Верона. Часть III. Глава IX. I


Аристарх

Вместе со спецами сажусь в черный «Jeep Grand Cherokee Trackhawk», я сам выбрал эту тачку на случай, если придется уходить от погони. В разгонной динамике от нуля до сотни этот американский «монстр» сопоставим с настоящими суперкарами. Мне выдают ларингофон, вставляю в ухо и слышу первый доклад: моя жена в больнице. Анну опоили снотворным. Я чуть не опоздал! Хорошо, что Пушочек не притронулась к вину. Меня так замутило, что требуется минута, чтобы прийти в себя.

– Едем в больницу, – даю я команду.

Голова уже плавится от мыслей и догадок. То, что еще час назад выстроилось в идеально ровную линию, под натиском новой волны сомнений, снова рассыпалось на мелкие фрагменты. Складывается такое ощущение, что куда бы я ни шагнул, меня ждут сюрпризы от оксфордской парочки Адель-Адам.

Не успел я отъехать от аэропорта, как мне отзванивается Дракон.
– Нашему челу удалось поговорить с Мэй. Она готова дать показания. Сейчас прорабатываем план по ее эвакуации. Так что к моменту прибытия Ландау ордер на его арест уже будет выписан.
– А где доказательства? Ландау не дурак, скажет, что она все это придумала, чтобы с него прайсы срубить и предъявит записи с камер наблюдения, где она добровольно ему секс-услуги оказывает.
– Доказательств на сто томов хватит. Тайка собирала видео- и аудиоматериал не один месяц. Сказала, что все сделает лишь бы этот больной ублюдок в тюрьму сел. Яков Давидович попросил просмотреть данные, что она нам предоставила и дать оценку... бляха-муха, там жесть...
– В смысле?
Я подозревал только одно психическое отклонение, но по тону Дракона понял, что там целый букет.
– Он истязал ее. Вонзал в кожу сюрикены.
– Не понял. Это же звездочки ниндзя. Как она жива осталась?
– Они разные есть, Ландау использовал стрежни цилиндрической формы, похожие на иголки для швейных машин.
– Шизоид!
– Не просто тыкал, а собирал в рисунок или японские иероглифы. Ждал, когда заживет и по-новой. А в промежутке искал новое изображение, еще и с ней согласовывал. Она сказала, что у него целая картотека этих изображений и они всегда у него под рукой. Либо в телефоне, либо на ноуте. Он их по нескольку раз в день просматривает, освежает в памяти.
– Вот больной ублюдок!
– Так что материала выше крыши. Не переживай, Руссо, на родину Ландау уже не вернется.
Чуйка мне подсказывала, что Триперный Кролик мог даже из тюрьмы кого угодно достать. Если не лишить его доступа к деньгам, он еще многим нервы потрепит.
– Главное, чтобы в Штатах ни Яша, ни его группа не засветились.
– Все продумали. Люди будут из другого ведомства. Если надо подключат дипломатов. Адвокатов его ни на минуту без внимания не оставят. С «крышей» Ландау тоже поговорили, дали понять, если еще раз дернуться – пойдут прицепом. Начальство Якова Давидовича подключило самые верха.
– Теперь понятно, почему Ландау активизировался, земля под ногами горит. Лады, – выдыхаю я.
– Так что ты сиди тихо, пока Ландау на американскую землю не ступит.
– Когда он вылетает?
– После полудня.
Отбиваю звонок. Все это, конечно, хорошо, вот только ситуацию не разруливает. Верона все еще в опасности. Да и конечных планов Ландау мы не знаем. Он всегда мыслит масштабно, продумывает несколько вариантов исхода событий и он из тех мстительных людишек, кто даже после ареста сотрет ухмылку на лицах своих врагов. Последнее слово будет за ним. Как от такого застраховаться?
Охо-хо, завяз я по самые не балуйся.
Закрываю глаза, дышу размеренно, как когда-то папашка учил. В памяти всплывают его слова «Когда личность не агрессивна, она непобедима». Да, когда дело касается моей семьи станция «Лёд» для моих мозгов закрыта. Но сейчас дело принимает настолько серьезный оборот, что одна ошибка и кто-то из моих близких пострадает. Делаю глубокий вдох... и выдох... еще раз и еще...
В сознании наступает покой, я открываю глаза и смотрю на мелькающий за окном пригород Парижа. Представляю Адама. Как он мыслит? Что бы он сейчас сделал? Отвлекающий маневр. Он будет там, где его не ждут. Нанесет удар по незащищенным местам. Он создал такой ажиотаж вокруг моей жены, что я бросаю все ресурсы, чтобы ее спасти... а что если цель не она... или не так... а что если цель не она одна?
После щелчка ларингофон снова ожил, я выслушиваю второй доклад. Группе удалось записать часть телефонного разговора Адель. Сначала я не поверил, попросил прокрутить запись еще раз. Потом приказал остановить машину и наяривал круги вокруг автобусной остановки как заведенный. Местные жители смотрели на меня как на дурика. Когда нервяк немного отпустил, я вернулся в джип, попросил переправить запись Яше и перезвонил ему через десять минут.
– Верона ему нужна дозарезу. Ее он не отдаст ни при каком раскладе. Будет отнекиваться и доказывать, что это не он повинен в ее исчезновении. Он уже подготовил для нее золотую клетку и вышколенный персонал, который лишних вопросов задавать не будет. Ресурсы у него есть, так что держать ее в таком режиме можно годами и эта мысль будет греть его триперное тельце даже в тюрьме. Я буду ее искать, сходить с ума, а он точно будет знать, где она. Поиграет в кошки-мышки, а когда надоест, скажет, что блефовал. Но ему нужна видимая цель, ту, что он отдаст при обмене. И это буду не я. Меня эта троица уготовила в качестве трофея Лили. Сначала я подумал, что у него есть на тебя компромат, но если так, Ландау уже пустил бы его в ход. Раз до сих пор он этого не сделал, значит, вторая цель тоже физическая. Бери под охрану свою мать и Дениса.
– Мать со мной, Денис не выходит на связь с десяти вечера.
– Может, завис у чиксы?
– Нет, он знает, что к чему, если бы завис, то перед этим отзвонился и предупредил.
– Проклятье! Тогда он точно у Ландау! Почему мне не сказал?
– Не хотел тебя дергать. Найди Веру и вези домой. Так даже лучше. Пусть думает, что я на этом успокоюсь и расслабится. Он отдает мне сына в обмен на гарантии что ни я, ни мое подразделение к нему на дух не приблизимся, и я сдержу свое слово!
– А что он просит в качестве гарантии?
– Весь собранный материал. Продумал целую церемонию уничтожения улик, чтобы уж наверняка.
Шизец! Это годы работы! Сердце сжалось так, что аж дышать не могу. Я реально прикипел к папашке, кровь в жилах стынет от одной мысли через что ему сейчас приходиться проходить.
– Будь осторожен, – на моем языке это типа я за тебя волнуюсь.
– Возвращайся скорее, мать с ума сходит.
Пошла ответка. Вот и пристрелялись!
Отбиваю звонок и охреневаю. Лили! Как она могла вступить в сговор с этим психопатом Ландау? Если она его знает не один год, то осведомлена о его странностях. Адель в разговоре упомянула Мэй, догадывается, как она ценна для Адама. Это напрямую подтверждает, что Адель и Лили имеют представление о характере психического расстройства их дружка. Меня поразило, с каким хладнокровием они решают судьбу моей жены, отдают в лапы монстру, будто она не живой человек, а какая-то кукла. В тот момент, когда Ландау будет истязать мою жену, Лили собирается утишать меня в горе. Жизнь была «щедра» и показала мне много отстоя, но такое я наблюдал впервые. Клянусь, я не поверил, если бы мне сказали об этом Дракон или Яша. Но я услышал это собственными ушами.
Поворачиваюсь к одному из спецов и прошу выслать мне фото женщины, которая называет себя Лили. Через десять минут он протягивает мне свою мобилу. Взглянув на экран, я сжал кулаки и выматерился. Как же я надеялся, что это подстава, что ее упомянули в разговоре намеренно. Уф!
Из глаз брызнули слезы, я отвернулся и уставился в окно. Интересно, что чувствует человек, когда пересекает невидимую черту, отделяющую его от животного? В какой момент он ставит свои потребности выше других? Выше своего достоинства и человеческой морали. Кем надо быть, чтобы так рассуждать? Мне больно потому, что в памяти еще свежи наши лучшие моменты. Я будто их законсервировал, сам не знаю зачем. Но после такого... я выжгу их из себя огнем свирепой и беспощадной мести. Никогда и никому я не мстил, но для нее сделаю исключение...
Когда в башке все утрамбовалось, я понял одну вещь, если я сейчас поеду к Вероне, то не смогу довести до конца то, что задумал. Увижу ее и размякну. Сгребу в охапку и помчусь в аэропорт. Нельзя! Надо мобилизовать все силы и сделать неожиданной ход... то чего от меня не ждут. Мельтешить некогда. Один точный удар, который прихлопнет всю троицу.
Пишу Дракону смс:
Мне нужны все контакты Добрыни.

***
Вера
К больнице мы подъехали, когда уже светало. Несмотря на заверения Адель о безопасности препарата, врачи решили подстраховаться и дважды в дороге промыли подруге желудок. Зрелище не для слабонервных. Забившись в угол, я смотрела на работу врачей и думала о матери. Наверное, ей тоже делали все эти манипуляции, только в ее случае было все гораздо страшнее.
Я дала себе установку не раскисать и держалась рядом с «переводчиком» как рыба-прилипала. Перед лицом опасности мое сознание оцепенело, тело плохо слушалось, я то и дело натыкалась на дверные косяки и спотыкалась на ровном месте. Я ждала нападения в любую секунду, в любом помещении, даже в лифте. Он подбадривал меня, отвлекал разговорами, но мы оба понимали, что расслабляться нельзя. От него я узнала, что месье д’Альбре лично знаком с моим тестем. Мне не сказали, при каких обстоятельствах они познакомились, но намекнули, что Яша оказал французу услугу, после чего был желанным гостем в имении д’Альбре.
Адель как-то узнала, в какую именно больницу нас отвезли и влетела в вестибюль как раз тогда, когда за нами закрывались двери грузового лифта. Она искала Анну, администратор сказала ей, что девушку, о которой идет речь, после осмотра увезли в частную больницу. Адель не поверила и они с Лили еще час рыскали по всем этажам.
– Они отследили сигнал мобильника вашей подруги, – догадался «переводчик».
Мой телефон был выключен, на этом настояла охрана, как только мы покинули особняк, а вот про телефон Анны, который все это время лежал в ее сумочке, все забыли.
Пока он исправлял оплошность, я сидела рядом с подругой в операционной, где нас разместили сразу по приезду. Даже если бы туда заглянула Адель, она навряд ли бы меня узнала. Медсестры облачили меня в медицинскую форму. Шапочка скрывала волосы, а маска нижнюю часть лица. Анна периодически выплывала из сна, и каждый раз задавала одни и те же вопросы. Я перепугалась, но врачи меня успокоили, сказали, что выводы делать рано, нужно дождаться ее полного пробуждения.
То, что меня разыскивали не только Адель и Лили мы узнали через час после их отъезда. Видимо, Адель сообщила Адаму, что потеряла меня и он отправил своих людей на поиски. Сначала об Анне осведомилась в справочной службе больницы женщина, которая представилась ее родственницей. Потом персонал больницы выловил двоих лысых типов, рыскающих по палатам. Уходить они не спешили, уворачивались от охраны и зыркали злющими глазищами по сторонам. Чтобы их вывести, пришлось вызывать подкрепление, только тогда они нехотя поплелись к лестнице. Когда их уводили, они выворачивали головы, стараясь рассмотреть пациентов в палатах. Третью попытку обнаружения пресекла одна из медсестер. Она заметила на незнакомке, облаченной в больничную униформу бейджик с фамилией ее подруги-медсестры, которая была в этот день выходная. Мы вызвали охрану и ее тут же выпроводили.
После этого началась истерия Адель. Она добралась до месье д’Альбре и попыталась донести до него мысль, что в создавшейся ситуации мне и Анне нужно иметь рядом старшую соратницу и подругу. Что, отгораживаясь от нее, я делаю только хуже, лишь рядом с ней я в безопасности. Месье д’Альбре сказал, что я и Анна благодарны ей за заботу, но в дальнейших ее услугах не нуждаемся. Посоветовал ей больше не беспокоиться, но предупредил, если она будет настойчивой, он вынужден будет обратиться в полицию, пусть они выяснят, с какой целью она хотела меня усыпить. Она тут же зацепилась за его слова, и сказала, что сама обратится в полицию, если он немедленно не даст мне трубку. Но месье д’Альбре ловко уходил от прямого подтверждения, что мы с Анной рядом с ним. Наоборот, давал понять, что решает все вопросы удаленно. Тогда Адель пригрозила приехать к нему в особняк, на что к моему удивлению он ответил согласием, мол, жду с нетерпением, надеюсь, что поездка принесет вам незабываемых ощущений. После чего Адель верещала так громко, что французу то и дело приходилось убирать телефон от уха. Разговор несколько раз прерывался, видимо, Адель в перерывах советовалась с Адамом и Лили. Закончилось все тем, что она пригрозила позвонить моему мужу и доложить о моем безнравственном поведении. Когда мне это перевели, я долго подавляла смех, но все же не выдержала, выбежала в коридор и несколько минут смеялась как помешанная. Когда я вернулась, то поняла, что Адель сменила тактику и больше месье д’Альбре звонить не будет.
Анна оклемалась ближе к полудню. Целый час мы трещали о новостях. Когда я поведала подруге о подслушанном разговоре, она застыла и с минуту хлопала глазами.
– Какой ужас! Не могу поверить! Я чувствовала, что за ее мнимой опекой что-то скрывается, но о таком даже подумать не могла. Каждый раз, когда мы хотели отделиться и куда-то пойти, она начинала тебя наставлять или с кем-то знакомить, перехватывая на себя внимание. Теперь понятно почему, ей нужно было держать тебя при себе на случай обмена.
Я вспомнила о фото Руссо, которое показала мне Адель и погрустнела. Анна спросила, в чем дело и я рассказала. Вникнув в суть происходящего, она решительно заступилась за моего мужа.
– Прижмись эта девица к нему в «Дорожном патруле», отлетела бы через весь зал к туалету. Но дело было в ресторане престижного отеля, напротив Красная Площадь, в зале, небось, полно иностранцев. Что он должен был делать? Отшвыривать ее от себя?
Я тоже задумалась. Действительно, что?
– Не вздумай устраивать ему сцен. Выкинь это из головы. Очевидно же, что эта троица хочет вас рассорить, не давай им насладиться победой. Руссо – твой муж, защищай свою семью всеми способами.
Анна права. Надо выкинуть все это из головы как страшный сон. Как говорится: рассказала подруге и забыла.
– А где сейчас Руссо?
Я пожимаю плечами.
– Не знаю. Он прилетел в Париж рано утром, но до больницы так и не доехал.
Анна сжимает мою руку.
– Он приедет. Разберется с делами и приедет.
– Я все вспоминаю, как Заноза в Заднице сказала: «Пусть скажет мне в глаза, что больше не любит». Она так это выпалила, будто была уверенна, что он этого сделать не сможет.
– Как по мне так вся эта троица на голову сдвинутая. По их поведению можно смело сказать, что Адам наградил своих подруг вирусом шизофрении. Нет, надо же такое придумать! – Анна никак не может объять масштаб задуманного и мотает головой. – Надо отдать должное способностям Адель, как лихо она обработала Софу. А ее провести не так-то просто. Ты ей звонила?
Я мотаю головой.
– Позвоню, когда домой вернемся. Сейчас меня от всего этого штормит.
Анна похлопала по кровати рядом с собой, я скинула мокасины и устроилась рядом. Мы обнялись и сплели пальцы.
– Ты все еще любишь Оборотня? – спросила я сонным голосом и зевнула.
Бессонная ночь и нервное перенапряжение дали о себе знать. Тело отяжелело и меня стремительно уносило в сон. Возможно, Анна и ответила, но я этого уже не слышала.

***
Аристарх
Я дозвонился до Добрыни, когда он летел над Атлантикой. Сказал, что вышлю ему запись разговора, попросил кулаками не махать, а сначала меня выслушать. Мой звонок он принял в штыки, это было ожидаемо, типа никогда с тобой дел не имел и что-то менять не собираюсь.
– Не вопрос, Добрыня, но потом за свой интерес между ног у меня не мельтеши, не до тебя уже будет. Как говорится, лес рубят – щепки летят.
Отбил звонок. Выслал ему запись. Сижу, кофею попиваю, жду. То, что он перезвонит, у меня сомнений не было. Вопрос был только в том, стуканет он Ландау или нет. Риск, конечно, большой, но Добрыня в этом деле выпирал с двух сторон, он муж Лили и партнер Ландау, поэтому нужен мне был позарез.
Добрыня перезвонил через десять минут, видать то, что услышал, потребовало времени для обработки, а может, как и я прослушал запись не один раз.
– Что предлагаешь? – с ходу задал он вопрос. Тон уже осторожный, типа въехал, что нам хоть и на время, но нужно задружиться.
Я изложил ему свой план и несколько минут мы его утрясали. Добрыня с ходу выкатил мне условие, при котором он будет в деле. Выбора у меня не было и я его, скрипя сердцем, принял. После чего он развернул самолет и сообщил мне примерное время прибытия. В аэропорту я встречал его не один. Какой-то дрыщь, похожий на курьера всучил ему кейс и дал на подпись квитанцию с банковской печатью. Сразу после этого мы дозвонились до Влада и уточнили его местонахождение. Он был в особняке отца Адель, где по «счастливой» случайности остановились Лили и Верона. Прыгаем по тачкам и в путь. Держим связь, делимся новостями и утрясаем последние нюансы.
Приезжаем в особняк, Влад выходит нам навстречу. Вид и так был понурый, а как увидел Добрыню так чуть пятой точкой на гравий не сел.
– Добрынин! Вот уж кого-кого, а тебя я сегодня точно не ждал!
– От чего же так? – Добрыня надевает пиджак и с дежурной улыбочкой выходит из машины. – Жены наши опять вместе тусуются, почему и нам не зависнуть? Где Лили?
Протягивают друг другу руки, здороваются.
– А черт их знает, как умотали с вечера, ни той, ни другой. Адель недоступна. Отец ее тоже ищет.
Добрыня отлично ориентируется на местности, видать, не впервой здесь. Я даже в какой-то момент струхнул, а не развели ли меня как лошару, но Добрыня долго развозить не стал, как перешагнул порог гостиной, сразу взял быка за рога.
– Пока их нет, давай дело перетрем. Мне тут запись забавную переслали, ты послушай, а потом покумекаем.
Он дает мне знак и я включаю запись. С первых секунд Влад так напрягся, что его в пот прошибло. Сидит, утирается, таращится то на меня, то на Добрыню. Запись закончилась, я убрал телефон и сел в кресло. Башка гудела на разрыв. К тому моменту я уже плохо соображал.
– Давай сначала дела решим. Адам сказал, что через наш счет пройдет транзакция Адель. Насколько я понял, это за акции.
Влад кивает.
– Деньги от Адель пришли, Адам перевел их тебе. Ты отдал ему акции. Но Адам их придержал и начал Адель руки выворачивать. Все так?
– Что там происходит между Адель и Адамом я не знаю, – платок Влада уже мокрый, он бледный как поганка, я уже грешным делом думаю, не прихватит ли его инфаркт. – Деньги я получил, акции отдал.
– О’кей. Поехали дальше, – Добрыня складывает руки в замок и щурится. – Тебе эти акции нужны?
– Акции должны остаться в семье, либо у меня, либо у тестя, – цедит Влад и скидывает пиджак. Рубашка вся в разводах от пота. – Но только не у Адама.
– Забудь про Адама. Я здесь, перед тобой. С правом подписи. Тебе лично эти акции нужны?
Влад зыркнул на Добрыню, поежился и кивнул.
– Значит, ты готов вернуть деньги?
– Сначала я хочу видеть акции.
Добрыня дал знак помощнику, принесли кейс. Он открыл, вынул пачку акций и положил на стол. У Влада шары на лоб выкатились. Он явно не ожидал такой прыти. Я слышал, как Добрыня решает дела, да и Влад наверняка, так что чего удивляться.
После проверки количества Влад берет телефон и выходит из дома. Пока его не было, в гостиной стояла звенящая тишина. Нам обсуждать было нечего, все уже и так ясно как дважды два.
– Завтра утром деньги будут на твоем счету, – говорит Влад, переступая порог.
– О’кей, – Добрыня показывает на своего помощника, – Как только мы получим подтверждение зачисления средств, этот человек привезет тебе акции. Тебя все устраивает?
Влад кивает, его все еще пробивает нервяк.
– Теперь о бизнесе, который тебе якобы предложила Адель. Никогда я с ней ничего не обсуждал, – Добрыня бьет ребром ладони по столу. – Вступить в долю не предлагал. Наоборот, дал Адаму понять, что готов распилить бизнес пополам и плыть дальше разными курсами.
Как я и предполагал, Адель втирала мужу несуществующий проект, а тот с таким же азартом и страстью передавал эстафету Давиду. Видать, ей до последнего нужно было создавать иллюзию, что Влад вот-вот вложит прайсы во что-то очень крупное и прибыльное. Как он теперь все это объяснит партнеру, ума не приложу.
– Так что если она опять поднимет эту тему, знаешь, куда ее послать, – резюмирует Добрыня.
– Все понятно, – бурчит Влад и утирает платком шею. – Что с этим делать будем? – Влад показывает на мой телефон.
– А с этим все просто, – Добрыня откидывается на спинку кресла и закидывает ногу на ногу. – Каждый решит свои проблемы сам. Объединять тут усилия незачем, интересы у всех разные.
Влад кивает. На повестке дня остался еще один вопрос. Влада он никак не касается, но раз уж Лили поселилась в этом доме, придется ему нас потерпеть. Прошу Добрыню ввести Влада в курс последнего акта нашего спектакля. Как только Добрыня заговорил, кидаю взгляд на бывшего партнера, эта пучеглазая флюрограмма подумал, что Добрыня ему за жену предъявит, накинет проценты за транзит перевода или еще чего-нибудь похлеще. Теперь расслабил булки и кивает на каждое слово. Да, таким сговорчивым я Виноградова еще не видел.
Добрыня дает указание отогнать его машину подальше от особняка. Я с двумя спецами поднимаюсь наверх и заглядываю в комнату жены. Открываю шкаф и тихо охреневаю! Моя жена скупила половину Парижа? Да мне для перевозки понадобиться грузовик. Даю задание вызвать транспорт и доставить все покупки жены в аэропорт. Мне на помощь Влад прислал проворную девчонку, я дал ей указание заняться шмотьем Анны, а сам покидал вещи жены в чемоданы и попросил их погрузить в джип.
Пока вошкался на мобилу пришло смс от Яши.
Обмен состоялся. Дэн дома.
Я вздохнул с облегчением. Одной проблемой меньше. Значит, в разработке у Адама все-таки был Оборотень – заблудший сынок Яши. Мне он отвел роль плачущего страдальца Иеремии. Сначала я потерял сестру, теперь должен был потерять жену.
Спецы дают знак, я выглядываю в окно. К дому подъезжает черный «Мерседес». Из салона выходит Адель, оглядывается, за ней выползает Лили. При виде ее мотор забился как бешеный. Я сжал кулаки и стиснул челюсти. Удавил бы одной левой. Но... надо выполнить условие Добрыни.
Задышал глубоко, размеренно. Нужно взять себя в руки.
Спускаюсь вниз. Ни Добрыни, ни Влада, ни их охраны. Все заняли позиции. На этаже такая тишина, что слышно как две грымзы каблуками по подъездной дороге стучат. Этот стук отдается у меня в ушах. Вот он, последний акт спектакля.


http://idavydova.ru/
https://www.facebook.com/inessa.davydoff
https://twitter.com/Dinessa1
https://ok.ru/group53106623119470






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 58
© 06.03.2018 Инесса Давыдова
Свидетельство о публикации: izba-2018-2217093

Метки: роман, любовь, отношения, Верона, любовный роман,
Рубрика произведения: Проза -> Роман












1