О любви к женщинам и лучшей из них – моей жене


 

«Звёздные табуны» - музыка, исполнение, запись – Елена Чичерина
https://www.chitalnya.ru/users/elnik/



1. Звёздные табуны

Печальный сплин согнул былые стати,
Роднее стали думы горбуны,
Несу наш крест и тайно тихим татем
Сгоняю ночью звёзды в табуны.

Мечта моя, не сотвори печали,
Терзая память, мысли утоли,
Они птенцы, что в голоде кричали,
Но вышли в мир и сгинули вдали.

Как та Кармен из вихря наваждений,
Гало на солнце и вселенский сбой.
Зима ль она, весна ли пробуждений,
Скорее страсть, за нею злость и боль.

Лаура ты ли, Сольвейг с Беатриче,
Ласкай судьбу руками Маргарит,
А мастер слов тебе полёт накличет
И в нём закатной птицей прогорит.

Недолог путь от зыбки и до тризны,
Тревожен бег с призывом жизнь губить,
Но сладок сон в твоих очах капризных,
Где ты мне смерть сулишь взамен любви.


2017



2. Простуженное лето Петербурга

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . моей жене Эле

Простуженное лето в переходах
Торгует прошлогодним сентябрём.
Осталось жить, старея год от года,
Но, может быть, мы вовсе не умрём.

Идём по торной тропке от печали
Под стук часов из божеской руки.
Я помню, точно так во тьме стучали
Бегущие за счастьем каблучки.

Твои шаги для будущего дома
Сулили радость и огонь в печи,
Тепло любви и нежность у истомы,
Где красный угол благостью лучит.

И мы шептали ласковые вести
Летящим птицам и огням вдали,
А месяц блики лил в нательный крестик,
Лучами бил в полночный гуталин.

Какие звёзды и какие неги
Любили нас и ведали судьбой!
Я помню ночь с глазами яркой Веги,
Её призыв – о горести не пой.

И радость к нам вошла и растворилась,
Вливая в душу пламенную стать.
Дай Бог, чтоб это в детях повторилось,
Дай Бог, другим такое испытать.

2017



3. Платочек с тысячью узлов

Тоскливы блики в мокрой позолоте,
Печален клик отлётных журавлей,
Но сердце бьётся птицей в старой плоти
И льёт в аорту лики кораблей.

Туман присел на жизненном болоте,
На каждой кочке россыпь алых клюкв,
Из них в душе ваяю беглый плотик,
Чтоб плыть на остров с именем Люблю.

Нахлынул ветер, он всегда голоден,
Сорвал для счастья золото лесов,
Засыпал ими землю и колодец,
И гнёзда птиц, где память детских снов.

Без укоризн гадаю на колоде
Горящих листьев на костре тузов.
Мне дама пик успение сколотит
На плахе неба с тысячью узлов.

Развяжет боль и канет в повороте
Моя любовь, что лето принесло,
Но знает Бог, в последнем привороте
Не будет зла в моём потоке слов.


2017



4. Думы о мае

Я жду, когда под вешним ветром
Растает иней зимних рам.
Воспрянет свет в душевных недрах,
Лучом обнимет старый храм.
Тюльпаны выльются в бутоны,
В цветные маковки церквей.
Печали в омуте утонут
И песней брызнет соловей.

Помою окна, их открою,
Для неба душу распахну.
Огни и блики ярким роем
Насыплют солнечную хну.
Не буду ныть и день вчерашний
Своим рыданием пугать.
Мой юный май, любовный стражник,
Пусти топтать твои луга.

Направлю шаг до тех развилок,
Где тайна ждёт со всех сторон,
А юность рвёт цветы для милой
И жаждет лета и даров.
Возьму для сердца горсть черешен
И тонкий запах земляник…
Прости весна, я стар и грешен.
Прости, что я к тебе приник.

2017



5. Хроническая составная болезнь, как последствие конкурса

Был вчера на крутой вечеринке,
Посвящённой поэту Иртеньеву,
Где на сцене, как ветер на ринге,
Колыхалась и прыгала тень его.

Плыли песни, плескались негромко
Вслед за ахами с речитативами,
А вдали над заоблачной кромкой
Звёзды падали стайными дивами.

С них поэты поэмы лакали,
Пряча думы и лихо за трелями.
Может грезилась явь с облаками,
Может лебедь на взлёте застреленный.

Луч резвился в глазах, на пылинках,
Удивляя их пре-ображением.
Был я русским, евреем, был инком
И копил на беду образ жжения.

Междометия пылко стенали,
Рвались нервы под струнными эхами.
Между мной и любовью стена ли
Вырастала с рыданием – эх, аминь.

Утлой лодкой тонули слова те,
Речь табаня опухшими нёбами.
Хронос брёл по вселенским кроватям,
Где мечтали о радости оба мы.

Нестерпимо возжаждал тепла той,
Что оставил в далёком далече я,
Где привязанность стала расплатой
За любовь, что веками не лечится.

Боль вернула к родимому дому,
Где ждала ты меня в одиночестве.
Я почувствовал в сердце истому –
Без любимой и солнце, и ночь черствей.


2017




6. Созерцание и мечта. Июньская быль

. . . . . . . . . . . . . . . . . моей жене Эле

Снуют мальки на мелководье,
Вода блестит в лучах заката,
Её прилив богоугоден
И в дюны вечности закатан.

Загадан код под шум песчинок,
Вопрос во мне неразрешённый,
Он високосно стал причиной
Страданий века в юных жёнах.

Сожжён до пепла и до сажи
Ответ из древнего Эдема,
Где был рождён и тихо зажил
Огонь магических тотемов.

О, шалость песен о блудницах,
Мои сокровища в потерях,
Сокрыты вёсны в старых лицах,
В морщинах гнёзда для истерик.

Истёрты мысли о секретах
В наш век, для счастья непригодный.
Хочу, чтоб ты была согрета
На миг любви, на день, на годы.

Касаясь взглядом ямок шеи
У жилок, бьющихся пригоже,
С улыбкой тайно ворожейной
Вдыхаю запах нежной кожи.

Мальки живут на мелких водах,
Стремятся стрелами в глубины,
А я, живя в небесных сводах,
Лучом лечу к своей любимой.

2018



7. Лунная женщина

Луна плывёт и золотом блестит,
Роса искрит слезой в медовом свете.
Хочу любовь и ненависть простить,
Как это могут делать только дети.

Ты таешь тихо, клонишься ко мне,
Подушкой пальцев кожу овевая,
Невольно гладишь сад моих камней,
Над ними код безмолвия изваян.

Исторгну стон и в сон уйду блуждать,
Услышу в нём пророчество безумий,
Богатства шум, нужду и благодать,
И звёздный зов, его смертельный зуммер.

Увижу Нила радостный исток,
Его побег в змеиные извивы,
Исход мечты в папирусный листок,
Где ты колдунья в Мемфисе и Фивах.

Да, я Рамзес с толикой старой Ра,
Столикий стыд над кладбищем сокровищ.
Владей же мной, и это не игра,
А дивный Спас от смерти в новой крови.

2018





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 95
© 08.03.2018 Анатолий Болгов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2218341

Рубрика произведения: Поэзия -> Стихи, не вошедшие в рубрики











1