Портниха весна



                  * * *
В саду Эдемском древо Знания
Цвело и крепло много лет;
Но зрел соблазн, росло желанье
Переступить через запрет.

И вот, запретный плод срывая
Наперекор, презрев века,
Пред Богом власть не признавая,
Тянулась к знанию рука.

Цена заветного прозренья –
Из Рая изгнан человек,
В обмен за сладкое мгновенье
В изгнаньи провести свой век…

Мы дети древнего Адама,
В нас жажда к знаниям сильней;
На склон карабкаюсь упрямо,
Срываясь в пропасть меж камней.

Постигнуть тайну мироздания,
Увы, пытаюсь тщетно я -
На страже таинства познания
Не дремлет строгий Судия.


  ДИАЛОГ С ПОПУГАЕМ

В томлении время коротая,
В час ожидания важных встреч,
Себя с весёлым попугаем
Решил беседою развлечь.

Я подошёл к нему скучая:
Привет, приятель, как дела?
Он проскрипел: "Хотите чая…
Как поживаешь… Спать пора…"

И подскочил на край посуды,
Мигнул, осознанно вполне,
Как бы спросил: "Ну, что, брат, худо?"
Я согласился: "Худо мне".

Скажи мне, птица, ты ж летаешь,
Ты говорящий у меня,
Быть может, ты такое знаешь,
О чём и не мечтаю я.

Ведь твой прапрадед был пиратский
И ты уж, верно, должен знать
Про тайну притчи азиатской,
Как птицу СИНЮЮ поймать.

Мой попугай не отвечая,
Потрогав клювом край пера,
Вновь проскрипел:" Хотите чая…
Как поживаешь… Спать пора…"

                   ***
Блеск недолог золота колец,
Если есть ошибка Зодиака,
Улицы «Расколотых сердец»
Утонули в лабиринтах мрака.

Бьёт волна в гранитный парапет,
Молвит: «Позабудь о том, что было»,
У судьбы есть множество примет
В том, что время ход остановило.

Значит, всё имеет свой конец,
Спит в теснине, слякоти и стужи
Улица «Расколотых сердец»
С окнами похожими на лужи.

Если есть прохожие на ней,
Лица озабочены и строги,
Не найти средь вычурных теней
К счастью ускользающей дороги.

Но наступит ласковый рассвет,
Снова зарумянит окна солнце
И весёлый, беззаботный свет
Отразится лучиком в оконце.



                 ***
Опять в неведомые дали
Неудержимо звали струны
И неожиданно рождали
Туманный образ чей-то юный.

Они врывались вглубь сознанья
И жалили без сожаленья,
Даруя смутные желания
И разжигая боль томления.

То наплывали звуки бурно,
То наполняли грустью сердце,
Хотелось слышать всплеск ноктюрна,
А раздавались вихри скерцо.

И не была она повтором,
Мелодия в квартале тесном.
И рок судьбы был дирижёром,
А жизнь сама была оркестром.

     Слепой дождь
По лужам бегая лучами,
Смеялось солнце как дитя.
И всё тонуло в панораме
Слепого летнего дождя.

На небе не было ни тучи,
Но грянул гром – нежданный гость
И люди, прячась, сбились в кучи.
Откуда ж взялся этот дождь?!

Твой взгляд задумчив был и светел,
А дождь и вправду был слепой.
Иначе б, верно, он заметил,
Что мы так счастливы с тобой.

                  ***
Уж сердце привыкло не верить
Наивным сюжетам кино,
Закрытые наглухо двери
Распахнуты настежь давно.

Как смело душа отметала
Всё то, что казалось старо.
И в вихре житейского шквала
Хваталась рука за перо.

Писал я о том, что томило,
Про горести и благодать,
Всё это с неистовой силой
В стихах я хотел передать.

Тонул я в людской круговерти,
Тянул свой багаж, словно вол,
Но лучшие строчки, поверьте,
Лишь те, что написаны «в стол».


                 ***
Ни о чём не надо говорить,
Ни о чём не стоит волноваться.
И рассудка тоненькая нить
Вот уже готова оборваться.

Позабыты прежние слова,
Я молчу, как мудрый небожитель,
Только лжёт досужая молва,
Что молчанье – мудрости обитель.

Оба понимаем, я и ты,
Мы молчим, не вечность постигая,
А причина нашей немоты,
Очевидно, всё таки другая.

Ни при чём ни мысли, ни слова,
Всё давно понятно и известно.
Видно, суть причины такова:
В том, что жить нам рядом стало тесно.


                ***
Бывает, нежданно, порою,
Нисходит на нас благодать,
А я сомневаюсь и спорю,
А надо ль об этом писать?

Всё это не раз уже было,
Как горное эхо в горах.
И сердце не раз уже ныло,
Вздыхая о звёздных мирах.

Уж в рифмах не раз повторялся
Возвышенный песенный слог.
И в чуткой душе отзывался
Восторг восхитительных строк.

Сплетались в созвучия ритмы,
Слагались поэмы в тома,
Поэты Эллады и Рима
Сводили влюблённых с ума.

Но слово, заветное слово,
Как верный и суетный страж,
Вдруг гонит меня из-под крова
На хмурый осенний пейзаж,

Где в лунном сиянии ограда
И сада густой монолит…
Писать, значит, всё-таки надо,
Раз сердце об этом болит.

                        ***
Небо отразилось в тёмных лужах,
Я увидел небо, тем и рад,
А в домах, квартирах, как и в душах,
Лишь убогость, серость и разлад.

Я смотрю пытливо и не внемлю
На погосты, храмы и кресты,
Значит, мы пришли на эту землю
Наводить сожженные мосты.

Говоря о прегрешеньях мира,
Кем себя я, смертный, возомнил?
Уж не маску ль гордого Сатира
На себя надменно нацепил?

Мне милее образ Пилигрима,
Мне пора унять свой быстрый бег,
Время всё равно неотвратимо,
Я всего лишь только человек.

Всё живое эту землю славит.
Я лишь к свету рвущийся росток,
Мне б вплести в затейливый орнамент
Крохотный, короткий завиток.

Мне бы только глаз не поднимая,
Встать перед насмешливой толпой,
Чтобы лёд бездушия ломая,
Прозвучал чуть слышно голос мой.

Если ж непослушными устами
Не дано смутить людской покой,
Мне б поверить в то, что люди сами
Этот лёд стряхнут своей рукой.


                    ***
Есть в душе у каждого местечко,
Что от всех закрыто на замок,
Ты о нём чужому ни словечка,
Чтоб чужой попасть в твой мир не мог.

И про то, что на сердце таится,
Про сомненья, радость и печаль,
Не спеши с другими поделиться,
Не спеши с мечты срывать вуаль.

Господу доверь свою тревогу,
Он услышит своего раба,
Только Он найдёт к тебе дорогу,
А другим заказана тропа.


                ***
Не поминайте Бога всуе,
Когда закралась в душу ложь,
Пред мраком пошлости пасуя,
Святое Имя не тревожь.

В покоях царственной лазури
Господь скорбит о нас о всех,
Не поминайте Бога всуе,
Не повторяйте смертный грех.

Поймите истину простую.
Печален лик Его и строг.
Не поминайте Бога всуе,
Не забывайте – Он наш Бог.


                  ***
Грядёт весна «девятым валом»,
Надежды будит, вдаль маня,
Но тлеет мысль огнём усталым,
Что это всё не для меня.

Мир наполняется упрямо
Упругой дерзостью ветров,
А я вдыхаю затхлость хлама
Глухих заброшенных дворов.

Я тоже рад чужому пиру,
Но я давно всем этим сыт,
Я не спеша бреду по миру,
Глотая горести обид.

Я петь рулады не пытаюсь,
Душа моя вовек грустна,
Я не хочу, чтобы терзаясь,
Она очнулась ото сна.

                    ***
В вечных заботах, в сумятице дел,
Сонной дворнягой приплёлся апрель.
Носом лениво вокруг повертел,
Мирно улёгся на серую прель.

Скоро на землю прольются дожди,
Значит, для грусти не видно причин,
Что же так сердце заныло в груди,
Глядя на свежесть лазурных картин.

Тонкие ивы стоят в неглиже,
Не пробудились ещё ото сна,
Ждут в томной неге, что скоро уже
Платьев нашьёт им портниха – весна.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 34
© 09.03.2018 Владимир Карабанов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2219553

Рубрика произведения: Поэзия -> Лирика гражданская












1