март 2017г.



  1.3.
    Вновь утром по республиканскому радио горячо, до личных оскорблений схватились: когда было лучше: в СССР или РФ? Споры нескончаемые. Думаю, продлятся ещё лет тридцать, не более. И наступит гладь и единомыслие.
    Сделал впрок миску салату и отправился с большой охотой разбирать обшивку дома со стороны огорода. Работа не сложная: ломать - не строить, но затяжная. Особенно на высоте. За пять часов сделал по своим усилиям и возрасту немало. Завтра продолжу.
    Дела отметил не ахти какие масштабные, но всегда держу в уме замечание Зинаиды Гиппиус: пишите малое, большое запишут и без вас.

  2.3.
    Продолжил разбор обшивки дома. Чего там только за этими дощечками не накопилось, кроме паутины. Даже осиное гнездо обнаружилось. Действовал выдергой, дисковой пилой и молотком.
    Соседка исподтишка поглядывает с той стороны забора, молчит, зная моё к ней с некоторых пор отношение.
По ТВ: волейбол, биатлон. На другие каналы не захожу.
    Галя присоветовала посмотреть английский фильм "Песня ланча". Фильм, видимо, хороший, но немой, с субтитрами. В несколько сеансов одолею.

  3.3.
    Говорят, если хочешь из лёгкой работы сделать трудную - откладывай её. Потому и не откладываю, хотя мои труды последних дней лёгкими назвать было бы несправедливо. Работать выдергой, молотком, напрягаться всеми мышцами, отрывая очередной   брусок от стены - дело мне привычное, но по возрасту быстро утомительное.
    Трижды за день выходил на трудовой подвиг и кроме удовлетворения приобрёл к вечеру спинную и головную боль средней степени и неприятное жжение в многострадальном левом глазу. Надо бы передохнуть денёк-другой, но не в моих привычках. Сейчас найду памятку о глаукоме и справлюсь, насколько полезны или вредны этой болезни продолжительные физические усилия.
    Нашёл, прочёл, выписываю:
    употребление крепкого чая, натурального кофе, копчёностей и солений не рекомендуется.
    Противопоказана тяжёлая физическая работа, работа, связанная с наклонным положением туловища.
    Избегать поднятия тяжестей более 10 кг.
    Прием жидкости следует ограничить 1,5 литрами в сутки.
  
К сожалению, выделенное нарушаю, особенно соления и объём жидкости. Попробую хотя бы слегка следить.
    А дневники Есина, хоть по пяток страниц, но почитываю. Оттуда:

    И. Аксенов (в письме к С. Боброву): когда был у Пикассо, то сказал: Что ж вы меня не спрашиваете о белых медведях, вы ведь полагаете, что они у нас по улицам бегают? — Нет, не полагаю, тогда бы их шкуры дешевле стоили; а то я хотел подарить одной даме, но цена — не подступишься! — И, помолчав, с надеждой: Ну, а волки-то хоть бегают?

  4.3.
    Тонюсенький снежок - даже метлу в руки брать не стал. В Абакане - до 10 см., а в Черногорке - и все 20. А нам - вновь фига с пальмовым маслом.
    Снимал обшивку фундамента. Вернее, не снимал, а разбивал молотком одну за другой плитки, грузил в тачку и вывозил в контейнер. В этот раз перерабатывать не стал: пару часов и - передых до завтра.
    В передыхе читаю по главке "Конармию" Бабеля. Не столько читаю, сколько медленно ползу по строкам, наслаждаясь буквально каждым вывертом каждой строки. А ведь эту книжку, приобретённую мной в 1966 году, я тогда же и одолел и не единожды, цитировал друзьям, но сегодняшнего наслаждения, кажется, не испытывал. Видимо, не был настолько чуток к слову.
    В том же передыхе побаловал себя биатлоном. Женщины в хвосте, мужчины - в первом десятке.
Третий вечер часа по два пытаюсь решить текстовую операцию. Наконец, сегодня методом тыка и весьма кривым путём решение нашёл. Столько времени иногда впустую трачу из-за недостачи компьютерного образования, хотя бы основных азов.
    Донбасс - на переднем плане. Так безнадёжно затянулась эта распря. И выхода не видать.

  5.3.
    Тот самый день, который я упомянул в своих воспоминаниях о педучилище. Приведу этот фрагмент, чтобы совсем не затерялся:

    "Итак, собрались мы – сотни три девчонок и семеро парнишек – в это Канское педучилище с окрестных поселений, больше из деревень.Души чистые, светлые. И были мы все равны друг другу, ну, почти равны. Со всеми своими разностями.Войны уже семь лет как нет– и такая радость жизни и её ежедневных приобретений для души и сердца.
Как-то недавно утром в полусне – педучилище, ограда длинная, где всё: и основное здание, и клуб наш, и спортплощадка, и дома и домики учителей, и общежитие, и туалет уличный, конечно. Так зримо, чуть ли не до камешка на дороге, до ступеньки на лестницах, до выщербинки на стене. И почти все имена-отчества учителей наших, давно уже в яви моей позабытые.
Добрая половина этих учителей жила в неблагоустроенных домах в этой же ограде.
    Общежитие одно. Довольно странное здание, двухэтажное с широкой террасой на уровне второго этажа, вроде танцплощадки. То ли бывший дом купеческий, то ли гостиница. К нему прилегает небольшой флигель, скорее пристройка. Внизу в этой пристройке прачечная, а вверху, если подняться по прямой лестнице в двадцать ступенек (много раз считал) – комната №6 для нас, парней. Хотя, взять меня, какой я парень, мальчишка, не более того. Парнем года через два стану, как я теперь понимаю.
    Комната большая, с малозаметной лепниной на потолке, в углу обитая железом и в чёрное покрашенная печь-голландка, вдоль стен шесть кроватей, посредине большой некрашеный стол, у входной двери бачок с питьевой водой и кружкой на цепи. Есть и маленькая кухонька с плитой, двоим не разойтись. А в кухоньке, под самым потолком, маленькая дырка. Если стать на тумбочку, прильнуть одним глазом к этой дырке – виден малюсенький сектор комнаты девочек из другого подъезда. Там Светка Боярская, Вера Разинкевич, Валя Попова и другие. Интересно, но, жаль, мало видно. По очереди стоим на тумбочке и заглядываем.
Вот и вся экспозиция. Да, как не забыл: в переулке нашей ограды – столовая, за ней дровяной сарай, за ним общий огород учителей.
    В комнате два окна. Одно – на соседний двор, другое – на домик Анны Никаноровны. И ещё одно, без рамы и стёкол, в сенях, если можно так выразиться, из него вид в сторону учебного здания. Здесь же в сенях, налево, лестница на улицу, вправо – небольшая кладовка, всегда пустая.
    Зима 1952-53 года была на редкость лютой. На каждую комнату ежедневно комендант выдавал по два толстых полена. И сарай на замок. А что – два полена? Пробовали возмущаться на собрании. Завуч-фронтовик нам популярно объяснил: в войну было ещё хуже, но выжили и победили. Надо потерпеть. Страна и Сталин думают о нас и верят в наши силы.
    И мы терпели. До поры до времени. А четвёртого марта, в ночь, залезли на крышу дровяного сарая, оторвали 2-3 гнилых доски и через отверстие набрали дров. Каждый – по охапке. Спрятали в своей кладовке. Кое-как переспали в жутком холоде. Мы с Иваном Кадачом улеглись вдвоём на мою кровать, по-зимнему одетые. Я – в шинели, шапке, валенках, шапке и солдатских рукавицах с двумя пальцами. Сверху на себя навалили всё, в том числе и матрац с его кровати. Лежим, как два придурка, и такой смех на нас напал!
    На занятия решили не ходить и с утра пораньше взялись жарить печи: голландку в комнате и плиту в кухне. Постепенно живым потянуло. Оттаяла вода в бачке – умылись.
    Иван на днях привёз из деревни около килограмма муки. Решили её сварить. Насыпали в кастрюлю горкой, залили водой, поставили на плиту. Вскоре вода закипела, потемнела и горка. Ковырнули ложкой – внутри сухая белая мука. Стали разделять её на части. Неожиданно обнаружилось, что мы делаем клёцки. Посолили, доварили – пора приступать к завтраку.
    Я вышел в сени и вижу: от педучилища по ограде к нашему подъезду бежит толпа наших учениц и учителей. Мы в панике: неужели разоблачили наше ночное воровство? Грядёт расправа?!
    Толпа врывается в нашу комнату, вплотную заполняет её. Крики: «Включайте радио! Быстрее!» А радио в общежитии было только у нас. Включили. Левитан замедленно-траурно: «…скончался…(долгое с нарастанием перечисление постов и званий)…Иосиф Вис-с-арионович Сталин».
    Стоны, слёзы, вопли. Учительница по «Общему землеведению» - и такое изучали будущие учителя начальных классов – Анна Никаноровна (из ссыльных, как и большинство наших учителей) задёргалась, дико захохотала, запрыгала на месте (тронулась,увезли в больницу, на работу больше не вышла).
    Вскоре стенающая толпа покинула нашу натопленную комнату, порядком её выстудив. Помянем, товарищи, Сталина – приступаем вшестером к ещё горячим клёцкам при условии: соблюдая очерёдность, зачерпывать с бульоном не больше одной клёцки. В разгар поминок Мишка Ильментьев изловчился, поддел две и тут же проглотил их. Наказание привычное и неотвратимое: по пять горячих от каждого (железной ложкой с оттяжкой по голой заднице). Этой же невымытой ложкой продолжаем наш завтрак-конвейер.
    Завтрак окончен, настроение приподнятое: слегка сыты, в комнате ещё тепло, до нашего воровства теперь никому нет дела. Идём с Костей в педучилище выпускать траурную стенгазету.
    А девятого марта с ним же отправляемся на митинг по случаю похорон вождя. Какой это был яркий солнечный день, кругом лужи, даже не верится, что всего три дня назад была натуральная зима. Получили в ларьке у Гадаловских рядов бесплатные траурные повязки, приходим на площадь Коростелёва. Площадь вся в лужах, на сухих островках густо народу. На трибуне – никого, только раструб репродуктора. Выслушали всех троих выступавших. Многих,думаю, возмутили абсолютно спокойные голоса Маленкова и Берия. Симпатии были на стороне третьего выступавшего – Молотова, который еле сдерживал рыдания. Вот он, наверно, и заменит нам Иосифа Виссарионовича. Не угадали."

    Проснулся с нарастающим недомоганием. Долго удерживал себя, но всё-таки вышел на труд свой праведный. Оторвал десятка три обшивочных брусков и досок и через час в совершенно мокрой от пота майке и рубахе плюнул на стахановское движение и пошёл в дом. Умылся, переоделся и рухнул на свою лежанку. Так мне стало непереводимо душно, тяжело и грустно, как перед самим концом. Вылёживался до вечера. По ходу вместо таблеток и уколов неизвестно от какой хворобы съел чашечку мёрзлой жимолости с сахаром, одну мандаринку, оглодал добрую кость из борща, выпил три кружки чаю с лимоном и почти обрёл прежнее состояние, когда не поймёшь, то ли ты наполовинуздоровый или на столько же больной.
    Надо делать трудовой передых дня на три или работать спустя рукава, в час по чайной ложке.
    А день такой яркий, что на окне поплотнее прикрыл жалюзи, чтобы не била по глазам со всей жестокостью горящая на солнце белёная стена гаража. Пора бы в дополнение к ним повесить прошлогоднюю плотную штору.И отбывать свой срок до осени в вольной темнице.

  6.3.
    Вновь сон ночной без сна. Не стану вдаваться в подробности этой безумной ночи - ночи в бессоннице всегда безумны - в том мало интересу. Помимо всего прочего, что было и раньше, в этот раз в пятом часу, спасаясь от горячего зуда в ногах, стал сочинять стихи, надеясь переключить свои мозги с ног на голову.
    Не меньше часа в бессонном полубреду тасовал строки, слова и рифмы, стараясь не сбиться с бодрого, почти кошачьего, мартовского настроя:

Март явился ровно к сроку -
День в день.
Враз принёс, как лыко в строку:
Синь, звень.

На ветвях большой берёзы
Шум, грай.
Встань, очнись от зимней грёзы,
Мой край.

Вдарь по солнечным по струнам:
Трень- трам!!!
Славь весну, что девой юной -
Вновь к нам.

    Показалось почти прилично, через час избавился, наконец, от стихотворного настроя, уснул.
    Проснувшись с тяжёлой головой и общей слабостью, отправился за водопроводным краном для стиральной машины. Прежний китайский не выдержал и двух лет. Купил, привёз, быстро и благополучно поставил.
    В течение дня оплатил коммунальные, связные, аптечные, зубные, электрические. Легко вложился в бОльшую половину пенсии.
    Как быстро пресыщаешься в нынешнее время! Меняешь приоритеты, гражданские, художественные и прочие диспозиции.
Пару лет тому назад едва ли не с восторгом внимал дуэту Быкова с Ефремовым в "Гражданине поэте". Сегодня этих пустобрёхов терпеть не могу до омерзения. Оголтелое критиканство Быкова в паре с интонацией и манерами отвязного алкаша Ефремова - сразу вырубаю, едва завидев издалека их ФИО.
    Почти то же произошло у меня и с Пугачёвой, Галкиным, Петросяном, Познером, Лолитой, Буйновым. Видимо, есть в этом списке немало и других, какие в данную минуту под горячую руку не попали.

  7.3.
    Спал хорошо, но проснулся больным. Настолько, что дальше постели не подвинулся. Что это со мной? Пульс - 60, Давление - 124 на 58, нигде не болит, но слабость необычайная, язык еле ворочается. Кажется, от непорядка в голове или сердце.
Люба порывается вызвать "скорую"- я возражаю: а что тут скорого?
    Лежу, подрёмываю, пробую читать всё того же Бабеля. Сегодня глава "Афонька Бида". Прочёл пару страниц, устал и размышляю:
    - Зачем тебе эта столетняя давность, грубо исковерканная, но приодетая в бисер языковых вывертов? Куда как полезнее дров наколоть, воды нагреть, ограду подмести. Не заполнение ли пустот это чтение?
    Нет, не заполнение, а наполнение оставшегося. Мне это дело с давних пор ласкает эстетику, украшает бытовуху. До конца не брошу, ни на что не променяю.
    В середине дня вышел на свой тротуар, подхожу к бане. Там самый заветёр, дощатая стена отлично прогревается на солнце. И - о, чудо! С теплой солнечной стены при моём приближении слетают две пёстрые бабочки. Это в Сибири, в начале марта! А вот и муха пригрелась на солнышке. Такого в такое время ещё не встречал.
    И - Есин ( из прежде скопированных цитат):

    Референдумов надо бояться, как огня. Именно они способны превратить самые гнусные намерения власти в якобы законные.

    Местечковый фольклор клубился. Публика хлопала, гости смирно сидели, ожидая каждый своего крупного плана.

    Как точно и метко!

     "Старшеклассникам в канун 2000 г. задали сочинение на тему "Каких изменений я жду в ХХI веке". Большинство написало: ничего серьезного не изменится, а в середине нового века опять будут строить коммунизм".

    В середине дня - я как раз в большой комнате оседлал велосипед и имитировал поднятие штанги - началось выступление Путина, его отчет перед Думой. Это было виртуозное действие, как фокусник, даже отвлекаясь от бумаг, он будто из рукава доставал цифры и сведения. По масштабу и тону это напоминало большие съездовские доклады, но произнесенные вменяемым человеком. Хотелось жить и распрямить крылья. Везде прибавки, повышение зарплаты, все выше и выше, и выше... Я все время ждал, а появится ли хоть одна конкретная, реальная цифра бюджетной зарплаты и, наконец, она всплыла -- 8-10 тысяч рублей, учитель в провинции. В этот момент бравые депутаты и сидящие в ложе члены правительства смогли сравнить свои зарплаты и доходы с жизнью перемазанных землей сельских учителей.

    В связи с этим вспоминаю, как в девяностых у учителя музыки обнаружилась грампластинка с докладом Брежнева на каком-то партийном съезде. Слушали и удивлялись, а ведь генсек говорит всё по делу, убедительно и весомо. Как же у нас всё надёжно, хорошо и перспективно. Коммунизм буквально стоит на пороге. Накрывай поляну!!!

    8.3.
.............................................
    9.3.
    Вроде слегка подправился. Даже баню впервые в сезоне вытопить захотелось. Послезавтра в субботу и забаню.
Ходил в ЖКХ заключать договор. Попутно порасспрашивал о приборе учёта отопления. Объяснили. Возвращаюсь домой, встречаю соседа. Рассказал ему об этом приборе. Говорит:
    - Он, знаешь, сколько стоит: пятьдесят.
    - Говорят, уже шестьдесят. Купишь, поставишь, самое малое на тысячу платить будешь меньше. Лет за пять, если доживёшь, покупку оправдаешь. Зато поставишь, и в доме сразу станет теплее.
    - Откуда теплее? От прибора что ли?
    - Причём от прибора? Тысячу-то сэкономишь, и сразу на душе потеплеет.
    Шутку понял, но не принял. Он, бывший начальник, партейный человек, ныне верующий, шутить почему-то не любит.
    Дважды поотдирал доски, рейки, планки, наличники, устал не сильно, но подстраховался и свалил на окрошку с домашним квасом. Отменное кушанье. Даже - без стопаря.
    Побывал и у Есина:

    Русский националист -- это теперь человек, думающий не о приоритете русских перед всеми другими национальностями, а об этом самом национальном равенстве и о том, чтобы кавказцы не убивали, а евреи воровали и мошенничали лишь в той же мере, что и бессовестные русские люди.

  10.3.
    Попала на глаза Сашина книга "Здравствуй, брат!...До встречи..."
    Кажется, тогда, в 2010 году, когда он привёз её мне в подарок, я просмотрел выборочно наспех и уже почти забыл. Сегодня начал просматривать с самого начала. Господи, сколько неточностей, вернее сказать, откровенного вранья................
    Потому и горжусь, что я в своих воспоминаниях совершенно не давал воли ни единому грану фантазий и художественного вранья. Только - как было. Чего не хотел говорить - не говорил, не упоминал даже.
    А сны сегодня были как никогда первостатейные и по содержанию, и по форме. Перессказывать не стану. Но каждый раз, проснувшись, долго ещё их пересматривал и переживал.
    Работал на разборке всё той же обшивки дома. Продвинулся мало.
    Здоровье на троечку. Зудит левый глаз, сильно зудит. Не на фингал ли просится?

  11.3.
    - Ох, ты, баня! Русская кабаня - распевали мы дуэтом с четырёхлетней Верой Климовой на верхнем полке парной нашей бани. А было это - господи, когда это было! - аж в 2001 году.
    Почему-то именно это вспомнилось, когда сегодня долго и упорно, впервые в сезоне, топил баню.Часа два времени и треть куба дров потребовалось, чтобы довести и баню, и времянку-предбанник до нужной кондиции. Обошлось без веника, но с паром и парой бокалов запретного пива.
    Завезли пенопласт, пену и гвозди для обшивки дома. Через день начнётся утепление и украшение нашего жилища.
    По наводке С.Есина познакомился через "Журнальный зал" с интересным (не то слово) поэтом Максимом Лаврентьевым. Вставлю понравившийся мне его стих:

Музей. Аполлон Бельведерский
Стоит в наготе олимпийской.
Смеются нахальный и дерзкий
Над богом с отколотой писькой.
О чем-то бормочет подружке
Студент, насосавшийся пива,
А рядом, ведомый под ручки,
Поэт ухмыляется криво.
Служа сумасшедшему веку,
Среди мирового паскудства
Давно здесь утратили веру
В священную силу искусства.


    Эта утрата, по-моему, произошла на моём веку, даже короче, начиная с проклятых девяностых. Многие музеи можно бы и прикрыть наглухо за отсутствием зрителей.
    Более всего радует возможность опять быть в доме в майке и тапках на босу ногу. Меня всегда стесняла лишняя одежда: галстук, свитер, пиджак, шерстяные носки. И особенно застёгнутая вторая сверху пуговица на рубахе. Только - на третью!

  12.3.
    Несколько часов с выдергой, молотком и дисковой пилой. Закончил посильную отдираловку обшивкии привёл в порядок всё отодранное: что на дрова, что на запас.
    Соскочил с Есина и вплотную занялся Д.Каралисом. Оказывается, кое-что из него в 2009 году читал и активно цитировал. Сегодня нашёл и закачал полностью его "Роман-дневник. Петербургские хроники".
    Мне дневники намного интереснее мемуаров. Мемуары создаются по принципу "хороша мысля, да опосля", когда девять десятых пережитого наглухо забыто, и потому факты прошлого излагаются с совершенно другой, поздней точки зрения.
А в дневниках - горячая сиюминутность, и нужное, и ненужное. Конечно, если дневник чисто личный (как день прошёл) - в нём для постороннего читателя смысла мало. Но другое дело, когда в дневнике личная жизнь сливается с общественной. По такому дневнику уже можно судить об эпохе. Прожил день - записал.
    Завтра с утра пораньше явятся работники и начнут утеплять и облагораживать наше гнёздышко.

  13.3.
    Топил во времянке, где работники будут пить чаи, подносил им недостающие инструменты, как то: лопату, ножовки, пассатижи, дисковую пилу, выдергу, молотки, отвёртки, вентилятор, топор и ещё, наверно, что-то.
    За день обшили пенополистиролом толщиной в 3 см. полторы стены. Смотрится прилично. Утром сфотографировал страшную обнажённую стену, вечером - обшитую. Серию фоток приложу, как только будет всё закончено.
    Весь день без сна - как полумёртвый. Трижды прикладывался к дивану. Без сна - но всё равно на какое-то время помогало.
Что ночь грядущая готовит?

  14.3.
    А ночь приготовила почти приличный сон. Два отрезка по три часа с часовым перерывом в середине оказались достаточными, чтобы выспаться и даже на просыпе поймать на спиннинг осетра килограммов на восемь.
    Но недаром говорят, что рыба снится к беременности или болезни. Так и вышло: беременности избежал, болезнь не замедлила. Загорелась вновь левая почка. Две таблетки нитроксолина и одна но-шпы постепенно исцелили. Надолго ли?
    Малость отлежался, вышел в ограду. Работа кипит: сверлят, пилят, вымеряют. Говорят на полупрофессиональном языке, уже мне мало понятном.Встревать некуда и незачем. Я уже к этому микромиру мало пригодный. Зато могу есть вкусно, полёживать в тепле, слушать в пол-уха радио, могу присесть к компьютеру, дойти, и то - чаще доехать, до магазина. Скучно, тошно мне на себя смотреть. Ох, зажился, однако.
    Утром поговорил наедине с одним из работников, Юсуфом. Узбек, сорок пять лет, два высших образования, переводчик с арабского и турецкого, почти скульптор. Бежал от жестокой гражданской войны. Соблюдает ислам, пятикратно в день становится на намаз. Работник хороший, добросовестный. Люба угостила его консервированными огурцами и помидорами. Очень доволен. От борща со свининой отказался: не халяльное.
    Читаю понемногу и вперемежку Есина с Каралисом:

    Я с наслаждением смотрю Андрея Малахова. Это зондаж состояния наших мещанских кругов и демонстрация моральной и интеллектуальной мощи наших депутатов, которые неизменно присутствуют в этих передачах. Я только могу себе представить, сколько эти кричащие о морали и одетые специально для подобных передач дамы нагрешили в свои молодые годы. О депутатах и депутатках не говорю. Все ищут публичности и пиара.
Есин

    Художник Плахин, моложавого вида мужчина в джинсах, с аккуратной бородкой на румяном лице, отошел от мольберта и, налив бокал шампанского, с удовлетворением оглядел законченную им к выставке картину: ясноглазый дедок в тени прибрежного куста собирается выпить полстакана водки и закусить огурчиком; рядом сабельно блестит коса. Обеденный перерыв у человека. Сейчас, дескать, тяпну, пересплю жару — и снова за работу.
Допив шампанское, Плахин написал на фанерке:
«Худ. Плахин. Во время отдыха».
Первой навела критику жена.
— На общем фоне антиалкогольной пропаганды водочный мотив звучит кощунственно. И где дети? Почему они не помогают в работе?..
Плахин угрюмо согласился и заменил водку пепси-колой, а на заднем плане дорисовал двух парней, весело размахивающих косами.
— Совсем упущена тема обеспеченной старости, — скептически отозвалась теща. — И не отражен размах индустриализации на селе.
Плахин поколебался и, убрав косу, добавил в углу картины клыкастую сенокосилку из журнала «Сельская молодежь», а рядом с дедом изобразил лайковый пиджак, небрежно брошенный на траву, и сберегательную книжку, как бы ненароком вывалившуюся из кармана, с цифрой 3000 на раскрывшейся странице.
— Закусь слабовата, — усомнился в реалистичности полотна сосед. — При таких деньгах можно и икорку.
Плахин уместил в ногах у деда худфондовский рушник с петухами и разложил на нем бутерброды с красной икрой, хрящеватые ломти осетрины, вазочку с апельсинами и дышащие паром шашлыки. Как будто всё это принесли заботливые женские руки из разъездной поварской бригады.
— А каков его духовный мир? — увидев картину, поинтересовалась дочка-студентка. — Что он делает в свободное от работы время?
Плахин согласился с промашкой и пририсовал томик «Братьев Карамазовых» писателя Достоевского и зачетную книжку сельского университета культуры, выскользнувшую из пиджака. Легкий ветерок шевелил страницы с отличными оценками по всем предметам.
Уступив сыну, Плахин одел деда в темно-синие джинсы. «Нормально, — кивнул сын. — Знай, дескать, наших».
По настоянию тестя пришлось дорисовать гармонь-трехрядку и приемник «Океан» с выдвинутой антенной. В том смысле, что кто умеет работать, тот умеет отдыхать.
Нейтральный стакан был заменен на расписную серебряную чарку, а выгоревшая рубашка — футболкой фирмы «Адидас». Войдя во вкус, Плахин дописал бутылку шампанского, стынущую в мельхиоровом ведерке. Поразмышляв, он добавил к лицу своего героя фасонистую бородку и бросил в траву темные очки, отражающие летящий по небу дельтаплан — примету времени. Герой сразу помолодел и приосанился.
«Теперь другое дело! Всё как в жизни!» — в один голос воскликнули родственники и друзья, когда Плахин сдернул покрывало с мольберта.
«Живут же люди!..» — вздыхали посетители выставки, читая надпись под картиной, искаженную по недоразумению оформителями:
«Художник Плахин во время отдыха».
Каралис

    Таким был юмор восьмидесятых. Мне нравится более нынешнего, подъюбочного.
    А ведь Евдокия пришла. И подол высоко подмочила. Днём - плюс десять. Курице пить негде: не было всю зиму снега - откуда лужам взяться?
    Хоть на завтра и обещают похолодание со снегом - окончательно переваливаем в весну. И до этого дожили.
    Любопытно заявление вице-премьера по социальным вопросам Ольги Голодец:

    Это уникальное явление вообще в социальной сфере — работающие бедные, у нас нет такой квалификации, которая достойна уровня заработной платы в 7500 рублей
    Величина МРОТ в России составляет 7,5 тысячи рублей, однако с 1 июля она увеличится на четыре процента — до 7,8 тысячи рублей в месяц. Размер прожиточного минимума по стране составляет 9776 рублей, для трудоспособного населения — 10 524 рубля.
    И - что? Завтра увеличат МРОТ? Не лучше ли опустить прожиточный минимум?

  15.3.
    А сон-то вчерашний оказался с продолжением. Осетрина, вчера пойманная, была удивительно сочная, нежно-солёная, чуть похрустывающая на зубах. До того хороша, что несколько раз просыпался проверить: явь ли это или дивный сон.
    С утра такая одышка при небольшом физическом усилии, даже при наклоне. Только лежать и размышлять всё о той же бренности. Ближе к вечеру, когда работники, получив от своего начальника аванс, ушли на суточный отдых, вышел попилить на дрова набравшийся хлам. Постепенно разработался, и одышка почти прошла. Может, меня с утра надо начинать подгонять плёткой?
    В СМИ всё чаще, острее и ядовитее стрелы в адрес правительства. В кабинете Медведева полный раздрай: экономика рушится, что с ней делать - нет понятия. Зато есть чёткое понятие грабежа народа: ежедневно придумываются новые налоги, штрафы, запреты, поборы и т.д.
    Жене сегодня - венские стульчики - сорок четыре годика. Ошалеть! Мы приехали сюда, в Хакасию, мне было всего тридцать восемь. Поздравили по телефону. Припомнили, что вместе отмечали его день рождения аж восемь лет назад. Подарили через Галю хороший тостер.

  16.3.
    Попилил оставшиеся доски и бруски, свёз к поленнице. Небольшой минус почти незаметен. Да хоть бы и заметен, но когда помнишь, что зима позади, а впереди одни летние удовольствия, никакие минусы в расчёт не принимаются.
    Часто перегорает лампочка в прихожей. Ясно: патрон никуда не годен. Поехал, купил и лампочек, и патрон. Снял люстру, разобрал, заодно вымыл её стекляшки, заменил патрон, повесил на место.
    Входит Игорь (начальник по обшивке дома), видит, я лезу на стремянку с лампочкой в руке, тут же предлагает сделать это за меня. Отказываюсь, и понимаю: как же я выгляжу со стороны, если мне предлагают помощь даже в такой мелочи.
    О чём бы мне ещё поведать потомкам? В Хакасии ожидают большое половодье. Начались взрывы на реке. Обычно они мало помогают. Надежды в основном на медленную весну и всевышнего.
    Повальный грабёж соотечественников продолжается. Есть авторитетное мнение заменить материнский капитал землёй и отечественными автомобилями.
    На Евровидение в Киеве Россия выставляет некую Юлию Самойлову, передвигающуюся на инвалидной коляске. Что это: политический ход или бьём на жалость? Нужна ли такая оригинальность: то выставили бурановских бабушек, теперь вот это. Почему забыли про Данилу Плужникова? Выглядело бы куда оригинальнее.
    Весь вечер болел за волейбольную команду "Белогорье" в матче с польской "Заксой". Был яркий комбек и хорошее настроение. Так держать!

  17.3.
    Когда ободрали дом с уличной лицевой стороны, я отошёл на дорогу, глянул на этого урода и понял, что приведись мне покупать его - копейки не дал бы. А мы в нём уже прожили двадцать два года.
    Через неделю, думаю, он приобретёт вполне достойный вид, начнём продавать и будем просить три миллиона. Если не больше.
    А в Крыму к третьей годовщине присоединения, оказывается, не так всё и гладко. Высокие цены, низкие пенсии, саботаж и коррупция чиновников, враждебное отношение к пришлым. Лет через двадцать утрясётся и подравняется.
    Уже три дня как напрочь исчезла моя ночная почесуха.Быстро засыпаю, сплю спокойно, быстро высыпаюсь. Трижды сплёвываю в сторону камина: укрепи и направь.

  18.3. 
    А сплёвывал трижды зря: почесучка готовит торжественное возвращение. Надо было четырежды.
    Идёт облицовка уличной стороны дома. Суббота и воскресенье в расчёт не принимаются.
    На это утепление и красоту взяли кредит в шестьдесят единиц. Сумеем ли рассчитаться до Нового года?
    По японскому обычаю, до Нового года надо отдать все долги, сделанные в уходящем году. В старину, если японская семья не могла вернуть долги, она снималась со своего места и шла на другое, более удачливое. И от стыда перед соседями.
Не пришлось бы и нам отвалить куда-нибудь по японской традиции?.
    Сходил на свидание к Русакову:

Когда придёт мне время умирать,
я вам скажу: да будьте вы трекляты!
Не вам, а мне пожитки собирать,
освобождать квартиру после платы!

А ты, что начал эту ерунду —
«жизнь», «бытие», одно коловращенье, —
взашей меня? Ну, дудки, не уйду —
ты выселяй меня из помещенья.

Не замолчу, владыка, не смирюсь!
Смерть — твой просчёт, и сам ищи с ней сладу.
А я до хрипоты изматерюсь…
Силком потащат — лягу на ограду.


  19.3.
    Обшивка дома, кажись, близится к завершению. Работы ещё - по моим понятиям - дня на три. А всё оторванное прибирать, если позволит здоровье, буду очень не торопясь. Да и куда гнать? К Пасхе, глядишь, и поспею. А то и пораньше - к чистому четвергу. Вновь подходили к воротам Свидетели Иеговы. Выхожу, как есть, в трико, белых носках, громадных гавнодавах, грязном пуховике, без шапки.
    - Неужели, - говорю, - я похож на идиота?
    - Почему вы так считаете?
    - Потому, что вы хотите сейчас загнать в мои мозги свою бредятину.
    И, отходя от калитки, добавил:
    - Не уходите далеко: я сейчас собаку спущу.
    Вошёл в дом, выглянул в окно: как ветром новоявленных свидетелей сдуло.
    На большую запись нет сил. И так еле буквы нахожу в клавиатуре.

  20.3.
    Ремонт нашего дворца приостановился: проблемы у одного из шабашников. Только зря с утра нагрел им нашу бытовку, то есть времянку-предбанник.
    Пока томилась печь, не без внутренних стенаний сбросал оставшийся бетонный мусор в контейнер. И - зачах. Помутнение всего организма. Вновь отправился на постельный режим. Брусничная вода, настойка укропа, нитроксолин постепенно сделали своё светлое дело.
    Даже сходил в ближайший магазин за хлебом и яйцами.
    Читаю вперебивку Есина с Каралисом. Цитировать пока нечего. Каралиса читать интереснее. В 1985 году ему тридцать шесть. Медленно пробивается в писатели. Дело это крайне нелёгкое: писателей как собак нерезаных, клановость, совковая идеология, непробивной характер.
    Семидесятишестилетний Есин в 2011 году всеми силами старается держаться на гребне московской литературной жизни и уже не поспевает. При чтении его Дневника уже часто перехожу на диагональ.
    Всё нынче кажется, что весеннее тепло задерживается. Но вспомню число и месяц: до тепла ещё надо дожить.
    Люба сходила в рыбный ларёк, увидела сковородочных карасей и купила восемь штук. Через час мы уже употребляли их в горячем жареном виде. И так на рыбалку захотелось.

  21.3.
    Бедный организм! Как он только выдерживает такую прорву таблеток. Например, сегодня:
Лизиноприл - 1
Верошпирон - 2
Индопамид - 1
Кардиомагнил - 1
Аторвастатин 1
Нитроксолин - 4
Фурагин - 1
Атаракс - 1.
    Полдня в постели. К вечеру восстал. Надо хотя бы дня три без физических нагрузок и спокойного лежания.
    Дом обшит. Завтра отделка углов и окон.
    Вновь вышел на Владимира Кострова - натурального русского поэта. Прихватил первую половину его стиха.

Не банкира, не детей Арбата,
Не актёра в маске какаду –
Я простого русского солдата
Вижу в телевизорном бреду.
-
Вот он курит. Вот он щи хлебает.
Вот вскрывает банку тесаком.
Вот окоп себе, как крот, копает,
Вот стоит, пленённый, босиком.
-
Отключаю сникерсы, кроссовки,
Номинаций подлые ходы,
Наглые обжорные тусовки,
Эти бюсты, ляжки и зады,
-
Речи президента и премьера,
Телекомментаторов враньё.
Ты – мой сын, солдат, ты – боль и вера,
Горе неизбывное моё......

     Добавлю и Есина:-

    В Москву привезли христианскую святыню - пояс Богородицы, приложиться к нему можно в Храме Христа Спасителя, народа -- тьма, поэтому вся Остоженка забита транспортом. По преданию и свидетельству верующих, пояс помогает при бесплодии и заболеваниях. При состоянии нашей медицины верить большинству населения можно только в чудо.

    Сегодня по радио: в Москве более тысячи салонов ясновидящих. Очищают от порчи, сглаза, отвораживают от болезней, привораживают деньги, любовь и прочие блага. Отбою от желающих очиститься и приворожиться по-прежнему нет. Ни разоблачения, ни насмешки ни на тех, ни на других не действуют.
    Мне всё чаще становится "всё равно". Строители спрашивают, как сделать то или иное. Отвечаю одинаково:
    - Делайте, как хотите, как самим нравится. Мне всё равно.

  22.3.
    Попался в интернете выразительный фрагментик старого фильма "Ещё раз про любовь". Сразу захотелось посмотреть этот фильм 60-х годов.
    Скачал в лучшем качестве, начал смотреть и через десять минут остановился. Сейчас даже мне, сверстнику главных героев фильма, это старо и заплесневело. И Москва тех нет, и поведёнка героев, и их выдуманный изощрённый язык. Глубоко прав горьковский герой, что говаривал: "В карете прошлого далеко не уедешь".
    Так и у меня: даже под ружьём не стану читать ни Шолохова, ни Фадеева, ни Симонова, ни прочих советских классиков.
    Работники продолжили свою чёрную работу. Дом становится всё краше. Но пару раз уже прикинул: какая разница, из какого дома вперёд ногами выносят.
    Только что по радио: риск заболеть раком у некурящих в триста раз ниже, чем курящих. Кто и как это подсчитал? Давно ли этот риск был совсем иным - 30%. Сегодня время трепачей. Главное трепануть, а вы - как хотите.
    Погода та же? Ночью до минус пяти, днём - та же цифра, но с обратным знаком. Небо уже который день безоблачное, как над всей Испанией18 июля 1936 года перед госпереворотом.

  23.3.
    Неожиданная встреча. Слегка отлегло: бок помалкивает, голова, как поленом кто огрел. Надо поездить по селу, где заплатить, где купить.
    Подъезжаю к хозмагу, останавливаюсь нос к носу с шестёркой песочного цвета с таким знакомым номером - 963. Это же Володи Субботина машина. Стою, жду хозяина. Подходит к ней молодой розовощёкий хакас. Поговорили. Купил недавно за тридцать тысяч.
    Вот и всё. Был человек, ездил по бедности своей на старенькой машине. Ездил в город к родителям, в далёкую тайгу за грибами и ягодами, на рыбалку, на городки, на работу. А потом молодым помер. Теперь на ней ездит совсем другой. А где тот Володя? В каких потусторонних краях обретается? Сильно мне жаль его.
    Завтра конец обшивке дома. Начнём прибираться в ограде, палисаднике, на огороде. Пора смородину кипятком ошпарить, и деревьям обрезку сделать, и стволы подбелить. И теплицу приводить в рабочее состояние.
    Днём до десяти плюсов. На солнышке и в рубахе в заветёре можно покайфовать. Только теперь у нас обычно начинается весна благословенная. В прошлые годы именно в этот день я впервые в сезоне выезжал на мотоцикле на дачу ошпаривать смородину. Ставил в коляску сорокалитровую флягу горячей воды, две паяльных лампы, давил на стартёр своего "Урала" и - вперёд. Только шуба заворачивалась!

  24.3.
    Дом обшит. Смотрится прилично. С красоты, как говорится, воды не пить, но надеемся, что порядочно утеплились. Будущая зима покажет.
    Очень понравился шуруповерт "Зубр". Обязательно куплю. И откажусь, наконец, от гвоздей.
    Тепло. На последующие выходные обещают ещё больше. На сегодня у нас, в Хакасии, самое тёплое место в Сибири. И это - не впервой.
    Сегодня немного пошустрил с молотком, пилой, выдергой. К вечеру - на полусогнутых. Надо втягиваться. Впереди лето.

  25.3.
    Втягиваюсь. Убрал всю обшивку в ограде. Завтра перехожу в палисадник. Вернул на место термометр, электрозвонок, железный лист у калитки.
    Позавчера в центре Киева застрелен беглый бывший госдумовец Вороненков. Такая благодарная тема для СМИ. Два дня сплошная трескотня на эту тему. Киевские власти немедленно обвинили в этом Россию. Как и в большом пожаре на складе боеприпасов.
    В стране глухое раздражение и брожение. Но законы суровы: более трёх не собираться и на самостийные митинги не выходить. Но сообразить на троих - это всегда пожалуйста. И всех глубоко удовлетворяет.
    Сон вперемежку с почесухой продолжается. Левая почка по ночам напоминает о себе. В остальном - терпимо.
    Записываю коротко всякую мелочёвку, из которой теперь состоят мои будни, и почти понимаю, как скудна моя жизнь. Предельно скудна. Однако, тюремные дни проходят гораздо однообразнее.

  26.3.
  
Иду молодой, высокий, стройный, в прекрасно сшитом на меня чёрном костюме, белоснежной рубахе, модных туфлях. На редкость наряден. Вижу себя со стороны и понимаю, как я нравлюсь всем встречным и поперечным. Иду на день рождения. Мне там быть тамадой. Это же мой день рождения. Вон и гости с подарками.
    Проснулся, и такая вдруг началась тревога. Нарастает, нарастает. Необъяснимая тоска, невыразимая словами. И хочется плакать. Временами на глазах мокро. Тоска не проходит, встаю, одеваюсь, что-то перекусываю, выпиваю лекарство, выхожу в ограду. Постепенно острота глохнет, отголоски - до самого обеда.
    Продолжаю превращать в дрова прежнюю обшивку дома. Быстро устаю, до противного состояния.
    Так быстро старею. Даже не такое уж далёкое прошлое кажется таким далёким. Неужели это со мной было?
    В восьмидесятых прошлого века поехали с соседом на мотоциклах порыбачить на озеро Журавлиное. Шестьдесят километров по просёлочной дороге одолели часа за полтора. У него "ИЖ-Планета" одиночка, у меня "ИЖ-Юпитер" с коляской.
    Приехали, поставили палатки, приготовили всё к костру для ухи. Сосед поплыл к дальним камышам, привязался, начал удить. Я попробовал бросать спиннинг с берега. Карась в этом озере крупный, длиннохвостый, но клюёт редко. Не заняться ли браконьерством: поставитьсетку-сороковку длиной около тридцати метров? Китайские дешёвые сетки тогда ещё к нам не пришли. Связать свою, посадить, сделать поплавки, кольца на грузила - дело длинное и дорогое. Очень будет жаль, если попадёшься: и сетку заберут, и штраф выпишут. Но кто не рискует, тот.... Разделся до плавок, пятясь, поставил очень неторопливо в проходе между камышами. Возвращаюсь по ней назад - уже и щука кило на два сидит в верхних ячеях. Сломал ей лён, выпутал, выношу на берег. Сосед в большой зависти.
    Сварили уху из его карасей и моей щуки, отоварили пол-литру "Столичной", потрепались о прошлых рыбалках, разошлись по палаткам.
    Наутро сосед поплыл на своё место, я рыбачу с берега. Сетку с пойманной рыбой - десятка три карасей - спрятал в сухих камышах. Смотрю на часы: вот-вот начнётся обещанное почти полное солнечное затмение. Сижу, поглядываю на светило сквозь засвеченную фотоплёнку. Вот и начинается. Тень наползает, наползает, остаётся узенький серпик. Вокруг светло, только как-то как жёлто-зелено.
    - Ну что,- кричит с лодки сосед, - что изменилось? Комары попрятались со страху?
    - Комаров почти не видно, а вон суслик доедает в котелке остатки нашей ухи.....
    Вспоминаю и уже не верю: неужели это всё со мной было? Таким далёким кажется, как в позапрошлом веке. И со мной ли?

  27.3.
    Как я с утра пластался в палисаднике со старой обшивкой, лучше не говорить. Десять минут работы - двадцать отдыха. Слабость, одышка, разные глаза, на долине туман. Через пару часов всё бросил, убрал инструмент и поплёлся в дом.
Неужели возврата к прежнему не будет, хотя бы частичного? Но глобально не отчаиваюсь: аппетит-то сохранился. Смолотил всё, что Люба приготовила и на стол подала. Добавки, правда, не просил.
    Вчера по многим городам прошли демонстрации и митинги против коррупции. Сотни участников арестованы. Не странно ли: власти заявляют о борьбе с ней родимой, иногда даже кого-то арестовывают, судят, резонируют, а вышел народ против того же - оказывается - низзя.
    Завтра на пару с Любой сдаём анализы и ждём результатов. Записались и на приезжее раз в месяц городское УЗИ - аж на 25 апреля.
    Цитирнуть бы что, да нечего: глаз жалко. Сейчас минут на десять по очереди загляну к Есину и Каралису - может, что и отыщется.

  28.3.
    Не отыскалось. С тем и спать залёг. Среди ночи слегка зачесался, перешёл в кресло, поработал железным скребком по телесам, залёг. Не спится. Чего только в голову не придёт среди ночного бдения. Сложилась фраза по реальности: "Нынешняя осень без ручьёв, без грязи, без сосулек. Откуда такому набору весенних прелестей взяться, если таять нечему. Скучно".
    И пошло-поехало. Решил вспомнить другую весну, ту самую, гагаринскую, в Александровке. И не только вспомнить, но и написать о том, пристегнув попутно институт и так - по мелочи. Добрый час, лёжа в постели набрасывал текст. Выбрал свободный, едва ли не разнузданный стиль - получалось вроде неплохо. С тем и уснул. Проснувшись, виртуально прочёл сочинённое и пока не решил, стоит ли затевать это эссе. Время покажет: до Дня космонавтики две недели.
    Поехали с Любой в поликлинику сдавать анализы. Такого столпотворения у кабинета забора крови ещё не видел. Как позже оказалось, молоденькая симпатичная сестра в этот день перевыполнила свою обычную норму в три раза: вместо положенных двадцати пяти пустила кровь у семидесяти одного.
    Через пять дней к врачу за результатами и возможным направлением на дневной стационар. Завтра загляну на ЭКГ.
    Дима на каникулах. Сегодня готовил с матерью эклеры и склеил из разноцветной упругой бумаги двуствольное бескурковое ружьё. Похвалил и посоветовал не целиться в человека даже по скайпу. Тем более из оружия такого высокого качества и большой убойной силы...

  29.3.
    Пытаюсь шевелиться. Решал вопросы с москитками, прошёл ЭКГ, прикрутил все удерживающие уголки к москиткам, купил укрывной материал.
    Ещё позавчера этот материал в этом магазине стоил 290р, сегодня - 315. Как сволочи торопятся накручивать!
    Голова та же, дурноватая и круговоротная. Временами подташнивает. Уже который день с чем лёг, с тем и встал.

  30.3.
    Кажется, отхожу. Нет-нет, пока не в преисподнюю. Хотя по моей атеистической воинственности мне там и самое место.
    Среди ночи, даже ближе к утру, Любе примстилось, что виной моим таким странным недомоганиям является пуховая подушка, которую она мне презентовала пару недель тому назад. И мне, не привыкшему к постельным новшествам, эта мягкая подушечка как-то сразу так удобно поместилась под бренную головушку. И даже почесуха постепенно сошла на нет.
    А не явилась ли она для меня сильнейшим аллергентом? - так решила Люба и, не откладывая диагноз, пришла и поменяла эту гадкую виновницу моих серьёзных недомоганий на мою прежнюю, просторную спутницу стольких сновидений последних лет.
Я был готов поверить её догадке, тем более, что вчера вечером почувствовал начало выздоровления.
    Примостился на прежнюю подушку, и сразу же началась и прежняя почесуха. Спустя час уснул на пару часов, и проснувшись, почувствовал, что могучее моё здоровье медленно возвращается.
    И уже к обеду обрезал деревья, отвёз в ремонт москитки. Слабоват ещё для активных работ, но движуха на плюс началась.
Крякнул вновь наш водонагреватель. Мастер обещал к вечеру прийти, но так и не появился. Видно семейные дела замотали. У него двое малолетних детей, а на днях и третий народился.


    Только что у Каралиса вычитал, что Горбачёв, уходя с президентства, просил у Ельцына двести человек охраны. Получил двадцать. Чуял, меченый, что ему многие не простят успешное начало развала Союза. И - не только это.

   31.3.
    Ушёл и март. Он почему-то мне всегда казался самым длинным месяцем в году. Почему? - не знаю. У всех свои тараканы - у меня вот такие.
    Чем месяц отметился? Худом и добром. Обшили дом. Порядком рухнуло здоровье. Ослабело сердце моё. В движке, однако, на исходе компрессия.
    Помнится у отца в пятидесятые появился очередной редкий мотоцикл "Харлей". Видимо, он во время войны приплыл в Россию по ленд-лизу. «Харлей» во всей округе единственный, отцова гордость. Сзади у коляски – вертикально, как у джипа, запаска, впереди – штырь для пулемёта. Настоящая боевая машина, только самого пулемёта не хватает. Восемь мешков картошки на коляску, и попёр хоть бы хны с поля да домой. И на охоту, и на рыбалку машина безотказная.
    Но года через два стала слабеть компрессия, всё хуже заводится. Бывало, отец выкатит его из ограды, а мы тут пацаны в футбол или в лапту играем.
    - А ну, кто хочет прокатиться – толканите, - говорит нам отец, уже оседлав своего коня и подсосав бензину.
    Гурьбой, человек десять, толкаем, разгоняем вдоль по улице под уклон. Редкие хлопки, всё чаще, чаще - сейчас заведётся. Пацаны виснут на седло, щитки, коляску, запаску. Мотор взревел, батя даёт газу, резкий разворот, и посыпался горох ребятни на землю.
    Было же время: никаких тебе ГАИ, ни штрафов, ни разговоров о безопасности. Да и какое ГАИ, если на весь городок две полуторки да «Студебеккер» американский. Как сейчас помню номера одной из полуторок: ЖЧ 21-31.
    Батя с друзьями пробовали отливать в депо поршни, точить кольца – толку мало. Так постепенно этот «Харлей» и сошёл на нет. Сначала исчез мотоцикл, а коляска ещё долго стояла вертикально в углу поднавеса. В один из приездов из техникума я обнаружил, что и она исчезла. Отец пересел на «ИЖ-49» и ездил на нём долгие годы.
    А кто мне отольёт новые поршни да кольца поменяет. Россия не Германия. Хакасия не Москва. Будем тянуть насколько хватит.  
    Получил ЭКГ. Появились и новые слова: "Частичная AV блокада 1 степени. Сглаженность зубца Т в 1,2, AVL, V4-V6". Вот и пойми, сударь, что сие означает?
    Неожиданный звонок по мобиле:
    - Владимир Тимофеевич?
    - Да. Что вам угодно?
    - Это из сбербанка. Понижаем ставки по кредиту...
    Грубо прерываю:
    - Когда понизите до двух процентов - срочно звоните. Приму участие. А пока помочь вам грабануть меня не могу.
    И - вырубился. Немало собой довольный.















Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 38
© 06.03.2018 Владимир Романовский
Свидетельство о публикации: izba-2018-2216989

Рубрика произведения: Проза -> Быль



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  












1