Легенда о золотом кирпиче. Часть 5.


Легенда о золотом кирпиче. Часть 5.
Картинка из интернета


Легенда о золотом кирпиче. Часть 5.
Провинциальный детектив


Пару часов в эту ночь Наташе все-таки поспать удалось, но весь день на работе она ходила, словно сова, и мечтала лишь об одном – скорее домой, прилечь и наконец отдохнуть. Да и на сердце было тревожно – сын-то остался один, а в соседнем доме объявился только что вышедший из тюряги рецидивист. Да еще алкаш Сашка проспится – то-то веселое будет место за шатким забором…

Лидии Александровне тоже отоспаться не удалось. Правда, внезапно нагрянувший средний брат не бузил – видимо, горе от смерти матери потрясло-таки его заскорузлую душу. Зато младший поднялся ни свет ни заря и принялся шарить по дому в поисках опохмелки. А поскольку спиртного в доме не оказалось ни капли, потому что вообще не водилось, Сашок разбудил сестру и принялся канючить хоть что-нибудь у нее. Конечно, залить похмельную страсть Лида тоже помочь не могла, но доказать это брату было, увы, невозможно. Тот и плакал, и лез целоваться, и ругался, и изображал предсмертные судороги… В конце концов, как выходец из преисподней, поднялся крутой приблатненный Пашка и для начала саданул братцу по морде, чтобы тот знал свое место и старших в такую рань не будил. Потом они обнялись, расцеловались и уже вдвоем потребовали от Лиды бутылку за встречу.

Дело кончилось тем, что Сашка, обладавший сверхъестественным нюхом на злачные места, как само собой разумеющееся взял от сестрицы деньги и через двадцать минут приволок пластиковую полторашку мутного спирта. Вскоре братья снова заснули, а Лида, довольная тем, что ей хоть пока не мешают, принялась готовиться к похоронам и поминкам.
После обеда она наконец прилегла отдохнуть, но тут снова проснулись Сашка и Пашка. Первый тут же исчез, зажав в дрожащем кулачке Лидины деньги на пойло. А второй присел на кровать возле сестры и завел разговор.

- Ну что, Лидашка, не ждали меня?

- Вообще-то не ждали…

- Забыли братика непутевого… Грех вам! Еще родня называется!

- Да ты же сколько времени пропадал! Все уж в твоих отсидках запутались. Ладно бы хоть писал, о то ведь как в воду канул. Уж не знали даже, живой или нет. Кто тебе виноват?

- Да ладно, я виноват, - скривился улыбочкой Пашка. – Виноват, не впервой. А что, клад уже без меня поделили?

Лида в возмущении вскочила с кровати.

- С ума ты сошел! Какой клад? Дураки сказок насочиняли, и ты туда же!

- Ну, сказки не сказки, а дыма без огня не бывает. У меня времени было много, чтобы подумать. Должно быть здесь золотишко, должно…

- Да ты вспомни, в какой бедности жили! – вскрикнула Лида.

- Что же, бедность – прикрытие неплохое, - ощерился Пашка. – Вот я одного барыгу знавал… Ну да это дело прошедшее. А подумай сама, разве могла мамаша свои сокровища объявить? Да тут же бы раскулачили!

Лидия задохнулась от гнева, не зная даже, что возразить. И вдруг в ее голову скользкою змейкой юркнула мысль: а ведь брат-то может быть прав! Если клад существует, явить его миру будет непросто. Кроме государства с его претензией на львиную долю наследства купца Сиунова, непременно объявятся и другие любители поделить чужое добро. Да и не всякий сообразит, что делать с внезапно постигшим богатством. Лида, например, нипочем не могла бы четко решить, куда девать крупные деньги. Жизнь, проведенная в состоянии, мягко говоря, небольшого достатка, лишает человека деловой фантазии и финансовой хватки. Большие деньги в таком случае чаще приносят не решение проблем, а только их нарастание. А уж раньше, в советские времена, было действительно лучше, чтоб золотой кирпич лежал себе в стенке. И мать, пережившая из-за него столько горя, не могла этой истины не понять.

Но почему же детям она ничего не сказала? Ну ладно, непутевые сыновья. Но дочке-то, дочке!

Лидия Александровна прижала ладони к запылавшим щекам. В голове слегка помутилось. До ведь мать умерла-то скоропостижно! Могла бы еще лет десять прожить. Может, и правда…

- Так что же, сестренка? – требовательно спросил Пашка и, шагнув вплотную к сестре, резко схватил ее за плечи и притянул к себе. В лицо Лиде ударило перегаром, голова совсем закружилась. Брат помолчал, сверля ее подозрительным взглядом, потом легонечко оттолкнул и сел на кровать.

- Вижу, не знаешь ты ничего. Меня не обманешь, всего насмотрелся. Маманя тайну в могилу с собой унесла…

Лидия Александровна тоже присела. В голове стоял звон, лицо противно горело.
- Снова давление, - подумала она равнодушно. И, заражаясь волнением брата, спросила: - Так что делать-то будем?

- Искать, блин! – Пашка треснул кулаком по подушке. – Искать! Дом теперь наш, - он подчеркнул слово «наш». – Все перероем, найдем. Кирпич не иголка. Не волнуйся, сестричка. Разделим по братски. Хотя Сашке деньги только во вред…

- Мне?! Во вред?!

Резкий голос младшего брата заставил вздрогнуть и Лиду, и Павла. За разговором они не заметили, как тот вошел в комнату. В руках у него была очередная мутная полторашка, глаза недобро блестели.

- Саша… - заговорила было Лидия Александровна. Но Пашка ее перебил.

- Сашок, братишка, - в голосе зазвучали добродушие и развязность. – Ну молодец! А мы уже заждались!

- Заждались, как же, - зло и обиженно пискнул Санька, отступая на кухню. – Без меня золото делите! Слышал я все!

- Да ты че, какое такое золото? Да как без тебя? – продолжал подступать к нему Павел. – Ты мне брат или нет?

- Ага, брат… - иронически проскулил Сашок уже в кухне. – Ты всегда, с детства… Я помню… Брат называется…

Вслед за Пашкой в кухню вошла и Лида. Санька сделал еще шаг назад. Его сильно качнуло, и, чтоб не упасть, он прижался к стене. Бутылка со спиртом упала и гулко стуканула об пол.

- Боже мой, да он опять пьян! – сообразила вдруг Лида. От сумасшедшего блеска Сашкиных глаз ей сделалось страшно.

- Ну хватит, мальчишки, - прошептала она, едва слыша свой голос. Но подойти и растащить, как в детстве, повздоривших братанов за вихры не было сил.

А Санек, вдруг отклеившись от стены, проскользнул мимо брата и схватил что-то с полочки для посуды. Пашка и Лида повернулись следом за ним – и замерли. Младший братишка сжимал в руке топорик для рубки мяса, и глаза его были совсем ненормальными.

***

- Саша… Сашенька… - шептала Лидия Александровна, понимая при этом, что брат ее если и слышит, то совершенно не понимает. А Павел опустил распростертые руки. Обнимать братца он передумал. Во взгляде появилось что-то звериное. Если бы Сашка сохранил способность соображать, он непременно бы испугался. Беда была в том, что способность эту он спьяну утратил.

Неизвестно, чем бы закончился разговор в семейном кругу – скорее всего, как минимум милицией и больницей. Но в тот самый момент, когда братья уже готовы были сцепиться, в сенях послышался топот.

В кухню ввалились двое мужчин. Один, уже пожилой, невысокий и плотный, переступил порог как хозяин. Другой, помоложе, остановился в дверях и оперся рукой об косяк. На пальцах его синели татуированные перстни, мускулистое предплечье украшала тигриная голова. Окинув взглядом немую сцену, первый из нежданных гостей презрительно усмехнулся и спокойно сказал:

- Картина Репина «Не ждали». Вы продолжайте, мы подождем.

И вальяжно уселся возле стола.

Сашка сразу же сник и уронил свой тесак. Глаза его жалко забегали и наткнулись на лежащую под ногами бутылку со спиртом. Он молча поднял ее, как ни в чем ни бывало снял с полки чайную чашку, налил, выпил.

- Вот так оно лучше, - обронил пожилой. И, повернувшись к Пашке, промолвил: - Едва тебя отыскали, дружище. Пойдем-ка, базар к тебе есть.

Павел быстро оглянулся на крепыша, стоявшего возле двери. Потом зыркнул в окно. Лида непроизвольно посмотрела туда же – и увидела, что за стеклом маячит еще один человек. Сердце ее сжалось от нехорошего чувства.

Сидящий за столом мужчина тоже проводил Пашкин взгляд, скривил губы в улыбке и встал.

- Не балуй, - бросил он. – Думал бы раньше, крыса.

И вышел на улицу.

Павел посмотрел на сестру и брата каким-то потерянным взглядом и покорно двинулся следом. Тот, что стоял в дверях, пропустил его и пошел за спиною, словно конвойный.

- Кто это? – прошептал Санек, наливая в чашку еще одну порцию мутного пойла.

- Не знаю, - ответила Лида и метнулась к окну.

Навестить Пашку явились четверо человек. Сейчас они стояли посреди убогого дворика бабушки Серафимы, залитого ярким солнцем. Стояли кружком, и в центре был Павел. Лида видела лишь его спину, но вся поза брата выдавала напряженность и страх. А вот лицо старшего в этой компании оставалось спокойным, веселым и даже ласковым. Но не добрым.

О чем там шел разговор, понять через стекла не представлялось возможным. Но, видимо, беседа была не из самых приятных. Пашку о чем-то спрашивали, спрашивали упорно и резко. Он отвечал, жалко разводя руками и вертя головой. Один из парней отпустил ему оплеуху, другой схватил за ворот рубахи…

- Боже мой, да они же, наверное, тоже за золотом! – с ужасом подумала Лидия Александровна. А что, очень просто! Проболтался Паша в своей уголовной компании, а ему и поверили. То, что сейчас за дверями стояли не бывшие одноклассники, а бандиты, Лида не сомневалась. Уж что-что, а уголовный жаргон и усредненный имидж блатных для жителей нашей страны не секрет.

Лида кинулась к сумочке и достала мобильник. Интересно, подумалось ей, ведь она же не знает, как позвонить по «билайну» в милицию. Как-то ни разу не приходилось… Впрочем, аккумулятор все равно безнадежно сел – не до зарядки было в последнее время. В домишке телефона, конечно же, нет. Еще недавно на всей окраине вообще было три телефона – в школе, в магазине и на заводской проходной. Так что даже вызвать «скорую» составляло проблему. Сейчас с телефонами стало получше, но до Серафиминой хатки это удобство пока что не дотянулось.

Мысленно проклиная технику, которая всегда норовит подвести тебя в самый серьезный момент, Лида растерянно оглянулась на младшего брата. Да, конечно, защитник из него никакой. Похоже, Сашка и думать про братца забыл. Ну еще бы – столько пойла в руках!

А за окном между тем события продолжались. Пожилой главарь уголовной компании властным жестом остановил начавшийся мордобой, но не успела Лида вздохнуть с облегчением, как он сам резко ударил Пашку в живот. И тут же вся шайка спокойно зашагала к калитке. Только Павел остался стоять во дворе, согнувшись напополам и качаясь на ослабевших ногах.

- Ах ты, под дых врезали! – охнула Лидия и кинулась на улицу, в душе радуясь, что разборка наконец-то окончена. А под дых – так мало ли пацанам в драках перепадало! Оклемается! Слава Богу, ушли.

Однако когда она выскочила во двор, Пашка уже не стоял, а лежал на боку, подогнувши колени и руками держась за живот. Лида склонилась над ним – и в ужасе вскрикнула, увидев остекленевший взгляд брата и наборную рукоятку ножа, торчащую у него из-под ребер.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 28
© 06.03.2018 Николай Мальцев
Свидетельство о публикации: izba-2018-2216975

Рубрика произведения: Проза -> Детектив












1