Верона. Часть III. Глава VIII. III


Аристарх
Съезжаю с МКАД на Ленинградку и еду в Шереметьево. Повалил дождь со снегом, щетки стеклоочистителей еле справляются. Ни черта не вижу. Влад где-то позади, держит со мной связь. Звонит Дракон. Отвечаю на звонок и слышу его напряженный голос:
– Руссо, номер, что ты мне дал, официально ни за кем не числится. Но я пробил по номерам, что были в разработке, пару раз он всплывал через агентство «Сириус секьюрити», когда Яша занимался Ландау. Это агентство оказывало услуги по безопасности: прослушка, слежка, сбор инфы. Как только они засветились, тут же свернулись и закрыли контору.
Мысли вразлет, все рвется, не могу свести концы с концами. Ландау посылает мне фото с номера, который засек Яша. Зачем?
– А ты выяснил, кто был тот турист, что за тобой следом Москву осматривал?
– Если бы... я же говорю, обложили по полной, но ясный перец это не силовики и я слился. Поменял хату и телефоны.
В памяти опять всплыл день, когда я поставил жучки в кабинете Ландау.
– Это же произошло сразу после того как ты слушать Ландау начал?
– Да, но... черт! Думаешь, это он?
– Уверен!
– Я в тот день заказ от одной ушлой бабенки взял. Она уличить мужа хотела, а он тот еще жучила оказался. Так что... грешил на него. Я ж только оборудование развернул и пошла ответка. Нда, вот дела... – Дракон вздыхает. – Мой косяк. Руссо, скажи сколько, я верну деньги.
– На кой черт мне прайсы?! – взревел я. – Дело надо доделать.
Минуту молчим, соображаем с какой стороны подступиться.
– Значит, Ландау засек жучки.
– Однозначно.
Сворачиваю к аэропорту. Влад безнадежно отстал. Паркуюсь на платной крытой стоянке. Тарифы как за элитную недвижимость, к моему возвращению, наверное, целое состояние накапает, черт его знает, когда я вернусь.
– На записи я ничего такого не услышал, – бодается Дракон, он все еще не может смириться, что его кто-то обставил. – Не было даже проверки на прослушку.
– Вот тебе и ответ. Почему все помещения проверяют, но не кабинет Ландау? Там ведь самые важные решения принимаются.
– Да потому что наш «глаз» тоже не дремал и отметился во всем офисе. Я тебе не говорил, но слушал я не только твой сигнал.
– А о том, что Ландау вылетел в Италию ты как узнал?
– Из разговоров его личного помощника с офисными клерками. Он сказал, что вылетает с боссом в Верону. Попросил бухгалтера оплатить какой-то счет и передал секретарю распоряжение Адама отменить все встречи.
Мой вывод о том, что Ландау не ожидал увидеть охрану рядом с Вероной, только что подтвердился.
– Ладно, у меня вопрос: зачем Триперный Кролик высылает мне фото с телефона, который приведет меня к «Сириус секьюрити»?
– Как он тебя к нему приведет? Если ты будешь пробивать по обычным каналам, то ответ будет такой же: номер ни за кем не значится.
– А если пробью через Яшу, то вскроется правда и Ландау получит подтверждение, что папаша сливает сынку инфу.
– Думаешь, что итоговая цель не твоя жена, а Яков Давидович?
Я аж подпрыгнул. Проклятье! Конечно, я так не думал, но после его вопроса все разложилось по ячейкам.
– Вот мы лохи, Дракон! – я заржал так, что аж стекла зарезонировали. – Все же было до тошноты просто.
Минуту ржу, не могу прийти в себя. От осознания истины мне полегчало. Я так зациклился на ухаживаниях Триперного Кролика за моим Пушочком, что не видел перед собой самого главного. Уф! Шизец! Сам виноват!
– Я классический лошара, Дракон!
В трубе тишина, смотрю на экран, вроде Дракон на линии.
– Ты тут?
– Да! Говори уже! – выпалил Дракон, видать, еще не въехал.
– Яша ведь за мной давно присматривал. Так?
– Так.
– Точнее три года.
– Примерно...
– Когда Яша прижал Ландау, тот в ответ обложил его со всех сторон. На кону ведь не только бизнес, но и свобода. В какой-то момент Триперному Кролику докладывают за сильный интерес Яши к Аристарху Романову. А ведь он про меня через сеструху заочно знал. Наверняка всплывали разговоры с моей матерью и Ландау сложил дважды два.
Дракон матерится.
– Вот-вот! Кролик нащупал самое уязвимое место Яши – его сын, который до сих пор не знает, что он пешка на чужом игровом поле. А дальше все как по маслу. Ландау решает присмотреться ко мне поближе и делает вид, что проявляет интерес к бутику Катюхе. Наведывался не один раз. Я смотрел список его покупок, он рысачил туда минимум полгода. Носит только костюмы, а покупает байкерский прикид. Я ведь совсем рядом, если не в бутике, куда заглядывал нечасто, так в мото-салоне. Туда он тоже нос совал, каждый раз натыкаясь на Креста. Но его старания окупились, судьба подкинула такой подарочек – Верону. Я лично устраиваю ее в бутик швеей. Адам нарисовался туда уже на следующий день и придумал для нее масштабную работу: переделку его гардероба. Верона успела сделать только первую часть, а потом налет на бар, где я ее чуть не потерял. Это вправляет мне мозги, я делаю ей предложение и мы женимся. Наша свадьба ему все планы порушила. Он явно что-то задумал, но воплотить не успел. А то, что он делает сейчас, это второй раунд, но цель та же.
– Он тебя выманивает, Руссо.
– Согласен, – тру подбородок.
Черт! Что делать? Как бы мне пригодились сейчас Годзилла и Курт, но ни того, ни другого нет в стране.
– Лады. Что мы имеем? – пытаюсь подытожить весь расклад. – Берет он нас тепленьких, что дальше?
– А дальше шантаж. Либо Яков Давидович отступает, либо...
– Допустим, Яша не отступает, что тогда?
– Конечно же, Яков Давидович отступит, что тут обсуждать? – завелся Дракон.
– Понятное дело, но если... Грохнет? Куча народу знает, что у меня с ним были терки.
– И что? Ну, были. Потом-то все наладилось, вы поговорили, прояснили ситуацию, в чем у него свидетелей океан и маленькое озеро. Пока будет горячо, он на виду у всех сделает себе непрошибаемое алиби.
С моей сеструхой! Вот для чего он ей подыгрывал! Для следствия Ландау без пяти минут член семьи. Как же он может навредить брату своей невесты? Вот жучара! Ты глянь! Все у него схвачено и за все заплачено.
Несмотря на риск, мне нужно лететь. Верона все еще в опасности.
– Позвони Яше. Обоснуй наши выводы и скажи, чтобы к Триперному Кролику на дух не приближался. Пусть возьмет больничный, и прыскает каметоном на свои командирские гланды.
– Руссо, не надо тебе лететь. Яков Давидович пошлет кого-нибудь за твоей женой, привезут в целости и сохранности.
Странно, что сам папаша меня не отговаривал, знал, как отреагирую.
– Я полечу, это не обсуждается.
Прощаюсь с Драконом, прошу быть на связи и держать руку на пульсе. Посылаю смс Владу, чтобы забрал меня с платной стоянки и выхожу из тачки. Подкатывает Влад. Вид чернее тучи. Сажусь рядом. Он дает мне знак при охране не говорить, я рта не раскрываю пока мы после проверки документов не заходим в самолет.
В салоне меня встречают два спеца Яши, ума не приложу, как они меня вычислили, ведь я сам не знал на какой птичке полечу. По выправке понимаю, что военные. С ходу забрали у меня мобилу и колдовали над ней пять минут. Задали вопросы: рабочее давление, на что аллергия, были ли ранения или операции, будто в реанимацию везут. Вполголоса докладывают, что моя жена в порядке, к ней только что приставили человека, но раскрываться не стали, чтобы не вызвать подозрений, ведь она все еще с Адель, а игру этой мегеры я так и не понял. Прошу дать оценку работе секьюрити, что рядом с Вероной, мне нужно понять нанимать еще людей или нет и узнаю еще одну новость века: моя жена вообще без охраны! Я чуть кони не двинул. Что за хрень?! Как такое возможно?
Экипаж готов к взлету. Всех просят занять свои места. Спецы присоединяются к охране Влада, а мы с бывшим партнером на время взлета садимся в кресла напротив друг друга. Чуйка отбивает азбуку Морзе. Лечу, сам не знаю куда. Мне явно расставили ловушку, но пока в нее не попадусь, не пойму что делать дальше.
Как только взлетели и набрали высоту, звоню секьюрити, которых я приставил к Вероне и интересуюсь, где сейчас моя жена и сколько человек ее охраняют. Спец извинился, сказал, что работает уже на другого клиента и перевел звонок в офис. Дальше как в детективном романе. Повторяю свой вопрос, а мне мелодичный и вгоняющий в сон женский голос отвечает, что пять часов назад я сам расторгнул контракт. Сначала я орал так, что меня было слышно до самых Гималаев, потом понял, что это могут быть манипуляции Ландау и попросил выслать все контакты чела, что вел переговоры о расторжении и сам документ, чтобы взглянуть на подпись. Менеджер быстро просекла, что вышел конфуз и далее терпела все мои нападки с выдержкой Штирлица. Через каждое предложение вылетало «простите» и «у нас такое впервые».
Я только восстановил связки, как пришло на почту письмо о расторжении с указанием мобильного телефона контактного лица. Сверяю коды, номер парижский. Набираю и уже готов на всех языках мира сказать как я хочу видеть того кто скажет «Алло» и получаю еще один хук... на этот раз от Пробирки с Голубой Кровью. На двух языках – французском и английском – она вещает: «Вы дозвонились до Адель Виноградовой, сейчас я ответить на звонок не могу, оставьте сообщение, я вам перезвоню».
Влад слышит голос жены в моей мобиле, лицо вытягивается, глаза навыкат. Вскакиваю с места, вытаскиваю его из кресла и швыряю на пол, врезаю промеж глаз и ору:
– Если ты, мразь, и сейчас скажешь, что ни ты и ни твоя оксфордская сучка ни при чем, твои останки разлетятся по всему Подмосковью!
В хвосте самолета свои разборки. Охрана бросилась в нашу сторону, мои спецы преградили им путь и направили на них пукалки. Одна из стюардесс как раз шла к нам с напитками, но, увидев такой расклад, взвизгнула и пулей унеслась в кабину пилотов. Все замерли. Одно движение и начнется фейерверк!

***
Вера
По реакции подруг Адель я понимаю, что в комнате я не единственная кто ненавидит Лилианну. Анна никогда ее не видела, поэтому не понимает моего напряжения. Заноза в Заднице сначала обдала меня надменным взглядом, потом эскизы, которыми все еще восхищались девушки, и промаршировала как солдат к Адель. На лице растянулась фальшивая улыбка.
– Ты не отвечала и я подумала, что что-то случилось, – объяснила она свое присутствие.
– Дорогая, – Адель расцеловала ее в щеки, – ну что может со мной случиться, да еще в таком месте? Ты зря беспокоилась. Надо было дождаться моего приезда. Где ты остановилась?
– У тебя, конечно, – возмущенно ответила Лилианна, – где ж еще... Приехала, тебя нет. Звоню, ты не отвечаешь. Джокки тоже нет и тоже не отвечает.
– Джокки нет в особняке? Странно, – похоже, эта новость озадачила Адель больше, чем внезапное появление ее подруги.
Адель уводит Лилианну на балкон, они о чем-то оживленно говорят. Я наблюдаю за ними через окно.
– Кто это? – интересуется у меня вполголоса Анна.
– Заноза в Заднице.
Это прозвище Анна очень хорошо знает и выпучивает глаза.
– Что она тут делает?
– А бес ее знает... – смотрю на Адель и добавляю: – Ее визита здесь явно не ждали.
Мое внимание резко перемещается к подругам Адель, которые, не стесняясь в выражениях, дают понять, где бы хотели видеть Лилианну и как долго.
– Заманала она меня, – отзывается симпатичная миниатюрная шатенка с родинкой над губой. – Как только Добрыня переступает порог нашего дома, она начинает названивать, – она изображает манеру речи Лилианны и кривится, будто лимон проглотила. – Послушай, кто ему звонит, спроси, куда он после вас поедет, какая у него интонация была, когда он той дамочке отвечал. Я что ей Шерлок Холмс? Своих проблем у меня мало? Раз уж замахнулась на самого... – она закатила глаза к потолку, – так будь добра соответствуй. А она вместо того, чтобы вить гнездышко и воспитывать сына следит за мужем днем и ночью.
– Говорят, она под очками две недели синяк прятала, – подала голос рыжеволосая.
– Да ладно!
– Так ей и надо.
– А теперь у нее очередной закидон. Втемяшила себе в голову, что хочет к бывшему вернуться, так что готовьтесь девочки, скоро Добрыня снова будет холостым.
– А кто ее бывший?
– Какой-то хирург из Склифа. Представьте Лили и хирурга. Да его зарплаты не хватит даже на ее телефонные разговоры.
Слышится всеобщее хихиканье.
У меня в горле пересохло. Одно дело догадываться, другое – получить доказательства, что с моей стороны это была не ревность и не страх потерять любимого, я действительно уловила ее настрой. Она хочет вернуть Руссо и об этом знают эти девицы, значит, знает и Адель. Вот мерзавка, а мне и словом не обмолвилась.
Анна хотела что-то сказать, но я сжала ее руку и та поняла мой намек. В памяти мелькнула фраза моей матери: «Доченька, вот попадешь в такую ситуацию, тогда и поймешь». Ох, мама, как ты была права. Если бы сейчас с нами была Софа, я вполне могла подбить моих подруг расправиться с этой стервой.
– Отлично, – провозгласила высоченная блондинка, – мне Добрыня всегда нравился. Так что я забиваю очередь.
– Обломится тебе. Он с ребенком не возьмет.
– Лили такая же дура как моя кошка Тара. Добрыня ее скорее убьет, чем даст развод, – подает голос с другого конца комнаты яркая брюнетка.
Не все согласились с ее мнением.
– По ее словам, она уже попросила развод, – поведала шатенка, – он сказал: «Оставляй ребенка и уматывай».
– А она что?
– Образцовой матерью ее не назовешь, но и у Снежной Королевы есть сердце.
В гостиную вернулась Адель, разговор резко прервался. Вид у нее был раздраженный и озабоченный. Она явно была чем-то обеспокоена и поглядывала на меня с опаской. Я уже хотела подойти и спросить напрямую, что происходит, как двери снова распахнулись и перед нами предстал Кристиан.
– Ladies, – он учтиво кивнул всем присутствующим.
За ним зашел русоволосый мужчина лет тридцати и тоже поздоровался.
Анна издала невнятный смешок и развязно выдала:
– Да, долго же он тут леди искать будет.
Все мгновенно смолкли и уставились на нежданного гостя. Адель сразу вышла вперед, давая понять, что все переговоры он будет вести с ней.
Кристиан жестом дал понять, что за него будет говорить переводчик. Тот повернулся ко мне и быстро заговорил:
– Месье д’Альбре хочет поговорить с вами наедине.
– Вот как? – Адель покраснела, ее явно раздражала настойчивость французского аристократа. – Что месье д’Альбре не понял из нашего разговора? Я ведь четко и на родном ему языке сказала, что моя подруга не заинтересована в общении с ним.
Никакой реакции не последовало. Переводчик выслушал ее, снова повернулся ко мне и повторил свою просьбу.
Я была в смятении. В принципе говорить с французом мне не хотелось, но меня поразило, как Адель яростно от него отбивалась. В памяти промелькнули ее слова про партии, которые она нам с Анной якобы приготовила. Если это правда, то Кристиан не вписывался в ее план. Поэтому чисто из вредности я согласилась и пошла за настойчивым кавалером.
Адель двинулась за нами, но переводчик бесцеремонно впихнул ее в гостиную и закрыл дверь. Только сейчас я оценила его силу и напор. Его легче представить вышибалой в клубе, чем переводчиком на деловых встречах.
В зале к нам присоединились еще три человека в такой же, как у него униформе. У меня мороз пробежал по коже. Поговорить? Скорее это похоже на похищение. В смятении я оглядываюсь и уже тысячу раз жалею, что пошла. Меня вывели на лестницу, но спускаться мы не стали, а проследовали в ближайший кабинет с такой же роскошной обстановкой. Не успела я войти, как за мной захлопнулись двери, да с таким треском, что я вздрогнула.
– Простите, что пришлось вот так вас выводить, – тут же учтиво заговорил «переводчик». – Вы Вера Романова?
– Да, – оглядываюсь по сторонам.
– У вас есть документ удостоверяющий личность?
Что-то мне подсказывало, что поговорить со мной хотят не о том, о чем я подумала. Дрожащая рука потянулась к клатчу. Протягиваю паспорт.
– По документам я еще Павлова. Брак был заключен менее месяца назад. Но есть отметка в паспорте.
Он проверил и вернул мне документ. Месье д’Альбре вздохнул с облегчением и устроился в ближайшем кресле. Он явно не собирался участвовать в разговоре, чем еще больше меня озадачил.
– Вера, нам приказано взять вас под охрану до приезда вашего мужа.
– Мой муж прилетит в Париж?
– Да. Через два часа он приземлиться в аэропорту. У нас приказ не выпускать вас из вида, но не раскрываться, поэтому у меня вопрос: вы в безопасности в том окружении?
– Я не понимаю, – меня качнуло. – Что-то случилось? Почему мой муж летит в Париж? Мы говорили с ним по телефону и ничего такого...
– Мы не в курсе, нам велено вас охранять.
– Кем велено?
– Одним из членов семьи...
Ох! Кажется, я знаю, о ком он говорит.
Я плюхнулась на ближайший стул и положила руки на колени как прилежная ученица. Руссо никогда бы не полетел без причины. Раз так, значит, что-то случилось. У телохранителей спрашивать бесполезно, они действительно могут не знать.
– Вера?
Я подняла голову.
– Вы в безопасности с теми дамами?
Если бы он задал этот вопрос до приезда Лилианны, то я бы ответила, что, конечно, в безопасности. Но сейчас... я уже не уверенна. Руссо летит в Париж... Мой телефон сел, иначе я бы позвонила.
– У вас есть связь с моим мужем?
Он покачал головой и повторил свой вопрос.
– Если честно, я не знаю. Все как-то странно... меня вообще здесь не должно было быть...
– Понятно, тогда будем действовать по первоначальному плану.
Он показал на француза и сказал:
– Месье д’Альбре любезно согласился нам помочь, он будет изображать вашего поклонника, не вызывая подозрений у ваших подруг.
Я кивнула. Теперь его настойчивость мне стала понятна.
– Нам сказали, что вашим подругам накрыли завтрак в желтой столовой. Идите с ними, но будьте настороже. Месье д’Альбре будет неподалеку, а вместе с ним и наши люди под видом его охраны. Если что-то случиться, мы немедленно вмешаемся.
Он протянул мне тюбик, похожий на помаду.
– Это дамский электрошокер.
Далее последовал инструктаж и демонстрация. Я ахнула. Ничего себе, такой маленький.
– Ваш телефон не отвечает.
– Разрядилась батарейка.
– Мы зарядим и вернем вам.
Я протянула телефон и поймала себя на мысли, что чувствую себя сейчас беспомощной и зависимой от всех этих людей.
Меня ведут обратно. Месье д’Альбре держится впереди, как предводитель. Как он оказался замешан в таком деле? Передо мной открывают дверь, мы ненадолго прощаемся.
Ко мне кидается Адель и как только двери закрываются, она начинает тараторить:
– Вера, зря ты дала ему надежду. Он никогда не женится на русской, зачем тебе статус любовницы? Ты достойна большего, – она обнимает меня и поглаживает по спине, будто успокаивает после перенесенного стресса. – Но я рада, что ты передумала и последовала моему совету, всегда нужно иметь запасной вариант.
– Это точно, – выдает рыжеволосая и с сочувствием улыбается.
Не знаю почему, но я расплакалась. Видимо, до меня только дошло, что в Москве что-то случилось и муж летит сообщить мне ужасную новость. В голове мелькали самые страшные предположения. Маме стало хуже? Она умерла? Родители повздорили, отец опять ее ударил? А может что-то с самим Руссо? Он ведь хотел уладить дела, а сам летит. Может, после обыска выписали ордер на его арест и ему пришлось поспешно улететь? Теперь нам предстоят скитания по свету и в ближайшее время я не увижу свою семью? А может что-то случилось с Саней?
– Ничего-ничего... мы все так плакали, – успокаивает меня Адель, – сначала цветочки, а потом шипы. Я же говорила, что он не будет монахом как ты. Уже развлекаются с Владом на пару.
До меня только доходит, что она все еще говорит о неверности моего мужа. Адель видит мое замешательство и показывает фото. Я ахаю, мои пальцы как клещи сжимаю ее телефон. На фото Руссо и Влад в окружении двух девушек. Брюнетка буквально обвила моего мужа своим телом. Сомнений нет, это точно Руссо и на нем костюм, который я ему собственноручно выбрала в Милане. Сердце сжимается так сильно, что мне нечем дышать. Как же больно! Руссо!
– Когда была сделана эта фотография? – спрашиваю я сквозь слезы.
– Вечером. Он ужинал с Владом и этими подружками в ресторане отеля «Националь», затем вся компания поднялась в номер. Кувыркались до полуночи, потом вернулись в ресторан.
Кувыркались? Руссо мне изменил? Ох! Новая волна слез затопила лицо.
– Не плач, Вера, он и слезинки твоей не стоит.
– А где они сейчас?
Ответить она не успела, Анна рухнула на пол как подкошенная. Бокал, что она все это время теребила в руке, разбился на мелкие осколки. Я кинулась к ней и заверещала:
– Анна! Что с тобой? Анна! Очнись! Вызовите врача!

***
Аристарх
По лицу Влада стекает кровь, обезумевшие от страха глаза смотрят на мой занесенный для повторного удара кулак.
– Руссо! – заверещал он как истеричка. – Умоляю, успокойся, давай во всем разберемся. Клянусь богом, я сам не понимаю, что происходит. Еще в машине я пытался дозвониться до Адель, но она недоступна. Подумай сам, зачем ей отзывать секьюрити твоей жены? Это точно какая-то подстава.
Дверь кабины пилота медленно открывается, поворачиваю голову и вижу, как один из пилотов осторожно высовывает голову. Проклятье! Надо остыть! Даю себе зарок больше не срываться, иначе подставлю себя под пули и прощай Земля.
Сажусь в кресло. Кивком указываю Владу сесть напротив. Тот говорит, что ему нужно умыться и скрывается в туалете. Выходит оттуда злой как черт, но явно не на меня.
Пока он был в туалете, я снова набрал агентство и заявил, что пусть тот, кто расторг контракт, платит остаток долга за оказанные услуги, но меня заверили, что все оплачено и если у меня нет претензий, тема закрыта. Я уже хотел сказать этой вышколенной на корпоративных тренингах марионетке, чтобы взяла пачку бумаги и упаковку ручек и готовилась до утра записать все мои претензии, но Влад дал мне знак, мол, закругляйся.
Виноградов набирает телефон бухгалтера Адель и интересуется, какие за последние сутки его жена делала оплаты. Переводит на громкую связь. Пока бабенка с писклявым голосом перечисляет длиннющий список бабского шмотья до меня доходит, что речь идет о личном счете Пробирки. Влад жучара приплачивает бухгалтеру за слив инфы? На него это похоже. Он ведь и Натана пытался подкупить. Не все в списке Владу нравится, поначалу я даже не понял, чего он так напрягся. Но после парочки последующих звонков до меня дошло, что некто Джокки последние три дня крутился рядом с его женой. Он просит меня узнать у итальяшек, охраняющих мою жену в Вероне, с кем была Адель. Я дозвонился до пацана, который говорил по-русски и тот поведал мне, что Джокки был личным телохранителем Адель и ночевал в ее номере. Эта информация выбила Влада их колеи больше чем сломанный нос. Только после трех порций вискаря и получасовых стенаний он обрел дар речи и пояснил весь расклад:
– У Адель с этим шотландцем был роман еще до того как мы познакомились. Их разлучил ее папик, а потом я нарисовался. Свадьба и все такое. По совету ее родителей я увез ее в Москву. Этот хрен все еще работал на отца и, понятное дело, никто не хотел, чтобы они продолжали видеться. А теперь он с ней...
В сознании Влада медленно таяла иллюзия верности его жены. Потом прострел, он весь выпрямился и выпучил на меня глаза.
– Какой же я идиот! – он хлопает себя по лбу. – Так вот кто стоял за сделкой по выкупу доли в бизнесе тестя. Адель! Эта сучка решила от меня свалить!
Вот это для меня было плохой новостью. Если Адель ведет свою игру, то Влад для меня скорее обуза, чем помощник.
– Так Адель не платила агентству?
– Нет, – Влад все еще в шоке. Мои дела его уже не торкают.
– Влад! Соберись! – я стукнул по столу. – Сам я в этой абракадабре не разберусь. Сначала решим мои проблемы, потом твои.
Он кивает, но по виду не здесь и не со мной.
– Если Адель действует вместе с Адамом, то они на пару найдут с какого счета оплатить за отзыв охраны.
Но Влад весь в думах. Набирает номер своего английского адвоката и просит срочно собрать всю инфу по той компашке, что выкупила у него акции тестя. Я взял тайм-аут, пусть найдет того кто помогал жене, может успокоиться и займется моими делами и уже через час был вознагражден за терпение. На сцене снова солирует Триперный Кролик! Новым акционером оказалась дочерняя фирма американо-русской корпорации, учредителями которой среди прочих оказались все те же Адам Ландау и Добрыня.
– Ты что не пробивал покупателя перед продажей? – таращусь на бывшего партнера, на него это совсем не похоже.
– Нет, – Влад мотает головой. – Тесть сказал, что нанял целый штат людей и теперь знает о покупателе все, начиная от нейминга[1]. Мне-то какая разница, ему же с ним работать.
– Зачем ты вообще продал эти акции? – в моей памяти еще свежи деньки, когда Влад с одержимость религиозного фанатика наращивал долю в бизнесе тестя.
– Прибыль падала со скоростью света, один прокол за другим. Мне уже эти акции были не в радость.
Я ухмыляюсь.
– Прибыль падала? Ну-ну! Адель решила развестись и привлекла Адама и Добрыню в помощники. Обработала тебя и подготовила почву для продажи. Они выкупили твои акции, потом ей перепродали, наверняка еще и наварились на этом, а взамен попросили об услуге.
Влад таращится на меня как на ожившего идола, которому он молился всю свою жизнь, мотает башкой и приговаривает:
– Нет-нет, Адель бы на такое никогда не пошла. Она дорожит своей репутацией. У нее добрая душа, она всем помогает. Знаю, она тебе никогда не нравилась. У нее есть недостатки, но... нет. Тут что-то не так.
– Хорошо, а как тебе такой вариант? Адель решила вернуть первую любовь, но не хочет ударить папу по карману. По ее просьбе Адам выкупает у тебя акции, а ей их не спешит отдавать, а когда Адель ставит вопрос ребром, он говорит, что все имеет цену.
– Шантаж? – оживился Влад.
– Именно. Может Адаму самому неприятно так поступать с подругой, но свобода дороже, тут уж ничего не поделать. Все так эталонно, что аж тошнит. Он все думал-гадал, как убрать с дороги подсевшее на его хвост спецподразделение, а тут выясняется, что жизнь забавно перетасовала колоду. Я – сын начальника подразделения, бывший Лили и твой партнер. Ну как тут устоять?
Влад кривится, мои догадки ему не нравятся, но очень похожи на правду.
– На счет Адама я согласен. Это в его духе. Но Добрыня... нет.
– У Добрыни другая причина. Личная. Лили, я и моя жена.
Приземляемся в Париже и рассаживаемся по машинам. Здесь наши пути расходятся. У Влада свои задачи, у меня свои. Он решил навестить тестя и посмотреть в его честные глаза, заодно осведомится, знал ли он, что за выкупом акций стояла его дочура. Лично мне ответ известен заранее, но, по словам Влада, тесть не в курсе, что у зятька есть парочка козырей в рукаве. Оказывается, этот хитрец прописал в контракте, что имеет право на расторжение сделки в течении двух недель, а они еще не истекли. А так как Адель осталась без акций и прайсов, то тесть очень сильно призадумается, стоит ли ему грести против зятя. Я не понимал, по какой причине Влад вцепился мертвой хваткой в Адель, но спрашивать не стал, мне сейчас и без этой парочки траблов хватает.
Затрезвонил мой мобильник, смотрю на экран. Дракон.
– Говори!
– Руссо, Бизона нашли...
По тону я понял, что нашли мертвым.
– Где?
– Рядом с водохранилищем есть лесок. Сначала наткнулись на его тачку. Ее сожгли и разным хламом завалили. А потом... два бугорка. В одной Бизон, опознали по татухам, а в другой баба, пацаны сказали, что это его последняя чикса.
Я готовил себя к такому раскладу, но когда услышал, все равно испытал невероятное чувство горечи. Проклятье! Бизон! Не сиделось ему. Еще и бабу свою подставил.
– Пару месяцев назад в этих местах новый дилер нарисовался. Говорят, подминал под себя всех жестко. Скорее всего, Бизон ему наркоту хотел сбагрить, но не поделили что-то.
– Слушай сюда, – я поскреб подбородок, – пробей звонки Коляна из клуба. Он же у Бизона главой охраны был. Не верю я, что он не в теме. Пощупай его. Не звонил ли он кому-нибудь из этой местности. Короче, ложись на курс, а там, куда ветер подует. Я не отступлю, пока этого отморозка не прищучу.
– Понял!

***
Вера
Нам повезло, что один из служащих был бывший врач-реаниматолог, он и оказывал первую помощь Анне. После тщательного осмотра он стал спрашивать, что она ела и пила. Я сразу показала на бутылку вина.
– Это последнее что она пила.
При этих словах Адель побелела как молоко, схватила телефон и выскочила на балкон. Когда кто-то из моих близких подвергается опасности, я превращаюсь в львицу и выхожу на охоту. Вот и сейчас, убедившись, что Анна в надежных руках, я крадучись иду за Адель и слышу, как она на балконе с кем-то говорит по мобильному телефону.
– Адам! Это переходит все границы! Не думала, что ты на такое способен! Ты что хотел отравить Веру? Но вместо нее пострадала ни в чем неповинная девушка.
Я окаменела. С каким Адамом она говорит, случайно не с Ландау? Не поэтому ли сюда летит мой муж? Вспоминаю бутылку вина. Ее принесли мне... лично мне. Никто из девушек к сервированному столику не подходил. Наружу рвется вскрик, закрываю рот ладонью. Боже мой! Меня хотели отравить? За что?
– Как ты мог? Мы же договорились, что ты ее пальцем не тронешь. Я выполнила все твои условия. Верни акции и катись ко всем чертям. Мы больше не друзья! Понял!
Он что-то ей отвечает, отчего она с облегчением вздыхает.
– Так это просто снотворное? Господи, я подумала, что ты ее отравил. Подстраховался? Я же сказала, что сделаю это. Почему ты мне не веришь?
После паузы Адель потеплела.
– Адам, дорогой, что с тобой творится? Я тебя не узнаю. Раньше ты бы эту проблему решил играючи. Утер бы нос всем этим ищейкам. Ты их умнее в тысячу раз. Придумай что-нибудь. Не нужно опускаться до таких методов. Это ниже твоего достоинства.
Я хотела уже выйти из своего укрытия, но на балконе появилась Лилианна. Она жестом просит перевести разговор на громкую связь. Адель кивает и нажимает и выполняет ее просьбу. Адам возбужден и почти срывается на крик, но это точно Ландау. Сомнений нет.
– Я в отчаянии, понимаешь, Адель. Он вцепился в меня мертвой хваткой и не отступает. С ним говорили уже не раз... по-дружески и угрожали. Но ему все мимо кассы. Я хочу, чтобы он понял мой серьезный настрой.
– Таким способом ты его еще больше разозлишь. Да и Вера тут совершенно ни при чем.
– С Верой все будет хорошо, мало того, я позабочусь о том, чтобы у нее всегда все было хорошо.
– Адам, ты сейчас о чем?
Адель дает какой-то знак Лилианне. Похоже они обе в шоке от того что слышат.
– Ты же знаешь мою проблему, а на нее у меня нет реакции. Я сам был поражен. Сначала у меня были другие планы, но когда я так на нее среагировал... Адель, я оставлю ее себе.
– А как же Мэй?
– А что Мэй? Мне что воспитывать узкоглазых детей? В обед я вылетаю в Нью-Йорк. Мы поговорим, я дам ей отступные, лично посажу в самолет и отправлю, куда она захочет.
– Адам, что конкретно ты хочешь? Здесь со мной Лили. Мы хотим знать конечную точку.
– Ха-ха, наша банда снова в сборе, как прежние времена...
– Не хватает только Авроры, – добавляет с горечью Лилианна.
Нависает тяжелая пауза. Я ахнула. Так Адам знал не только Лилианну, но и Аврору!
– Адель, привези ее в мой особняк и мы в расчете.
– Ты вернешь акции?
– Каждый получит то, ради чего все это затевалось. Лили вернется к своему хирургу, вот только он теперь сумасбродный байкер. Хоть и обзавелся связями и кое-какими деньжатами, он все еще прежний босяк, а в голове у него полный кавардак. Добрыня получит развод и единоличную опеку. Укатит в Штаты и следующей женой наверняка у него будет американка из богатой семьи, ведь ему нужно пускать там корни. Насколько я понял, в Туманном Альбионе он разочаровался. У тебя, Адель, будет Джокки, мальчик – воспоминания о лучших днях, которые как бы ты ни старалась, никогда больше не повторятся. Папа получит свои акции, а ты развод. Сомневаюсь, что он пройдет у тебя гладко, скорее всего, Виноградик будет брыкаться, угрожать и даже пустит в ход кулаки...
При этих словах Адель прикрыла глаза рукой, она плакала. Лилианна сжала ее плечи и похлопала по спине.
– ...ему ведь без тебя кранты... и он это знает. А я... я получу свободу и гарантии неприкосновенности. Потом Вера как бы случайно погибнет, тела так и не найдут, хотя я еще об этом не думал, просто вы мне напомнили об Авроре. Муженек сильно поплачет, но Лили его утешит. Я ликвидирую бизнес и уеду туда, где меня ни одна собака не найдет. Буду попивать пина коладу, смотреть научную фантастику и растить голубоглазых детей. А главное, моя жена будет знать, что ни какая другая женщина не сможет ко мне приблизиться. Вот уж это я ей точно гарантирую.
Он разразился насмешливым смехом, от которого меня пробил озноб.
Вдалеке послышался вой сирены.
– Ладно, Адам, мы перезвоним, когда будем выезжать.
– Не мне, – осёк ее стальным тоном Адам, вот теперь он стал самим собой, – я скину тебе контакт. Дальнейшие переговоры считаю бессмысленными. Просто держи в курсе моего помощника.
Когда связь разъединилась, воцарилась минутная пауза. Обе смотрели в сторону подъезжающей «Скорой помощи».
– Как ты заманишь ее в особняк к Адаму? – спросила Лилианна, провожая взглядом врачей.
– С этим проблем не будет. Я три дня готовила почву. Она мне доверяет.
– И все же?
– Скажу, что хочу познакомить ее с легендой в модном бизнесе.
Лилианна кивает. Обе напряжены до предела. Адель отстукивает ногой чечетку, ее подруга теребит ожерелье, которое, наверное, стоит целое состояние.
– Пока Адам нас ни разу не подвел, давай и мы будем придерживаться плана.
Адель отводит взгляд и тяжело вздыхает.
– Когда нам скажут, что Аристарх подъезжает, ты под предлогом завтрака уведешь ее в столовую, а я с ним поговорю.
– Он ее любит, Лили, – осторожно произнесла Адель и с сочувствием взглянула на подругу.
– Пусть скажет мне, глядя в глаза. Этого будет достаточно. Пусть скажет, что любит ее и больше не любит меня.
– Обещай, что после этого ты уедешь.
– Клянусь.
Лилианна первой покинула балкон. За ней следом поспешила Адель, а я присоединилась к группе врачей, что пересекали холл и вошла с ними в гостиную. Незаметно от всех «переводчик» передал мне заряженный телефон. Хоть что-то... да, в следующий раз я о демократии думать не буду.
Адель всем заявила, что в вине было снотворное, что бутылку перепутали. Сказала название препарата и то, что он предназначался для нее. Врачи неуверенно, но подтвердили, что симптомы схожи, но я настояла на госпитализации, ведь когда подруга падала, сильно ударилась головой. Адель пыталась меня убедить, что ехать с Анной это лишнее и вообще ее трогать не нужно, отоспится и дело с концом, но я в категоричной форме дала ей понять, что больше в ее советах не нуждаюсь и последовала за всей процессией к «скорой». За мной почти бесшумно шел месье д’Альбре, а за ним «переводчик» и другие телохранители. Даже с таким сопровождением я дрожала так, что зуб на зуб не попадал.


[1] Нейминг (от англ. to name — называть, давать имя) – процесс разработки названия бренда для компании, товара или услуг.  


http://idavydova.ru/
https://www.facebook.com/inessa.davydoff
https://twitter.com/Dinessa1
https://ok.ru/group53106623119470





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 38
© 05.03.2018 Инесса Давыдова
Свидетельство о публикации: izba-2018-2216362

Метки: роман, любовь, отношения, Верона, любовный роман,
Рубрика произведения: Проза -> Роман












1