Часть вторая. Воспоминание шестое. Мертвый Мир.


Воспоминание шестое. Мертвый Мир.

Я вышла из леса и босыми ногами ступила на дорогу, хорошо припорошенную пылью, которая пролегала вдоль него своими неровностями и изгибами. Впереди было пустое пышущее жаром и упиравшееся в горизонт поле, слева вдалеке виднелись тяжелые металлические ворота. Я двинулась к ним, размышляя о месте куда попала, и, оглядываясь, пыталась найти хоть малейшие признаки чего-нибудь живого. Горячий воздух стоял колом, не было ни малейшего дуновения ветерка, который развеял бы эту гнетущую тяжесть, которая давила своей мрачностью и нарастающим чувством тревоги, предчувствием чего-то непоправимого и неизбежного.
Помотав головой, чтоб привести мысли в порядок, я посмотрела вперед. Чем ближе я подходила к воротам, тем мрачнее было зрелище. Они были сделаны из черненого металла, с резьбой, с признаками когда-то нанесенной позолоты. Но, несмотря на старость, я бы даже сказала – древность, создавали ощущение неприступности.
Подойдя ближе, я посмотрела вверх и прищурилась, солнце палило нещадно, окружая зноем все вокруг, воздух рядом с ними был еще более спертый, мешая вдохнуть полной грудью, гнетущая тишина практически вдавливала в землю, не давая шевелиться.
Медленно я подняла руку и дотронулась до массивной двери. К моему удивлению ворота не были горячими, как я ожидала, учитывая, что солнце грело довольно таки внушительно. От них веяло практически мертвым холодом. Взявшись за резную ручку, я медленно приоткрыла их, на меня свалился шквал спертого воздуха, почти сбивая с ног и до одури туманя разум. В глазах начало темнеть, я пошатнулась, но невероятным усилием воли все-таки устояла. Оставив ворота приоткрытыми, я сделала шаг назад, чтоб немного прийти в чувство.
Когда в голове прояснилось, я рискнула заглянуть внутрь. То, что я увидела, ввело меня в состояние легкого ступора. Там было пусто в сравнении с тем местом, где я стояла, и много того, чего тут не было, вернее, там все было другое. Это был какой-то другой Мир, безжизненный и бездвижный. Здесь даже не ощущалось течение времени, оно как будто остановилось в одной точке и никак не могло сдвинуться с места. Однако при более детальном осмотре что-то начинало смущать, что-то казалось тут то ли лишним, то ли не совсем естественным, что-то, что заставляло внимательно вглядываться и рождало желание зайти и ощутить ЭТО всеми чувствами и каждой клеточкой тела. Оно заманивало какой-то невероятно сладкой негой, очень хотелось сделать шаг и переступить порог, дать волю непреодолимому желанию узнать неизведанное, вкусить тайну этого Мира, понять, что же он такое. Это было наваждение. Оно затягивало в свои сети, и постепенно в мыслях было только одно: надо обязательно зайти туда, дотронуться до этого дерева, оно зовет, оно хочет, чтобы я подошла. Меня спас острый камень, на который я наступила, сделав шаг. Боль быстро привела в равновесие расшатанный Зовом организм. Кругом была красно-бежевая глинистая сухая земля, на которой в принципе не должно расти ничего живого, которая не родила уже долгие времена. Земля, в которую упиралось своими цепкими кривыми корнями одинокое дерево, некогда мощный ствол, которого внушал уважение своей стойкостью. Листва, которая когда-то полыхала сочной зеленью, сейчас была жухлой, коричневатого цвета с красным отливом и торчала в разные стороны, словно иголки. Вокруг дерева полыхало марево, то ли от жары, то ли не понятно от чего, но при этом все оставалось недвижимым, как будто кто-то нажал на паузу. Как завороженная я разглядывала этот странный Мир, который и пугал и завораживал одновременно. Он был прекрасен своей мрачной бежево-красной неприступностью.
Сколько я так простояла не знаю, но в какой-то момент сзади послышались шаркающие шаги, я обернулась на звук. К воротам медленно, глядя невидящим взором, шел мужчина. Он как будто появился ниоткуда, словно его перенесла сюда неведомая сила. Пройдя мимо меня, он зашел в ворота и направился к дереву. И тут начало происходить невероятное. Оно встрепенулось, расправило ветви и потянулось в сторону идущего к нему человека. Казалось, еще немного и оно двинется ему навстречу. Само пространство начинало пульсировать и чем больше расстояние сокращалось, тем больше оно пульсировало. Этот, мертвый на первый взгляд, Мир ожил и зашевелился. Как будто это был единый организм, а дерево его сердце, его сосредоточие.
Оно жадно тянулось к человеку и, дотянувшись, окутало его своими изголодавшимися ветвями, обволакивая, словно укутывая, как заботливая мать. Тело в его объятьях обмякло и почти повисло. Дерево выедало его, жадно выкачивая жизненную силу. Кровавые потоки стекали в сухую землю, окрашивая ее в алый цвет, который растекался по всему периметру и быстро впитывался.
Этот Мир питался. Странным и даже страшным способом, но это была его Жизнь, это было то, ради чего он существовал. Тело в его объятьях иссыхало на глазах, за какие-то считанные минуты от него осталось жалкое подобие мумии, которое рухнуло на землю, разлетевшись на мелкие частицы, которые были впитаны Миром так же стремительно, как вода уходит в сухую землю.
И все опять начало затихать, постепенно пульсация сменилась покоем, словно ничего не произошло. Ни следа, ни намека на случившее не осталось, только красные прожилки на дереве стали ярче и оно шире раскинуло свои ветви, подставив их палящему солнцу.
Меня настолько впечатлило увиденное, что потом я частенько заглядывала в это живописное местечко. Иногда даже приводила неугодных мне людей, кого наказать, кого напугать. В какой-то момент это даже доставляло какое-то смутное удовлетворение. Я приносила этому Миру жертву, он в свою очередь ограждал меня от своего Зова и давал частицу своего покоя.
В какой-то момент я задумалась, как я попала в это место и как нашла к нему дорогу. И только всмотревшись в лицо Аргона, я вспомнила, что это он показал мне его еще, когда я была маленькая. Это он когда-то проводил меня сюда и рассказал о этом месте. Я вспомнила, как мы проводили время во время занятий, как он учил меня искусству ментальных боев, сталкингу, Зову и много тому, что я делала автоматически. Он помог мне встроить много программ, которые я использовала не задумываясь. Аргон был приставлен ко мне матерью для охраны и обучения и вполне успешно справился с задачей, учитывая, что времени на это было катастрофически мало.
Он смотрел на меня с легкой улыбкой.
- Здравствуй, Алисандра, - его улыбка стала еще шире, - как ты выросла.
- Аргон, - я бросилась ему на шею, не ловко уткнувшись в плечо лицом, с трудом сдерживая слезы, - я думала ты погиб, я думала… Рассказывай, - я резко отстранилась от него, - рассказывай, что произошло? Как ты тут оказался?
Он рассказал, как после нападения на наш клан ушел на север Западных Гор. Там он встретил Мотру с детьми и помог им выжить. Как они пошли в сторону Южных ущелий, где по слухам скрывался отряд, в надежде встретить там кого-то из своих или хотя бы получить помощь и спрятать детей. По пути они встретили остальных и, держа путь на юг, попали в засаду кочевников Волта. Почему их оставили в живых, он не знал, мог только предположить из обрывков разговоров, что для жертвоприношения. Из рассказа Аргона я узнала, что недалеко был город – крепость, где видели ближайшую свиту Волта. А так как он без них не делал ни шагу, можно было предположить, что и он сам тоже был там.
Это многое объясняло, но и настораживало. Волт призывал темные Силы, те, что давно не использовали, те, что могли стереть все пространство в пыль за считаные секунды, ели выйдут из-под контроля. Времени оставалось все меньше, надо было что-то делать. И я приняла единственное, казалось, на тот момент верное решение.
- Мотра, ты с детьми пойдешь в пещеры Южного ущелья, Драфт вас проводит. Драфт, возьми с собой троих воинов, забирайте раненых и Мотру с детьми и ходите. Остальные пойдут со мной.
Я повернулась к Аргону:
- Идти сможешь?
- Конечно, - его глаза сверкнули холодным огнем, - мне нужен один пленник, надо восстановиться и я буду в норме.
Аргон был инкубом, он питался жизненной энергией, которая восстанавливала его почти мгновенно, ускоряя процесс регенерации. Как и моя мать. Она была суккубом и как она оказалась рядом с моим отцом, грозным воином Западных Драконов, так и осталось для меня загадкой. Она была главой клана, выбранной Силой и правила жестко, но справедливо, строго придерживаясь Закона.
Клан Западных Драконов получил свое название за тесную связь и дружбу с драконами Западных Гор, с которыми они тесно сосуществовали и в свое время спасли их от вымирания. От отца я унаследовала эту связь, как и все потомки клана. Я была созданием, родившимся в результате союза двух кланов так не похожих внутренне и так похожих своими знаниями.
Через некоторое время Аргон вернулся заметно посвежевший и бодрый, готовый идти хоть на край света.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 39
© 06.03.2018 Анастасия Уразова
Свидетельство о публикации: izba-2018-2217294

Рубрика произведения: Проза -> Мистика












1