Проданная хартия.


Проданная хартия.
В 2015 году, будучи проездом в Москве, я навестил мать моего старого приятеля, Ирину Александровну Канскую, перед ее отъездом на ПМЖ в Израиль. Мы поговорили об общих знакомых, я просил ее передавать приветы им и сыну, а перед самым моим уходом она неожиданно достала с книжной полки небольшой пакет и вручила его мне со словами: «Пусть это будет напоминать тебе о святой земле».
Тогда я посмотрел содержимое пакета мельком – в него были вложены листочки папируса, испещренные письмом. Такими «артефактами» наполнены лавочки уличных торговцев в Каире и Хайфе, предлагающие любопытным чуть не подлинные рукописи Гомера за умеренную плату. Я поблагодарил, и мы расстались, и я вернулся к «хартиям» только спустя месяц, уже находясь дома.
Листков было пять, размером, примерно, пятнадцать на двадцать сантиметров, они были или хорошо сохранившимися или умеренно состаренными, светло охристого цвета с черными буквами.
Естественно, как любой на моем месте, владеющий «старинными» письменами, я захотел узнать, что это был за язык, и связался со своим хорошим знакомым – Юрием Петровичем Ожеговым, лингвистом, профессором Казанского университета. Тот, едва взглянув на слова, которые я писал ему на экране курсором, объявил мне, что это «койне», и тут же предложил мне продать ему «хартии». Поскольку я не знал, что мне с ними делать, мы условились, я получил деньги, а через месяц, вернувшись из загранкомандировки, Юрий Петрович заехал ко мне и забрал их.
Таким образом, папирусные листы, будучи уже чужой собственностью, целый месяц находились у меня в руках.
Вооружившись учебниками и словарями, которых, благодаря интернету, покупать не нужно, я, удовлетворяя свое праздное любопытство, по мере сил одолел несколько абзацев и получил некое подобие связного текста, но переводить все у меня духу не хватило. Я думал, этим займется мой друг. Но, увы! Недавно получил я известие, что Юрий Петрович скончался, квартира его продана, а вся библиотека или продана или роздана по знакомым. Куда делись хартии, теперь не понятно, да и целы ли.
Именно поэтому я решаюсь опубликовать те кусочки, которые перевел сам, и заранее прошу меня извинить за слог. Впрочем, я рассчитываю больше на интерес исторический, а не литературный.


«Когда же случилось им проходить близ селения Гаффа, вот жители того селения, взяв некого, уличенного в злодеянии, сняв одежды свои, побивали его камнями, как написано в законе. Тогда два ученика Его спросили у тех людей, в чем вина того человека, и побивающие камнями обличили его в грехах многих, ибо был он разбойник, вор и человекоубийца, и много вреда принес, так что даже разорил дом слуги царского, человека весьма богатого и знатного.
Он же не пошел с учениками, но сидел на камне, склонившись и, взяв в руки траву, счищал брение, приставшее к сандалиям его.
Тот же, который был побиваем, оперся на руки свои, ибо был еще жив, и сказал, обращаясь к Нему:
- Господи, грех мой перед тобою, и во всем правда твоя!
И Он поднялся, желая идти, сказал:
- По слову твоему будет тебе.
И еще сказал:
- И брению с подошв праведника не закрыт путь в Царство Небесное.
Так что многие из стоящих слышали это, и говорили меж собою: не взять ли нам и того?
ибо думали, что Он друг тому, которого казнили.
Но Он прошел среди них и удалился.
Когда же ученики возвратились к Нему, то один, именем Симон, спросил, что ждет того человека, ибо тот умер от побоев, и Он ответил:
- Вера его спасла его.
Ученик Его изумились и спросили, разве возможно, нарушившему закон, войти в Царство Небесное, и Он ответил:
- Нарушивший закон, законом и осудится, а врата Царства Небесного открыты всякому дошедшему и стучащему.
Кто из вас, когда друг ваш, придя с дороги, постучит в дверь вашу и попросит воды, чтоб напиться и хлеба, чтоб наесться, скажет ему: «Друг, пойди прежде очисти одежды свои и умой лицо твое, а потом приди, и дам тебе воды, чтоб напиться и хлеба, чтоб наесться». Не дадите ли ему воду и хлеба тотчас? Так и Отец ваш Небесный, который смотрит не на лица и одежды, но знает пути человека.
И еще сказал:
- Сын Человеческий послан не судить, но спасти, сколько можно, и погибающих, чтобы ничего, из того, что дано ему Отцом, не пропало, но пошло в жизнь».

Переведя этот фрагмент, я созвонился с Григорием Александровичем Левитиным – специалистом в области религиоведения, и тот, выслушав, сообщил мне, что текст, несомненно, вариант апокрифа и, скорее всего, подделка. Я сразу же успокоился – значит, папирус не представлял ценности ни исторической, ни церковной, и стал переводить дальше.

«Когда же подходили они к месту именуемому Бен-Мара, встретили людей бегущих оттуда, ибо там открылась язва, и много их погибло. И многие были нагими и без одежд, ибо бежали спешно, и были в страхе великом.
Увидев же Его, обступили, так, что Он не мог идти, и молили избавить их от погибели, и были, как овцы заблудшие.
Он же, сжалившись, повел их к воде, ибо там была река, и опустил перст свой в воду, и тотчас вода стала здоровой, так что пораженные язвой пили ее и омывались и становились здоровыми.
Ученики же Его говорили между собой:
- Сколь велик грех этих людей, что Бог наслал на них язву, не щадя даже и детей.
Но он запретил им строго и сказал:
- Берегитесь искушать Бога, говоря: «зачем это?» и «зачем то?» - не для слепых пути Царства, и не для блудящих во тьме броды. Путь в Царство Небесное с осмотрением дается.
Вот некий правитель города устроил от врагов кругом него стену великую, и окопал стену рвами с водой, и с одной стороны подвел реку, а с другой вбил колья, так что нельзя было въехать в город, кроме как по дороге охраняемой.
Один же купец, придя издалека, не стал ждать утра, но пошел ночью – и он, и лошади его вьючные, и слуги, но не мог видеть пути, и так растерял все во рвах и на кольях.
Когда же сказал он о том правителю, тот отвечал ему:
«Друг, для чего ты выбрал тьму, а не свет? Едущий при свете и рвы обходит, и колья видит».
Итак, просите у Отца вашего света, чтобы видеть правду его и путь его».

Я опять связался с Григорием Александровичем, и тот, выслушав перевод, окончательно подтвердил, что хартия – подделка, и написана явно после третьего века, очевидно, в среде одной из сект гностиков. Это меня обрадовало – значит, я не продешевил! И я продолжил.

«Некто царедворец из Кесарии Филипповой, чью дочь Он вылечил, когда она была при смерти, прислал Ему слугу и с ним золотые украшения и серебро, и там были запястья драгоценные, и кольца в нос, и серьги, и ожерелья витые, и Он велел продать всё и купить нищим хлеба. Когда же ученики Его спросили Его, для чего бы им не оставить часть золота, ибо там было весьма много, Он ответил:
- Берегитесь отягощать себя, не имея силы нести.
Вот орел несет ту добычу, которую могут поднять крылья его, а когда велика добыча, то сидит на ней и уже не дерзает взлететь, и становится подобен ворону.
Тот, кто копит, не себе копит,
И тот, кто тратит, не свое тратит.
Итак, будьте свободны, как птицы летящие, и не отягощайте сердца свои ни золотом, ни кровом, ибо, то держит человека у земли, что хранит он в сердце своем».
Тут, признаться, я стал сомневаться – стоит ли переводить дальше? Призывы к нестяжательству так несовременны в наше время удобных игрушек, но, передохнув, перевел еще один отрывок, последний.
«В том селении была свадьба, куда шел Он с учениками, и, когда подходил, встретило его множество народа с тимпанами, и был среди них жених с друзьями, и были они нарядно одетые, а в доме, где была свадьба, подруги невесты, разукрашенные, предложили им вина с дороги и смокв и лепешек с елеем.
И Он возлег у стола пиршественного, и была радость у всех, и много было юношей и дев прекрасных на свадьбе, и он спросил двух учеников, возлежащих рядом, как думают, войдут ли юные девы и юноши прекрасные в Царство Небесное? И, как те молчали, не зная, что сказать, так ответил: «Был некий хозяин сада, и имел много деревьев с плодами, а иные деревья, отцветя, оставались без плодов. И слуга его пришел и сказал: «Господин, позволь, вырублю у тебя деревья неплодные, и заменю плодными». Но тот сказал: «Подожди, вот придет пора цветения, и я полюбуюсь цветами прекрасными, и надышусь ароматами благовонными, чтобы радость была в сердце моем, а потом вырубишь, ибо быстро проходит цвет, и недолговечна красота».
Истинно говорю вам, красота дочерей и сынов человеческих - радость сердцу чистому. Се, сатана просил меня, дать ему власть, ставить сети для погибающих, уловляя похотью мира сего, но вы будьте чисты, как ветер, что с гор, и легки, как огонь горящий, и блажен, кто радуется творению Божиему – таковых есть Царство Небесное».

Теперь, спустя много времени, я жалею, что не перевел весь текст – может быть, я нашел бы ответы на вопросы: как поступать с лгунами, трусами, тупицами, ворами, лентяями, мотами, блудниками и блудницами, короче, – всеми моими добрыми знакомыми. С другой стороны, поступаю я все равно не так, как учат мудрецы, а применяясь к обстоятельствам времени.







Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 34
© 05.03.2018 Алексей Зубов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2216095

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ












1