Верона. Эпилог


Арий
Сегодня со свободой прощается мой кореш Игнат – последний холостяк из нашей банды. Эта дубина стоеросовая уже двоих детей наклепал, а в Загс ни разу не сходил. Мы даже Дэна в прошлом году переманили в свой стан женатиков, а Игнат все продолжал нас раздражать не проштампованным паспортом.
Мы толчемся в небольшой квартирке Дэна, которую он теперь использует как мастерскую. Игнат – разряженный франт – крутится перед зеркалом и все что-то поправляет и одергивает.
– Жесть, без Аринки не могу даже галстук красиво завязать.
– Дай сюда, – ворчу я, передаю дочь Дэну и завязываю галстук корешу.
Аврора разражается коронным кличем «Ди-ди-ди», на ее языке это означает: отвали, верни меня отцу. Она со всей дури лупит своего дядьку по роже, рычит и пытается вырваться.
– Смотри, бро! – говорю я Игнату. – Левый хук у нее как у Рокки Марчиано!
– Это она слабенько, – отмахивается Игнат, – вот Ледоруба она вчера на мальчишнике долбанула колотушкой по башке так, что у него искры из глаз посыпались.
– Она может! Вся в папика, – с гордостью смотрю на дочь. – Я сказал Вероне, что хочу сына. Так что будет рожать пока не протянет мне кулек с правильным писюном!
– А если все время будут девочки? – ухмыляется Игнат.
– Тогда будет рожать до пенсии... Вчера прочитал в инете, что какая-то индианка родила в семьдесят. Да, Младшая Дерзость?– улыбаюсь дочери, чмокаю в ее сладкий лоб, моя краса улыбается в ответ, строит умоляющую мордаху и тянет ко мне пухлые ручонки.
– Сколько ей?
– Хрен знает, – пожимаю плечами.
– Придурок! Ты не знаешь, сколько лет твоей дочери?
– Я знаю, что год уже был, а два еще не было. В остальные детали не вникаю. Этой ерундой жена голову забивает, – я изображаю ее манеру, выкатываю шары и хлопаю хваталками, – нам год и пять месяцев... Кому нужны эти месяцы? Лишний повод для гостей? Удар по семейному бюджету и пьяные родственнички.
Смотрю на Курта, он порядком датый. Игнат назначил его ответственным за бухло и тот дегустировал бутыли с мото-братвой со вчерашнего вечера, а сейчас возиться с телефоном, чертыхается, видать, попадает мимо кнопок, не может жене смс отослать. Если он не протрезвеет через полчаса нам кранты. София устроит ему Армагеддон и свадьба превратиться в похороны.
Игнат заценивает мой новый костюмчик.
– Руссо, какого хрена ты вырядился круче жениха?
Теперь и я придирчиво осматриваю кореша, бью его по брюху и ржу.
– Женишок-то не первой свежести!
– Черт! Я забыл, когда в качалку ходил.
– Вот! А мы с Куртом почти каждый день друг другу рожи малюем.
Курт хрюкает, я жестом показываю ему на сортир, типа иди, умойся.
Оживает моя мобила. Жена! Сейчас начнется!
– Аврору уже пора кормить, – слышу ее щебет.
– Ничего с ней не случиться, если ты график сдвинешь! Что ты зациклилась на этом режиме, не читай больше глупых книжек? Кормить ребенка надо тогда, когда он этого сам хочет. Аврора, ты ням-ням хочешь?
Это наша коронка, чтобы я не спросил, она четко отвечает «нет». Вот и сейчас она кричит в трубу как укушенная. Но Верона включает свою материнскую блабуду типа «где моя лапуля?». Аврора слышит ее голос, показывает на мобилу и начинает кукситься.
– Ма-ма-ма!
Сколько мы с Вероной не старались научить говорить ее папа и мама, Младшая Дерзость наотрез отказывается произносить по два слога, неважно чего, у нее все по три. Так что я у нее «па-па-па» и ты хоть тресни.
– Ари, – умоляюще произносит жена, – ее надо кормить.
– Да еду-еду!
Хватаю сумку Авроры, забираю дочь и выхожу из квартиры.
Дети – это боги, они правят вселенной, а вы их рабы. Вы на них работаете. Как только у вас рождается ребенок, ваша жизнь кончена! Все! Вас больше нет! Теперь вы кто угодно, но не тот кто был до того как появилось на свет и открыла глаза ваша маленькая копия, в нашем случае копия деда. Вы рука, качающая колыбель, подтиралка для попы, хваталка для соски, робот по приготовлению пюре, а еще у вас есть шея и там можно неплохо устроиться, главное, не забыть ребенку памперс надеть, а то я однажды забыл. Потом час стоял под кипятком и вылил на себя весь тюбик геля для душа.
До рождения Авроры наш коттедж был стильным и функциональным жильем, которое не стыдно было показать. Но так было только первые два года. Сейчас непонятно даже назначение комнат. Манеж стоит между кухней и гостиной, чтобы всем было его видно. Детские вещи заполонили весь дом: подгузники, салфетки, пеленки, пустышки, распашонки, погремушки, шапочки, пинетки. Игрушки все пикают, сигналят и пищат в самый неожиданный момент. У нас есть красиво оформленная детская, но Младшая Дерзость там не спала ни одного дня. Она спит где угодно, но не в своей комнате и сколько я не бодался по этому вопросу с родней, все по боку. Наш ребенок – гастролер. Иногда мы с Вероной поворачиваемся, а ее нет и только через час кто-то из родни принесет ее в гостиную и спящую сунет в переноску. Это типа такая кровать, но с ручками.
Родители – это отдельная песня. Раньше вас холили и лелеяли, но как только появляется ребенок, они превращаются в бабушек и дедушек, а заодно и в ваших надзирателей-инструкторов. «Ты как держись ребенка!», «закрой окно, здесь же ребенок!», «не передразнивай ее, ей год, а тебе тридцать». Мои родители помешались на внучке. Ладно отец, у него она первая. Его фанатизм мне понятен. Но у моей матери она четвертая, казалось бы, успокойся, но нет. Верона сказала, что это из-за имени, что мать смотрит на нее и ассоциирует со своей потерянной дочерью. В первые месяцы она сама злилась и ревновала, но потом застала плачущую мать над кроваткой. Та приговаривала: «Ты вернулась к нам, Аврора» и Верона закрыла тему.
У моих родаков есть ритуал, они приходят в выходные днем к нам поспать. На самом деле они приходят пообщаться с внучкой, идея изначально такая. Но после короткой игры, они укладывают внучку спать, а в итоге она их. Поэтому не редка такая картина, ты ушел за чем-то в другую комнату, вернулся, а на диване спящее святое семейство. И так сладко спят, что аж все трое похрапывают. Аврора устраивается ровно между ними, берет каждого моего родителя за большой палец и закидывает на них ноги. Мы не раз делали фотки, снимали видео, выкладывали в инет и ржали всем миром.
Аврору мы ждали... шизец, не просто ждали, а уже мысленно вымаливали. После года стараний Верона уже закатывала тихие истерики и уходила поплакать в подвал. Я реально напрягся, побежал в клинику проверить смогу ли стать продолжателем рода Розенбергов. Когда врач озвучивал результат, отец сидел рядом, типа приехал меня поддержать. Услышав про высокий процент подвижности моих живчиков, папаша хлопнул себя по коленям, выдал «штатно» и отчалил на работу.
Помню, как мать впервые намекнула о смене моих паспортных данных. Тогда я сильно взбрыкнул, но прошло время и я прикипел к этой мысли. Подал документы и вручил новый паспорт папику на свою днюху. Виду он не показал, но по увлажненным глазам я понял, пробило его не на шутку. Так что теперь я – Арий Яковлевич Розенберг. Как только получил новый паспорт, жена сказала, что беременна. После чего все ржали до коликов, типа, Аврора ждала, когда я поменяю фамилию.
Сажусь в тачку, проезжаю пару кварталов до хаты Игната, там собрались все наши бабы с детьми. Сегодня я шафер, весь день на ногах и непонятно, во сколько домой вернемся. Дочь встретили всеобщим обожанием, будто видят ее впервые. Я называю эту сцену временным помешательством. Это когда перед тобой стоит нормальная баба, а потом ей показывают ребенка и она резко слетает с резьбы. Издает «у-лю-лю», «у-тю-тю» и другие речевые обороты первобытного сообщества.
Как только Аврора увидела мою мать, закричала: «Ба-ба-ба» и потянула к ней руки. Я отдал дочь и пошел на поиски жены. Она как раз выпорхнула из спальни, где, судя по голосам, наряжали невесту и, увидев меня, расцвела как майская роза. Как же классно, когда тебя вот так встречает любимая женщина. Ее лицо озаряется светом, она вся наполняется радостью и желанием. Вижу озорной блеск в ее глазах, осматриваюсь и затаскиваю ее в ближайшую комнату. Это оказывается гардеробная.
– Ты с ума сошел, – шипит она на меня, еле подавляя улыбку, – нас могут увидеть, здесь же кругом дети.
– И что? – я осыпаю ее лицо поцелуями. – Пусть посмотрят процесс зачатия детей, обсудят на уроках биологии, – сжимаю ее попку, мой стон наверняка слышит даже мать на первом этаже.
– Мне нужно кормить Аврору, – жена пытается вырваться.
– Покорми сначала меня, – я дважды проворачиваю ключ в замке.
Кто-то тут же начинает ломиться в гардеробную. Хотел уже рявкнуть. Но жена, пользуясь заминкой, ныряет под моей рукой, открывает дверь, вылетает в коридор и скрывается в спальне. Облом!
Выхожу из дома и плетусь к тачке, настрой ниже плинтуса. Даже бухать мне сейчас не по кайфу. Прокручиваю в голове список дел, которые нужно еще сделать и сажусь за руль. На мобилу приходит смс. Читаю и ухмыляюсь.
В коттедже никого нет. Я кое-что подготовила для ночи, но мы можем это испробовать прямо сейчас.
Пишу ей ответ:
И ты еще не в тачке?
Не прошло и минуты как Верона выбегает из дома и с загадочной улыбкой несется ко мне. В последнее время я стал подуставать от общения с людьми. Все больше хочется быть дома с семьей. Рядом с ними я получаю заряд энергии и тот самый банальный смысл жизни. Смотрю на жену и вижу в ней столько граней, что описать не могу. Кажется, что ты уже все изучил и нового ничего не предвидится, но нет, происходит что-то, что меняет вас обоих, делает отношения глубже, преумножает любовь.
Истинная любовь – не кратковременное явление, для ее роста требуется время. Сначала ты познаешь тело женщины, ее внешнюю красоту и грацию. Затем она открывает тебе сердце, ты окунаешься в мир заботы, приятия и нежности. Последней перед тобой предстает ее душа, это уже вотчина энергии и взаимообмена.
До Вероны я знал, что такое страсть, но не знал истинной любви. Страсть это пожирающее чувство, при котором ты не можешь нормально мыслить и живешь не своей жизнью. Она удовлетворяет тебя на очень короткий срок, а потом тебе хочется еще и еще. Это как наркотик, он тебя истощает, сжигает изнутри. Ты как послушное орудие в чужих руках идешь на поводу без сил для сопротивления. В какой-то момент прозреваешь и понимаешь, что внутри тебя ничего нет. Ты пустой. Поэтому страсть так быстротечна. В любви я тоже исчезаю и растворяюсь. Но еще никогда я не ощущал такого подъема и наполненности. Я будто накачен невесомостью и парю в облаках. Мне хочется проникать в нее все глубже и глубже, а в итоге я вижу, что она бесконечна. Моя отрада... моя любовь... моя Верона...

Конец
Март 2018г.

http://idavydova.ru/
https://www.facebook.com/inessa.davydoff
https://twitter.com/Dinessa1
https://ok.ru/group53106623119470






Рейтинг работы: 5
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 35
© 07.03.2018 Инесса Давыдова
Свидетельство о публикации: izba-2018-2217400

Метки: роман, любовь, отношения, Верона, любовный роман,
Рубрика произведения: Проза -> Роман


Дарья Бутман       10.03.2018   19:00:26
Отзыв:   положительный
Прочитала с большим удовольствием)))))))) Последние главы дочитывала с сожалением, что история заканчивается. Хотелось еще и еще))))))))))))))) Спасибо!










1