Думы о Мцыри.


Думы о Мцыри.
Думы о Мцыри.
(Сочинение по мотивам поэмы М.Ю.Лермонтова "Мцыри")

Однажды "Мцыри" прочитав,
Тоской мучительной тонимый,
Я думал: вот он - вольный нрав,
Людским сознанием гонимый.

"Не отрекаются, любя..."
Мятежный дух, презрев страданья,
По воле сладостной скорбя -
Он рвется в центр мирозданья.

И плен ему постыл и мерзок.
Громя преграды на пути,
Неутомим, могуч и дерзок,
Он жаждет волю обрести.

Живым огнем в груди сгорая,
Лелея пламенную страсть,
Он жизнь отдаст за каплю рая
И будет счастлив смерть принять...

...Так думал я, страдая с Мцыри,
В пучину мыслей погружен.
В нем, как во мне, мечты убили,
Я пленником, как он, рожден.

И видел я в бреду тревожном
Его величество Кавказ.
Седою дымкой запорошен,
Он в песнях был воспет не раз.

Его волнующие дали -
Приют истерзанной души.
Как много тайн они скрывали...
Там некогда наш Мцыри жил.

Среди объятий грозных скал,
Среди потоков шумных вод,
Где дух земли его ласкал,
Где счастлив был его народ,

Где блеск кинжала тешил взор,
Где звон кольчуги был желан,
И гордый нрав отца, сестер
Был не способен на обман -

Там жил малыш, и предков кровь
Его сознанье горячила,
И воспитала в нем любовь,
И жить без жалоб научила.

Он, унижения не зная,
Привыкший с малых лет к борьбе,
Вдруг вырван был из чрева рая
И брошен в плен к своей судьбе.

Он умирал среди чужих
В земле неведомой, немилой,
Как ночь - он темен был и тих,
Как лик свечи - терял он силы.

Но, мысль его еще жила
И на простор она стремилась,
Там, где магнолия цвела,
Где божий сад, как божья милость,

Явился б пышною красой
И чудной прелестью цветенья,
И виноградною лозой,
И птичьим переливным пеньем,

И тихим шорохом ручья,
И терпким запахом природы...
О, непокорный дух кричал!
И рвался, рвался на свободу!

Мой Мцыри, мучимый тоской,
Бежал из тягостного плена.
И чувства хлынули рекой
И разошлись огнем по венам.

Он, окунувшись в благодать,
Вдруг стал стремителен, уверен.
Его пружинистая стать
Напоминала тело зверя.

Кто ж после долгих лет тюрьмы,
Мечтая выбраться на волю
Из царства неуютной тьмы
Не рад бы был тому раздолью,

Что видел Мцыри все ясней?
Пусть буря злилась, не шутя,
Он счастлив был сразиться с ней,
От счастья плача, как дитя.

А утром, в столь блаженный час,
Его видение посетило:
Там, где вода стрелой неслась,
Грузинка к берегу сходила.

Стройна, легка и весела,
Гибка и сказочно красива -
Она не шла, она плыла
И юношу с ума сводила.

Когда очнулся он, лишь ночь
Над ним свои раскрыла крылья,
Гоня желанный образ прочь,
Чернела, словно холм могильный.

И он шагнул, как в пустоту,
В дремучий лес - за ним Кавказ.
Быть может, беглеца там ждут?
Костер, быть может, не погас?

Вдруг, рев округу оглушил,
И ярость в юноше зажглась.
Он молод, ловок, полон сил!
Ну, что ему свирепый барс?

Сразился с хищником беглец
И страха в битве не познал.
Он барсу свой предрек конец
И клич победный прокричал.

И снова рвался сквозь кусты,
Разгоряченный жарким пылом.
Луна светила с высоты,
Но, свет ему не проторила...

С дороги сбился бедный Мцыри.
Побег вновь пленом обернулся.
А облака, как птицы, плыли
Туда, куда он не вернулся.

О, юности волшебный миг!
Зачем ты омрачен неволей?
Есть страсть - нет торжества любви,
Нет битвы - есть лишь только горе.

Как я - невольник обречен.
Как я - он сердцем жил и мыслью.
Меж нами разница лишь в том:
Он ощутил дыханье жизни...

(Антон Гапоник в 14 лет)(07.12.1989-27.09.2013)





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 30
© 11.03.2018 Людмила Гапоник (памяти сына-поэта)
Свидетельство о публикации: izba-2018-2221024

Рубрика произведения: Поэзия -> Поэмы и циклы стихов












1