Кащей и Василиса


Живёт в горах бессмертный царь Кащей
И дочь при нём – красотка Василиса
И хоть уже годов с полтыщи ей,
Не сталось с мужиком повеселиться.

Звал девку в жёны Критский Минотавр,
Наш местный Змей-Горыныч трёхголовый
Лохнесский чудо-юдо и Кентавр,
А ей хотелось прынца молодого!

Прослышала она, что некий царь,
Желая наконец дождаться внуков,
Решил сынов заставить, чтоб как встарь
Невест себе нашли, стрельнув из лука.

— Слышь, батя, завтра утром на заре
Пойду стрелу ловить и не вернуся,
Хочу я мужа родом из царей,
Вот младшенький, Иван – такой лапуся!

— Да ты никак рехнулася совсем:
За смертного пойдешь и смертной станешь!
— А мне обрыдла жизнь в пещере сей,
Чем змею честь отдать, так лучше Ване ж!

Нашто мне берегти своё добро?
Хочу я ласки, секса и детишек!
А после – лучше с милым лягу в гроб,
Чем плесневеть в твоей пещере. Слышишь!?

Разгневался Кащей до не могу,
Ослушницу заколдовал в лягушку,
Сам обратился в пень на берегу
И ждёт, включив волшебную прослушку.

А девку жалко: дочка как-никак
Смягчилось сердце старого скелета
И говорит ей:
— Я ж тебе не враг!
Ну, хочешь замуж, ладно. Только... это...

Всё знаю я про царских сыновей –
Бездельники с рожденья и до смерти.
Ты им нужна с премудростью своей,
Чтоб быть за дом и за бюджет в ответе.

А этот франт, лентяй и ловелас,
Пока ты у плиты и колыбели,
Рептилию затащит на матрас,
Потом соврёт, что свечи полетели

У мерседеса. Эта Мерседес
Была когда-то скромною улиткой.
В тот вечер и в меня вселился бес,
И я... Ну, ладно. В небо погляди-тко:

Стрела летит, ныряй, да поглубжей!
Я, чёрт с тобой, сниму с тебя заклятье.
Ищи себе каких хотишь мужей,
Но я б хотел с простого рода зятя.

Дальше реплики Василисы написаны Любовью Левитиной

Василиса:

Да что ты, батя, мне зачем нырять?
Я ту стрелу поймаю, вон уж близко.
Чай, росту метр плюс восемьдесят пять,
я ж лучшая в лесу баскетболистка.)

Кащей:

Ты станешь метр восемьдесят пять,
Когда тебя обратно расколдую,
Чего ты ерепенишься опять,
Не почитаешь бороду седую!
Кончай валять от блажи дурака!
Хоть раз отца послушайся, зараза!
Есть за кого в миру пойти пока -
Вон хоть кузнец Серёга Кочемазов.

Василиса:

Ты, батя, придержал бы свой язык,
такая у яво повадка злая.
По чину ль мне оборванный мужик,
я, знамо, быть прынцессою желаю.
Ты думашь, чай, неграмотная я
и не слыхала сказки чо ль народной?
Я, батя знаю, где моя семья.
Всё, прыгаю за стрелкой путеводной.

Кащей:

Валяй, катись! Не слухаешь отца!
Вот поглядим, как взвоешь через месяц.
Твой старый свёкор будет без конца
С наказами невесткам куролесить.
А муженёк собаке холодец
Состряпает из лягушачьей шкуры,
И побежишь ко мне: "Прими, отец!"
Нет, верно люди бают: "Бабы - дуры!"

Василиса:

Не жди, батяня, больше не вернусь,
в пещеру мне заказана дорога.
Достанет свёкор? Ладно, ну и пусть.
Тогда пойду за энтого... Серёгу.
Аль за цыгана Ваньку, попляшу,
надену шаль цветную и мониста,
потом ишо ковой-то поищу,
вон выйду хошь за Петьку-гармониста.
И буду с ним, пока не надоест,
я ведьма, не стреноженная птица.
Вон сколько мужичков меня окрест.
Но первым делом - всё ж таки за прынца.

Кащей:

Ах, тоисть - титул хочешь обрести,
А опосля Ивану сделать ручкой?
Ну - голова! Да, ведьму я растил,
А выросла и матери покруче!
Яга когда-то тоже от меня
Сбежала, чародейство стырив ловко,
Теперь проходу не даёт парням:
Для них в избе и баня, и столовка,
И все утехи. Ладно, ты уйдёшь,
А мне чего? Над златом втуне чахнуть?
Вот заявлюсь на свадебный кутёж,
Посмотрим, как царёвы гости ахнут!

Василиса:

А приходи, с почётом встретим, чо ж,
Давай, надень на кости эполеты
А гости... перепьются и в балдёж,
им всё одно - хошь черти, хошь скелеты.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 36
© 07.03.2018 Геннадий Солодилов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2218069

Рубрика произведения: Поэзия -> Мистическая поэзия












1