​ Грудью - вкровьсоколиной, или Синдром раздражённого кишечника





Грудью - в кровь соколиной
Синдром глухаря и клозетная фонетика:
рифмованные пёрлы на грядках стихосложения
для московского литературно-публицистического журнала


Доброго тебе пути, друг мой -
Плаванья, похода и паренья...
Ангелом-Хранителем с тобой
Новое твоё стихотворенье!

Ингвар Донсков

Нужно быть очень внимательным к тому, что вытекает из-под авторского пера, потому что двусмысленности совсем не идут к лицу пишущего, совершенно не украшают стих,
бьют по ушам и очень травмируют слух и глаза видящего и слышащего читателя.
Но это ещё полбеды. Самая большая опасность таится в том, что именно подобное обращение со словом в непричёсанных текстах могут стать для кого-то началом знакомства с… (язык не поворачивается произнести!) поэзий.

С чувством языка рождаются.
Можно потом, при наличии хорошего слуха, чуть-чуть что-то в себе подкорректировать и развить, но, по большому счёту, языковая культура – вещь врождённая, зависящая … Бог знает, от чего зависит эта тонкая субстанция, если вспомнить босяка Пешкова - Горького, получившего богатую речь в наследство… от кого (чего?) и считавшего язык первоэлементом литературы.
А в этом первоэлементе важнейшей составляющей Марина Цветаева называла слух.

Пусть не абсолютный, но он должен быть обязательно, потому что его-то как раз, при желании и усердии, развить можно. Именно слух был для поэта Цветаевой тем камертоном, по которому она выстраивала стихи: «Мастерство – не всё. Нужен слух» (очерк «Герой труда»).

Не случайно Андрей Белый был очарован мелодикой цветаевской поэзии.

Марина Ивановна говорила о том, что она стихи слышит (в отличие от Бориса Пастернака, который их, как она считала, видел).
Но только ли «видел» свои стихи Пастернак, любивший музыку больше всего на свете и вынужденный отказаться от неё из-за отсутствия … того самого абсолютного слуха при имеющемся хорошем? Нормального обычного ему, будущему пианисту, показалось мало.

Серебряный век не поскупился щедро одарить тех, кто составил потом его славу.

А вот какому металлу соответствует век нынешний, представить трудно.
Скорее всего, это – сплав, но… Даже чугун, если ударить по пустому изделию, издаёт мелодичный звук, более приятный уху, нежели то, что можно увидеть и услышать в тестах, авторы которых хотели бы именоваться поэтами.

Ещё раз – от босяка Максима Горького: «Язык – это ПЕРВОЭЛЕМЕНТ литературы».



Типичные примеры, предложенные вниманию читателя, – микрочастица того, что можно прочитать или услышать у авторов. Пусть это будет имярек с именем… Ник. Сы – ков, вариантов которого на литературных порталах великое множество, а мы, возможно, никогда не узнаем, кто скрывается под той или иной маской.

Стихотворение Ник. Сы – кова «Я стихами хочу»

Камнепадом в долину,
Не стремясь уцелеть,
Грудью - в кровь соколинойИли ВЪЯБЛОней цвет.

В этом маленьком отрывке – много всякого, потому и трудно сделать выбор, с чего начать. Может быть, с того, что лихо бьёт по ушам (проверено: не только мне!) лексическим ненормативом, который особенно усиливается ударным слогом.
Это безобразное новообразование – (ВЪЯ’БЛОневый цвет) – настоящая злокачественная опухоль на стихе.


Альтернативой:

«Не страшен ни один поэтский стык» ,-
смело и очень в тему рифмованного косноязычия заявляет поэт и музыкант Ирина Анташко
, чьи прекрасные стихи можно почитать на «Стихи.Ру» или «ЛитКульте».

Уверяю Вас, Вы не найдёте на их изнанке ни одного, даже самого маленького, узелка.

Абсолютный слух?..

Врождённое чувство слова?..

Дар Божий!

Потому и с цветом яблонь нужно быть особенно осторожным, иначе получишь то, что выдало нам подсознание Ник. Сы - кова, однако, хочется верить, что летел ЛГ автора не ВЪЯБЛО (хоть и «невый») цвет, а в более приличное место того же райского сада.

Поэт Ольга Божкова, в широких литературных кругах известная под именем Дом Астрели
(для развития поэтического слуха и литературного вкуса читайте её больше!), высказалась более жёстко, справедливо опасаясь того, что «наши дети, читая подобный галантерейный бред, не несущий ничего, кроме пустоты, не сказали бы: "Что за ***вно эта ваша поэзия!" - и не отвернулись от нее навсегда.» **

В связи с этим не вполне риторический вопрос: возможно ли, чтобы изрекаемое выходило из рифмоговорящих БЛА’ГОзвучием и без неприличных оттенков, которые, оговорочкой по Фрейду, подчас выдаёт подсознание?

Первый шаг в сторону.

Поэт Ингвар Донсков:

Стихо-творение моё, - лети, птенец! Пусть будет он красив! Пусть будет ярок!

Действительно, пусть будет стих красив, потому что красота, связанная с понятием «прекрасное» (но не тождественное ему) есть та эстетическая категория, которая противостоит безобразному. И в искусстве, и в жизни.

Идём дальше.
В данном случае  Ник Сы – ков оказался щедрым: на четыре коротеньких строки – ещё одна «фишка» в виде ничем не мотивированной перестановки слов, которую пишущий желает выдать за инверсию.

Грудью – вкровьсоколиной


На этом месте спотыкаешься сразу, но так как следующая фраза (про въяблоневый цвет) взяла удар на себя, настолько сильным оказался её звуковой акцент, мы начали с неё.
Посмотрим на «вкровьсоколиное» нечто, куда Ник Сы – ков отправляет своего ЛГ грудью.
Вникаем в смысл: в кровь соколиной – чего или кого?
Тупо пытаешься разглядеть вникнуть: может, хозяин текста ошибся буквой?
Может, в кровь (чью?) соколиную?
Но тогда совсем бред получается.

Осознание того, что тут, в о з м о ж н е н ь к о , зарыта предполагаемая… и н в е р с и н ь к а , приходит не сразу, потому что инверсии здесь нет никакой.

И вдруг…
Почти что Эврика!
Спасибо смышлёному студенту, пробившему молчание аудитории на семинаре по стилистике!
Удалось-таки кому-то пробраться через бурелом словонагромождения, а потому…
Вам слово, дорогой товарищ!
Самый догадливый утрированно - степенно поясняет нам, что « речь идёт о…как бы вам это доходчивее объяснить… - соколиной груди, которую поэт зачем-то безжалостно кидает то в кровь, то ВЪЯБЛОней цвет».
Вносит в занятие весёлую ноту смышлёный в фонетике студент, хотя, если серьёзно, подобные тексты в комментариях не нуждаются.

Ник Сы – кову не хватило изобретательности и языкового вкуса гармонично выстроить смысловую цепочку фразы, поэтому он
выдаёт за инверсию то, что ею ни при какой погоде никогда быть не может, потому что
не каждую необычную последовательность слов в предложении можно обозвать инверсий,
даже если кто-то из пишущих и любит прикрывать ею свои самые проблемные зоны.
Очень часто такая «инверсия» выглядит комично и является самым обыкновенным словесным мусором, даже рядом не лежащим с литературой, да ещё, простите, художественной.

Давайте сравним:

пушкинское «Твоих оград узор чугунный» с «Грудью - в кровь соколиной».
Первая строка прекрасна гармоничным совершенством, вторая откровенно плоха, потому что… потому что…

А вот инверсия от Иосифа Бродского:

А было так: он перебрался вплавь
через поток, в чьем зеркале давно
шестью ветвями дерево шумело

Ещё один шаг в сторону

Бродский оказался непреодолимым препятствием для Ник Сы – кова.
В непростой, а потому недоступной поэзии нобелевского лауреата, сегодняшнего сетевого автора взбесило всё, включая национальность и грассирующую особенность речи классика. Не потому ли Ник Сы – ков отказывает Бродскому, ни много и ни мало, в… таланте, смачно плюнув на его лауреатство и мировое признание?

Немножко цитат от плюющего антисемита, дабы не говорить зря:

поэт своим талантом -
мал;

у тебя; Бродский, (рифма подсказывает «уродский») - еврея по крови, по духу;

картавина...;

картавый фавн;

такой поэт (БРОДСКИЙ) своим талантом - мал,
чтобы объять и понимать Россию...


Ветер в спину тебе, картавый!

возможно, - Бродский... мятный леденец
сосущий... и прозревший, наконец, -
играй, картавый, на свирели;


мания Вечного Жида вечна;

волевая особь
вверх запрокинет лицо, а горбатый нос
будет для тучек небесных боссом…



Вот так как-то…
Не поскупился Ник Сы – ков!

Правда, ни слова о стихах, потому что не прочитал, не осилил, потому как… не понял.

А ведь дело даже не в том, что кому-то может не нравиться Бродский (Вознесенский, Евтушенко, Ахмадулина). Это – нормально!
Поэтов – много, на всякий вкус найдётся: и языком попроще, и смыслом понятнее.

Когда взрослый (думаю, что очень!)
дядька оценивает поэта по… национальности…
к слову:
русский художник – еврей Левитан,
русский поэт – еврей Пастернак,
когда физический недостаток человека вызывает злорадство…
Это всё равно, что дразнить Асадова за слепоту, Бетховена обозвать глухой тетерей, а Роберту Рождественскому поставить в вину заикание, отодвинув на последний план его прекрасные стихи.

Подобный взгляд Ник. Сы – кова на… непо’нятое, очень напоминает прыщавое подростковое школярство какого-то ущербно-захолустного детства и выглядит примерно так: «Чё, самый умный, в натуре?»

Самый умный Бродский таких и сторонился, как дизентерийной заразы.

И в связи с этим можно радостно признать, что в табели о рангах Александру Сергеевичу повезло много больше, чем Иосифу Александровичу, потому что эфиопских корней Пушкин оказался в числе почитаемых у сочинителя вгрудьсоколиной груди, что не может не радовать русских ценителей гения поэта. Чего уж об эфиопах-то говорить!
Рукоплещут!

Только думаешь: может быть, не грех и поучиться огранке слова у этого темнолико-кучерявого шебутного парня, чей божий дар не ставится Ник. Сы – ком под сомнение?

Может быть,
но…

Это был маленький прыжок в сторону, а если вернуться к не нашим баранам:
Или ВЪЯБЛОней цвет…

К чему относится слово «соколиной» при подобном начертании, понять с первого прочтения слабО еще и потому, что автор не силён в расстановке знаков препинания, которые очень даже помогают сместить акценты туда, куда, собственно, и нужно не только сказителю, но и читателю, чтоб долго голову не ломати, потому что…
На вгрудьсоколиной груди обязательно не только чёрт голову сломит, но и читатель, которому сполна демонстрируется тот самый случай, когда безалаберная перестановка слов не идёт во благо, а обнажает абсолютную авторскую глухоту и показывает не владение словом, а всего лишь его речевую (стилистическую) безграмотность, равную стихотворной беспомощности.

И очевидно совершенно, что никакого ПЕРВОэлемента (языка, то бишь) у автора нет.
И не видит он в упор свой въяблоневый цвет, и не слышит ни одним ухом, даже средним.

Снова вспоминается Марина Ивановна:
незрячим поэтом (музыкантом) быть можно, глухим – нельзя.
(Пример с Бетховеным не прокатит, потому что, лишённый слуха внешнего, Людвиг ваныч не утратил абсолютного внутреннего, с которым, собственно, и не расставался никогда).

Ещё можно говорить о широком диапазоне фантазии автора Ник Сы - кова, если посмотреть на рифмованный (не выговаривается «поэтический») его порыв: из огня да в полымя:

Камнепадом в долину /… Грудью - в кровьсоколиной / Или ВЪЯБЛОней цвет.

Конечно, дело вкусовое,- куда кидать грудь соколиную и стоит ли вообще это делать.

И снова вспомним старика Фрейда.
Еще один сомнительный перл этого стихотворения выпрыгивает на читателя прямо из названия, которое, даже не имея при себе усилителя в виде восклицательного знака, кричит изо всех авторских сил: «Я СТИХАМИ ХОЧУ».

Передохни (в смысле, переведи дух!) читатель, но не сдыхай по милости автора!

Перед нами двусмысленность, намекающая на единственную возможность мужчины пообщаться с дамой сердца?
Герой хочет только так и никак иначе?

Что делать
, если героиня, к которой обращается её покорный слуга, не пишет стихов и вообще не любит поэзию?

Быть или не быть бедному поэту, если изысканного диалога, на который он уповает, может не получиться?

Кто виноват в том, что…

Беду своего ЛГ автор выносит в название, чем сразу же бьёт читателя наотмашь. Вот такой апперкот, господа!
Оставим проблемные интимные вопросы литературному герою стихотворения.
Возможно, кому-то интересно, как хочет (читаем: может) или не хочет Некто, и это уже ирония, за которую, конечно, надо извиниться.
Простите, сочинитель, хотя… и Вам читателей надо бы пожалеть.

По меткому определению Э. Леончик, на «клозетно-фонетических» минах «стихоглухарей» подрываются многие, в том числе музыканты, среди которых встречаются и литераторы с отменным, в силу профессии, слухом.
В топку нашего разговора, почти без комментариев, а исключительно иллюстрации для – несколько примеров от музыкантов – в тему.

  • 1. Совет– даме
  • в стихотворении «Поэтессе N»
...ты позволяешь любоваться
собою
срифмами

и
без...

(Ник Сы – ков)

Существительное с предлогом лёгким движением пера перерождается в повелительное наклонение глагола с неким неологизмом, значение которого читатель может домыслить по своему вкусу.



  • 2. Про слоновьи экскременты в «Попытке лечения» снова от него:

  • К ненастью жмет, а так – как у слона...
Здесь, собственно, и слоновий «как», и слоновья «кака» - почти объёмный 3D вариант.


Дамы тоже не отстают от мужчин, правда, выражаются более пикантно.

Ирина Иванова (с порядковым номер, который значения не имеет)

Текст с названием «Деликатес»:
(авторские знаки сохранены)

- Сказали Вы - все вкусно, как и я?
Ответьте мне тогда, душа моя,

Перевод на доступный: КАкыя, Вы сказали: « Всё вкусно». И правда – деликатес, матушка!


Честное слово… Читаешь подобное и видишь слово «Яндекс» в зеркальном отражении (кто не понял: «херnЯ». Да простят меня эстеты.)


Спасибо неравнодушно-видящим и отменно слышащим, потому что учатся и на ошибках, от которых не застрахован никто,
но…
Если тебе тактично указали на твою собственную стилистическую лажу – «очепятку», то вряд ли стоит в ответ писать скабрёзность.
И уж совершенно точно не стоит злопыхать в сторону миром признанного русского поэта (еврейского происхождения), сполна при этом демонстрируя в своих сочинениях дремучее свинство и косноязыкую глухоту.

И ещё раз – под занавес – к началу разговора.

На самом-то деле речь идёт вот о чём:
нужно быть очень внимательным к тому,
что вытекает из-под авторского пера,
потому что двусмысленности
совсем не идут к лицу пишущего,
совершенно не украшают стих,
бьют по ушам и очень травмируют
слух и глаз читателя.

Но это ещё полбеды.

Самая большая опасность таится в том, что именно подобное обращение со словом (первоэлементом литературы) и такие непричёсанные тексты могут стать для кого-то началом знакомства с… (язык не поворачивается произнести) поэзий.


Антитезой – стихи Ингвара Донскова

Добиваюсь хрустального, чистого звона
И прозрачности тихих, живых родников.
Строю стих - по классическим, строгим канонам.
Отпускаю - в объятия вольных ветров!


27. 02 – 07. 03. 2018


*
© Эллионора Леончик. Секреты от поэта, или Маленькое эссе для постановки поэтического голоса.
http://www.stihi.ru/diary/sever74/2016-10-30


**
© Дом Астрели. Хорошие люди, или Графомань причёсанная. 2015http://www.stihi.ru/2015/03/04/6760







Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 89
© 07.03.2018 (Миоль) Ольга Мищенкова
Свидетельство о публикации: izba-2018-2217424

Метки: синдром глухаря, клозетная фонетика,
Рубрика произведения: Разное -> Критика











1