Зарница


Зарница
Борис Викторович Сударушкин - "Зарница"

.

.

.

.

- Убери руку от лица, - сказал папа, - испортишь кадр...
Я не хочу убирать руку, но он этого не понимает...И весь мир не поймёт...Глядя в объектив, я целУю свою правую руку и хочу, чтобы на фото это осталось навсегда...Этой рукой я касался Её... я трогал её ... её звали Яна...

Дети любят символические жесты - вот и тогда можно было сказать " честное пионерское" в подтверждение своих слов и отдать салют правой рукой, "честное октябрятское" - и встать, расставив ноги и руки вширь, изображая октябрятский значок в виде звёздочки. Для себя я придумал тайный жест, который должен был унести со мной в будущее одну детскую тайну... Эта фотография - подлинная, и на ней - я ... семидесятые годы прошлого века, папа приехал навестить меня в пионерлагерь Космос в Сестрорецке, что на берегу Финского залива у нас под Питером...

Но история с Яной началась ещё в детском саду... В СССР многие детсады и пионерлагеря были ведомственными - мой отец работал в театре и это определило выбор детсада и пионерлагеря - оба принадлежали ВТО...

В детском саду я был на "круглосуточном" режиме - это практически полу-интернат... Часть детей забирали домой, остальные оставались на ночь...Но не на всю неделю - ночевать домой нас забирали в среду [на четверг] и на выходные...
Всю жизнь я не мог понять почему кроватки в те годы воспитатели сдвигали по две, и только те, что были у стены, стояли в грустном одиночестве... Догадка пришла в голову недавно - видимо прикроватные тумбочки по ГОСТу [гос.стандарту] полагались "одна на двоих" - а потому иначе и расставить кровати было невозможно - сами попробуйте...

Вот так ГосСтандарт СССР и познакомил нас с Яной, когда нам было 5 или 6 лет, практически уложив нас на двуспальную кровать ... Не будет никаких подробностей - вспоминайте собственное детство [кому есть что вспомнить]. То, что дети вытворяли публично для всех согрупников, с осуждением называлось воспитательницами "показывать глупости". Тогдашние детсадовские "соло номера" наших друзей в жанре "ню" были лишь фоном нашего существования в интернатском режиме - мы с Яной в них не участвовали...Мы с ней трогали друг друга под одеялом...

Я сейчас не помню как долго это продолжалось и не помню о чём мы разговаривали , но о том, как мы уже в 9-ти летнем возрасте встретились в пионерлагере, я уже помню всё... Вы понимаете, да? - садик ведомственный [по месту работы родителей] и такой-же "ведомственный" пионерлагерь - то есть в школах мы начали учиться в разных [по месту жительства], а став пионерами, одним прекрасным летом вернулись в пионерлагерь того-же ведомства, к которому принадлежал садик...Вот так, после трёхлетнего перерыва я снова увидел Её...

Название этого рассказа - Зарница - но врядли все помнят, что означает это слово...Википедия : "Пионерская военно-спортивная игра в СССР представляла собой имитацию боевых действий, похожую на военные учения. В ходе игры пионеры делились на команды и соревновались в различных военно-прикладных видах спорта с игровыми элементами.Целью обеих команд было захватить флаг противника. У каждого из участвующих был индикатор жизни/здоровья — погоны: каждому ребёнку наклеивались или пришивались по два погона на плечи. Для того, чтобы «убить» человека, надо было сорвать с него погоны; если сорвана только половина, то боец не мог бегать и просто ходил. Чаще всего, победитель определялся по сумме набранных баллов: за захват флагов и уничтожение противников баллы начислялись, за нечестную игру уменьшались. Иногда победителем считали первого добывшего флаг."

...

Итак, три года спустя , я снова увидел её...

-

Я помню момент встречи ... В пионерлагере у мальчиков и девочек были уже разные палаты, и увиделись мы в столовой ... Она посмотрела на меня и я кивнул ей - мы не обмолвились ни словом... Никаких драматических сцен не было - никаких покрасневших ушей, никаких "сердце ушло в пятки" - ни-че-го...

Но предчувствие какой-то интриги появилось сразу...

В лагере всё было не так как в дет.саду...Я не знал о чём с ней разговаривать и как себя вести. В этом возрасте разнополые дети ещё держатся на расстоянии - мальчишки занимаются своими делами, девчонки своими...
Казалось вообще не было никакой возможности что-то делать с ней вместе или даже просто ходить рядом - и не только потому, что сверстники могли засмеять - мне просто не приходило в голову, что может быть как-то иначе. Достаточно было просто смотреть на неё, когда она была в поле зрения. А вела себя она обыкновенно, как все дети, включая и меня.

Ничего отличавшего нас от окружающих не было - "соотрядники" всё время про кого-то что-то придумывали, чтобы поприкалываться, что-то типа "кто-то в кого-то влюбился", кто-то кому-то по морде даст, так как в секцию бокса ходит. Конечно, в этом малом возрасте тема "отношений" не обсуждалась в нашем отряде, хотя была доминирующей в старших отрядах - в основном у нас обсуждалась какая-то детская чушь.
Вы тоже сейчас не вспомните о чём разговаривали в этом возрасте со сверсниками - да ни о чём - междометия и пересказ фильмов, которые все смотрели - и это ещё в лучшем случае...

Но обстоятельства опять помогли нам с Яной... В столовой нужно было самим относить тарелки на мойку, но , чтобы не было постоянного хождения, все должны были оставаться на местах после еды, а потом только по команде идти отдавать тарелки... Образовывалась небольшая очередь перед окошечком...

И вот, в этой очереди я всегда вставал рядом с ней , а она всегда подходила ко мне, если я оказывался впереди - смотря кто первый встанет...Иногда, заняв очередь, мы молча оборачивались , ища друг друга взглядом и, когда оказывались вместе, просто стояли молча с тарелками, медленно продвигаясь к мойке...

Но мы не просто стояли вместе...Время от времени она поворачивала голову и смотрела мне в лицо - тогда и я делал тоже самое - но взгляд не мог быть долгим - мы шифровались и часто даже одновременно болтали с соседями в очереди [но никогда между собой], ежесекундно кожей чувствуя присутствие друг друга рядом...Никто не должен был знать о нашей детсадовской тайне или даже догадываться о какой-либо самой невинной связи между нами...

Однажды она не пришла на ужин...Кто-то сказал, что её забрали родители.

Впечатление от этого события сразило меня...Я не знаю что такое наркотическая ломка, но мне не найти другого глагола , чтобы описать своё состояние. Но, в то же время, я твёрдо знал, что нельзя и вида показывать, что со мной что-то происходит...

На следующее утро она, как ни в чём не бывало, сидела на своём месте за завтраком и весело смеялась с подругами...Её забирали в город на день рождения сестрЫ, и утром привезли назад...

Мы опять стояли с тарелками рядом друг с другом, чуть касаясь локтями, и на этот раз мне казалось, что от нас исходил свет и, вырываясь из тел, образовывал ауру, сквозь которую не пролетит ничто чужое...

-

Зарница была назначена на 22 июня - в память о дне начала войны. Первая смена подходила к концу...Мы с Яной оказались в разных отрядах. Я в отряде "зелёных", а она в отряде "синих".

На автобусе всех вывезли в лес...Штабы расположились на соседних полянках, но место "боевых действий" было ограничено перекрёстком шоссе и ручьём - то есть имело естественные границы и потеряться там было невозможно...
Прямой физический контакт между "бойцами" не допускался - срывать погоны было нельзя. По правилам погоны снимались с того, кто столкнулся с "противником", превосходящим по численности - если больше на одного "синего" при встрече, то один погон с плеч у "зелёного", больше на два - отдаёшь два погона, и так далее... но ходить в одиночку нельзя. За каждый снятый погон начислялись баллы, но главное было найти флаг противника...Там были ещё правила и задания, но сейчас уже всего не помню...

По сигналу отряды разошлись в условные места, где нужно было рассредоточиться и выйти в разных направлениях на поиски флагов, стараясь не встречаться с превосходящей по численности группой "врага", чтобы не потерять погоны и баллы...

Побродив по лесу минут 20, мы с двумя парнями, наконец, нашли первый ориентир по карте - коробку из-под фруктов - это уже 7 баллов...От коробки надо было идти на север около 100 метров, но маршруты были специально составлены так, чтобы можно было напороться на противника...

Смех и разговор мы услышали почти сразу - вот идиоты, даже пару часов помолчать не могут, сколько их там? Мы прошли ещё несколько шагов - да это вроде "наши" !!!...

-Пацаны, мы поймали разведчицу, - наши "зелёные" тащили Яну, которая, едва сдерживая смех, пыталась упираться... Её практически принесли на руках и поставили перед нами ...
- Дурак, отдай погон, - она выхватила свой погон у Лёшика...

- Сейчас будем тебя пытать где ваш флаг, - веселился Лёшик и обнял её за плечи, пытаясь поставить у дерева...

Меня взбесило, но я, как-бы спокойно, сказал:
- Кончай её лапать. Физический контакт запрещён...

- Да кто её держит , пусть идёт, только погоны пусть отдаст . По правилам должна отдать - нас было трое, а она одна - это наши баллы... Яна, короче, не наглей...
- А где её второй погон? - спросил Вадик из нашей "опергруппы"
- За шиворот себе засунула, - сказал белобрысый "каратист" Сергей и сел на пень, бросив на меня взгляд исполненный некоего братского мужского взаимопонимания относительно абсолютной бессмысленности существования женского пола во Вселенной...

-Не полезешь же ей под рубашку, - задумчиво проговорил Вадик, как бы предлагая военному совету поразмышлять над этим вариантом боевых действий...

- Может лучше допрос с пристрастием? - съязвила Яна, заливаясь смехом. - Кто-то грозился меня пытать.

Всё это время она не выходила на визуальный контакт со мной - говорила с парнями, но на меня не смотрела...

-Всё, Окей, договорились ... - Лёшик снова схватил её за волосы и новый приступ смеха стал сотрясать Яну...
Началась возня...Они держали её, она упиралась сквозь смех...Я понимал, что это игра и что ей это нравится, но не мог сдвинуться с места и хоть как-то принять участие в этих древних как мир "танцах"...Именно то, что не мог, разозлило меня и я, вскочив, и пытаясь хватать их за руки, сквозь зубы шипел:
- Да оставьте вы её , запрещён физический контакт!

Вдруг Яна посмотрела на меня :

- Всё нормально, - сказала она. - Сядь вон там и смотри... - и она кивнула на пень...

Я сел...Настроение у всех немного изменилось. Теперь игра приняла более драматическую форму. Смешки закончились и пацаны стали привязывать её к дереву - сначала ремнём, но длинны не хватило - и с Лёшика сняли рубашку - рукава стянули узлом за деревом. Яна посмотрела вверх и, мотнув головой, откинула растрёпанные волосы со лба  -  руки привязаны за спиной, рубашка расстёгнута чуть-ли не до пояса...

-Так, - сказал Вадик, - сначала пощекочем травинкой, - и он дотронулся до её щеки веткой с листьями, - а потом перейдём к крапиве...

Все кроме Яны стояли спиной ко мне... Я встал.

- Сядь, - сказала Яна , взглянув на меня из-за их спин. Балагуря, они даже не услышали её...

Я сидел на пне и смотрел на её лицо между стриженными затылками... И тогда вдруг почему-то подумал, что если стать лесным духом или призраком, то можно пройти не мимо неё, а прямо насквозь - через тело. И сразу же мелькнула мысль, что можно там внутри и задержаться - а зачем выходить? Зачем бы мне хотелось выйти из неё? Чтобы снова быть порознь? Быть отделённым как сейчас, когда даже пацаны к ней ближе, а я не смею даже прикоснуться к её телу?

-

Мы возвращались в лагерь все вместе...Яна шла впереди и прикалывалась главным образом над Лёшиком и Вадиком - остальные подхахатывали, а я шёл молча...

- Не отставай, герой-любовник, - обращался ко мне Лёшик и все ржали...

... ... ...

Меня конечно спалили, но это ерунда - главного они всё-таки не знали...

... .. ...

Кстати, погоны она нам не отдала...

.

.

.

.

.

.



© Copyright: Борис Викторович Сударушкин, 2018





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 46
© 08.03.2018 Борис Сударушкин
Свидетельство о публикации: izba-2018-2218745

Метки: Борис Викторович Сударушкин "Зарница",
Рубрика произведения: Проза -> Любовная литература












1