Эрлов. Кольца жизни. Ч. 2. Измена. Метаморфозы /продолжение/.


Эрлов. Кольца жизни. Ч. 2. Измена. Метаморфозы /продолжение/.
Метаморфозы.

Зарубежное представительство нужной Георгию фирмы находилось в одном из домов, прилегающих к Пушкинской площади, из его окон было видно первое, недавно открывшееся в Москве, кафе "Макдональдс", рядом с ним находилось невероятно большое скопление людей, все они стремились попасть внутрь американского заведения, торгующего фастфудами, или по-другому говоря, быстро приготовленной пищей.

Георгий внимательно наблюдал за тем, как двигалась очередь из желающих съесть гамбургеры, картошку фри и запить всё это газированным напитком кока-колой. На первый взгляд движение масс было хаотическим, но присмотревшись, мужчина увидел, что оно было организованным, и управлялось представителями власти - милицией.

Согласно своих наблюдений, Георгий сделал вывод: для того, чтобы добраться до американских бутербродов, человеку требовалось отстоять в медленно двигающейся очереди в плотном окружении голодных до впечатлений людей несколько часов, затем войти в помещение ресторана, получить поднос, с бумажным стаканчиком коричневой газировки, с пакетиком прожаренной в кипящем масле картошки, с завёрнутой в хрустящую бумагу, разрезанной вдоль булочкой, между частями которой положена, похожая на хоккейную шайбу котлета, пластинка сыра, листик салата, кусок солёного огурца, а в пространство между этими ингредиентами выдавлена красно-бежевая масса, после этого подойти к круглому столику на длинной ножке, прикрученной к полу, заглотить полученные продукты в себя и выйти наружу. На нахождение в помещение у потребителя разрекламированного продукта уходило от пяти до пятнадцати минут.

"Вот это да! А он говорит хмели-сунели! Вот, что нужно людям! Название и яркая этикетка, - увиденное привело Георгия в восторг, он не мог оторвать взгляд от нескончаемого потока потребителей, к ничего по сути незначащему продукту, - вот, что значит система, она работает безукоризненно, никто не заставляет всех этих людей истязать себя для того, чтобы получить желаемое". То с каким интересом Георгий наблюдал за происходящим у дверей "Макдональдса" было замечено менеджером офиса.

- Exciting!* - Георгий обменялся с подошедшим к нему менеджером улыбкой и объяснил, что картина завораживала его своей необычностью.
- They are crazy, they are more than crazy, I′ve never seen such kind of desire to have meal,** - высказывание на английском языке о том, что люди обезумели в своём желании получить еду, удивило Георгия не меньше чем большое количество людей перед дверьми американской закусочной, предназначенной не для гурманов, а для тех, кто испытывает недостаток времени на приём пищи.
- Not more than you are,*** - сказал Георгий о том, что безумия в тех людях не больше чем у его собеседника.
- Why me, I′m not a crazy man,**** - менеджер изменился в лице и стал с серьёзным видом оправдываться перед Георгием, доказывать свою полноценность, утверждать, что им не утрачен разум.
- They are not crazy men either, it′s only curiosity, they′re not hungry,***** - обратил Георгий внимание мужчины на то, что и те люди, в отношении которых у того возникло не совсем корректное представление, - также не утрачивали свой разум, к тому же, они даже не голодны, просто стремление увидеть, узнать и попробовать новый для них продукт одновременно собрало такое количество народа в одном месте.
- Ok, хорошо, well, may be you′re right,****** - допустил правоту оппонента человек из офиса.
- No problem!******* - сказал Георгий популярные иностранные слова об отсутствии каких-либо проблем и претензий.

*Захватывающие зрелище, неправда ли! **Они безумцы! Они больше чем безумцы! Никогда не видел такого стремления заполучить еду. ***Они не более безумны чем Вы! ****Почему? Я не сумасшедший! *****Они тоже! Это любопытство, а не голод. ******Да, да, возможно Вы правы. *******Нет вопросов, так и есть!

* * *

Офис компании подрядчика располагался в помещении, состоявшем из нескольких комнат, стены двух из них были сделаны из прозрачных стекло-пакетов, то что происходило за ними было доступно постороннему зрению, что касается слуха, то он лишался такой возможности дверьми, закрывавшими входные проёмы конструкции настолько плотно, что ни один произведённый в её внутреннем пространстве звук не мог покинуть его.

Георгий впервые видел такое офисное сооружение, с одной стороны оно показалась ему демократичным, с другой стороны в нём было что-то дразнящее, и это понятно, ведь за стеклом находились кабинеты административного и финансового руководителей, они были их рабочими местами и наблюдательными пунктами, от этого общение с подчинёнными было как бы фактическим, реальным, но в то же время его как бы и не было. Этот системный элемент позволил воображению мужчины быстро дорисовать саму фигуру устройства жизни фирмы: пожалуй, что это была самая что ни на есть производственная пирамида с уровнями, ячейки на них были предназначены для исполнителей, являвшимися в то же самое время и потребителями.

Большая общая комната была разделена на сектора: всё как и положено, начиналось с зоны вхождения и ожидания - она была обозначена длинным железным шкафом для одежды с тремя парами дверец, несколькими хай-тек стульями, представлявшими собой соединение вогнутых сидушек, выгнутых спинок и замысловато изогнутых блестящих металлических труб, также офисный холл определялся ещё и узким журнальным столиком, имевшим в качестве столешницы кусок толстого стекла, на нём лежала стопка глянцевых иллюстрированных периодических изданий, следующим сектором помещения была его рабочая часть с рядами офисных столов и стоявших возле них крутящихся стульев на колёсиках, далее определялась зона отдыха с мягким диваном и креслами, возле которых находился низкий, продолговатый стол на котором в свою очередь находились электрочайник, кофеварка, большие коробки с пакетиками чая нескольких видов, стеклянная полусферическая ёмкость, наполненная сахарным песком, огромные, похожие на вёдра банки с растворимым кофе, а также необходимая для потребления всего этого посуда, то есть - чашки, блюдца, ложки.

Пространство помещения было, ко всему прочему, заполнено людьми, звуками голосов, шумом, порождённым передвижениями мебели и её частей, топотом ног, бряцанием, дребезжанием чашек, ложек, непрекращающимся монотонным бульканьем воды, льющейся в чашки жаждущих её.

* * *

До отправления поезда, на котором Георгий собирался доставить иностранных специалистов в свой город оставалось не больше двух часов, это обстоятельство вызывало беспокойство: чтобы добраться до вокзала требуется, как известно, время, посадка в вагон также могла занять ни одну и не две минуты, мужчина считал, что всё лучше делать без спешки, чтобы потом не хвататься за голову по поводу забытых вещей и даже забытых впопыхах людей.

Георгий ещё раз перебрал в памяти всё то, о чём он долго говорил с руководителем представительства фирмы: условия контракта в экземплярах подрядчика и заказчика были скрупулёзно сверены, расхождений в них не было, после этого договорённости о проживании, питании для специалистов фирмы, о требованиях к работе переводчиков и транспорту, которым должна будет осуществляться перевозка людей от гостиницы до строящегося объекта и обратно, всё это было вновь проговорено и в конечном итоге скреплено многочисленными вариациями наилучших пожеланий и многократными рукопожатиями.

Восемь из шестнадцати монтажников находились в офисе, не хватало ещё восьмерых, они должны были вот-вот подъехать: как было объяснено Георгию, их поезд уже должен был прибыть в Москву.

Некоторые мысли указывали на странность пояснения. Мужчина подумал тогда: "Не лень им ехать из Англии на поезде, сколько же дней они добирались до нас?" - взращённая с детства привычка не увлекаться самостоятельностью при исполнении общественного задания, не дала мысли развиться: "Не нашего ума дело, если потребуется, то всё то, что надо, будет сообщено", - сделала свою работу и не позволила поколебать крамольным догадкам делового настроя бизнесмена.

Георгий посмотрел на часы и вздохнул, до отправления поезда оставалось уже меньше двух часов, а недостававших строителей так и не было: "Всё как-то не по-нашему, не по-человечески, норовят на двух поездах сразу поехать, чужестранцы одним словом", - вёл тихие размышления мужчина.

В момент полного отчаяния входная дверь отворилась, и в помещение проник вариант русской речи с характерными юго-западными нотками: один за другим в комнату вошли восемь человек, в офисе возник гвалт.

* * *

- Here they′re!* - возвестил представитель фирмы.
- Who′re they?** - шокированный увиденным и услышанным Георгий пришёл в полную растерянность, что случалось с ним очень редко.
- They′re our specialists, we′re waiting for!*** - радостно сказал представитель.
- Really!**** - восклицание Георгия выражало недовольство имевшейся в нём, как он ранее считал, прозорливостью, мужчина поклялся себе, что в ближайшее время займётся воспитанием этого качества и более не допустит её бездействия.
- Yes, yes these′re the men, now it′s time to go to the railwaystation,***** - сказал счастливый англичанин. Георгий подумал: "Надо же, на работу наших мужиков взяли! Своих что ли не хватает?"

- Откуда вы, парни? - спросил прибывших Георгий.
- С Украины, - протянул один из восьмерых.

*Вот они наконец-то! **Кто это? ***Это и есть те специалисты, которых мы ждали. ****Неужели это они! *****Да, да, конечно - это они, теперь вы можете отправляться на вокзал.

* * *

Два микроавтобуса латвийского автозавода РАФ доставили Георгия с шестнадцатью монтажниками на вокзал быстро и без происшествий, если не считать одного недоразумения - пожелания украинцев покормить их перед дорогой в привокзальном кафе.

Георгий мужественно выслушал смелое, на его взгляд, мнение соотечественников и предложил всем забыть о возникшем желании по двум причинам: во-первых, до отправления поезда оставалось не так много времени, чтобы посещать рестораны, во-вторых, в контракте нет пункта, в котором был указан такой вид услуг.

Провинившаяся прозорливость проявила на этот раз активность, она шептала: "Ни в коем случае не делай этого, что-то здесь не так!"

Поездка на пассажирском поезде не имела в себе никаких запоминающихся событий. Строители забрались в свои купе, закрыли двери и не открывали их до прибытия на место, исключение составил пятидесятилетний смуглый англичанин с залысинами на передней и затылочной частях головы и с большими, карими, блестящими глазами на выкате, имевший к тому же ещё одну характерную особенность - густо покрытые чёрными волосами кисти рук, а кроме этого и ещё одну - его дикция представляла собой шамканье, любая из произносимых им фраз заканчивалась трясением головы и многократным повторением слова - yes, yes, yes, yes.* Он долгое время не отпускал Георгия из своего купе, задавал ему много вопросов, и сам же отвечал на них, заглядывая при этом в глаза попутчику: "...yes, yes, yes, yes", - это был старший группы монтажников. Чего мужчина добивался от него, Георгий не понял, как и не понял половины его вопросов, на которые он, через некоторое время общения с ним, начал и сам просто отвечать: "...yes, yes, yes, yes".

*да, да, да, да.

* * *

Знакомый и уже полюбившийся силуэт автобуса, стоявшего на прилегавшей к вокзалу стоянке, выделялся среди незначительных очертаний легковых машин, внутри него на водительском месте сидел Глеб, он терпеливо ждал указаний.

- Никита в ресторане завтраком занимается, Вера смотрит, как подготовлены номера, переводчики ждут в холле гостиницы, - доложил обстановку, поджидавший Георгия у входа в салон автомобиля Александр.
- Рутина! - сказал Георгий, друзья рассмеялись, цепь из приезжих специалистов, не останавливая своего движения молча протекла мимо них в открытый проём и отдала себя транспортному средству для доставки к пункту использования, друзья вошли за ними внутрь, Глеб потянул на себя блестящий рычаг, дверь закрылась.
- Ты знаешь, что в стране происходит? - Георгию не терпелось поделится своими впечатлениями о поездке.
- Знаю, страна разваливается, скоро её не будет, - равнодушно сказал Александр.
- Если знаешь, то почему молчишь? - тон друга поразил Георгия.
- А кому это надо? - озабоченность глобальными событиями в свою очередь удивила Александра.
- Что значит кому надо! Это наша жизнь, наша история! - начал говорить Георгий избитые фразы.
- История идёт сама по себе, хотим мы этого или нет, а вот отдельного человека тревожит только его личная жизнь: что есть, что пить, что носить, кого любить, о ком заботиться - зачем ему история тысячелетий? - Александр уподобился товарищу и для оправдания своего безразличия к происходящему воспользовался общеизвестными истинами.
- Вот, чем живёт твоё сердце! Вот, что определяет твою жизнь! - обрадовался Георгий, услышав в словах приятеля тихую мелодию любви, заглушающую своим объёмом потребность в свободе, в правде.
- Ну не мозги же, сам говорил они слабы против сердца, - загадочно улыбнулся Александр.
- Так и есть! Считаешь нет смысла переживать? - поинтересовался мнением Александра проницательный товарищ.
- Нам-то какое дело до этого? - подобная точка зрения возникает в минуты озарения: "А что я могу сделать!" - Александр, не кривя душой полагал, что в ней нет цинизма или безответственности, но в ней точно есть честность по отношению к себе и к своей судьбе.
- Сообщат? - Георгий вспомнил формулу безопасного существования в общественной среде.
- Да, когда сообщат, тогда и узнаем правила новой игры, - подтвердил сказанное другом Александр.
- Точно, игры, - превратился Георгий в союзника высказанной мысли.
- Ну, а чего же там всё-таки было в Москве такого, что у тебя наступило такое перевозбуждение, - любопытство мужчины не выдержало и проявило свою силу, её аппетит потребовал слухов, измышлений, искажённой информации - это была настоящая жизнь, в которой правда скучна, неувлекательна, безрадостна и никому не нужна.
- Тебе же неинтересно! - решил подразнить приятеля Георгий.
- То, что связано с тобой интересно, - заверил его Александр.
- Ладно расскажу, слушай какие там события разворачиваются: самое главное это то, что никому в голову не приходит, что людей нужно кормить! - на последней части фразы Георгий сделал смысловое ударение, интонационные изыски речи он сопроводил медленным подъёмом рук вверх, и последовавшим за ним, их резким падением вниз, после произведённого действия докладчик выдержал многозначительную паузу.
- Как понимать, не приходит в голову, наоборот проявляется забота и внимание по этому вопросу: карточки на продукты сделали, пытаются решить вопрос со снабжением, много что делают, со спекуляцией, например, борются, - простодушие Георгия потребовало от Александра указать на то, что его друг впал в заблуждение.
- Очень заметно борются - за один день цены по всей стране в три раза повысили, - Георгий вёл себя как настоящий боец, им быстро был найден аргумент, указывающий на то, что как раз не он, а его товарищ витал в облаках.
- Ну, да, повысили, как-то не сообразил, в экономике я не силён, - возникшая в Александре обескураженность указывала на то, что он признавал своё недомыслие.
- Не в этом дело! - кипевшие внутри Георгия созидательные переживания рвались наружу, как пар из чайника.
- А в чём? - пытался отследить направление мысли Александр.
- В том, что людей надо кормить, а об этом никто не догадывается! - Георгий пытался растолковать очевидное - это то, что у людей было много денег, они могли покупать, они хотели покупать, но им не привозили товаров столько, сколько им было нужно, столько, сколько хотели они - потребители! В стране был дефицит всего, о чём только можно было подумать, для мгновенного обогащения годился любой товар, будь то гвозди, будь то колбаса!
- Ясное дело, ты уже об этом говорил, - Александр не скрывал своего недопонимания, он считал восторг Георгия необоснованным. Да дефицит был, но это явление как раз и порождает пустота складов, возить-то потребителю нечего!
- Догадался только этот фастфуд и теперь окучивает денежки вагонами, если бы ты видел толпу около их забегаловки, то быстро бы сообразил о чём я говорю, - эмоциональная передача увиденного создала образ в сознании Александра, он был ясным и парил в нём облачком, на котором крупными буквами было написано: ДЕНЬГИ! Мужчина получил неожиданный ответ на свой вопрос, и он тоже был вопросом: "Где брать товары?"
- Понял! - в выражении лица Александра появилась мечтательная улыбка.

* * *

Заселение в гостиницу и завтрак в ресторане, привезённых из дальних стран специалистов по монтажу оборудования, прошли естественно и непринуждённо, уже через час с небольшим после приезда в отель, строители вновь стояли у, предназначенного для заглатывания людей в себя, закрытого зева автобуса, чтобы получить разрешение на проникновение в его чрево.

Георгий дождался, когда коллектив, состоящий из рабочих и переводчиков собрался в полном составе на автомобильной стоянке, после этого он познакомил одних с другими, коротко рассказал о правилах поведения, о принципах деловых отношений на строящемся объекте, об услугах, которые по договору могут быть предоставлены сотрудникам иностранной фирмы бесплатно, затем мужчина представил своих помощников и объяснил, что по всем возникающим вопросам, связанным с их совместной деятельностью можно и нужно обращаться именно к ним, а не к кому либо ещё.

Георгий упредил возникший в группе людей шум, указывающий на уже возникшую массу вопросов, движением руки, содержавшим в себе, предназначенное Глебу указание, оно было им прочитано, блестящий, длинный рычаг разомкнул внутреннее пространство автобуса, оно тут же начало всасывать в себя, стоявших около него пассажиров.

Вера, Александр и Никита посмотрели на управляющего процессами Георгия:

- Первый день, смотрите осторожнее с ними, больше слушайте, меньше говорите, Александр за главного, всё, счастливо, я пошёл с их паспортами в отдел виз и разрешений, нужно зарегистрировать иностранцев, всё тоже в первый раз, так что сам не знаю, как там это организовано, какие требования, ну ничего, глаза боятся, руки делают, - друзья волновались, их переживания были объяснимы, поэтому они не стали сдерживать эмоций и просто-напросто, назло всем трудностям рассмеялись.

* * *

Ушедший день унёс с собой не только прожитое время, но и события, в которых участвовал Георгий: неожиданно пришедшее понимание того, что их больше нет, вызвало в нём абсолютно незнакомые чувства, человек вздрогнул, такое с ним было впервые, он вдруг осознал, что точно также наступит последняя минута жизни, его жизни, в которой всё, что в ней было не будет иметь никакого значения для её последнего мига.

На письменном столе лежали документы его подопечных со сделанными регистрационными отметками, мужчина посмотрел на часы, он собирался отправиться в гостиницу, чтобы вернуть паспорта их владельцам, в этот момент в прихожей раздались переливистые звуки, он подошёл к входной двери и открыл её, за ней стояли Вера и Александр:

- Георгий Андреевич, они устроили скандал в ресторане! - без вступления начала Вера. - Они потребовали пива и вина на ужин, но по договору с рестораном, это не предусмотрено! Официант, который обслуживал их, сказал им об этом, а они стали кричать, угрожать, что это полный бардак, что они поставят всех на место и наведут тут порядок, пришёл метрдотель и сказал им тоже самое, что за алкогольные напитки нужно платить, а они накричали и на него и пообещали его уволить, на нас они тоже накричали, заявили, что автобус маленький, и то, что мы им обязаны организовывать досуг и развлечения, и также пообещали нас всех поменять и уволить, - Вера говорила и говорила, её рассказ казался Георгию фантастическим, он не мог поверить в то, что всё о чём рассказывала женщина касалось его.

"Первый день и сразу происшествие!" - мозг начал лихорадочно выстраивать многочисленные алгоритмы устранения последствий конфликта и выстраивания будущих рабочих контактов со скандалистами, мужчина искал и не находил главного - его позиции, его отношения к случившемуся. Запутавшись в предлагаемых жизненным опытом вариантах разрешения межличностных конфликтов, суть которых сводилась к тому, что он должен был сначала выслушать по отдельности каждую из сторон спора, потом проанализировать случившееся, постараться найти аргументы для примирения и попытаться осуществить его, Георгий прекратил всякие старания найти виртуальный выход из неприятной ситуации, восстановил контроль над чувствами и спросил: "Кто - они?" "Наши, которые не наши, которые у них работают", - Вера так разволновалась, что Георгий не стал больше тревожить женщину, он предложил ей успокоиться, нисколько не переживать из-за случившегося на ужине, усадил её за стол, налил чашку чаю, поставил рядом с ней вазочку, наполненную множеством круглых, жёлтых конфеток, имевших приятный, кисленький, цитрусовый вкус, она тут-же наполнила ими рот и принялась за извлечение тонизирующего напитка из фарфорового изделия.

Глядя на то как Вера брала из конфетницы одно драже за другим и видя, что её действия никак не уменьшали количества сладостей в ней, Георгий в который раз вспомнил маму, и в который уже раз восхитился её находчивостью, проявленной в момент, когда он, будучи малышом закатил ей как-то раз истерику из-за того, что конфет было мало, его вопли: "Мало! Мало! Мало!" - могли свести с ума кого угодно, но только не маму, она быстро нашла выход из положения, купив тогда сыну целых полкило драже "лимончиков"! "Вот тебе много!" - сказала она тогда и высыпала конфетки перед своим любимцем, тот сразу притих и заулыбался: "Много!" - повторил он в ту минуту за мамой. Картина из детства вызвала на лице Георгия загадочную для его друзей улыбку.

"Имеет значение!" - пришла внезапная мысль: "С этим мгновением я готов встретить последний миг и унести его с собой", - сознание наполнилось светом и вернуло Георгия, к посетившим его недавно переживаниям, если тогда, испытанные ощущения напугали и расстроили его, то теперь, после вызванных Верой воспоминаний, у него появилась надежда, что греющее его душу тепло материнской любви всегда будет с ним.

Продолжение следует...





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 33
© 12.03.2018 Анатолий Томин
Свидетельство о публикации: izba-2018-2221926

Рубрика произведения: Проза -> Приключения












1