Армейские будни


Армейские будни

Он нашёл меня в «умывальнике». Я трясущимися руками смывал с лица кровь вместе со слезами и соплями. Он был мой земляк, на полгода старше «призывом».
- Вот ты где! – запыхавшись, воскликнул он и подошёл ближе. – Ты чего, «зёма», совсем что ли?
- Я сломался, - ответил я всхлипывая. – Меня… Сил больше нет!
- Он смотрел на меня с такой злостью, что хотелось утопиться в раковине.
- Сломался, говоришь? Всё, будешь теперь как последний «чмо»?!
- От этих слов всё внутри опустилось. От безысходности мысли о суициде всплывали перед глазами в ярких картинках. Осталось только выбрать удобный вариант.
Немного успокоив дыхание, он вдруг резко спросил. – Значит, всё кончено, и терять тебе уже нечего?
- Я, тупо уставившись в раковину, кивнул.
- Тогда пошли! – Он схватил меня за рукав. От неожиданности я съёжился.
- Пошли, пошли!- прорычал он, потащив меня за собой.
Он пнул ногой дверь каптёрки и вошёл первым, не выпуская мой рукав. Удивлённые «деды», застыли от неожиданности.
- Значит, говоришь, терять тебе не чего?!- он сверлил меня взглядом, в котором было столько ярости! От страха меня мутило, болел живот. Ноги были ватными, и я с трудом на них стоял. – А раз терять тебе нечего, что мешает тебе их - отп…ть? На пример, табуреткой! – Он схватил табурет и ринулся на опешивших «дедов». А я, обезумев от страха, бросился прочь, отсюда…
Дальше не помню, как было. Говорят, упал с лестницы. Летел как «угорелый», и распластался на полу, потеряв сознание. Очнулся в госпитале. Милая медсестра бинтовала мне голову.
- Очнулся, боец? – улыбнулась она. – Что же ты носишься как ошпаренный? - Улыбнуться в ответ не было сил. А мутные воспоминания о прошедшем всплывали в памяти как дурной сон.
– Ничего, через недельку будешь как новенький!
Через два дня - выписка. А при мысли о возвращении в часть всё внутри холодеет. Взгляд потускнел, хотелось уснуть и не проснуться…
В казарме, укладывая свои «рыльно-мыльные» принадлежности в тумбочку, я вздрогнул, когда в кубрик влетел «дед» (один из тех – троих). Он метнулся к своей тумбочке и остановился, заметив меня.
- А, ты! Выписали? – Он достал что-то из тумбочки и, ухмыльнувшись, вышел.
Обед прошёл спокойно. Ребята из взвода со мной общались. Правда, так, ни о чём, стараясь не смотреть в глаза. Как собаки - всё понимают, а сказать...
За четыре дня мне довелось увидеть тех «дедов» несколько раз. Поодиночке и вместе. Но интереса ко мне они не проявляли. И я начал понемногу успокаиваться. И тут мы пересеклись в курилке с ребятами из соседней роты.
- А-а-а, выписали? А «земелю» твоего комиссовали, говорят – почка отказала! Еле до госпиталя довезли.
Они рассказывали ещё о каких- то новостях в роте. Ухмылялись, хихикали…
- Эй, ты чего застыл? – толкнул кто то. – Пошли на построение!
После отбоя я не мог уснуть, размазывая слёзы по щекам. Тяжесть в груди не давала дышать.
- Один! Воды мне!
- Я вздрогнул от зычного голоса «дембеля».
- Чё, бля, спят все?!
- Сердце забарабанило по рёбрам. Мы поднялись вдвоём, я и Макаров Серёга
(Это уже рефлекс, выработанный страхом). Я был ближе, и потому нырнул в сапоги и пошёл к бачку с водой. Принёс воды, вернул кружку на место и зашёл в «умывальник». На полу валялась бритва. Кто - то уронил впопыхах. Я прошёл к раковине, открыл кран, набрал в ладони воды и выплеснул на лицо. Подняв глаза, в зеркале увидел отражение той самой бритвы.
- Мне уже всё равно, - подумал я, – терять нечего!..
С этими мыслями я поднимался по лестнице. Я знал, они в каптёрке, «дербанят» Васькину посылку. Утюг был крепко примотан к руке шнуром. Я даже не помню, как взял его, и что сказал дневальному (наверное, сказал, что буду гладить «подшивы» дедам). Дверь была заперта изнутри, из каптёрки доносились приглушённые голоса. Я тихонько постучал, голоса притихли. А через секунду открылась дверь. Да, это были они.
- Тебе чего, боец? – удивлённо спросил открывший дверь.
- Я молча замахнулся и ударил в голову...
Потом был суд. Пред глазами всё плыло. Заплаканная мать убитого бойца, проклинавшая меня и армию с её беспорядками. А я отсутствующим взглядом.
Смотрел в суровое лицо отца.






Рейтинг работы: 10
Количество рецензий: 2
Количество сообщений: 4
Количество просмотров: 41
© 06.03.2018 Алексей Васняев
Свидетельство о публикации: izba-2018-2217290

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра


АНДРЕЙ МОИСЕЕНКО       17.03.2018   10:09:16
Отзыв:   положительный
Несколько мрачноватая концовка....в жизни все намного человечнее... Но, как одну из версий развития событий, принимаю...Спасибо.
Алексей Васняев       17.03.2018   16:46:18

Не зря говорят, что жизнь похожа на калейдоскоп. Сложно угадать в какой узор сложатся кристаллы судьбы.
Благодарю за отзыв.
Сергей Сальников       11.03.2018   14:56:41
Отзыв:   положительный
Мне трудно судить о причинах этого уродливого явления, я заканчивал Дальневосточное Высшее Инженерное Морское Училище (торговый флот), учились шесть лет, разница между первым и последним курсом - пропасть, но даже в помине не было этого.
Слышал в молодости от пожилых людей, что когда на флоте в СССР служили по пять лет, то тоже было относительно спокойно.
А людские потери и погибших и покалеченных от этого явления, судя по всему, просто огромные.
Рассказ понравился.
Удачи Вам!
Алексей Васняев       11.03.2018   21:35:57

Верно подмечено «уродливое явление».
Говорили, что это произишло когда «дресс-код» в армии упростили. И военные «переопылились» с уголовниками (стали призывать судимых).
Благодарю за отзыв!










1