Здесь могла бы быть дата


Здесь могла бы быть дата

И текст болит, и спать мне не дает...
И снится, и пророчит, и пророчит...
И кто - то в Белом по Воду идёт
И знать что я услышу хочет.
Развязаны у слова рукава…

Здравствуй, противостояние белого пера и черных чернил,
Белого листа и типографского свинцового оттиска.
Здравствуй, пророчество и суррогат.
Здравствуй, жизнь и смерть.
Я надеваю сутану белого огня.
Богом у выбора дороги я плачу,
Прижимая жизнь к себе,
А она уходит водой, омывая мои ноги,
И несет эту воду к дереву, готовому расцвести.
Я смотрю на его вековые кольца
И понимаю святость каждой строки кольца.
И я терплю быть здесь, не умирать.

Неуязвимая литера, как сакральный кубок, подносит к губам Любовь...
Танцуйте и пойте, губы!
Танцуйте так, словно вас никогда не убивали,
Словно вы - осанка царя.
И капает строка...
Она близка как смерть,
Она прекрасна как жизнь.

Пиши, пока взгляд не ослепнет
От блеска всех тех озарений, которым место на земле!
Кто знает, что вокруг бело - пишет белым.
Значит, словам моим длиться без остановки...
Значит, жесту моему ловить строки из ветра и плавить металл.
Хочешь, я тебе переведу язык божьего сердца?
Хочешь, я расскажу тебе о том, что внутри мира...

Что еще?
Видишь, там впереди падает лист, как праздник.
Отточив перо, он исполняет обет,
Отточив стило, он чертит письмена
В ровном биении часов без стрелок.

На четках души кто-то знающий больше, чем Данте
Молчит и перекатывает Слова, побелевшие от вечности.

Я жил во все времена...
До скончания времен...
И оживали бабочки и боги,
И умирали бабочки и боги...
Кем? Чем? Кому? Чему?
После всего, что они пережили, они стали Поэтами.
Немолитвенным осталось лишь время,
Столь же бесполезное, как скрип неживых слов в пустоте,
Где неожиданно появляется Бог
И смотрит на то, чем заставлено и захламлено в загрубевшей коже
Твоё испытание - стать душой.

Обладание - это запах пыли и смерти...
Помяни мя, святость белого нежного первого снега...
Сажа стала совсем бела.
В памяти снега и сажи странная тишина.

Живое всегда из нежности, дрожи, тепла и холода...
Живое всегда из слез и смеха.
Чем больше ты умер, тем мертвей мир.
Чем больше ты жив, тем тяжелее ноша.

Что я тебе и кто?
Где это - когда ты жив?
Где это - когда ты умер?

Просмотреть добела эту жизнь!
У небес есть земля, у земли есть небеса.
Тишина слышна только тишине.

/Здесь могла бы быть дата/

© Copyright: Эдуард Дэлюж, 2017
Свидетельство о публикации №117060106471 





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 36
© 06.03.2018 Эдуард Дэлюж
Свидетельство о публикации: izba-2018-2217040

Рубрика произведения: Поэзия -> Лирика философская












1