24. Зима 1242/1243 гг., Ярослав Всеволодович


-Вызывает меня татарский правитель к себе, - сообщил Ярослав Владимирский своим ближникам. - Ещё и с сыном требует явиться. В случае непослушания грозится наслать на нас войско. Что посоветуете, други?

-Не ходи к нему, княже! - сказали одни. - Казнит тебя поганый, когда окажешься в его власти. А так можно попробовать отбиться. В крайнем случае уйдёшь в леса или ещё где пересидишь...

-Велико могущество татар! - сказали другие. - Коли придут — не отобьёмся. В лесах долго не просидишь, а бежать... Куда? Разве что в Новгород. Но поганые и туда доберутся. Что тогда? Тевтонов и шведов звать? Они, конечно, рады будут на Русь придти, да только потом не спровадить их. А то, что с сыном вождь татарский зовёт, так то хороший знак! Он его, скорее всего, в заложники хочет взять. Значит, не живот твой ему нужен, а повиновение.

-Не ходи, княже! - снова уговаривали первые. - Лучше смерть на поле брани, чем ярмо степняков. Никогда наши предки ни под кем не ходили и нам то же завещали.

-Это потому, что никогда предки не сталкивались с такой великой силой! - парировали вторые. - Даже в лучшие свои времена печенеги и половцы и в половину не были такими могучими, как татары. Последние даже Киев сумели взять!

Князь молча слушал, исподволь узнавал общие настроения не только знати, но и простых горожан, прикидывал про себя. Наконец снова собрал ближников и сообщил своё окончательное решение:

-Поеду к татарам, иного пути нет! Мы слабы перед ними, княжество разорено, население запугано и не хочет новой большой войны, а с запада латиняне так и ждут нашего просчёта. Нам не выстоять, воюя на два фронта. Лучше покориться одной из сторон ради сохранения страны. Поэтому упаду Батыю в ноги, преподнесу дары и буду молить о пощаде. Авось смилостивится да подсобит в борьбе с западными агрессорами.

-А почему наоборот не сделать: в союзе с рыцарством против татар не пойти?

-Орден за помощь потребует пустить его в Новгород и Псков. Сядет он там крепко, свои крепости понастроит, веру православную утеснит, а наше княжество в арену для битв с погаными превратит. Устроят обе стороны здесь разорение великое и мы ни с чем останемся. Батый же, если ему присягнуть, не станет обрушиваться с войском на своих верных вассалов.

Так и порешили. Ярослав прибыл в ставку Батыя на Волге и терпеливо ожидал его соизволения встретить. Перед аудиенцией князю владимирскому и его сопровождающим пришлось склониться перед идолом и пройти под ярмом. Потом их впустили в шатёр, принадлежащий когда-то Белле Венгерскому, где сам Батый сидел на троне с постаментом. Русская делегация встала на колени и низко, по-восточному, распласталось в знак покорности.

-Ярослав! - знаком предлагая встать, сказал через толмача Батый. - Ты ни разу не обнажал против меня свой меч, сразу явился на зов и признал мою власть. Я доволен тобой, поэтому оставляю тебе твой улус, а также дарую Киев и старшинство между урусскими князьями. Езжай домой с великой честью и правь мне во благо. Но моё слово должно быть подтверждено верховным ханом, поэтому пусть твой сын, которого ты взял с собой по моему приказу, отправляется в Монголию. Я всё сказал!

Ярослав и его свита вновь распростёрлись ниц.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ С ПОНЕДЕЛЬНИКА ПО ПЯТНИЦУ. ПРОИЗВЕДЕНИЕ БУДЕТ ВЫЛОЖЕНО ПОЛНОСТЬЮ





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 38
© 08.03.2018 Вадим Кириленко
Свидетельство о публикации: izba-2018-2218983

Метки: Ярослав Всеволодович, Батыево нашествие, монголо-татарское иго,
Рубрика произведения: Проза -> История












1