Легенда о золотом кирпиче. Часть 7.


Легенда о золотом кирпиче. Часть 7.
Картинка из интернета


Легенда о золотом кирпиче. Часть 7.
Провинциальный детектив



Серия похорон и поминок прошла для Натальи Петровны далеко не так тяжко, как она ожидала. Мало того, что приехавший Алексей взял основные хлопоты на себя. Дружная гибель всей семьи знаменитой бабушки Симы взволновала окраину не хуже, чем интрига очередного многосерийного фильма, и целая туча соседок, движимая бескорыстным желанием поучаствовать в драме, слетелась на помощь вдовцу. В общем, все прошло легче и лучше, чем ожидалось. И вот тут снова вспомнилась легенда о золотом кирпиче.

Нет, Алексея ни инсульт, ни инфаркт не хватил. Ни спиртом, ни килькой в томате он не травился. Бандиты, убившие Пашку, больше не возвращались. Даже ночные старатели не курочили домик во тьме. Но сам Алексей, который остался в своем теперь наследном владении до окончания отпуска, принялся за капитальный ремонт.

- Видно, действительно заскучал, - язвил Колька. И был в общем-то прав, поскольку ремонт этот скорее напоминал работы по сносу Серафиминой развалюхи.

Вообще удивительно было, зачем ремонтировать дом, который неудержимо хочет прилечь. Дешевле и проще было избушку снести и на расчищенном месте построить что-нибудь заново. Однако хозяин – барин, хочет – пусть пытается сделать конфетку из такого дерьма. Умельцы, которыми полна земля русская, потянулись было Алексею помочь – лишняя копейка не помешает, да и лишний стаканчик не повредит. Однако хозяин любую помощь решительно отвергал и все делал сам. Кто-то решил, что он просто жмот, но большинство рассуждало более адекватно: мужик ищет клад, и на фига ему в этом помощники? Общественность замерла в ожидании последнего акта.

Алексей трудился, как муравей. Снял полы. Ободрал штукатурку. Перерыл чердак и раскурочил весь погреб. Завалинку разобрал… В общем, сделал, что мог. И так далеко не новая хатка на глазах становилась полнейшей развалиной.

Наталья Петровна и Коля к соседу не заходили. Начавшиеся было дружеские отношения завяли вместе с началом золотой лихорадки. Теперь Алексей лишь коротко здоровался с ними через забор – и не больше. Да, собственно, и времени у него просто не было. С раннего утра и до ночи в избе шла возня. Румяный толстяк заметно осунулся и стал бы даже моложе и симпатичней, если б не нараставшее день ото дня раздражение на его небритом лице. Наташа соседа жалела, а Коля артистично философствовал о том, как страшно попасть в лапы желтого дьявола и как трудно вырваться из золотого силка. Однако оба при этом в глубине души ждали окончания поисков и каждому хотелось своими глазами увидеть легендарный кирпич.

Так прошел почти месяц. И вот однажды, утром в субботу, когда мать и сын работали в огороде, из соседнего дома раздались грохот и крик. Наталья Петровна с Колей переглянулись. Конечно, меньше всего им бы хотелось оказаться за спиною соседа в тот самый момент, когда он выломал наконец золотой кирпич из стены. Но, с другой стороны, уж больно подозрительна наступившая тишина. В доме ничто не стучит, не скребет, не скрипит… Такого за последние дни еще не было!

- И этого укокошили… - прошептал Николай.

Не сговариваясь, Наташа и Колька рванулись на помощь соседу. И вовремя. Их взгляду предстало страшное зрелище: на кое-как прилаженных досках, еще недавно бывших нормальным полом, лежал под грудою кирпичей бледный хозяин. Вокруг вилась известковая пыль. От печки же оставались лишь две стены и неизвестно на чем удержавшаяся труба. И эти руины предательски шевелились, словно выжидая удобный момент для того, чтоб завершить свое дело.

Наталья остолбенела. Вот сейчас, стоит лишь подойти, остатки разрушенной печки осыплются – и конец и им, и соседу. Звать на помощь? Кого!? Еще пара минут, и хлипкая кладка рухнет сама по себе!

Коля оказался сообразительней.

- Тащим! Скорей! – крикнул он и первым подскочил к пострадавшему. Наташа, едва одолевая панический ужас, вместе с сыном вцепилась в одежду соседа и резко потянула его из завала.

Это действительно правда – перед лицом смертельной опасности физические законы бессильны. Вот и тогда время вдруг словно замедлилось, а силы на удивление возросли. Наташа видела, как плавно наклоняются остатки печи, как, не спеша, рассыпается предательская труба. И в то же время неподъемное тело соседа, повинуясь отчаянному рывку, скользит из-под груды обломков все дальше и дальше от летящих вниз кирпичей…
Алексей пришел в себя быстро и отделался в общем легко – не потребовалось не только «скорой», но даже нашатыря. Однако первыми словами он своих спасителей весьма озадачил:

- Слава Богу! Давно бы так!

Наталья и Коля переглянулись и подумали, конечно, о психиатре. Но сосед их опасения скоро развеял.

Когда они опять все втроем пили чай, Алексей был задумчивым и печальным.

- Знаете, - объяснял он соседям, - я от себя такого не ожидал. Зато теперь знаю, что значит азарт. Когда-то не верил, что это и правда бывает. А тут сам совершенно рассудка лишился! Если б меня не вразумило кирпичом по башке, я бы весь дом с землею сровнял. И ведь не верил же никогда в этот клад окаянный! И Лида не верила. Вместе над дурацкой байкой смеялись. Золотой кирпич у нас в семье был вроде шутки дежурной… Зато теперь точно знаю – брехня. Все кирпичи в этой избушке обыкновенные. Нет золотых. Сам проверял…

Утром Алексей уехал домой. Прощаясь с Натальей Петровной и Колей, он виновато отвел глаза и предложил им забрать, что хотят, из развалин – ну, доски, рамы, те же самые кирпичи… Ему все это не нужно, а за пару месяцев остатки дома и без всякого клада разворуют до основания.

Забегая немного вперед, надо сказать – все, что можно, и правда растащили по соседним дворам, только не за два месяца, а к зиме. И первый снег, выпавший на окраину, слухов о золотом кирпиче уже не застал.

***

Задолго до снега, задолго до листопада, задолго до того, как Серафимина развалюха стала добычею мародеров, а конкретно – на другой день после отъезда наследника Алексея, Коля занялся перетаской досок и кирпичей. Конечно, жалко было тратить каникулы на такое малоприятное дело, но не ждать же, когда подаренное добро рассосется по всему околотку.

Это только неискушенному взгляду сносимые домишки могут показаться бесполезной кучею мусора. Рукастый да головастый из любого старья наберет столько нужного и полезного, что сможет построить, конечно, не почти такой же домишко, но полсарая уж точно. И учтите, бесплатно! К тому же доски из старых строений просушены десятками лет и уже не коробятся. А если не сгнили, то чаще всего по плотности приближаются к кости – топор звенит и отскакивает. Что же касается старого кирпича… К сожалению, такого, как сто лет назад, сегодня не делают. Иногда попадается лучше, но весьма дорогой. Чаще же – значительно хуже.

Мальчик трудился весь день. Ну, правда, с порядочным перерывом – так ведь не растянуться же на работе! А вечером, вернувшись домой, на помощь ему пришла мать. Кирпичный штабель во дворе потихонечку рос – Наталья Петровна отбирала целые кирпичи, Коля носил и укладывал. Получалось хорошо, как у взрослого.

Вдруг Наташа, поднимая очередной обломок оставшегося от печи кирпича, закопченного с одной стороны и побеленного с другой, заметила на изломе что-то блестящее. Пару раз ковырнула попавшимся под руку ржавым гвоздем – и позвала к себе сына.

- Смотри, вот он, клад купца Сиунова, - тихо сказала она.

Кирпич оказался не красным, а каким-то желто-коричневым, и мать с сыном не сразу поняли, что он слеплен из необожженной глины. А из глины, мягкой и рыхлой, торчал какой-то золотисто-желтый предмет. Коля быстро разбил обломок другим кирпичом – и на свет Божий явился довольно крупный крестик из золота.

- Вот и весь клад, - усмехнулась Наталья. – Не кирпич, конечно. Но раз хозяин его так здорово спрятал – значит, очень им дорожил…

В ее памяти промелькнули и Серафима Васильевна, и ее погибшие дети, и заболевший золотой лихорадкою зять… Пришла на память трагическая судьба самого Сиунова и его несчастной семьи. Стоило ли все это крестика, на самый черный день замурованного в печи? Не лучше ли было еще тогда, на заре новой жизни, теперь пришедшей к закату, честно вывернуть карманы перед чекистами и остаться пусть по-настоящему нищим, но все же живым? Впрочем, все равно бы ведь не поверили…

Из раздумья ее вывел короткий стук и шорох разлетающихся обломков. Коля сидел на полу, вынимая из груды красных желто-коричневые кирпичи, которых оказалось удивительно много. Мальчик дробил их в куски и доставал наружу золотые монеты.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 53
© 06.03.2018 Николай Мальцев
Свидетельство о публикации: izba-2018-2216977

Рубрика произведения: Проза -> Детектив











1