. На аверсе оттиска изображён вариант знака Рюриковичей «Трезубец», увенчанный крестом, с надписью ΝΖAC**OΖO (вероятно, др.-рус. ΝΖACΛΑOZO — написанное кириллическими буквами греческого звучания имени Изяслав: Изас[лав]ос). На оборотной стороне изображения нет, надпись стёрта, но читаются начальные буквы ГРΑΔ, остальные пять неразличимы (возможно, ГРΑΔΠΛΤСΚ, что означает «город Полоцк»). Размеры оттиска 38 мм в ширину и 24-30 мм в длину. Толщина полоски 11 мм, на месте оттиска 8 мм.
Трезубец Изяслава подобен княжескому знаку его отца Владимира Святославича и отличается средним зубом. Считается, что трезубец с крестообразным среднем зубцом стал родовым знаком Изяславичей Полоцких. Встречаются такие знаки и более позднего времени, с дополнениями и изменениями, относящиеся к полоцким князьям - потомкам Изяслава[5]. В современной геральдике трезубец Изяслава воплощен в гербе Заславля.

Брак и дети

Имя его жены неизвестно. Сын Брячислав Изяславич Полоцкий ( годы правления 1003-1044 гг.)

Примечания

  1. Согласно сообщениям летописей Владимир княжил в Киеве 37 лет. Кроме того Иаков Мних указывает дату 11 июня 6486 (978) года (Иаков Мних. Память и похвала князю Русскому Владимиру.; Карпов А. Ю. Владимир Святой. — 1997. — С. 87—88.)
  2. Славянская энциклопедия. Киевская Русь — Московия: в 2 т. / Автор-составитель В. В. Богуславский. — Т. 1. — С. 500. По мнению А. Г. Карпова покушение следует отнести к 982/983 году (Карпов А. Ю. Ярослав Мудрый. — С. 13.)
  3. Изяслав Владимирович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  4. Карпов А. Ю. Ярослав Мудрый. — С. 16.
  5. Белецкий, С. В. Древнейшая геральдика Руси // «Повесть временных лет». — СПб.: Вита Нова, 2012. — С. 431-463.

Литература



ПРИЛОЖЕНИЕ 9
Софийский собор (Полоцк) Материал из Википедии — свободной энциклопедии
У этого термина существуют и другие значения, см. Софийский собор.
У этого термина существуют и другие значения, см. Полоцкий собор.
Православный собор Собор Софии Премудрости Божией Софийский собор Страна Беларусь Город Полоцк Конфессия Православие Епархия Полоцкая епархия[d] Тип здания Собор Архитектурный стиль виленское барокко Архитектор Иоганн Кристоф Глаубиц Строительство 10301060 годы Основные даты:
1710взрыв порохового склада, разрушивший собор
1738—1750 — восстановление собора из руин Commons-logo.svg Собор Софии Премудрости Божией на Викискладе Знак «Историко-культурная ценность» Объект Государственного списка историко-культурных ценностей Республики Беларусь, № 210Г000606 Софи́йский собор (белор. Сафійскі сабор) — памятник архитектуры XI—XVIII веков, самая первая каменная постройка на территории Белоруссии[источник не указан 598 дней].
Возведённый в середине XI века в византийском стиле храм был освящён во имя Святой Софии. До нашего времени Софийский собор сохранился в значительно измененном виде, окончательно был перестроен в XVIII веке в стиле виленского барокко. В таком виде сохранился до нашего времени.
Богослужение в Софийском соборе было прекращено в 20-е годы XX века. С конца 1969 до 1983 года в соборе проводились реставрационные работы (автор проекта — белорусский архитектор Валерий Слюнченко) и архитектурно-археологические исследования под руководством кандидата искусствоведения Валентина Булкина. После их окончания был открыт музей истории архитектуры Софийского собора и концертный зал камерной и органной музыки.

Оригинальная постройка


Макет первоначального облика Софийского собора После многочисленных разрушений и перестроек от древнего собора 11 в. остались фундамент, нижние части стен и опорных столбов, и только восточная апсида поднимается на высоту около 12 м. При возведении собора в 11 в. в качестве строительного материала использовали плинфу – плоский кирпич, рецепт изготовления которого как и технологию кладки завезли сюда византийские мастера. Кладка собора велась в классической для архитектуры Византии технике с "утопленным рядом", когда каждый второй ряд плинфы был спрятан, утоплен вглубь стены и сверху затирался цемянкой. И таким полосатым, неоштукатуренным храм был с внешней стороны в 11 веке, а внутри стены были оштукатурены и расписаны фресками.

Униатский период

После возврата Полоцка под юрисдикцию Великого Княжества Литовского в 1579 году войсками короля Стефана Батория Софийский собор стал единственным храмом в городе, принадлежавшим православным. После подписания Брестской унии в 1596 году собор перешёл к униатам. После пожара и частичного разрушения 1607 года собор был в запустении, в 1618 году униатский архиепископ Иосафат Кунцевич восстановил и значительно перестроил собор.
В 1642 году собор вновь пострадал от пожара, но был вскоре восстановлен. В ходе русско-польской войны Полоцк был взят русскими войсками царя Алексея Михайловича, который в 1654 году посетил собор. До 1667 года Софийский собор был православным, а затем вновь перешёл к униатам.

Закрытие и взрыв собора

В 1705 году, во время Северной войны 1700—1721 годов, произошел визит в собор царя Петра I.
Согласно польскому историку XIX века Францишеку Духинскому, Пётр вторгся в принадлежавший униатам собор, где хранились мощи Иосафата Кунцевича, пьяным и с солдатами. Царь потребовал ключи от царских врат, а когда базилиане отказались их дать, лично убил настоятеля и четырёх монахов-базилиан, а тела приказал утопить в Двине[1]. Об этом событии кратко сообщает Витебская летопись: Eodem anno [1705], mense Iulli 11 die in ecclesia S. Sofiae ipse occidit 4 basilianos in Polocia («В том же [1705] году месяца июля 11 дня в храме Св. Софии сам [царь Пётр I] убил 4 базилиан в Полоцке»[2]).
По другой версии, конфликт произошёл после того, как на вопрос царя об изображении на иконе монахи ответили, что это святой Иосафат, убитый еретиками[3]. Царь приказал арестовать монахов, но они оказали сопротивление, в результате чего произошло столкновение, в котором они и были убиты. Документы Кабинета Петра I, хранящиеся в РГАДА, сообщают, что «происшествие в Полоцке было спонтанным проявлением гнева царя, спровоцированного дерзким поведением униатских монахов»[4].
11 июля 1705 года, после инцидента, собор был закрыт российской армией. Первоначально Пётр I намеревался передать собор православной общине, но она отказалась принять его, опасаясь, что после ухода русских войск против них начнутся репрессии[4].
В притворе храма был размещен пороховой склад, который 1 мая 1710 года взорвался[3], после чего Софийский собор был частично разрушен и пролежал в руинах до 1738 года.

Восстановление и последующая история

Восстановление собора осуществил униатский архиепископ Флориан Гребницкий. К 1750 году на сохранившихся основаниях стен была возведена двухбашенная базилика в стиле виленского барокко, которую освятили в честь Сошествия Святого Духа. Во время Отечественной войны 1812 года храм использовался французскими войсками как конюшня.
После церковного собора 1839 года, открывшегося в стенах храма, собор стал православным.
В 1911—1914 годы был проведён капитальный ремонт собора. В 1924 году в рамках советской атеистической политики церковь закрыли и разместили в ней краеведческий музей. В период немецкой оккупации с 1942 по июль 1944 года Софийский собор был действующим, а потом был вновь закрыт.
В 1985 году в соборе чехословацкой органостроительной фирмой «Rieger Kloss» был сооружён орган. Первый концерт был дан 2 мая 1985 года органистом Олегом Янченко.

Современное состояние

После восстановления в 1750 году собор стал представлять собой трёхнефную одноапсидную базилику, ориентированную на север. С южной стороны на высоту 50 м поднялись две симметричные башни. Перестроенный в стиле позднебелорусского или виленского барокко собор получил и новое решение интерьера. Кроме барочных колонн появилось много лепных украшений, фигурные карнизы и несколько непривычная цветовая гамма. Алтарная часть храма была отделена от центрального нефа высокой трёхъярусной преградой, к которой на своде примыкало барельефное изображение Троицы Новозаветной. Второй и первый ярусы были расписаны и украшены деревянной скульптурой. От росписей на алтарной преграде сохранились: копия известной фрески Леонардо да Винчи «Тайная вечеря» и Спас Нерукотворный.
Собор входит в состав Полоцкого историко-культурного музея-заповедника. Рядом с собором установлен один из Борисовых камней.
В концертном зале Софийского собора ежегодно в апреле и ноябре проходят фестивали старинной и современной камерной и органной музыки, самый знаменитый из них — фестиваль «Званы Сафіі», каждое воскресенье — концерты органной музыки в исполнении солистки концертного зала.
В Софийском соборе в Полоцке уже имели честь выступить такие органисты-виртуозы как Йоганн Труммер (Австрия), Пьер Живо (Франция), Вероника Вебер-Геркен (Германия).
Один раз в год, 5 июня, в день памяти св. Евфросиньи Полоцкой, проходит православное богослужение. Затем от Софийского собора до Спасо-Евфросиньевского монастыря проходит крестный ход.

См. также

Примечания

  1. F. H. Duchiński, Historia o pozabiianiu bazilianów w połockiey cerkwi przez cara moskiewskiego etc. w roku 1705tym, dnia 30 Junia starego, Paryż 1863.
  2. Літопіс Панцирного й Аверки; Витебская ЛЂтопись, составленная витебскими мЂщанами Стефаномъ Гавриловичемъ АвЂркою 1578—1768
  • Собор Святой Софии, Премудрости Божией, в Полоцке // Патриархия.Ru
    1. В. И. Петрушко (доктор церковной истории). Митрополит Лев Заленский и Униатская Церковь в Речи Посполитой в период его правления

    Литература

    Ссылки

    Категории:

    Навигация



    Поиск

    Участие

    Инструменты

    Печать/экспорт

    В других проектах

    На других языках


    ПРИЛОЖЕНИЕ 11
         

    ПРИЛОЖЕНИЕ 14
    Дворцовый переворот 1762 года Материал из Википедии — свободной энциклопедии
    Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 11 октября 2017; проверки требуют 3 правки.
    Екатерина II на балконе Зимнего дворца, приветствуемая гвардией и народом в день переворота 28 июня (9 июля) 1762 года. По оригиналу Иоахима Кестнера[1]
    Переворот 28 июня (9 июля) 1762 года — один из дворцовых переворотов в истории России XVIII века, в результате которого был свергнут император Пётр III и на престол взошла его жена Екатерина II.
    Содержание
    Причины
    Вступив на трон после смерти Елизаветы Петровны в 1761 году, Пётр III осуществил ряд действий, вызвавших отрицательное отношение к нему офицерского корпуса и подозрения в предательстве национальных интересов[2]:
    • Отказ от всех русских завоеваний в ходе Семилетней войны: Пётр заключил невыгодный для России мирный договор с Пруссией и вернул ей захваченные земли, включая Восточную Пруссию, тем самым обессмыслив все понесённые русской армией в ходе войны потери.
    • Подготовка к династической войне с Данией за Шлезвиг: Вместе с тем новый император вознамерился втянуть Россию в новую бессмысленную с точки зрения офицерства войну. В союзе с Пруссией он собирался выступить против давней союзницы России, Дании, с целью вернуть отнятый у его предков Шлезвиг, причём сам намеревался выступить в поход во главе гвардии.
    • Непочтительное отношение к православной церкви: Пётр объявил о секвестре имущества Русской церкви, отмене монастырского землевладения и делился с окружающими планами реформы церковных обрядов и запрета использования икон.
    https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/0/04/Nikolay_Ge_001.jpeg/220px-Nikolay_Ge_001.jpeg
    Екатерина на похоронах императрицы Елизаветы
    Сторонники переворота не желали участвовать в малопристойных развлечениях, к которым был склонен император, и при его взбалмошном характере не чувствовали уверенности в завтрашнем дне. Служившие во дворце солдаты позднее в кабаках делились весьма неблагоприятными впечатлениями от особы нового правителя. Позднее в мемуарной литературе его обвиняли также в невежестве, слабоумии, нелюбви к России, полной неспособности к правлению. На его фоне выгодно смотрелась Екатерина — умная, начитанная, исправно посещавшая церковные службы и доброжелательная к высшей аристократии супруга, подвергающаяся преследованиям мужа.
    Екатерина, довольно подробно описавшая подготовку заговора в своих мемуарах, ощущала всю шаткость своего положения. Супруг открыто говорил, что собирается развестись с ней, чтобы жениться на своей фаворитке Елизавете Воронцовой. Он грубо обращался с женой, а 30 апреля , во время торжественного обеда по случаю заключения мира с Пруссией случился прилюдный скандал. Император в присутствии двора, дипломатов и иностранных принцев крикнул жене через весь стол «folle» (дура); Екатерина заплакала. Поводом к оскорблению стало нежелание Екатерины пить стоя провозглашённый Петром III тост. Неприязнь между супругами достигла апогея. Вечером того же дня он отдал приказ её арестовать, и только вмешательство фельдмаршала Георга Гольштейн-Готторпского, дяди императора, спасло Екатерину.
    Заговорщики
    Наиболее активное участие в подготовке заговора приняли трое братьев Орловых (из которых старший был любовником Екатерины и отцом её ребёнка) и гвардейские офицерыизмайловцы братья Рославлевы и Ласунский, преображенцы Пассек, Бредихин, Чертков и другие. Среди высших сановников империи самыми предприимчивыми заговорщиками были Н. И. Панин, воспитатель малолетнего наследника Павла Петровича, и будущий московский губернатор М. Н. Волконский. В последний момент начинание поддержал и К. Г. Разумовский, гетман Войска Запорожского, президент Академии наук, любимец своего Измайловского полка.
    Как и все другие дворцовые перевороты в России, свержение Петра III не обошлось без иностранного участия. Как пишут А. Труайя и К. Валишевский, планируя свержение супруга, Екатерина обратилась за деньгами к французам и англичанам, намекнув им на то, что собиралась осуществить. Французы с недоверием отнеслись к её просьбе одолжить 60 тысяч рублей, не поверив в серьёзность её плана, но от англичан через купца Фельтена и пьемонтца Одара (которого иностранцы считали «секретарём» и «опорой» заговора[3]) она получила 100 тысяч рублей, что в последующем, возможно, повлияло на её отношение к Англии и Франции[4][5].
    Гвардейские офицеры-заговорщики[6][показать]
    Выступление гвардии
    https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/e/ee/Peter_III%27s_tricorne_03_by_shakko.jpg/220px-Peter_III%27s_tricorne_03_by_shakko.jpg
    Треуголка Петра III
    https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/9/94/Peter_III%27s_letter_to_wife_%2828_june_1768%2C_RGADA%29.jpg/220px-Peter_III%27s_letter_to_wife_%2828_june_1768%2C_RGADA%29.jpg
    Письмо Петра III из Ропши Екатерине II с просьбой отпустить его в «чужие края». После 28 июня (9 июля) 1762. Автограф. РГАДА. «Ваше величество, я ещу прошу меня, которой ваше воле исполнал во всем, отпустить меня в чужие краи, с теми, которие я, Ваше величество, прежде просил, и надеюсь на ваше великодушие, что вы меня не оставите без пропитания. Верной слуга, Петр».
    К маю 1762 года перемена настроений в столице стала настолько очевидной, что императору со всех сторон советовали предпринять меры по предотвращению катастрофы, шли доносы о возможном заговоре, но Пётр Фёдорович не понимал серьёзности своего положения. В мае двор во главе с императором по обыкновению выехал за город, в Ораниенбаум. В столице было затишье, что весьма способствовало окончательным приготовлениям заговорщиков. Как пишет Е. Р. Дашкова (в то время ближайшая приятельница Екатерины), решительный удар было решено нанести, когда император отбудет с армией к берегам Дании.
    Датский поход планировался на июнь. Император решил повременить с выступлением войск, чтобы отпраздновать свои именины. Утром 28 июня 1762 года, накануне Петрова дня, император со свитой отправился из Ораниенбаума, своей загородной резиденции, в Петергоф, где должен был состояться торжественный обед в честь тезоименитства императора. Накануне по Петербургу прошёл слух, что Екатерина содержится под арестом. В гвардии началась сильнейшая смута, а один из участников заговора, капитан Пассек, был арестован по доносу П. Измайлова. Братья Орловы опасались, что возникла угроза раскрытия заговора.
    В Петергофе Петра III должна была встречать его супруга, по долгу императрицы бывшая устроительницей торжеств, но к моменту прибытия двора она исчезла. Через короткое время стало известно, что Екатерина рано утром бежала в Петербург в карете с Алексеем Орловым, который приехал к ней с известием, что события приняли критический оборот и медлить более нельзя[7].
    Верные Екатерине офицеры вывели свои гвардейские полки на присягу «Императрице и Самодержице Всероссийской». Меньше всего надежды было на поддержку Конной гвардии, ибо в полку на стороне Екатерины действовали только офицеры с маленькими чинами (в частности, секунд-ротмистр Хитрово и вахмистр Потёмкин). Тем не менее они смогли убедить товарищей присоединиться к перевороту. Вслед за гвардией в короткое время присягнули Сенат и Синод, а также часть населения, после чего гвардия выступила из столицы в сторону Петергофа.
    Арест и гибель Петра III
    Основная статья: Смерть Петра III
    https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/f/f0/Johann_georg_w%C3%A4chter%2C_caterina_II_di_russia%2C_arg%2C_1762.JPG/220px-Johann_georg_w%C3%A4chter%2C_caterina_II_di_russia%2C_arg%2C_1762.JPG
    Медаль, отчеканенная в честь вступления на престол Екатерины
    Дальнейшие действия Петра показывают крайнюю степень растерянности. Отвергнув совет Миниха немедленно направиться в Кронштадт и повести борьбу, опираясь на флот и верную ему армию, размещённую в Восточной Пруссии, он собирался было защищаться в Петергофе в игрушечной крепости, выстроенной для манёвров, с помощью отряда голштинцев. Однако, узнав о приближении гвардии во главе с Екатериной, Пётр бросил эту мысль и отплыл в Кронштадт со всем двором, дамами и т. д. Но Кронштадт благодаря расторопности адмирала Талызина к тому времени уже присягнул Екатерине. После этого Пётр совершенно пал духом и, вновь отвергнув совет Миниха направиться к восточнопрусской армии, вернулся в Ораниенбаум, где по совету своего любимца М. Измайлова и подписал отречение от престола.
    Вскоре после того императора вместе с оставшимся ему верным генералом Гудовичем перевезли на Ропшинскую мызу, где он при не до конца выясненных обстоятельствах был умерщвлён (см. Смерть Петра III). В своём письме однажды Екатерина указала, что перед смертью Пётр мучился геморроидальной коликой. После же смерти Екатерина приказала сделать вскрытие, дабы рассеять подозрения об отравлении. Вскрытие показало (со слов Екатерины), что желудок абсолютно чист, что исключает присутствие яда. Есть и факты, указывающие на то, что она знала о готовящемся убийстве Петра III. Так, уже 4 июля, за 2 дня до смерти императора во дворце в Ропше, Екатерина отправила к нему врача Паульсена, и как пишет Н. И. Павленко, «показателен факт, что Паульсен был отправлен в Ропшу не с лекарствами, а с хирургическими инструментами для вскрытия тела»[8].
    Вступление на престол Екатерины
    https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/9/9b/Brockhaus_and_Efron_Encyclopedic_Dictionary_b31_322-3.jpg/220px-Brockhaus_and_Efron_Encyclopedic_Dictionary_b31_322-3.jpg
    Венчание на царство Екатерины Алексеевны
    После отречения мужа Екатерина Алексеевна вступила на престол как царствующая императрица с именем Екатерины II, хотя, судя по сведениям, всплывшим при расследовании в 1763 году хитровского заговора, изначально она была готова довольствоваться ролью правительницы (регента) при малолетнем сыне[6].
    В манифесте о выступлении на престол[9] основанием для смещения Петра указывались попытка изменить государственную религию и мир с Пруссией. Для обоснования собственных прав на престол (а не наследника Павла) Екатерина ссылалась на «желание всех Наших верноподданных явное и нелицемерное». 22 сентября (3 октября) 1762 года она была коронована в Москве[10]. Как охарактеризовал её воцарение В. О. Ключевский, «Екатерина совершила двойной захват: отняла власть у мужа и не передала её сыну, естественному наследнику отца»[11].
    Вскоре после узурпации Екатериной престола ею были устранены остальные претенденты — содержавшийся в темнице Иван VI и самозванка Тараканова. Однако призрак покойного мужа не давал ей покоя: в 1773 году чудесно спасшимся императором Петром провозгласил себя казак Емелька Пугачёв.
    Поскольку свержение Петра III пришлось на день бессеребренников Кира и Иоанна, в Москве была выстроена церковь в честь этих святых, а княгиня Дашкова нарекла свою новую усадьбу на берегу Финского залива «Кир и Иоанново».
    Особенности
    События 28 июня (9 июля) 1762 года имеют существенные отличия от предшествующих дворцовых переворотов; во-первых — переворот вышел за «стены дворца» и даже за пределы гвардейских казарм, обретя невиданную доселе широкую поддержку различных слоёв столичного населения, а во-вторых — гвардия стала самостоятельной политической силой, причём силой не охранительной, а революционной, свергнувшей законного императора и поддержавшей узурпацию власти Екатериной.[12]
    В кино
    Екатерина (телесериал)
    Великая (телесериал)
    Примечания
    1. http://www.rusdeutsch-panorama.ru/jencik_statja.php?mode=view&site_id=34&own_menu_id=2196
    2. Радио ЭХО Москвы :: Не так, 31.12.2011 14:12 Проблема власти в Российской империи. Век 18. Часть 2: Александр Каменский
    3. А. Строев. «Те, кто поправляет Фортуну»: Авантюристы Просвещения. НЛО, 1998. С. 313.
    4. Труайя А. Екатерина Великая. Москва, 2007, с.165
    5. Казимир Валишевский. Екатерина Великая (Роман императрицы), кн.1, ч. 2, гл. 2, III
    1. В. А. Бильбасов. История Екатерины Второй. Том 2. Берлин, 1900. С. 8, 280—298.
    2. Песков А. М. Павел I. — 4-е изд. — М.: Молодая гвардия, 2005. — (ЖЗЛ). — ISBN 5-235-02843-0
    3. Павленко Н. И. Екатерина Великая. Москва, 2006, с. 50
    4. Манифест «О вступлении на престол Императрицы Екатерины II».
    5. Описание коронации, миропомазания и причащения императрицы Екатерины II-й // Русская старина, 1893. — Т. 80. — № 12. — С. 487—496
    6. Ключевский В. Курс русской истории. Лекция LXXVI
    7. Ключевский В. О. Исторические портреты. — М.: «Правда», 1990. — ISBN 5-253-00034-8.
    Ссылки
    Категории:
    Навигация
    Поиск
    Начало формы Конец формы Участие
    Инструменты
    Печать/экспорт
    В других проектах
    Языки
    Добавить ссылки
    • Эта страница последний раз была отредактирована 4 декабря 2017 в 10:52.





    Рейтинг работы: 0
    Количество рецензий: 0
    Количество сообщений: 0
    Количество просмотров: 121
    © 12.03.2018 Сергей Канунников
    Свидетельство о публикации: izba-2018-2222182

    Рубрика произведения: Разное -> Научная литература












    1