Эрлов. Кольца жизни. Ч. 1. Явления и декорации. Судьба бутылки /продолжение/.


Эрлов. Кольца жизни. Ч. 1. Явления и декорации. Судьба бутылки /продолжение/.
Судьба бутылки.

Ширина и высота небольшого оштукатуренного двухэтажного здания, возле которого остановился автобус, были одинаковыми, а его длина равнялась двум ширинам строения, пропорции имели в себе добродушие. Крыльца как такового дом не имел, над входом в него был, прикреплённый к стене двускатный козырёк, покрытый зелёной черепицей из железа, она вносила дисгармонию в общий вид и контрастировала с листами серого, волнистого шифера, покрывавшего четырёхскатную крышу постройки, конструкцию удерживали два фигурных столба, выточенных из брёвен и выкрашенных в синий цвет, их поверхность обвивали глубокие трещины, всё это и ещё жёлтые стены фасада, голубые рамы окон и покрытые суриком входные двери, выделяли административный корпус нужного Георгию и его друзьям предприятия среди окружавших его унылых фигур производственных цехов, представлявших собой нагромождения бетонных блоков и плит, чьи поверхности были осыпаны чёрными пятнами гудрона, битума, заплатами из рубероида, зияющими отверстиями всевозможных неправильных форм.

- Всё началось! За дело, теперь мы не люди, а манипуляторы людей, наша задача получить производственный результат, для нас это финансовая выгода, свобода действий, все какие только можно издержки предприятия нужно постараться переложить на нашего партнёра, нужно сделать так, чтобы тот согласился с этим как бы по собственному желанию, чтобы инициатива исходила от него, тогда это станет залогом нашего с ним долговременного и бесконфликтного сотрудничества.
- А какие у нас могут быть издержки? Нам, что могут ещё что-то заплатить свыше суммы, обозначенной в контракте? - спросил Александр.
- Их много - это и плата за телефон, за аренду офиса, за канцелярские товары, за непредвиденные расходы, за использование своего автомобиля, за работу, не оговорённую в контракте, много чего, что сразу не видишь, но что может потребовать денежных расходов, - перечислил Георгий возможные траты на ведение договора.
- То есть их могут нам возместить, а могут и не возместить, правильно я поняла? - сделала вывод Вера.
- Правильно. Через несколько минут узнаем, как всё будет, - Георгий глубоко вздохнул и вышел из автобуса, за ним последовали его помощники.

* * *

Высота потолков в здани была небольшой, они давили на внутренний настрой стремительно вошедшего в него Георгия, уменьшали его амбиции, создавали ощущение неудобства. Не дойдя полуметра до лестничного марша, ведущего на второй этаж, он вдруг резко остановился и стал сосредоточенно смотреть прямо перед собой. Александр, не успев отреагировать на манёвр Георгия налетел на него сзади, тот устоял на ногах, не проявив при этом никаких эмоций:

- Ты чего? - шёпотом спросил Александр. Вера и Никита молча наблюдали за происходящим.
- Сейчас, всё, пошли, - Георгию потребовалось несколько секунд, чтобы поменять в себе местами одну внутреннюю личность на другую: не бывает проигранных боёв, бывают состоявшиеся сражения, впереди одно из них, - сказала личность, вставшая во главе мужчины.

Иногда Георгию казалось, что его населяло такое количество лиц, что от этого в нём образовался самый настоящий город, в котором имелись свои правила, порядки, традиции, законы. В зависимости от возникавших там ситуаций жителями выбирался мэр, он управлял организмом и его поступками, все его слушали и подчинялись ему, каждая личность отдавала во благо своему любимому хозяину лучшие из своих свойств.

Движения Георгия шаг за шагом набирали стремительность, лестничные марши ввиду стеснённого пространства были короткими, их преодоление заняло несколько мгновений, за которые сознание человека успело отметить то, что внутренние поверхности здания так же, как и наружные смело разукрашены, предположительно руками одного и того же штатного маляра: яркие тона покрывали розовой краской ограждение лестницы, жёлтой - стены, красно-коричневой - пол, белоснежно-белой - потолок: "Как в детском садике", - подумал мужчина.

Напротив лестничной клетки находилась дверь, ведущая в приёмную директора, она была распахнута настежь, в глубине помещения, за столом, стоявшим у окна, сидела темноволосая женщина в очках, внешность, которой указывала на то, что возраст с отметкой сорок она перешагнула лет пять, а может семь назад, с её поста было хорошо видно всех входящих и уходящих со второго этажа. Избежать участи обнаруженных, по понятным причинам не удалось ни Георгию, ни его друзьям: лишь только они появились в поле видимости бдительной секретарши, вооружённые увеличительными стёклами глаза начали детально изучать незнакомцев.

Не обращая никакого внимание на это обстоятельство, Георгий уверенным шагом направился, к наблюдавшей за ним женщине в очках формы панто, чем ближе он подходил к ней, тем выше она поднимала голову, с обтягивающими её волосами, закреплёнными на затылке в виде пучка. Когда до стола оставалось несколько метров, мужчина с удовлетворением заметил признаки беспокойства на лице хранительницы доступа к директору её предприятия, порыв его энергии достиг цели, женщина встала:

- Эрлов, Эрлов Георгий Андреевич, здравствуйте! Мне нужен Константин Валерьевич, мы с ним договаривались о встрече, - первые слова всё равно, что последние, только их и помнят, а то, что между ними - это как у пирога начинка, чем её больше, тем он пышнее, вкус и его запахи не имеют значения, для зрителя представляет ценность только внешний вид кушанья.
- Здравствуйте, проходите, он ждёт Вас, - женщина, неотрывно смотря в глаза Георгия неморгающим взглядом, кивнула головой в сторону двери, находившейся по левую от неё руку, рядом со входом в приёмную: "Такого не может быть, я просто не замечаю её моргания", - подумал мужчина и направился к указанной ему двери, как раз в этот момент ручка на ней начала медленно опускаться вниз, после чего произошло ожидаемое действие: прикреплённое к петлям дверного проёма прямоугольное изделие совершило вокруг них вращательное движение и открыло его.

Невысокий худощавый мужчина в чёрном костюме и сером галстуке с бледно-коричнивыми полосами, в серой рубашке, в, надетом поверх неё, сером джемпере ручной вязки и в чёрных зимних ботинках с загнутыми круглыми носками стоял в центре, открывшегося в стене прохода.

Это был директор, он посмотрел на пришедших к нему людей открытым, лукавым взглядом больших, блестящих, чёрных глаз, от человека исходила сильная, располагающая к взаимодействию энергия, изрезанное глубокими длинными морщинами лицо, густая шевелюра из тёмных вперемежку с седыми волос, возраст между шестьюдесятью и шестьюдесятью пятью годами, приятная улыбка тонких губ, вызывали доверие и настраивали на откровенность:

- Георгий Андреевич! Жду Вас, добрый день, заходите, - приятный баритон прозвучал настолько естественно, что Георгию показалось будто бы он был знаком с маленьким человеком всю свою жизнь.
- Добрый день, Константин Валерьевич! Это мои помощники, - Георгий вошёл вслед за директором в кабинет и там обменялся с ним рукопожатием, после этого он обернулся в сторону, остававшихся за порогом друзей.
- Пусть тоже проходят, - радушно пригласил к себе всю компанию симпатичный мужчина.
- Добрый день! Здравствуйте! Здравствуйте! - прозвучали приветствия Александра, Веры и Никиты.

Длинная, большая, относительно содержавшего её в себе здания, комната была заполнена мебелью, которая делила её на части: среднюю, левую и правую, в средней части располагались массивный стол руководителя и ряд из примыкавших к нему, выстроенных в одну линию, столов, не имевших в себе какой-либо внешней значительности, вместе эти предметы мебели образовывали фигуру, похожую на букву "Т", во главе которой располагалось кресло, а по бокам шли стулья, слева от этой иерархической конструкции, вдоль стены с тремя окнами шла ещё одна линия стульев. В правой части помещения стояла высокая - от пола до потолка, мебельная стенка с многочисленными дверцами, имевшими золотистые, круглые ручки, она была собрана из светлых, полированных древесно-стружечных плит, за ней, в углу, рядом с директорским столом, располагался высокий железный сейф, состоящий из двух секций.

Хозяин кабинета прежде чем занять своё место, усадил гостей за стол: справа он посадил Георгия, а слева его троих друзей, после этого он величественно проследовал к своему, без преувеличения, замечательному директорскому месту, расположился там, протянул руку к селектору, нажал на одну из многочисленных кнопок, в помещении возникли шумы, потрескивания: "Вера пригласи Захара Петровича", - дал он указание секретарше, её имя вызвало эмоциональные ассоциации, у начинающих предпринимателей, едва сдерживаемые улыбки осветили их лица.

- Он уже здесь, - прорвался электронный голос из динамика аппарата.
- Тёзка Ваша, - улыбнулся директор Вере.

В кабинет вошёл ничем непримечательный, кроме своего роста, высокий мужчина средних лет, он кивнул головой, произнёс общепринятые слова приветствия и сел на крайний в ряде у стены стул. Константин Валерьевич представил своего подчинённого, являвшегося его заместителем, и объяснил, что он назначил того ответственным за монтаж иностранного оборудования на территории возглавляемой им организации, далее директор рассказал о том, что для установки производственной линии, практически всё готово. По удачному стечению обстоятельств размеры одного из пустующих в хозяйстве ангаров идеально подходили для установки там завода по переработке сельскохозяйственной продукции, таким образом каких-либо сложностей технического порядка не предвиделось, оставалось только прикрутить и привинтить то, что лежит в заморских контейнерах, доставляемых ежедневно на территорию предприятия большегрузными машинами.

Единственно, что беспокоило опытного специалиста и руководителя - это возникновение ситуаций, допускающих возможное недопонимание на строительной площадке между представителями двух разноговорящих народов, Георгий ждал этой минуты в переговорах последние двенадцать часов и поэтому был к ней готов: неторопливое изложение видения предстоящего процесса монтажных работ, позволило ему без особого труда сказать нужные слова в нужном месте, дабы снять напряжение в вопросе:

- Константин Валерьевич, взаимопонимание между народами - это наша прерогатива, Вы об этом не думайте, нам бы хотелось поговорить о взаимопонимании между нашими организациями и о его стоимости, - выразил несколько мыслей в одном сообщении Георгий.
- Вне всякого сомнения, данный вопрос очень важный, полностью согласен с Вами, он требует к себе внимательного отношения сторон, - за сказанным последовала пауза, украшенная всёдопускающим взглядом осторожного человека.

Реакция директора на запрос о дружбе, подсказала Георгию, что в размышлениях над этой темой его собеседник провёл какое-то время, мужчина понял, что настал час для домашней заготовки, он открыл свой потёртый портфель, имевший непомерно раздутые формы и достал оттуда коричневую коробку, исписанную иностранными словами, изображённая на ней белая лошадь, приковала взгляды как директора, так и его заместителя: "Пора, - принял решение предприниматель, - величие прошло, наступила проза жизни!"

- Предлагаю начать обсуждение вопроса с самого главного - со знакомства с культурой и традицией противной стороны, - демонстративно крутил разноцветную коробку правой рукой Георгий, периодически делая ею дразнящие выпады вперёд-назад, с каждой секундой он всё больше и больше приближался к нужному ему результату, его друзья наблюдали за происходящим как заворожённые.

Когда напряжение умов достигло нужного потенциала, Георгий поставил коробку на стол, небрежно открыл её и достал оттуда необычную бутылку, наполненную тягучей жидкостью красивого янтарного оттенка, шея заместителя непроизвольно вытянулась и переместила его голову в сторону невиданного экспоната, не остался равнодушным к нему и сам директор: облокотившись на поверхность столешницы, он наклонил туловище, и тем самым достиг с предметом максимально возможной в его положении близости.

То, что случилось дальше, превзошло самые смелые ожидания Георгия: когда он, после того, как бутылка с шотландским виски оказалась вне коробки, неожиданно для всех наклонил её левой рукой до угла в сорок пять градусов, а правой совершил стремительное перемещение к горлышку, укрытому необыкновенной, закручивающейся, жёлтой пробкой с красными буквами и со словами: "Где тут у вас стаканы?" - сделал быстрое свинчивающее движение. Раздался неожиданно чрезмерно громкий возглас:

- Ге-оргий Ан-дрее-вич! - не смог скрыть своего огорчения Валерий Константинович от того, что стал свидетелем столь праздного раскрытия удивительной заморской бутыли с невиданным заморским зельем.

Не обращая на восклицание будущего делового партнёра никакого внимания, Георгий встал и подошёл к директорскому столу, на нём лежал круглый поднос из нержавеющей стали, а на подносе стояли графин и четыре стакана из тонкого стекла, рука мужчины уже занесла открытое горлышко над одним из них, как произошло непредвиденное:

- Стой! Стой! Георгий Андреевич, подожди, подожди, ради всего, подожди! - кисть левой руки Константина Валерьевича обхватила бутылку "Белой лошади" у основания её горлышка, а пальцы его правой руки стали производить шарящие движения в правой кисти Георгия, пытаясь отыскать там свинченную пробку.

"Что он делает?" - подумал Георгий, ответ последовал незамедлительно - хищные движения изъяли у него импортный стеклянный сосуд и закупорили его.

- Оставим это, начальство у меня завтра приезжает, пригодится, сами понимаете - начальство есть начальство, нам это не по чину, - Константин Валерьевич обаятельно-виновато улыбнулся, и продолжил ровным, тихим голосом, - у нас всё есть что нужно. Захар Петрович сходи пока, приготовь там, а мы пока приготовим здесь.

Заместитель директора молча кивнул головой и ушёл, Георгий подал коробку от "WhiteHorse"* директору, тот положил в неё укупоренный им сосуд со семьюстами миллилитрами крепкого янтарного напитка, открыл сейф и поставил туда привезённый тётей Веры из Швеции презент.

"У бутылки виски тоже может быть судьба", - сделал вывод Георгий, удивляясь тому, насколько бывает сложно предугадать развитие событий, в, казалось бы, простых жизненных ситуациях, - всё случилось как в сказке: то, что хотел Георгий свершилось - директор проявил инициативу.

Взамен убранного в железный ящик предмета из него была извлечён другой, имеющий привычную, вытянутую форму, объём ноль пять литра, содержащий в себе прозрачное текучее вещество и надпись на этикетке, выполненную кириллицей.

В кабинет вошёл заместитель директора, он нёс две больших тарелки, на одной были кусочки хлеба, на другой лежали куски колбасы и сала или шпика по-другому, переговоры утратили свою официальность и превратились в деловой разговор о взаимовыгодном сотрудничестве.

*Белая лошадь.

Продолжение следует...





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 25
© 08.03.2018 Анатолий Томин
Свидетельство о публикации: izba-2018-2218587

Рубрика произведения: Проза -> Приключения












1