21. Март-апрель 1242 года, Бату


Бату уходил со своим воинством из Европы с тяжёлым сердцем.

Ещё бы! В декабре 1241 года его армии наконец-то удалось по замёрзшей реке прорваться в задунайские области. Он разорил Буду, Эстергом, осадил другие венгерские города, послал часть войск в Хорватию преследовать Беллу. И хоть некоторые крепости взять не удалось, это были сущие пустяки. В войне самое главное разбить армию противника, а уж потом приступать к штурму способных только на оборону городов. Для того, чтобы Монгольская империя протянулась от берегов Восточного океана до берегов Западного оставалось расправиться с лоскутной державой Фридриха Гогенштауфена да ещё с двумя-тремя государствами. Бату и его штаб готовились к осуществлению этих предприятий, когда в марте 1242 года пришло оглушающее сообщение о смерти Угедэя, случившееся... три месяца назад. Всё это время от западной армии монголов уход верховного хана в мир иной скрывали якобы для того, чтобы она не утратила боевой дух и продолжала поход. Точно также когда-то от солдат скрыли смерть Чингиса в период осады столицы Тангутского царства, дабы не деморализовывать свои войска и не воодушевлять противника. Но Бату сразу понял: его так долго не оповещали о смерти Угедэя затем, чтобы он не мог вмешаться в борьбу за престол.

Пока он ни о чём не ведал, вдова покойного хана Дорегене сумела сосредоточить власть в своих руках, планируя посадить на место Угедэя своего старшего сына Гуюка! Того самого Гуюка, с которым у него, Бату, смертельная вражда. Остальные дети Дорегене, разумеется, поддержали их. Кроме того, старой ведьме удалось заключить союз с Чагатаидами, видимо пообещав за признание Гуюка ханом что-то очень выгодное. Дорегене уверенно подавила вспыхнувший было мятеж младшего брата Чингиса по имени Тэмугэ, отстранила от управления делами главных советников Угедэя, заменила их верными лично себе людьми и, только укрепив собственные позиции, решилась призвать Чингисидов на курултай для выборов нового хана.

Победа над полуночными народами была так близка, однако царевичи и нойоны заспешили в Монголию, стремясь поучаствовать в перераспределении власти. Бату, утративший статус верховного полководца и снова превратившийся лишь в главу Джучиева улуса, хорошо понимал, что в подобной ситуации ему ни в коем случае нельзя ехать в Каракорум, так как эта поездка может стоить ему жизни. Он решил пока остаться в низовьях Волги.

«Армию, данную Угедэем, у меня так или иначе отобрали, - рассуждал Бату сам с собой. - В моём распоряжении остались лишь полки, которые были сформированы из туркмен, половцев и аланов. Это, конечно, больше, чем имелось до похода и в случае чего ими можно оказывать сопротивление, однако всерьёз бороться против общемонгольского воинства таким количеством представляется мало реальным. Поэтому открыто выступать нужно только в самой критической ситуации. Сейчас лучше вести себя тихо, уклоняться от поездки на берега Онона и пытаться изменить баланс сил в свою пользу исподтишка. В первую очередь следует искать недовольных Гуюком и Дорегене. Хм, интересно, как поживают мои двоюродные братья Тулуиды? Их ведь, кажется, тоже отодвинули в сторону? Напишу-ка я Мэнгу и его матери. Посмотрим, что они ответят...»

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ С ПОНЕДЕЛЬНИКА ПО ПЯТНИЦУ. ПРОИЗВЕДЕНИЕ БУДЕТ ВЫЛОЖЕНО ПОЛНОСТЬЮ





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 25
© 05.03.2018 Вадим Кириленко
Свидетельство о публикации: izba-2018-2216306

Метки: Батыево нашествие, Бату-хан, Западный поход монголов, монголо-татары,
Рубрика произведения: Проза -> История












1