ПРОБУЖДЕНИЕ


                                                                                         ПРОБУЖДЕНИЕ
                                                                                              рассказ


   День шёл на убыль. Вадим расписался в буровом журнале. Захлопнул его, поднялся со стула. Ломило спину от усталости, болели натруженные руки после отработанной вахты. Вдруг над головой раздался гул. Он нарастал. Бурильщик вышел из вагончика и увидел, как из-за кромки леса, чуть не задевая верхушки елей, вылетел МИ-8, держа на подвеске гондолу. Вертолёт сделал круг над буровой и стал опускать свой груз на специально отведенную площадку. « Дизтопливо завезли наши небесные братья», - подумал Вадим. Он круто повернулся и пошёл в городок.
Бурильщик было уже собирался зайти к себе, как в соседнем вагончике, напротив, увидел в окне лицо мальчугана лет пяти. Это был Славка, сын лаборантки Клавы. Мальчик оглядывался по сторонам и подзывал рукой Вадима к себе. Тот невольно остановился. Противоречивые чувства боролись в нём. Он знал, что лучше всего для него повернуться, уйти, но ноги сами несли его в вагончик.
Славка был один. Вадим гладил малыша по голове и слушал его незамысловатые рассказы.
- Так у нас, значит, гости! – дверь открылась, и на пороге появилась раскрасневшаяся от мороза Клава. Она ещё не пришла в себя от удивления, настолько был неожиданным приход бурильщика. Она могла предвидеть всё, только не это.
Молодая, красивая, Клава знала себе цену. И держала всех на расстоянии. Многие из бригады крутились вокруг неё, делали ей предложения. Но она ни на ком не останавливала своего выбора. Вадим же был равнодушен ко всей этой суете, стоял в стороне от её поклонников. Его интересовала только работа. А теперь он здесь, стоит у окна спиной к ней, не выражая никакого желания поговорить. Сильный человек, воле которого невольно подчинялись даже битые жизнью люди, стоял неподвижно и, как всегда, молчал.
Клава не скрывала своих чувств. Она радовалась приходу бурильщика.
- Постой! – сказала ему, снимая верхнюю одежду. Заметалась по комнате со словами:
- Сейчас организую чай с брусничным вареньем. Я знаю, ты его любишь…
- Ничего не надо. Я пошёл,- продолжая стоять к ней спиной, проговорил Вадим.
Клава подошла к нему, взяла его за плечи и повернула лицом к себе. Мужчина молчал. Пустыми глазами он смотрел сквозь неё.
- Вадим, я люблю. Только тебя! Уже давно. Ты меня слышишь?! Не молчи!- Клава в отчаянии, не зная, что предпринять, трясла его за плечи.
Бурильщик начал приходить в себя. Взял опять на руки Славика. Тот не сопротивлялся. Наоборот, он со всей своей детской непосредственностью прижался к нему, обхватив его за шею ручонками.
- Дядя, вы от нас никуда не уйдёте? Вы будете с нами? – допытывался мальчик.
Вадим не ответил на вопрос ребёнка. Чуть помедлив, он обратился к Клаве:
- У него…есть отец?
- Он его ни разу не видел. Считай, что его никогда не было.
- Понятно,- чужим для себя голосом откликнулся бурильщик.
Клава продолжала:
- Уже шестой год, как живу одна. Славика не на кого оставить. Приходится его брать с собой на работу.
Наступила пауза.
- Расскажи мне о себе,- собравшись с духом, попросила Клава Вадима:
- У тебя была семья… жена, дети? Не молчи! Почему ты о себе никому не рассказываешь?!
Бурильщик сидел, зажав голову руками. Хорошо известное ему чувство окаменелости разливалось по телу. Ни слова не говоря, он медленно поднялся со стула. Взял вновь Славика на руки. Подошёл к окну. Ещё раз взглянул на малыша. Что-то до боли знакомое проступило в его облике. Те же самые распахнутые глаза, нос, те же самые пухлые губы, доверчиво полураскрытые ему в улыбке.
«Не может быть!» - он, как пьяный, шатаясь , вышел из вагончика.
Вадим брёл, как автомат, назад к буровой, ещё не отдавая себе отчета в том, куда он идёт. Нет, он не шёл. Ему казалось, что он проваливается в тёмную шахту, падает в бездонную пустоту, где в бесконечном падении через равные промежутки времени, как в тоннеле, проносятся перед глазами то ли огни, то ли освещённые лица людей.
Наконец он пришёл в себя. Понял, что стоит перед буровой. Оглянулся по сторонам. Увидел, как экипаж вертолёта, подкрепившись в столовой, возвращается к своей машине. Вадим по привычке взглянул на буровую. Возле ротора вахта раскручивала «трубку ». Он уже хотел идти обратно в городок, как увидел маленькую фигурку возле буровой. Он вгляделся и похолодел. Это был Славик. Он кинулся ему наперерез. Малыш поднимался по боковой лестнице наверх. Вахта, увлечённая ритмом работы, не могла видеть его сбоку у мостиков. Сняла «трубку» с элеватора, и та, ухнув, махиной загудела вниз, на Славика.
Мужчина еле успел выхватить мальца из-под мчавшейся на него бурильной трубы. Упал с ним в снег. Он продолжал всё ещё прижимать к себе мальчика, хотя им уже ничего не угрожало. Беда у них пронеслась над головой. От трубки, что сейчас находилась в безмятежном покое, вместе с поднимавшимся паром исходило тепло земных недр. До Вадима донёсся запах бурового раствора. Вдруг он услышал шёпот:
- Папка, я тебя так долго искал.
- А ну, повтори, что ты сказал?- Бурильщик встряхнул Славика. А тот всё шептал ему подле уха:
- Я убежал от мамки. Я пошёл тебя искать. И вот нашёл. Ты мой папка. Я знаю.
Что-то дрогнуло в груди у Вадима. Вся его не сложившаяся жизнь сейчас заново прокручивалась перед глазами. Учёба в техникуме. Служба в Армии, когда он выполнял интернациональный долг в Афганистане. В одном из боёв с душманами его контузило. Госпиталь. Потом демобилизовался. Вспоминал, как встречала после армии его любимая девушка, ставшая ему женой.
… Они жили в глухом лесном посёлке Отдаленном, там, в предгорьях Северного Кавказа ….Он её не довёз до ближайшей больницы. Жена в пути умерла от родов у него на руках. Всю нерастраченную любовь Вадим обратил на родившегося сына. Мальчик рос крепким и здоровым. Сам же он работал на буровой, а сына оставлял под присмотром своей престарелой тётки. Потом случилось непоправимое. Однажды, когда он возвратился после работы, узнал, что его трёхлетний сын выскочил на дорогу и случайно попал под колёса проезжавшей мимо лесовозной машины. С Вадимом тогда случилось нервное потрясение. Он месяц пролежал в больнице. Замкнулся на своём горе. Никакие радости жизни для него больше не существовали. Он попытался бежать от самого себя. Бросил работу, свои родные места и рванул сюда, на край света. Но память всегда была с ним, жгла калёным железом…
Бурильщик застонал от бессилия. С трудом оторвался от своих воспоминаний. Он ещё и ещё раз вглядывался в Славика. Неожиданно для себя он распознал в нём своего сына. Вадим задохнулся от происходящего с ним в эту минуту. Сердце, как полноводная таёжная река, что сбросила с себя тяжёлые оковы, словно вскрылось могучим ледоходом и пошло победным колоколом отстукивать в груди. Он беспрестанно, точно в беспамятстве, повторял:
- Сын, сынок….
Из тёмных, дремавших его душевных глубин, поднималась волна радости. Бурильщик как бы пробудился от спячки. Он подбрасывал Славика. А тот кричал, захлёбываясь от смеха:
- Вон мамка бежит к нам!
Клава, наконец, добежала до них. Обхватила руками - и они втроём повалились в снег. Сквозь восклицания Славика Вадим различил рядом шёпот Клавы:
- Я всё видела… Люблю… Я с тобой хоть на край света!
- Да уж куда дальше: мы и так с тобой находимся на том самом краю, - отвечал ей Вадим, утирая ей лицо от слёз вперемешку со снегом.- Я тебе потом про себя расскажу. Ладно?
- Не надо ничего рассказывать!- Клава прикрыла ему ладонью рот.- Самое главное, что ты с нами… Это мой праздник. Это наш общий праздник весны.
В это время над вертолётом, завращались винты, рассекая воздух. Долетающий с буровой шум дизелей потонул в гуле работающих авиационных двигателей. Могучая машина вздрогнула всем своим корпусом , оторвалась от земли и, набирая высоту, сделала прощальный разворот над буровой. С вертолёта видели, как внизу три маленькие фигурки бежали, падали, кричали им вслед что-то, смеясь от радости. Штурман недоумённо спросил командира:
- Что они там, бурильщики, одичали что ли в этих медвежьих углах? Можно подумать, что никогда не видели вертолётов.
Командир возразил:
- Скорее всего, дело в другом. Видимо, эти люди нашли здесь своё счастье. Чтобы их понять, нам нужно опять к ним спуститься на землю.

1980г. – 1982г. о. Сахалин пос. Пограничное – г. Хадыженск Краснодарского края





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 66
© 09.03.2018 Василий Макарчук
Свидетельство о публикации: izba-2018-2219236

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ












1