Эрлов. Кольца жизни. Ч. 2. Измена. Стоит только захотеть /продолжение/!


Эрлов. Кольца жизни. Ч. 2. Измена. Стоит только захотеть /продолжение/!
Часть 2. Измена.

"Когда человек богат, время для него замедляет ход, его блаженство тянется, когда человек беден, время для него летит, его горе как гора, через которую надо как можно быстрее перебраться..."

Стоит только захотеть!

Георгий отстранённо водил электробритвой то по одной щеке, то по другой, её вращающиеся ножи размеренно гудели, размышления о бессмысленности планирования жизни отвлекли его до такой степени от процесса выбривания лица от наросшей на нём щетины, что он не заметил, как жужжащий прибор выскользнул из его руки и полетел навстречу кафельному полу:

- Разобьётся, жалко, хорошая была бритва, - подумал мозг.
- Не разобьётся, я её поймаю, - сказало тело и начало совершать изгибы, извороты из стороны в сторону, руки поочерёдно выбрасывали себя навстречу, кувыркающемуся в воздухе, однообразно шумящему электромеханическому устройству, оно ударялось о ладони, но те не успевали сжаться, бритва ускользала от них и продолжала свой губительной полёт, и казалось уже ничто не могло её спасти.
- Фатум! - сказал мозг и добавил, - никакие ухищрения не смогут уберечь от неизбежного.
- Неправда! - возразило ему тело и уверенно сказало: - Судьба человека в его руках, он сам управляет своей жизнью, смотри!

Мозг стал наблюдать за телом, неожиданно скорость падения электробритвы замедлилась настолько, что перевороты увесистого механизма стали напоминать кружение пера птицы в газообразном веществе, плотность которого всё более и более увеличивалась, казалось вот-вот и прибор для бритья замрёт в воздухе, в этот момент к нему приблизилась кисть руки, она развернула себя так, что её внутренняя сторона оказалась под бритвой, та легла на неё, качнулась влево, вправо, пальцы сжались, после этого время изменило ход, скорость жизни обрела привычный темп, увиденное поразило мозг, он не мог дать объяснение тому, чему стал свидетелем.

- Что - это было? - спросил мозг тело, но оно молчало.

"Да! Стоит только захотеть!"- сказал сам себе Георгий и поднёс к лицу работающее устройство для срезания волос под корень.

* * *

Перед тем, как отправиться на встречу с куратором сборки технологической линии, Георгий решил позавтракать в ресторане, располагавшемся на первом этаже гостиницы, время ещё было, управление треста находилось недалеко, мужчина хорошо знал ту часть Москвы и поэтому нисколько не тревожился по поводу того, каким образом он будет туда добираться, по его расчётам ему требовалось потратить на дорогу чуть более получаса, а в запасе у него имелось более двух часов, так о чём тут ещё думать: "Пешком, только пешком! Прогуляюсь перед серьёзным разговором", - был намечен план действий.

Георгий неторопливо оделся, взял портфель, подошёл к зеркалу, посмотрел в него, повернулся в сторону входной двери и вышел из номера, вскоре позади удаляющегося от него человека послышался щелчок, указывающий на то, что сработал его запор - доводчик сделал свою работу.

В гостинице было удивительно тихо, что говорило о её незанятости, данное обстоятельство казалось странным, ведь предприятие располагалась в центральной части столицы, ещё больше Георгия поразило то, что и в находившемся на её первом этаже кафе не обнаружилось ни одного посетителя, а что касается персонала, то на входе в обеденный зал мужчину даже никто не встретил.

Скучающий метрдотель в бордовом пиджаке и чёрных брюках стоял у стойки бара в неподобающей, для его роли в заведении, позе - он извернул своё тело так, что одна из его стоп, обутая в чёрную туфлю, упиралась в закреплённую на ножке высокого стула блестящую хромированную опору для ног, а его искривлённое туловище частично опиралось на барный прилавок и частично, на шедший под ним поручень.

Факт вхождения в помещение человека, ни коим образом не изменил в нём расстановки тел: главный официант невозмутимо продолжал сохранять неподвижность, какого-либо интереса к случившемуся событию с его стороны проявлено не было.

"Спит что ли?" - подумал Георгий.

Мужчина не стал добиваться внимания к себе при помощи громких окликов или ещё каким другим способом, наподобие использования для этой цели энергетического, пристального, сверлящего взгляда, он просто направился к понравившемуся ему столику, шумно отодвинул от него тяжёлый деревянный стул, сел на него и продолжил производить рокочущие звуки уже на нём, выбирая для себя удобное положение.

Георгий всё ещё елозил ножками предмета интерьера для сидения по керамической поверхности пола, когда заметил на ней, рядом с собой тень, своими очертаниями напоминающую женскую фигуру, она была неподвижной до тех пор, пока им не была достигнута приемлемая для приёма пищи позиционная точка, после этого силуэт передвинулся:

- Если быстро, то можно сделать яичницу-глазунью с жареной колбасой или ветчиной, есть каша - овсяная, рисовая, попить - минеральная вода "Нарзан", "Боржоми", кофе, чай, - без всякого вступления прозвучал голос, не возбуждающий никаких чувств, кроме желания поскорее сделать заказ, Георгий посмотрел на официантку, она сказала: "Здравствуйте!"
- Глазунью с ветчиной, кофе, - определил свои предпочтения Георгий.
- Кофе у нас только растворимый, - предупредила официантка, мужчина кивнул головой.

Когда спустя полчаса, Георгий покидал ресторан, метрдотель уже стоял у дверей, его вид желал уходящему посетителю доброго дня:

- Цены смотрю, сильно на всё выросли! - остановился Георгий рядом с лицом, отвечающим за обслуживание гостей и выразил свои чувства коротким высказыванием, указывающим на то, что радости в палитре переживаний в связи с оплаченным счётом за два поджаренных яйца и несколько тонких кусочков ветчины в ней нет.
- Министру финансов спасибо надо сказать! - прокомментировал главный официант заведения, адресованную ему претензию, его ответ вызвал у Георгия переживания: "Действительно, он прав - неизвестно что будет не то что завтра, а уже сегодня через час или два! Чего это я парня обвиняю - нашёл стрелочника!"

Солнечный, безветренный день быстро успокоил душевное волнение Георгия, и тут же события, стремительно происходящие в его стране, стали малозначительными, а проявляющие себя на газонах зелёными, жёлтыми, фиолетовыми, белыми пятнами весенние первоцветы и вовсе затмили собой серьёзность исторического момента в жизни огромной страны.

* * *

- Возьмёте четыре вагона хмели-сунели? - спросил председатель совета директоров.
- Что - это такое? - в свою очередь спросил Георгий.
- Приправа, грузинская приправа, смесь специй для супа, мяса, соусов, - сказал партнёр по контракту.
- Какой суп? - не понял Георгий, назначение того, что ему предлагали.
- Харчо слышали такой? Ещё чахохбили знаете? - задал наводящие вопросы председатель.
- Харчо знаю, чахохбили нет, - признался Георгий в неполноте знаний грузинской кухни.
- Не важно! Берите товар и не думайте! - председателю было лень объяснять очевидность выгодности предложения, он предлагал действовать, а не размышлять.
- Мне всё-таки надо подумать, - сказал Георгий. Неожиданное предложение напугало его.
- Сколько будете думать? - поинтересовался председатель.
- А деньги? Это же дорого - четыре вагона! Для такой крупной сделки у меня нет средств, - сказал Георгий, он искренне полагал, что председатель его дурачит и хочет ему всучить никому ненужный товар, да ещё в таком количестве.
- Да какие средства! Денег совсем не надо, потом, когда всё продадите и рассчитаетесь, - Георгий представил, как он ходит по ресторанам, магазинам, базарам города в котором живёт, и предлагает купить у него хмели-сунели, его воображение смогло реализовать за десять лет полвагона кавказских специй, в мыслях мужчины возникла паника: "Чего он добивается от меня? Так не бывает - товар взял, а платить потом, когда-нибудь. Скажу ему, что дам ответ через два дня, а послезавтра позвоню и скажу, что мне ничего не надо".
- Два дня, - сказал Георгий.
- Хорошо, через два дня, так через два дня, теперь о наших делах поговорим, - что-то происходило с председателем, было заметно, что он чем-то сильно обеспокоен.
- У меня всё готово! - сообщил Георгий о состоянии дел в его предприяти.
- Это хорошо. Вот у нас наоборот, всё, что было готово, теперь неактуально! Представляете десятилетия шли, шли, и оказалось, что шли непросто не туда, а в никуда! - председатель глубоко вздохнул, затем продолжил, - доделать бы уже начатое, остальное, я так понимаю, уже никому вскоре будет не нужно, а наше хозрасчётное объединение без сомнения ждёт в ближайшем времени развал, так что на работу может быть к Вам попрошусь, - сказал председатель.

Георгий не до конца понимал то, о чём шла речь, также ему были неясны причины, вызывавшие у председателя настолько глубокие переживания: несмотря на то, что апрельская реформа цен в три раза уменьшила его ожидаемую по договору прибыль, он радовался, происходящим в стране переменам, ожидая от них открытия возможностей для укрытых в себе стремлений к свободе выбора своего пути.

- Что-то произошло? - задал предельно наивный вопрос Георгий. Прошла всего неделя с небольшим после их встречи, но мужчина не мог узнать, в посетившем его офис председателе, того волевого и уверенного руководителя, излучавшего энергию желания творить и реформировать систему, вверенной ему организации, ради созидания.
- Вы, что не знаете? - председатель изумился неведению провинциала, его спокойному отношению к экономическим изменениям, к жизни по талонам на продукты питания, к тому, что советские республики одна за другой прекратили бюджетные платежи, к тому, что Прибалтика и Грузия уже покинули Советский Союз.
- Нет, а что случилось? - Георгий, конечно же знал о всех этих малопонятных ему изменениях, он, как и все покупал в магазинах чай, сахар, масло, колбасу, водку, сигареты и мыло по талонам, он также слышал и о том, что республики, входящие в состав союза вознамерились выйти из него, но прямой взаимосвязи этих явлений и событий со своей жизнью он не замечал: "Как можно относиться к ветру, к дождю, к дню, к ночи, к временам года? Если эти явления есть, то к ним нужно приспособиться и жить", - так рассуждал мужчина.
- Страна разваливается, всё скоро рухнет, а мы тут с вами решаем, как этих засланцев будем кормить, возить, обеспечивать их работой, безумие какое-то! - председатель неожиданно утратил контроль над бурлившими в нём чувствами.
- Куда она денется? - выразил Георгий сомнение по поводу исчезновения страны.
- Уедет! - приняв патетическую позу, чуть ли не выкрикнул председатель.
- Куда? - изумился Георгий.
- В ад! Или в рай! Никто не знает, - аллегории председателя показались Георгию чрезмерными, он посчитал их продуктом перевозбуждённого разума.
- Может всё обойдётся, - в Георгии возникло чувство жалости к человеку, отдавшему всю жизнь системной пирамиде, он напомнил ему его первого директора, недавно пережившего крах в делах и замыслах, последовавшее за этим закрытие предприятия и потерю работы.
- Не обойдётся! - категорично выразился председатель и вернулся к первоначальной теме разговора, - всё-таки, Георгий Андреевич, взяли бы четыре вагона хмели-сунели? - у Георгия возникло смутное предчувствие того, что надо соглашаться, но академическое воспитание помешало вступить с председателем в сделку.
- Я подумаю, позвоню Вам через два дня, - слова непроизвольно вырвались изо рта, их отзвук помешал мысли до конца оформиться и обрести силу, необходимую для управления поступками.
- Понятно. Иностранные специалисты приехали, ждут, когда Вы их заберёте. Офис тут у них недалеко от нас. Делать знаете, что. Занимайтесь. Какие вопросы - звоните, - интонации, с которыми было продолжено общение, указывали на обречённость, испытываемую председателем перед лицом неизбежного, - ежемесячные совещания по графику ввода в эксплуатацию объекта отменяются, решайте всё на месте, согласно обстановке и условиям контракта, - добавил он к сказанному.
- Хорошо, не беспокойтесь, с нашей стороны всё сделаем так, как прописано в договоре, - заверил его Георгий.
- Желаю удачи, теперь всё в ваших руках, решайте, действуйте, добивайтесь. Передайте приветы Константину Валерьевичу - замечательному специалисту и человеку, и Вере - прекрасной женщине, способной украсить любое предприятие. Удачи ещё раз! - председатель встал из-за стола, Георгий тоже поднялся со своего места, хозяин кабинета подошёл к гостю пожал ему руку, по-мужски обнял и сделал несколько хлопков по спине.

Эмоциональное расставание растрогало Георгия, ему захотелось сделать для доброго человека что-то приятное, мужчина провёл экспресс-анализ возможных светлых поступков, действий, слов, которыми бы он мог поделиться с председателем и не нашёл ничего кроме: "Спасибо! До свидания!"

Продолжение следует...





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 26
© 11.03.2018 Анатолий Томин
Свидетельство о публикации: izba-2018-2221022

Рубрика произведения: Проза -> Приключения












1