Шальные баксы. Часть 2.


Шальные баксы. Часть 2.
Картинка из интернета


Шальные баксы. Часть 2.
Провинциальный детектив


Лишь у себя «на даче», в полуразрушенной двухэтажке почти что на самой окраине, Мисюня рассмотрел и сумку, и деньги спокойно. Собственно, его добычей и были лишь сумка да деньги – больше там не было ничего. Ни спортивных штанов, в которых так удобно слоняться по поезду, ни домашней еды в аккуратных кульках, ни коньяка, ни водки, ни пива. Впрочем, тужить об этом не приходилось – при таком количестве денег да мечтать о халявной похмелке? Да тьфу!

Бомж схватил пачку долларов и сунул в карман. Так, теперь разгуляемся! Сумку вот только спрятать куда-то… Только куда?

Весь свой нехитрый скарб Мисюня хранил на виду. Кому он нужен, кроме него? Да и в жилище это никто не совался. Домишко был аварийным, ступени лестниц угрожающе скрипели и прогибались, стены шатались. Пол в одном месте, на втором этаже, который и занял новый жилец, сгнил до того, что вот-вот был готов провалиться. Окончательно разрушить развалину у городского начальства руки не доходили, а все окрестные жители, включая детей, строго напуганных заботливыми родителями, обходили опасный дом за версту. Так что Мисюня был его полновластным хозяином и непрошенных гостей, в общем-то, не боялся. И все-таки… Все-таки…

Одно дело оставить без присмотра старый матрац или стоптанные сапоги, и совершенно другое – сумку с деньгами. Даже при полной гарантии, что в жилище никто не войдет, вот так запросто швырнуть на пол целое состояние и уйти похмеляться… Нет! Невозможно!

Бомж весь извелся, пока не придумал засыпать сумку осколками кирпича. Отошел на пару шагов, посмотрел. Вроде не видно. Еще посмотрел. Спустился по лестнице и вернулся посмотреть еще раз. И только тогда, изругавшись сам на себя, наконец покинул развалины.

***

- Значит, бомж, говоришь?

- Да, Пал Петрович, бомж натуральный. Небритый, морда опухшая, грязный весь. Я, простите, я-то ведь отрубился. Очухался – он сумку уже поволок. А я и встать не могу, башка кружится, весь словно ватный…

- Не волнуйся, Колюня. Тебя не виню. А бомжа мы найдем. Тесен мир, особенно здесь, в нашем городе. Сейчас Романыч зайдет, опишешь ворюгу подробно, как сможешь. Из-под земли откопаем.

- Пал Петрович… А как там ребята?..

- Ребятам, братишка, Царство Небесное… В раю они оба.

- Эх, вона как…

- А водила пьяный, что вас подшиб, их скоро догонит. Так что лечись, не парься. Давай выздоравливай. Доктора все проплачены. На-ка тебе фруктиков на поправку…

***

Труся к магазину, Мисюня в уме вычислял, сколько портвейна можно купить на одну бумажку в сто долларов. Выходило безумно много, так много, что Черныш, наверно, нахлещется до смерти.

- Стоп, - оборвал свои мысли Мисюня, - а при чем тут портвейн? Я же богач! Возьму водки. Или нет, коньяка! Как когда-то! И на закусь чего-нибудь вкусного. Что там идет под коньяк? Шоколад, сыр, лимоны… Так, сто долларов – это будет в рублях примерно…

Ага, в рублях и примерно. Бомж звонко хлопнул себя ладонью по больной голове. Разбежался, богач, в гастроном за портвейном! Да кто ж у тебя там баксы возьмет? Эх, и чего им на русских деньгах не живется! Оборзели совсем! Вот с нашей бы тысячкой – тоже зеленой – заходи в любой магазин. А доллары – шиш! Сначала иди обменяй, а то натурально с голоду сдохнешь. Только вот где их меняют? В банке, наверное?

Мисюня поскреб щетину на подбородке. Где можно сдать стеклотару и кто закупает ворованный алюминий, он знал. Знал, где торгуют спиртом и самогонкой. Знал, кто из баб за бутылку пустит в постель. А вот где превращаются доллары в наши родные рубли… Да он и деньги-то эти заморские раньше в руках не держал! Но, наверное, в банке.

Тяжко вздохнув, расставаясь со сладкою мыслью о скорой похмелке, бомж свернул в сторону центра. Впрочем, дурь из уставшего тела вроде бы улетучилась. Не мудрено – столько выпало беготни и волнений. Не то что похмелье, инфаркт с циррозом пройдут. Хотя и сейчас стопарик не помешает.

***

Банк возвышался в деловом центре города вальяжно и гордо, сверкая громадными окнами. Газон перед ним был похож на зеленый ворсистый коврик, и в голове у Мисюни мелькнула смешная мысль, что его, наверное, на ночь сворачивают и уносят в чулан. Из прозрачной двери навстречу бродяге вышла красивая пара: он – в безупречном костюме, при галстуке, в тоненьких золоченых очках на бледном холеном лице; она – просто нечто неописуемое… Бомжик застыл, провожая их взглядом до самой машины. Потом посмотрел на свое отраженье в стекле. Да, видок еще тот. Ничего! Черт побери, пора привыкать, что ты теперь все же миллионер! Вот сейчас обменяем бумажки, слегка похмелимся, потом в баню, к парикмахеру, приоденемся… Да все бабы будут мои! И эта вот своего хахаля мигом бросит – только деньгами тряхни! Мисюня приосанился и решительно толкнул стеклянную дверь.

- Вам чего? – дорогу ему заслонил здоровенный охранник. Полувоенная форма, на боку – резиновая дубинка. Глаза холодные и пустые. В груди у Мисюни вдруг тоже сделалось пусто и холодно.

Молодец. Догадался. С такой-то рожей и в таком вот тряпье только в обменный пункт и идти. Совсем башку от радости потерял! Конечно, деньги тебе вроде обязаны обменять. Только из банка ты далеко не уйдешь. Не бывает у бомжей пачек долларов! А если бывает – следует разобраться, откуда. И милиция тут как тут. Где взяли денежки? Ах, нашли! Надо же, повезло. Где нашли? При каких обстоятельствах? А чего о находке не заявили?.. Оно тебе надо? Дурак! Приоделся б сначала, харю побрил… Только с каких же шишей? Это, может, в Москве на базаре и в бане доллары примут. А тут у нас не Москва, тут бакс не в ходу. С ним пошлют – уходить замучишься. Кругом одни патриоты…

- Так что вы хотели? – уже грозней повторил охранник и поиграл мышцами челюстей. Похоже, начинает сердиться. Ну еще бы! Бомжам здесь не место, хотя они тоже вроде как граждане.

- Я… Это… - замямлил Мисюня, спешно соображая. – Мне телеграмму послать…

- Телеграмма на почте. Здесь банк. – отчеканил охранник, сохраняя невозмутимость скалы.

- Спасибо, - благодарно ответил Мисюня и облегченно шарахнулся к двери. Да, похоже, не только девочки и машины, но и коньяк с лимоном наступят не скоро.

***

- Григорий, сейчас позвонили, дали орентировку. В банк может явиться бомж для обмена стодолларовых бумажек. Немедленно задержать и мне доложить!

- Бомж… Сергей Анатольевич, бомж приходил. Только денег он не менял. Ошибся, вместо почты зашел. Сказал, телеграмму…

- Телеграмму? Может, и правда ошибся. Только нам ошибиться нельзя. Все мы под Богом, да между нами и Богом кого только нет. Я сейчас отзвонюсь. Пускай сами едут и разбираются. Все подробно расскажешь. А главное – бомжа того опиши поточнее…






Рейтинг работы: 4
Количество рецензий: 2
Количество сообщений: 3
Количество просмотров: 78
© 06.03.2018 Николай Мальцев
Свидетельство о публикации: izba-2018-2216948

Рубрика произведения: Проза -> Детектив


Юрий Алексеенко       07.03.2018   15:17:17
Отзыв:   положительный
Чужие деньги это зло. Не заметишь как и в беду попадешь.
Николай Мальцев       07.03.2018   18:22:37

Вот Мисюня и вляпался... Но нет худа без добра, особенно в рассказе, где автор герою симпатизирует.
Евгений Бугров       07.03.2018   10:27:37
Отзыв:   положительный
Такие истории - захватывают. Большие деньги, бомж. Бандиты и олигархи. Оторваться невозможно)










1