Трагедия Польши: Пилсудский-Гитлер-Сталин, ч.79 "Повстанцы поляки, беларусы и литовцы 1800-х годов"


«Трагедия Польши ч. 79 Повстанцы Польши, 1860-е 1»

Ex libris Трагедия Польши в ХХ веке, ч.79 "Повстанцы Польши в 1860-х годах. 1" (в Приложении: 1. Польское восстание 1831-32гг, 2. Восстание 1863г К.Калиновского в Польше и Беларуси, 3. Восстания поляков против царизма, 4. Фельдмаршал И.Ф.Паскевич, 5. Битва при Грохове, Польша 1831г, 6. Бунт в Варшаве, июль 1860г)

"Люди, обладающие литературным даром, не только начитанны,
но и сами стараются многое повидать в жизни.
Иначе как заинтересуешь читателей?..
Любопытство и желание пережить приключения
толкают писателей на невероятные авантюры..."
                              Дм.Кручинин, гл. ред. журнала "Загадки Истории"

   В жарком августе 2002 года, будучи с моим 16-летним сыном Митей в Варшаве (по приглашению пана Яцека Беняка, хозяина компании "Осветленне", месячный оборот $15 млн), мы решили попутешествовать по гостеприимной Варшаве... в классическом милом польском трамвайчике.
   Рядом с одной из станций -- в пригороде польской столицы мы увидели старинную мемориальную доску, гласившую (по памяти): "Здесь в 1832 году проходила линия обороны Варшавы от царских войск". Понимай, варшавяне всё, за века исходившее из России (особенно негатив), помнят до сих пор!
Вот и их Сейм на днях, в День нашей памяти и скорби -- 22 июня (лучше бы 1 сентября, в день нападения Гитлера на Польшу в 1939 году!) принял не вполне цивилизованный закон о как бы исторической "реституции" и сносе памятников "иностранных завоевателей" (понимая Красную Армию 1944 года как подлый инструмент тов.Сталина в подчинении еще не натешившейся с 1918 года незааисимостью панской Польши красному кавказскому советскому сапогу /напомним: Реституция (от лат. restitutio — восстановление, отозвание, возвращение прежних прав и преимуществ).
Забывая при этом о миллионах погибших за свободу Польши российских солдат -- они своей смертью даровали Польше свободу от фашизма, а нынешние политики нынче все это хотят похерить.
Возвращая фашизм в Польшу? (Как он возвращается и в порошенковскую Украину; вспомним, при диктаторе-фашисте Ю.Пилсудском, умер в мае 1935г, Польша уже побыла фашистским государством...)
И что за дела творятся такие? Эти братки-славяне совсем уж "с печи свалились, да все на голову..."?? Поневоле вспомнишь, что "slave" по-английски (да и по-французски то же) означает раб, человек озлобленный и неблагодарный...
На нынешнее решение польского Сейма, конечно же, повлияла историческая память поляков: утробная ненависть к царизму (а заодно и к русским), отнявшему у Польши суверенитет и восточные колонии Польши в 1795 году (Литву и Беларусь -- в результате развала РечьПосполитей и отказа короля Станислава Понятовского от польского трона -- по настоятельной просьбе Екатерины Второй, любовником которой этот смазливый с брестчины беларус был) плюс категорическое несовпадение национальных культур и менталитета поляков и русских, плюс подавление царем польских восстаний 1780-х, 1831-32 и 1863гг...
Столь злобной памяти у поляков на царско-советскую Россию за века накопилось. Понимай, и на нас с вами тоже...
Вот почему в Польше Национальным героем до сих пор является шпион и террорист, католик маршал-беларус Юзек Пилсудский (кстати, приятель нашего вождя Ленина-Бланка -- по его брату Александру, дружившему с Брониславом, родным братом Ю.Пилсудского).
Вот почему этому озлобленному сверх меры (в своей массе) славянско-рабскому народу, увы, уготована нехорошая еще судьба...

Нынче мы с вами проясним кое-какие важные эпизоды из исторического противостояния поляков и русских -- дабы упредить возможные наши будущие несподянки (недоразумения, как и с Украиной): кто владеет исторической (и прочей) информацией -- тот владеет миром.

Итак, статья Дмитрия Митюрина "Варшавская мелодия" (в журнале "Загадки Истории" #11/2017г):

"Как генерал Берг переиграл польских повстанцев"
Польскому восстанию 1863-64гг предшествовал двухлетний период "созревания", сопровождавшийся манифестациями, терактами и тем, что сегодня назвали бы флешмобами... /т.е. польские славянские наши "братки" основательно готовились к восстанию против ненавистного им царизма (царь Николай Первый), создавая атмосферу неугасимого революционного духа, затем столь проявившегося в России в революциях 1905 и 1917гг (шустрые, склонные к католико-иезуитским коварным интригам поляки считались -- и были! -- не менее революционно-энергичной массой, чем даже евреи. -- Вспомним о главном чекисте, Ф.Дзержинском и о других отважных поляках, делавших русскую революцию ради освобождения Польши от ненавистного царизма и уникального восстановления ее государственности в 1918 году, на сходке Антанты в Париже: 123 года спустя развала вожделенной ими РечьПосполитей в 1795 году) -- СК/.

НАКАНУНЕ КРИЗИСА
Возможно, кризиса удалось бы избежать, не усугубляйся ситуация личностным фактором /отнюдь! Поляки -- ребята шибко злопамятные (тем более в деле непростительной утраты польского суверенитета), а потому они могли и ещё 100 лет ждать удобного случая, когда ослабнет царская власть (или могущество СССР, как в начале 1980-х гг), чтобы тут же начать антиправительственные выступления. Спрашивается: кто же держал в Польше руку на пульсе и готовил столь религиозных поляков ко всеобщему бунту? Ответ: католический костел! Так было в 1790-х, и в 1832-33гг, и в 1863-64, и в 1920-30гг на территории сталинской Беларуси, и в 1980-х -- профсоюз "Солидарность" (причём в 1980-х Запад оказывал финансовую поддержку польских бунтовщиков против социализма, используя ватиканские каналы польского костёла! Т.е. повторялась история 1832 и прочих годов -- СК/.
В 1856г ушёл в небытие наместник Царства Польского фельдмаршал Иван Федорович Паскевич /в белорусском Гомеле находилась его усадьба -- в городском парке до сих пор сохранились несколько зданий той эпохи, где нам довелось бывать в 1981-90гг. Беларус Паскевич прекрасно знал специфическую польскую натуру, а потому держал Польшу в ежовых рукавицах -- СК/.
Сменивший его Михаил Дмитриевич Горчаков не мог сравниться с грозным предшественником, и те, кто ратовал за восстановление Речи Посполитой, снова подняли голову /сколько волка ни корми, он все равно в лес смотрит. В 1815г император Александр Первый Благословенный (надо будет нам собраться с мыслями и написать об этом выдающемся царе документальную повесть -- в сравнение к бездарному губителю России Николаю 2 ) даровал полякам Конституцию и достаточно свободную жизнь (в отличие от самой России, где Конституция и свободы появились на сто лет позднее). Но полякам и царской Конституции было мало -- подавай-ка им прежнюю РечьПосполиту плюс прежние польские колонии -- Литву и Беларусь. Губа у поляка не дура, нахаляву прокатиться. И у кого научились? -- догадайтесь с трёх раз...-- СК/.
Первые крупные манифестации прошли 10 июля 1860г, когда жители Варшавы торжественно хоронили вдову генерала Юзефа Совиньскего, погибшего в 1831г при штурме Варшавы войсками Паскевича /может он погиб как раз на том самом месте, где стоит мемориальная доска, что я видел в 2000-м году? -- СК/.
Сразу по окончании церемонии молодежь направилась на православное кладбище осквернять могилы /"добрая" польская традиция, подогреваемая католическим костёлом? По крайней мере, костел мог одним шевеленем своего пальца остановить эту кладбищенскую вакханалию, глумление. Но не остановил! Аналогично кктолики-поляки в 1790-х годах разрушили надгробия на могилах суворовскх солдат на старом православном кладбище в Гродно, что по ул. Антонова (на памятниках выломаны таблички с именами убиенных, на так наз. "Трёх суворовских столбах", цилиндрических памятниках высотой около 2 метров, сложенных из красного кирпича). Выходит, даже столь почитаемое ими Христианство не в силах духовно облагородить польские души, выдавив из них рабское, славянское? Не в коня корм... (Это, кстати, говорит и о скромных возможностях Христиантва как духовного метода) А потому сами поляки -- своим специфическим менталитетом! -- накаркали себе гитлеровский геноцид в 1939-44 годах и очередной -- 4-й раздел Польши между Сталиным и Гитлером в 1939-м? И, судя потому, что и сейчас они глумятся над памятниками российских солдат-освободителей да держат за Национального Героя Польши террориста Ю.Пилсудского -- кара им последует, 5-м переделом Польши??..-- СК/.

Для поддержания траурной атмосферы в домах варшавян, из которых звучала весёлая музыка, били стекла, а модницам, щеголявшим нарядами, резали юбки /вспомним, аналогично молодые поляки подло резали пальто и юбки посетителям еврейских кинотеатров в белорусском городке Слоним (Гродненская обл.) в 1930-х годах, с об"явлением пилсудской Варшавой бойкота евреям (см. "Мемуары" Бориса Данилюка в "Истории Русских": века проходят, а поганые методы у поляков, увы, отаются...-- СК/.
В последующие дни начали сбивать русские вывески, мужчины-поляки надевали конфедератки, русских полицейских варшавяне оскорбляли, а иногда и лупили /а в 1905-06гг банды поляков-террористов род руководством Ю.Пилсудского в Варшаве убивали из револьверов полицейских и русских военных (оружие было куплено на деньги лондонского Ротшильда) -- СК/.
Воспитанники варшавского благородного пансиона требовали изгнать всех русских учеников, и своего добились!
В начале 1861г акции протеста приобрели большую масштабность /вспомним, жесткий император Николай Первый (усмиритель декабристов в декабре 1825г) умер в 1855г, а при нем такие фокусы поляков были немыслимы! - СК/. Одна из них, приуроченная к 30-летию битвы при Грохове в феврале 1831г, переросла в столкновение с войсками. Отряд генерала Заболоцкого открыл огонь, и пятеро горожан были убиты.
После этого толпа явилась к резиденции российского наместника в Королевском замке. В первых рядах стояли женщины и дети /гродненский губернатор Семен Шапиро в 2010-х разгонял женские "Марши пустых кастрюль" в Гродно милицейскими дубинками, увольняя с работы всех замеченных на Советской площади и окрестностях. Гитлер же давил демонстрации в Германии середины 1930-х с помощью нацистов-коричневорубашечников... А вот русские в Варшаве 1861 года до такого варварства еще не доходили -- СК/
Растерявшийся наместник Горчаков разрешил торжественные похороны пяти убитых, фактически дав отмашку к новым выступлениям.
Из воспоминаний современника: "В день похорон на улицах города, в соответствии с секретным предписанием, не было ни одного русского военного. Только небольшая кучка солдат забралась на крышу Ратуши и Арсенала и глядела оттуда на запретный спектакль. Варшавяне показывали на них пальцами и смеялись" /и досмеялись. Прекрасно изучив польскую натуру, Гитлер, так отдрессировал исторически непокорных варшавян в 1939-44 годах, что те боялись высовать носы на улицы. Об остальных новациях фюрера смотри в соответствующих главах "Трагедия Польши ХХ: Пилсудский, Гитлер, Сталин" (как он тотально освобождал лучшие территории Польши от поляков, как лишал Польшу её национальной интеллигенции -- вечную, как и сейчас, рассадницу смуты и прочее...-- СК/,

С этого дня Варшава переменилась. Горожане ходили исключительно в трауре. Стали модными цепочки на шее и руках, как олицетворение царских кандалов. Магазины одежды выставляли в витринах только чёрные костюмы, платья, шляпы.
16 марта Горчаков запретил любые манифестации, не раз"яснив, правда, как будут наказаны нарушители. И 7 апреля варшавяне решили это выяснить. Толпа снова собралась перед Королевским замком. Солдат осыпали насмешками и оскорблениями. Горожане разошлись только вечером с криками "Победа!".
Наутро по Варшаве расклеили указ о том, что участие в манифестациях каралась арестом на срок до 2 лет, а сопротивление полиции тянуло на 15.
Но толпа снова собралась перед замком..."
(Продолжение следует)

Прим. С.Канунникова, 25 июня 2017г

ПРИЛОЖЕНИЯ
Приложение 1

                                         Меж двух восстаний. Королевство Польское и Россия в 30–50-е годы 19 века

В подготовленном коллективном труде впервые в российской историографии рассматривается в целом комплекс проблем, оказавших существенное влияние на взаимоотношения России и Королевства Польского в 30–50-е гг. XIX в. в рамках Российской империи. Значение названного периода определяется польскими восстаниями 1830 и 1863 гг., ставшими его рубежами как по существу, так и хронологически. В центре внимания авторов – перемены в политическом строе Королевства Польского после поражения восстания 1830–1831 гг., польская политика царизма и реакция на нее польского общества, возникновение и развитие освободительного движения в Королевстве Польском и попытки национальных выступлений. Комплекс проблем, исследованных в монографии, включает в себя также вопросы социально-экономического развития Королевства Польского и национальной культуры польского народа. Исследование многогранных российско-польских политических, общественных и культурных связей позволило авторам создать картину внутренней жизни Королевства Польского и показать как роль «польского вопроса» в XIX в. на международной арене с учетом позиции европейских держав и общественного мнения Запада, так и общественно-политическое значение польской «великой эмиграции» и ее различных течений в борьбе за освобождение родины, а также роль польского эмигрантского сообщества в развитии политических и идейных связей с революционным движением в Европе и России.
Артикул:
Наличие: Есть в наличии
Описание
Параметры

Cопутствующие

Польша в ХХ веке. Очерки политической истории
Польша в ХХ веке. Очерки политической истории
650 руб
Полная версия
Интернет магазин издательства "Идрик"
0

Открыть главное меню
Википедия Найти
ПравитьНаблюдать за этой страницейЧитать на другом языке
Польское восстание (1830)
Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 9 июня 2017; проверки требуют 3 правки.
У этого термина существуют и другие значения, см. Польское восстание.
Польское восстание 1830—1831 годов, (в польской историографии — Ноябрьское восстание (польск. Powstanie listopadowe), Русско-польская война 1830—1831 годов (польск. Wojna polsko-rosyjska 1830 i 1831[1])) — национально-освободительное (в польской и советской историографиях) восстание против власти Российской империи на территории Царства Польского, Северо-Западного края и Правобережной Украины. Происходило одновременно с так называемыми «холерными бунтами» в центральной России.

Польское восстание 1830 года
Основной конфликт: Русско-польские войны
Zaleski Capture of the Arsenal in Warsaw.png
Панорама Марцина Залеского Взятие варшавского арсенала.
Дата
17 (29) ноября 1830 — 9 (21) октября 1831
Место
Царство Польское, Северо-Западный край и Правобережная Украина
Причина
Национально-освободительное движение в Польше
Итог
Подавление восстания. Объявление царства Польского частью Российской империи, упразднение сейма и польского войска. Старое административное деление на воеводства было заменено делением на губернии. Распространение на территорию Белоруссии, Литвы и Польши действовавших во всей империи монетной системы, системы мер и весов. (см. Органический статут Царства Польского )
Противники
November Uprising.svg Царство Польское
Flag of Russia.svg Российская империя
Командующие
Иосиф Хлопицкий
Михаил Радзивилл
Ян Скржинецкий
Генрих Дембинский
Казимир Малаховский
Flag of Russia.svg Николай I
Flag of Russia.svg Иван Дибич-Забалканский
Flag of Russia.svg Иван Паскевич
Commons-logo.svg Аудио, фото, видео на Викискладе
; Русско-польские войны
Киевский поход Болеслава I • Киевский поход Болеслава II • Битва на Мозгаве • Битва при Завихосте • Объединение Галицко-Волынского княжества • Краковский поход Льва Даниловича • Галицко-волынское наследство • 1577—1582 (Ливонская) • 1609—1618 • Смоленская война • 1654—1667 • Польское наследство • Барская конфедерация • 1792 • Восстания (Костюшко • 1830 • 1863) • Советско-польская война • Польский поход Красной армии
Польское восстание 1830 года
Сточек • Добре • Калушин (1) • Вавр (1) • Нова Весь • Новогруд • Бялолянка • Грохов • Пулавы • Курув • Вавр (2) • Дембе-Вельке • Калушин (2) • Лив • Доманицы • Игане • Порыцк • Вронов • Казимеж-Дольны • Боремель • Кейданы • Соколув-Подляский • Мариямполь • Куфлев • Минск-Мазовецкий (1) • Ухани • Фирлей • Любартов • Паланга • Йенджеюв • Дашев • Тикоцин • Нур • Остроленка • Райгруд • Граево • Коцк (1) • Будзиска • Лысобыки • Понары • Шавли • Калушин (3) • Минск-Мазовецкий (2) • Илжа • Гневошов • Вильно • Мендзыжец-Подляский • Варшава • Редут Ордона • Редут Совинского • Коцк (2) • Ксенте • Модлин • Замостье
Постановление о детронизации Николая I • Памятник семи генералам • Варшавянка 1831 года • Органический статут Царства Польского • Польские кантонисты • Варшавская цитадель
Награды: Польский Знак Отличия за Военное Достоинство • Медаль «За взятие приступом Варшавы» • Звезда за Настойчивость
Три стихотворения А.С.Пушкина: Перед гробницею святой •, Клеветникам России •, Бородинская годовщина •

Герб Польши с начала восстания
Началось 29 ноября 1830 года и продолжалось до 21 октября 1831 года, под лозунгом восстановления независимой «исторической Речи Посполитой» в границах 1772 года, то есть не только на собственно польских территориях, но и на территориях, населённых белорусами и украинцами, а также литовцами и евреями.

Предыстория Править

После наполеоновских войн по решению Венского конгресса было создано Царство Польское (польск. Kr;lestwo Polskie) — государство в статусе королевства, находившееся в личной унии с Россией. Представляло собой конституционную монархию, управлявшуюся двухгодичным сеймом и королём, которого в Варшаве представлял наместник. В Королевстве имелась своя армия, укомплектованная в значительной степени ветеранами польских легионов, воевавших в период наполеоновских войн на стороне Франции, но непропорционально много было и греко-католиков Царства Польского. Греко-католики активно участвовали в партизанском движении против наполеоновских войск и их союзников из числа римокатоликов во время Отечественной войны 1812 года, и при комплектовании польской армии именно на их лояльность надеялось русское правительство. Тем более, что даже римокатолик Тадеуш Костюшко, чьи мать и сёстры были греко-католиками, поэтому во время Отечественной войны 1812 года выражал симпатии русским. Должность наместника Польши занял соратник Т. Костюшко, дивизионный генерал французской императорской армии Зайончек, а главнокомандующим польской армией стал брат российского императора великий князь Константин Павлович, после смерти Зайончека (1826) ставший также и наместником. Александр I, относившийся к польскому национальному движению с большой симпатией, дал Польше либеральную конституцию, которую, однако, сам же начал нарушать, когда поляки, осуществляя свои права, стали сопротивляться его мероприятиям. Так, второй сейм в 1820 году отклонил законопроект, упразднявший суды присяжных (введённые в Польше Наполеоном); на это Александр заявил, что он, как автор конституции, имеет право быть её единственным толкователем.[источник не указан 1948 дней]
В 1819 году была введена предварительная цензура, которой до сих пор Польша не знала. Созыв третьего сейма долгое время оттягивался: избранный в 1822 году, он был созван только в начале 1825 года. После того, как Калишское воеводство избрало оппозиционера Винценты Немоевского, выборы там были отменены и назначены новые; когда же Калиш вновь избрал Немоевского, он был лишён права избирать вообще, а Немоевский, приехавший чтобы занять своё место в Сейме, был арестован на варшавской заставе. Царским указом была отменена публичность заседаний сейма (кроме первого). В такой ситуации третий сейм беспрекословно принял все законы, представленные ему императором. Последовавшее затем назначение на должность русского наместника, Константина Павловича, встревожило поляков, опасавшихся ужесточения режима.[источник не указан 1948 дней]

С другой стороны, нарушения конституции были не единственной и даже не главной причиной недовольства поляков, тем более что поляки в остальных областях бывшей Речи Посполитой, не подпадали под её действие (хотя и сохранили полное земельное и экономическое главенство). Нарушения конституции накладывались на патриотические чувства, протестовавшие против чужеземной власти над Польшей; кроме того, имели место и великопольские настроения, так как «конгрессовая Польша» (польск. Kongres;wka Kr;lestwo Kongresowe), называемая так поляками — детище Александра I на Венском Конгрессе, бывшее наполеоновское «Герцогство Варшавское» без Познанского края, занимала лишь часть бывшей Речи Посполитой в границах 1772 года, лишь часть этнической Польши и области с населением из русских римокатоликов. Поляки (преимущественно польская шляхта) же, а также шляхта Великого Княжества Литовского, со своей стороны, продолжали мечтать о государстве в границах 1772 года[2], в том числе и в «восьми воеводствах» на территории Литвы, Украины и Беларуси, надеясь на помощь Европы. Сближению шляхты с народом, а также переходу на сторону повстанцев грекокатоликов и русских римокатоликов способствовали установка в Варшаве по инициативе покойного уже Сташица памятника Николаю Копернику, чьи сочинения входили в индекс книг, запрещённых папой римским, и парад, на котором солдат — римокатоликов и грекокатоликов — в день открытия памятника наместник Константин заставил отдавать честь памятнику, что было воспринято как грязное оскорбление имперскими властями России религиозных чувств польского и русского народов Царства Польского.

Патриотическое движение Править

В Виленском университете действовали тайные студенческие общества патриотической молодёжи: филоматов (1817-1823) и филаретов (1820-1823). Тайные общества впоследствии были изобличены полицией, участники подверглись гонениям.

В 1819 году майор Валериан Лукасиньский, князь Яблоновский, полковники Кржижановский и Прондзинский основали Национальное масонское общество, членами которого были около 200 человек, в основном офицеров; после запрета масонских лож в 1820 году оно было преобразовано в глубоко законспирированное Патриотическое общество. Одновременно существовали тайные общества и за пределами конгрессовой Польши: патриотов, друзей, променистов (в Вильне), тамплиеров (на Волыни) и др. Особенно широкую поддержку имело движение среди офицеров. Содействовало движению и католическое духовенство; в стороне от него оставалось лишь крестьянство. Движение было неоднородно по своим социальным целям и разделилось на враждебные партии: аристократическую (с князем Чарторыйским во главе) и демократическую, главой которой считался профессор Лелевель, лидер и кумир университетской молодёжи; её военное крыло впоследствии возглавил подпоручик гвардейских гренадер Пётр Высоцкий, инструктор Школы подхорунжих (военного училища), создавший законспирированную военную организацию уже внутри самого национального движения. Однако их разделяли лишь планы о будущем устройстве Польши, но не о восстании и не о её границах.

Двукратно (во время киевских контрактов) представители Патриотического общества пытались войти в сношения с декабристами, но переговоры не привели ни к чему. Когда заговор декабристов был открыт и была обнаружена связь с ними некоторых поляков, дело о последних было передано Административному совету (правительству), который после двухмесячных совещаний постановил освободить обвиняемых. Надежды поляков немало оживились после объявления Россией войны Турции (1828). Обсуждались планы выступления, ввиду того, что основные силы России были задействованы на Балканах; возражение состояло в том, что такое выступление может помешать освобождению Греции. Пётр Высоцкий, как раз тогда создавший своё общество, вошёл в сношения с членами других партий и назначил сроком восстания конец марта 1829 года, когда, по слухам, должно было состояться коронование императора Николая I короной Польши. Было решено убить Николая, причём Высоцкий вызвался лично осуществить акцию. Коронация, однако, состоялась благополучно (в мае 1829 года); план не был осуществлён.

Подготовка восстания Править

Июльская революция 1830 года во Франции привела польских националистов в крайнее возбуждение. 12 августа состоялось собрание, на котором обсуждался вопрос о немедленном выступлении; выступление однако было решено отсрочить, так как следовало склонить на свою сторону кого-нибудь из высокопоставленных военных. В конце концов заговорщикам удалось склонить на свою сторону генералов Хлопицкого, Станислава Потоцкого, Круковецкого и Шембека. Движение охватило почти всех армейских офицеров, шляхту, женщин, ремесленные цехи, студенчество. Был принят план Высоцкого, по которому сигналом для восстания должно было послужить убийство Константина Павловича и захват казарм русских войск. Выступление было назначено на 26 октября.

В первых числах октября на улицах были расклеены прокламации; появилось объявление, что Бельведерский дворец в Варшаве (местопребывание великого князя Константина Павловича, бывшего наместником Польши) с нового года отдаётся внаймы. Но великий князь был предупреждён об опасности своей женой-полькой (княгиней Лович) и не выходил из Бельведера.

Последней каплей для поляков явился манифест Николая по поводу бельгийской революции, после чего поляки увидели, что их армия предназначена быть авангардом в походе против восставших бельгийцев. Восстание было окончательно назначено на 29 ноября. У заговорщиков было 10 000 солдат против примерно 7000 русских, из которых однако многие были уроженцами бывших польских областей.

«Ноябрьская ночь» Править

С наступлением вечера 29 ноября вооружённые студенты собрались в Лазенковском лесу, а в казармах вооружались полки. В 6 часов вечера Пётр Высоцкий вошёл в казарму подхорунжих и воскликнул: «Братья, час свободы пробил!», ему отвечали: «Да здравствует Польша!». Высоцкий во главе ста пятидесяти подхорунжих напал на казарму гвардейских улан, тогда как 14 заговорщиков двинулись к Бельведеру. Однако, когда они ворвались во дворец, обер-полицмейстер Любовицкий поднял тревогу и Константин Павлович успел бежать и спрятаться. Впрочем, эта неудача не оказала влияния на дальнейший ход событий, так как Константин, вместо того чтобы организовать с помощью наличных сил энергичный отпор восставшим, проявлял полную пассивность.

Нападение Петра Высоцкого на казарму улан также провалилось, однако вскоре к нему пришли на подмогу 2000 студентов и толпа рабочих. Восставшие убили шестерых польских генералов, сохранявших верность царю (включая военного министра Гауке). Был взят арсенал. Русские полки были окружены в своих казармах и, не получая ниоткуда приказов, деморализованы. Большинство польских полков колебалось, сдерживаемое своими командирами (командир гвардейских конных егерей Жимирский даже сумел заставить свой полк вести боевые действия против повстанцев в Краковском предместье, а затем с полком присоединился к Константину, ночью покинувшему Варшаву). Константин вызвал к себе русские полки, и к двум часам ночи Варшава была очищена от русских войск. После этого восстание разом охватило всю Польшу.

Константин, объясняя свою пассивность, говорил: «Я не хочу участвовать в этой польской драке», имея в виду, что происходящее — конфликт исключительно между поляками и их королём Николаем. Впоследствии, во время войны, он даже демонстративно проявлял пропольские симпатии. С ним начали переговоры представители польского правительства (Административного совета), в результате чего Константин обязался отпустить бывшие при нём польские войска, не призывать к себе войск Литовского корпуса и уйти за Вислу. Поляки, со своей стороны, обещали не тревожить его и снабдить припасами. Константин не просто ушёл за Вислу, а вовсе покинул Царство Польское — крепости Модлин и Замостье были сданы полякам, и территорию Царства Польского покинули войска Российской Империи.

Организация правительства Править

Николай I сообщает гвардии о восстании в Польше
На следующий день после начала восстания, 30 ноября, собрался Административный совет, бывший в растерянности: в своём воззвании он определил переворот как событие «столь же прискорбное, сколь и неожиданное», и пытавшийся делать вид, что управляет от имени Николая. «Николай, король Польский, ведёт войну с Николаем, императором всероссийским» — так охарактеризовал обстановку министр финансов Ф. Любецкий. В тот же день образовался Патриотический клуб, потребовавший чистки совета. В результате ряд министров был изгнан и заменён новыми: Владиславом Островским, генералом К. Малаховским и профессором Лелевелем. Генерал Хлопицкий был назначен главнокомандующим.

Сразу же обозначились резкие разногласия между правым и левым крылом движения. Левые склонны были рассматривать польское движение как часть общеевропейского освободительного движения и были связаны с демократическими кругами во Франции, совершившими Июльскую революцию; они мечтали об общенародном восстании и войне против всех трёх монархий, разделивших Польшу, в союзе с революционной Францией. Правые были склонны искать компромисс с Николаем на основе конституции 1815 года. При этом, впрочем, в необходимости возвращения «восьми воеводств» (Литвы и Руси) они также не сомневались. Переворот организовали левые, но по мере присоединения к нему элиты влияние переходило на сторону правых. Правым был и генерал Хлопицкий, назначенный главнокомандующим армии. Впрочем, он пользовался влиянием и среди левых, как соратник Костюшко и Домбровского.

4 декабря было сформировано Временное правительство из 7 членов, включая Лелевеля и Юлиана Немцевича. Возглавил совет князь Адам Чарторыйский — таким образом, власть перешла к правым. Наиболее деятельных левых лидеров, Заливского и Высоцкого, Хлопицкий удалил из Варшавы, первого — для организации восстания в Литве, второго — капитаном в армию. Он даже пытался отдать под суд подхорунжих. 5 декабря Хлопицкий обвинил правительство в пустых разглагольствованиях и попустительстве насилиям клубов, и провозгласил себя диктатором. При этом он выразил намерение «управлять именем конституционного короля», который как раз тогда (17 декабря) издал манифест к полякам, клеймивший бунтовщиков и их «гнусное предательство», и объявил о мобилизации армии. Сейм, состоявший в большинстве своём из левых, отнял у Хлопицкого диктатуру, однако затем, под давлением общественного мнения (Хлопицкий был крайне популярен, и в нём видели спасителя Польши), вернул её, после чего Хлопицкий добился приостановления заседаний сейма. В Петербург были посланы делегаты (депутаты Л. Любицкий и И. Езерский) для переговоров с русским правительством. Польские условия сводились к следующему: возвращение «восьми воеводств»; соблюдение конституции; вотирование налогов палатами; соблюдение гарантий свободы и гласности; гласность заседаний сейма; охрана королевства исключительно собственными войсками. За исключением первого, эти требования были в рамках Венской конвенции 1815 года, гарантировавшей конституционные права Польши. Николай, однако, не обещал ничего, кроме амнистии. Когда 25 января 1831 года вернувшийся Езерский сообщил об этом сейму, последним немедленно был принят акт о низложении Николая и запрете представителям династии Романовых занимать польский престол. Ещё раньше, под впечатлением первых известий о военных приготовлениях России, сейм опять отнял диктатуру у Хлопицкого (который, отлично понимая, что Европа Польшу не поддержит и восстание обречено, категорически настаивал на компромиссе с Николаем). Сейм был готов оставить ему командование, но Хлопицкий отказался и от него, заявив, что намерен служить только простым солдатом. 20 января командование было поручено князю Радзивиллу, совершенно лишённому военного опыта. С этого момента, исход польского восстания должно было решить единоборство русского и польского оружия.

В руки мятежников попал Варшавский монетный двор. На нём в 1831 году выпустили 164 тысячи польских дукатов, т.н. «лобанчиков» (копий дукатов Утрехта), которые пошли на закупку вооружения. Отличие польских монет 1831 года от петербургских заключается в наличии около головы рыцаря одноглавого орла вместо кадуцея[3].

Военные действия Править

Начало военных действий. Грохов Править

Низложение русских знамён после битвы около Вавра в 1831 году
К ноябрю 1830 года польская армия состояла из 23.800 пехотинцев, 6.800 кавалеристов, при 108 орудиях. В результате активных мероприятий правительства (набор рекрутов, зачисление добровольцев, создание отрядов косиньеров, вооружённых поставленных торчком на древко косами) в марте 1831 года армия имела 57.924 человека пехоты, 18.272 кавалерии и 3000 волонтёров — всего 79.000 человек при 158 орудиях. В сентябре, к концу восстания, армия насчитывала 80.821 человек. Это почти равнялось выставленной против Польши русской армии. Тем не менее, качество состава армии сильно уступало русскому: в основном это были недавно призванные и неопытные солдаты, в массе которых растворялись ветераны. Особенно уступала польская армия русской в кавалерии и артиллерии.

Для русского правительства польское восстание было неожиданностью: русская армия была расположена частью в западных, частью во внутренних губерниях и имела мирную организацию. Численность всех войск, которые предполагалось употребить против поляков, доходила до 183 тыс. (не считая 13 казачьих полков), но для сосредоточения их требовалось 3—4 месяца. Главнокомандующим назначен был граф Дибич-Забалканский, а начальником полевого штаба — граф Толь. К началу 1831 года поляки имели совершенно готовыми около 55 тыс.; с русской же стороны один лишь барон Розен, командир 6-го (Литовского) корпуса, мог сосредоточить около 45 тыс. в Брест-Литовске и Белостоке. Благоприятным моментом для наступательных действий Хлопицкий по политическим соображениям не воспользовался, а расположил свои главные силы войск эшелонами по дорогам из Ковна и Брест-Литовска к Варшаве. Отдельные отряды Серавского и Дверницкого стояли между реками Вислой и Пилицей; отряд Козаковского наблюдал Верхнюю Вислу; Дзеконский формировал новые полки в Радоме; в самой Варшаве было под ружьём до 4 тыс. национальной гвардии. Место Хлопицкого во главе армии занял князь Радзивилл.

Сражение при Грохове 13 февраля 1831 года. Богдан Виллевальде (1850)
К февралю 1831 года сила русской армии возросла до 125,5 тысяч. Надеясь окончить войну сразу, нанеся противнику решительный удар, Дибич не обратил должного внимания на обеспечение войск продовольствием, особенно на надёжное устройство перевозочной части, и это вскоре отозвалось для русских крупными затруднениями.

5—6 февраля (24—25 января по старому стилю) главные силы русской армии (I, VI пехотный и III резервный кавалерийский корпуса) несколькими колоннами вступили в пределы Царства Польского, направляясь в пространство между Бугом и Наревом. 5-й резервный кавалерийский корпус Крейца должен был занять Люблинское воеводство, перейти за Вислу, прекратить начавшиеся там вооружения и отвлечь внимание противника. Движение некоторых русских колонн к Августову и Ломже заставило поляков выдвинуть две дивизии к Пултуску и Сероцку, что вполне соответствовало планам Дибича — разрезать неприятельскую армию и разбить её по частям. Неожиданно наступившая распутица изменила положение дел. Движение русской армии (достигшей 8 февраля линии Чижев — Замбров — Ломжа) в принятом направлении признано было невозможным, так как пришлось бы втянуться в лесисто-болотистую полосу между Бугом и Наревом. Вследствие этого Дибич перешёл Буг у Нура (11 февраля) и двинулся на Брестскую дорогу, против правого крыла поляков. Так как при этой перемене крайняя правая колонна, князя Шаховского, двигавшаяся к Ломже от Августова, слишком отдалялась от главных сил, то ей предоставлена была полная свобода действий. 14 февраля произошло сражение при Сточеке, где генерал Гейсмар с бригадой конноегерей был разбит отрядом Дверницкого. Это первое сражение войны, оказавшееся удачным для поляков, чрезвычайно подняло их дух. Польская армия заняла позицию при Грохове, прикрывая подступы к Варшаве. 19 февраля (7 февраля по старому стилю) началась первая битва — битва при Грохове: 25-я дивизия VI корпуса атаковала поляков, но была отбита, потеряв 1620 человек. Основное сражение между русской армией (72 тыс.) и польскими войсками (56 тыс.) состоялось 25 февраля; поляки, потерявшие к тому времени командующего (Хлопицкий был ранен), оставили позицию и отступили к Варшаве. В этой битве серьёзные потери понесли обе стороны: поляки потеряли 10 тысяч человек против 8 тысяч русских (по другим данным 12 000 против 9400).

Дибич под Варшавой Править
На другой день после боя поляки заняли и вооружили укрепления Праги, атаковать которые можно было лишь при помощи осадных средств — а их у Дибича не было. На место доказавшего свою неспособность князя Радзивилла главнокомандующим польской армией назначен был генерал Скржинецкий. Барон Крейц переправился через Вислу у Пулав и двинулся по направлению к Варшаве, но встречен был отрядом Дверницкого и принужден отступить за Вислу, а затем отошёл к Люблину, который по недоразумению был очищен русскими войсками. Дибич оставил действия против Варшавы, приказал войскам отступить и расположил их на зимние квартиры по деревням: генерал Гейсмар расположился в Вавре, Розен — в Дембе-Вельке. Скржинецкий вступил в переговоры с Дибичем, оставшиеся впрочем безуспешными. С другой стороны, сейм принял решение послать войска в другие части Польши для поднятия восстания: корпус Дверницкого — в Подолию и Волынь, корпус Серавского — в Люблинское воеводство. 3 марта Дверницкий (около 6,5 тыс. человек при 12 орудиях) переправился через Вислу у Пулав, опрокинул встреченные им мелкие русские отряды и направился через Красностав на Войславице. Дибич, получив известие о движении Дверницкого, силы которого в донесениях были очень преувеличены, выслал к Вепржу 3-й резервный кавалерийский корпус и Литовскую гренадерскую бригаду, а потом ещё усилил этот отряд, поручив начальство над ним графу Толю. Узнав о его приближении, Дверницкий укрылся в крепости Замостье.

Контрнаступление поляков Править

Партизанский отряд Эмилии Плятер, 1831 года
В первых числах марта Висла очистилась от льда, и Дибич начал приготовления к переправе, пунктом для которой намечен был Тырчин. При этом Гейсмар оставался в Вавре, Розен — в Дембе-Вельке, для наблюдения за поляками. Со своей стороны, начальник польского главного штаба Прондзинский разработал план разгрома русской армии по частям, пока части Гейсмара и Розена не соединились с главной армией, и предложил его Скржинецкому. Скржинецкий, потратив две недели на размышление, принял его. В ночь на 31 марта 40-тысячная армия поляков скрытно перешла через мост, соединявший Варшаву с варшавской Прагой, напала у Вавра на Гейсмара и рассеяла менее чем в течение часа, взяв два знамени, две пушки и 2000 человек пленными. Затем поляки направились к Дембе-Вельке и атаковали Розена. Его левый фланг был совершенно уничтожен блестящей атакой польской кавалерии, предводительствуемой Скржинецким; правый сумел отступить; сам Розен едва не попал в плен; 1 апреля поляки настигли его у Калушина и отняли два знамени. Медлительность Скржинецкого, которого Прондзинский тщетно уговаривал немедленно напасть на Дибича, привела к тому, что Розен успел получить сильные подкрепления. Тем не менее, 10 апреля при Игане Розен был вновь разбит, потеряв 1000 человек выбывшими из строя и 2000 пленными. Всего в этой кампании русская армия потеряла 16.000 человек, 10 знамён и 30 пушек. Розен отступил за реку Костржин; поляки остановились у Калушина. Известие об этих событиях сорвали поход Дибича на Варшаву, заставив его предпринять обратное движение. 11 апреля он вступил в город Седльце и соединился с Розеном.

Начало движения в Литве и на Волыни Править
В то время, как под Варшавой шли регулярные бои, на Волыни в Подолии и Литве (с Белоруссией) разворачивалась партизанская война.

Подготовка и начало выступлений в Литве Править
Уже 1 декабре 1830 года российские власти установили военное положение в Виленской, Гродненской и Минской губерниях и в Белостокском округе.Тем не менее,в конце 1830 года в уездах началась подготовка к восстанию,которой руководил Центральный Комитет. С русской стороны в Литве находилась лишь одна слабая дивизия (3200 чел.) в Вильне; гарнизоны в прочих городах были ничтожны и состояли преимущественно из инвалидных команд. Вследствие этого направлены были Дибичем в Литву необходимые подкрепления.В марте 1831 года повстанцы начали захватывать города.В частности,26 марта они захватили город Расиены и отразили первые попытки выбить их[4].

Виленская губерния. Кампания по захвату Вильно Править
В Виленской губернии мятежники установили контроль над всеми деревнями и городами,кроме Вильно,Каунаса и Видз. Главной целью повстанцев был город Вильно (столица ВКЛ)[5]. Желая прервать связь между ним и Россией,мятежники захватили город Ошмяны,но уже 14 апреля российские войска во главе с полковником Верзилиным освободили город,убив всех местных жителей и повстанцев из отдела Стельницкого. Тем не менее,16 апреля отряд Залусского предпринял наступление на Вильно,но был разбит российскими войсками во главе с Верзилиным. Далее российские войска стали наступать из Вильно, освобождая Виленскую губернию от повстанцев. Уже в мае мятежники потеряли контроль над большей частью губернии и были вынуждены вернуться к партизанской войне[4]. В июне в окрестностях Вильно принимал участие в схватках против царских войск отряд Эмилии Плятер.

Минская и Гродненская губернии Править
В Минской губернии началась партизанская война[6]. Для подавления мятежа,в губернию был направлен 2-й Тептерский казачий полк. В Гродненской губернии повстанцы из отряда Красковского собрались в Беловежской пуще.17 мая российский полковник Сарабия (направленный генералом ну Рузену) захватил лагерь мятежников.Однако,узнав,что в это же время повстанцы уничтожили поезд,следовавший из Бреста в Скидель,решил отступить.В Беловежскую пущу был направлен отдел генерала Линдена,но 24 марта он был разбит отрядом Хлаповского,пришедшего из Польши.Далее Хлаповский двинулся на север,пуская регулярную армию по ложным направлениям и соединяясь с мелкими отрядами мятежников,Хлаповский дошёл до Лиды. Капитан Комарницкий с 2 ротами отступил из Лиды, но был задержан в открытом поле конницей Хлаповского и после небольшого сопротивления сложил оружие. В это время из Жирмуны к Лиде выступил отдел полковника Гаферланда, который прибыл туда после поражения Комарницкого. Хлаповский начал бой с ним,заставил его перейти к обороне,а затем отступил и продолжил двигаться,избегая крупных боёв.Однако вскоре повстанческий генерал Антоний Гелгуд переправился через Неман далеко от Вильно (около Гелгуцишак) и потребовал, чтобы Хлаповский со своими войсками шёл к нему,что тот и сделал[4].

Боевые действия на Волыни Править
Между тем отряд Серавского, находившийся на левом берегу Верхней Вислы, переправился на правый берег; Крейц нанёс ему поражение и принудил отступить в Казимерж. Дверницкий, с своей стороны, выступил из Замостья и успел проникнуть в пределы Волыни, но там был встречен русским отрядом Ридигера и после боёв у Боремля и Люлинской корчмы вынужден был уйти в Австрию, где войска его были обезоружены.

Бой у Остроленки Править
Основная статья: Сражение под Остроленкой

Сражение под Остроленкой
Устроив продовольственную часть и приняв меры к охранению тыла, Дибич 24 апреля снова начал наступление, но скоро остановился для подготовки к выполнению нового плана действий, указанного ему Николаем I. 9 мая отряд Хршановского, двинутый на помощь Дверницкому, был близ Любартова атакован Крейцем, но успел отступить в Замостье. В то же время Дибичу было донесено, что Скржинецкий намерен 12 мая атаковать левый фланг русских и направиться на Седлец. Для упреждения противника Дибич сам двинулся вперёд и оттеснил поляков до Янова, а на другой день узнал, что они отступили к самой Праге. Во время 4-недельного пребывания русской армии у Седлеца под влиянием бездействия и дурных гигиенических условий в её среде быстро развилась холера, в апреле было уже около 5 тыс. больных.

Между тем Скржинецкий поставил своей целью атаковать гвардию, которая под командованием генерала Бистрома и великого князя Михаила Павловича была расположена между Бугом и Наревом, в деревнях вокруг Остроленки. Силы её насчитывали 27 тысяч человек, и Скржинецкий стремился не допустить её соединения с Дибичем. Выслав 8 тыс. человек к Седльце с целью остановить и задержать Дибича, он сам с 40 тысячами двинулся против гвардии. Великий князь и Бистром начали спешное отступление. В интервал между гвардией и Дибичем был выслан отряд Хлаповского для подания помощи литовским повстанцам. Немедленно атаковать гвардию Скржинецкий не решился, а счёл нужным сначала овладеть Остроленкой, занятой отрядом Сакена, чтобы обеспечить себе путь отступления. 18 мая он двинулся туда с одной дивизией, но Сакен уже успел отступить на Ломжу. Для преследования его направлена была дивизия Гелгуда, которая, двинувшись к Мясткову, очутилась почти в тылу у гвардии. Так как в это же время Лубенский занял Нур, то великий князь Михаил Павлович 31 мая отступил на Белосток и расположился у деревни Жолтки, за Наревом. Попытки поляков форсировать переправы на этой реке не имели успеха. Между тем Дибич долго не верил наступлению неприятеля против гвардии и убедился в том, лишь получив известие о занятии Нура сильным польским отрядом.

12 мая русский авангард вытеснил из Нура отряд Лубенского, который отступил к Замброву и соединился с главными силами поляков. Скржинецкий, узнав о приближении Дибича, стал поспешно отступать, преследуемый русскими войсками. 26 мая последовал горячий бой под Остроленкой; польская армия имевшая 48 тыс. человек против 53 тыс. русских, была разбита[7].

На военном совете, собранном Скржинецким, решено было отступить к Варшаве, а Гелгуду дано было приказание идти в Литву для поддержки тамошних повстанцев. 20 мая русская армия была расположена между Пултуском, Голыминым и Маковом. На соединение с ней приказано было идти корпусу Крейца и войскам, оставленным на Брестском шоссе; в Люблинское воеводство вступили войска Ридигера. Между тем, Николай I, раздражённый затягиванием войны, послал к Дибичу графа Орлова с предложением подать в отставку. «Я сделаю это завтра» — заявил Дибич 9 июня. На следующий день он заболел холерой и вскоре скончался. Начальство над армией впредь до назначения нового главнокомандующего принял граф Толь.

Подавление движения в Литве и Волыни Править
Между тем отряд Гелгуда (до 12 тыс.) прошёл в Литву, и силы его по соединении с Хлаповским и отрядами повстанцев возросли почти вдвое. Остен-Сакен отступил к Вильне, где численность русских войск по прибытии подкреплений также дошла до 24 тысяч.

7 июня, «в Троицын день», А. Гелгуд атаковал расположенные «в 7 верстах от Вильны по Трокскому тракту на Понарах» русские войска (Волынский гвардейский полк под командованием Д. Д. Куруты), но был разбит и, преследуемый частями русской резервной армии, должен был уйти в прусские пределы. Из всех польских войск, вторгшихся в Литву, один лишь отряд Дембинского (3800 чел.) сумел возвратиться в Польшу.

На Волыни восстание тоже потерпело полную неудачу и совершенно прекратилось после того, как большой отряд (около 5,5 тыс.), предводимый Колышко, был разбит войсками генерала Рота под Дашевым, а затем у деревни Майданек. Главная польская армия после сражения при Остроленке собралась у Праги. После продолжительного бездействия Скржинецкий решился оперировать одновременно против Ридигера в Люблинском воеводстве и против Крейца, находившегося ещё у Седльца; но когда 5 июня граф Толь произвёл демонстрацию переправы через Буг между Сероцком и Зегржем, то Скржинецкий отозвал назад высланные им отряды.

Движение Паскевича на Варшаву Править

Портрет Ивана Фёдоровича Паскевича. Франц Крюгер (1834)
25 июня новый главнокомандующий, граф Паскевич, прибыл к главной русской армии, силы которой в это время доходили до 50 тыс.; кроме того, ожидалось прибытие на Брестскую дорогу отряда ген. Муравьёва (14 тыс.). Поляки к этому времени стянули около Варшавы до 40 тыс. чел. Для усиления средств борьбы с русскими войсками объявлено было поголовное ополчение; но мера эта не дала ожидавшихся результатов. Пунктом переправы через Вислу Паскевичем избран был Осек, близ прусской границы. Скржинецкий хотя и знал о движении Паскевича, но ограничился высылкой вслед за ним части своих войск, да и ту скоро вернул, решившись двинуться против отряда, оставленного на Брестском шоссе для демонстрации против Праги и Модлина. 1 июля началось устройство мостов у Осека, а между 4-м и 8-м совершилась самая переправа русской армии. Между тем Скржинецкий, не сумев уничтожить стоявшего на Брестской дороге отряда Головина, отвлекшего на себя значительные силы, возвратился в Варшаву и, уступая общественному мнению, решился выступить со всеми силами к Сохачеву и там дать русской армии сражение. Рекогносцировка, произведённая 3 августа, показала, что русская армия находится уже у Ловича. Опасаясь, чтобы Паскевич не достиг Варшавы прямым движением на Болимов, Скржинецкий 4 августа направился к этому пункту и занял Неборов. 5 августа поляки были оттеснены за реку Равку. В таком положении обе армии оставались до середины месяца. За это время Скржинецкий был сменён, и на его место временно назначен Дембинский, отодвинувший свои войска к Варшаве.

Мятеж в Варшаве Править
Известия о поражениях армии вызвали волнения среди населения Варшавы. Первый мятеж возник 20 июня, при известии о поражении, которое потерпел генерал Антоний Янковский; под давлением толпы, власти приказали арестовать Янковского, его зятя генерала Бутковского, ещё несколько генералов и полковников, камергера Феншау (служившего шпионом у Константина) и жену русского генерала Базунова. Арестованные были помещены в Королевский Замок.

При известии о переходе русской армии через Вислу, волнения вспыхнули вновь. Скржинецкий подал в отставку, и Варшава осталась без власти. 15 августа толпа ворвалась в Замок и убила содержавшихся там арестантов (включая генеральшу Базунову), а затем стала избивать и убивать арестантов по тюрьмам (всего было убито 33 человека). На следующий день генерал Круковецкий объявил себя комендантом города, рассеял толпу с помощью войск, закрыл помещение Патриотического общества и начал следствие. Правительство подало в отставку. Сейм назначил главнокомандующим Дембинского, но затем сменил и его по обвинению в диктаторских поползновениях и вновь назначил Круковецкого, который повесил четверых участников беспорядков.

Осада Варшавы Править
19 августа началось обложение Варшавы. Со стороны Воли против города были расположены главные силы русской армии, со стороны Праги — корпус Розена, которому Паскевич приказал попытаться овладеть Прагой с помощью внезапного нападения. Дембинский был заменён Малаховским. В польском лагере был созван военный совет, на котором Круковецкий предложил дать перед Волей битву всеми наличными силами, Уминский — ограничиться защитой города, Дембинский — прорываться в Литву. Было принято предложение Уминского. Одновременно конный отряд Лубенского с 3000 человек был послан в Плоцкое воеводство, чтобы собрать там запасы и угрожать мостам у Осека, а корпус Раморино с 20 000 — на левый берег против Розена.

С русской стороны генерал Ридигер, находившийся в Люблинском воеводстве, 6-7 августа переправился со своим отрядом (до 12,5 тыс., при 42 орудиях) через Верхнюю Вислу, занял Радом и для подкрепления главных сил 30 августа выслал к Надаржину 10-ю пехотную дивизию. По присоединении к русской главной армии подкреплений силы её возросли до 86 тыс.; в польских войсках, оборонявших Варшаву, считалось до 35 тыс. В то же время Раморино оттеснил Розена к Бресту (31 августа), но, получив двукратное приказание не удаляться от Варшавы, отошёл к Мендзыржецу, а Розен, следуя за ним, занял Белу.

Штурм Варшавы Править

Взятие укрепления Воля. Картина Ораса Верне.
С запада Варшава была защищена двумя линиями укреплений: первая представляла собой ряд редутов в 600 метрах от городского рва, тянувшихся от укреплённого предместья Чисте до деревни Мокотов; вторая, в километре от первой — опиралась на форт Воля и укреплённую деревню Раковец. Первую линию защищал Генрих Дембинский, вторую — Юзеф Бем. Граф Ян Круковецкий, видя опасность положения, вступил в переговоры с Паскевичем. Последний предложил некоторые гарантии и амнистию, которая не распространялась, однако, на поляков «восьми воеводств». Наоборот, Круковецкий по-прежнему выставлял требование возвращения Литвы и Руси, заявив, что поляки «взялись за оружие для завоевания независимости в тех границах, которые некогда отделяли их от России».

Всего в его распоряжении было 50 000 человек, из них 15 000 национальной гвардии; Паскевич имел 78 000 при 400 орудиях.

На рассвете 6 сентября после интенсивного артиллерийского обстрела русская пехота пошла в атаку и взяла в штыки редуты первой линии. Дольше всех сопротивлялась Воля, командир которой, генерал Совинский, на предложение сдаться ответил: «Одно из ваших ядер оторвало мне ногу под Бородиным, и я теперь не могу сделать ни шага назад». Он был убит в ожесточённом штурме; Высоцкий был ранен и попал в плен. Дембинский и Круковецкий предприняли вылазку, пытаясь вернуть первую линию, но были отбиты. Паскевич устроил свою ставку в Воле, и на протяжении ночи бомбардировал вторую линию; польская артиллерия отвечала слабо, за нехваткой зарядов.

7 сентября в 3 часа утра в Волю явился Прондзинский с письмом Круковецкого, в котором содержалось изъявление покорности «законному государю». Но когда Паскевич потребовал безусловного подчинения, Прондзинский заявил, что это слишком унизительно и он не имеет на то полномочий от сейма. В Варшаве собрался сейм, который однако обрушился на Круковецкого и правительство с обвинениями в измене. В половине второго Паскевич возобновил бомбардировку. Русская армия, построившись тремя колоннами, начала приступ. Штыковая контратака поляков была отбита картечью.

В 4 часа русские войска с музыкой атаковали укрепления и взяли их. Сам Паскевич был при этом ранен в руку. После этого вновь явился Прондзинский с письмом Круковецкого, заявившего, что получил полномочия на подписание капитуляции. Паскевич послал в Варшаву генерал-адъютанта Ф. Ф. Берга, который наконец и принял капитуляцию у Круковецкого. Однако сейм не утвердил её, предложив другие условия. Круковецкий вышел из членов правительства и, пользуясь тем, что капитуляция не была утверждена, вывел за Вислу 32.000 человек армии, сказав депутатам: «спасайте Варшаву — мое дело спасти армию». Утром 8 сентября войска Российской армии вступили в Варшаву через открытые ворота, и Паскевич написал царю: «Варшава у ног Вашего Величества».

18 октября 1831 года генерал от инфантерии князь Иван Леонтьевич Шаховский был награждён орденом Святого Георгия 2-го класса № 90: "За штурм Варшавы 26-го августа 1831 года". За преследование неприятеля до прусской границы ему был также вручён орден Святого Владимира 1-й степени.

Окончание войны Править

Остатки армии Круковецкого отступили к Плоцку. Узнав, что польская армия отвергла капитуляцию, Паскевич выслал для переговоров в Модлин Берга, с тем чтобы дать время Розену и Ридигеру покончить с Раморино и Рожнецким. Раморино вопреки приказанию Малаховского присоединиться к главной польской армии ушёл за Верхнюю Вислу, войсками Ридигера был оттеснён в Галицию и сдался австрийцам. Рожнецкий отступил в вольный город Краков; остатки основной армии в 20 000 человек под начальством Рыбинского к началу октября перешли в Пруссию и там были разоружены. Оставались только гарнизоны Модлина и Замостья, всего около 10 тыс. человек. Модлин сдался 8 октября, Замостье — 21 октября.

"Месть народа". Экспедиция Юзефа Заливского (1833) Править

Юзеф Заливский в Париже представил Польскому народному комитету И. Лелевеля план восстания, опиравшегося на простое население. Небольшие отряды эмигрантов, вооружённые в австрийской Галиции и прусском Познаньском княжестве, должны были проникнуть на польские и литовско-белорусские земли и, провозглашая там свободу и равенство, склонить крестьян и горожан к всеобщему восстанию. Над каждыми двумя поветами (уездами) примет командование окружной начальник, над воеводством или губернией — начальник воеводства, а верховная власть над всеми будет в руках Юзефа Заливского. Все это предприятие получила название «Месть народа». Народный комитет под руководством Иоахима Лелевеля одобрил план партизанского похода. Леонард Ходзько, который входил в состав руководства комитета в Париже, поддержал подготовку вооружённой экспедиции полковника Юзефа Заливского в Царство Польское. Преследуемый посольством России в Париже, по требованию французских властей Ходзько был вынужден покинуть столицу Франции и отправился в Великобританию.

Начало восстания было назначено на 19 марта 1833 года. Несколько сот эмигрантов пробрались через Германию в польские земли, отошедшие к Австрии и Пруссии, находя приют в шляхетских усадьбах. Ю. Заливский, прибывший первым в Галицию, подбирал командиров повстанцев, собирал деньги и оружие. 19 марта 1833 года он с группой всего лишь 8 человек перешёл польскую границу под Сандомиром и направился к Люблину. Переходя от деревни к деревне, Заливский убедился, что призывы к революции не встречают отклика, что народ, не забывший поражния Ноябрьского восстания, не желает нападать на русске войска. Преследуемый казаками, Юзеф Заливский отступил на галицкую территорию, где и был арестован австрийцами.

Известный участник восстания Михаил Волович, под влиянием Юзефа Заливского, решил принять участие в его военном рейде на территорию Белоруссии и Литвы. Планировалось, что западноевропейские карбонарии окажут им помощь. По решениюЮзефа Заливского Михаил Волович должен был создать и возглавить партизанский отряд в Слонимско-Новогрудском округе.19 марта 1833 года постанцы перешли российскую границу и начали действовать на Слонимщине и Гродненщине. В отряд М. Воловича вступили окрестные крестьяне из Поречья, Острова и Бардашов. Чтобы добыть деньги, мятежники напали на почту. Волович запланировал взять штурмом тюрьму в Слониме с тем, чтобы освобождённые заключённые присоединились к повстанцам. Но такие действия встревожили власти. Гродненский губернатор М. Н. Муравьев-Виленский приказал окружить повстанческий отряд над Щарой. Михаил Волович пытался покончить жизнь самоубийством, но пистолет дал осечку. Повстанцы были взяты в плен. Всего по Гродненщине было арестовано более 150 человек. На допросе Волович свидетельствовал, что «хотел использовать предполагаемое восстание, чтобы осуществить свои намерения и освободить крестьян».

11 июня 1833 года в Гродно начался судебный процесс. Рядом с Воловичем на скамье подсудимых сидели 10 крестьян. Волович был приговорён к смертной казни через четвертование, однако князь Долгоруков смягчил приговор. Михаила Воловича повесили в Гродно 2 августа 1833 года. Остальные повстанцы были сосланы в Сибирь — на каторжные работы, в арестантские роты и на поселение.

Итоги восстания Править

26 февраля 1832 года — явился в свет «Органический статут», согласно которому Польское Царство объявлялось частью России, упразднились сейм и польское войско. Старое административное деление на воеводства было заменено делением на губернии. Фактически это означало принятие курса на превращение Царства Польского в русскую провинцию — на территорию Королевства распространялись действовавшие во всей России монетная система, система мер и весов.
В международных отношениях важными составляющими европейского общественного мнения стали полонофильство и русофобия[8]:
В 1831 году тысячи польских повстанцев и членов их семей, спасаясь от преследований властей Российской империи, бежали за пределы Царства Польского. Они осели в разных странах Европы, вызывая сочувствие в обществе, которое оказывало соответствующее давление на правительства и парламенты. Именно польские эмигранты постарались создать России крайне неприглядный образ душителя свобод и очага деспотизма, угрожающего «цивилизованной Европе». Полонофильство и русофобия с начала 1830-х годов стали важными составляющими европейского общественного мнения.
— Пётр Черкасов
После подавления восстания российские власти начали политику ослабления польско-католического влияния на восточнославянское население западных окраин Российской империи. Это повлекло за собой принудительный роспуск греко-католической церкви в западных губерниях и переход местных общин в православие (см. Полоцкий церковный собор 1839 года). Усиление этой политики последовало за польским восстанием 1863 года.
Отражение восстания в мировой культуре

См. также

Примечания

Ссылки

Литература

Последняя правка сделана 7 дней назад участником Gipoza
Википедия

Содержание доступно по лицензии CC BY-SA 3.0 (если не указано иное).
КонфиденциальностьСтационарный

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

ВОССТАНИЕ 1863—1864 ГОДОВ В ПОЛЬШЕ, БЕЛОРУССИИ И ЛИТВЕ

В конце XVIII в. территорию Польши дважды делили между собой царская Россия, Пруссия и Австрия. После поражения восстания 1794 г. под руководством Тадеуша Костюшко произошел третий раздел польских земель. Польский народ был лишен независимости, польское государство больше не существовало. В 1815 г. после нового передела большая часть польских земель попала под власть царской России.

Не раз поднимались на борьбу за национальное освобождение польские патриоты, но терпели неудачи. Более десяти месяцев длилось восстание 1830—1831 гг., но и оно было подавлено царскими войсками, а на Польшу обрушились новые репрессии. Была отменена конституция 1815 г., которая, оставляла Польше некоторое самоуправление и не препятствовала развитию польской культуры. Были закрыты высшие учебные заведения, где преподавание велось на польском языке, сокращалось число школ. Царское правительство запрещало издание произведений выдающихся польских писателей: Адама Мицкевича, Юлиуша Словацкого, талантливого ученого-патриота Иоахима Лелевеля, — асами они, как и великий композитор Фредерик Шопен и другие деятели польской культуры, были вынуждены из-за преследований царизма долгие годы жить на чужбине.

Все попытки добиться национального освобождения были безуспешными, пока большая часть польского народа оставалась в стороне от борьбы. Шляхта (дворянство), поднимавшая восстания, стремилась лишь к восстановлению Польского государства, но не думала об интересах народа. Между тем большинство народа — крепостное крестьянство — жило в страшной нужде, не имело своей земли и отрабатывало тяжелую барщину на ту же шляхту. Поэтому крестьяне ненавидели шляхту, не верили ей и не хотели подниматься на борьбу по ее призыву.

Это поняли польские революционные демократы. Они пришли к выводу, что бороться надо одновременно против царизма и против своих помещиков, за национальное освобождение и за уничтожение крепостничества. Только тогда на борьбу поднимется крестьянство и она будет успешной. Союзника в этой борьбе революционные демократы видели в трудовом народе России, также страдавшем от гнета царизма.

После поражения царизма в Крымской войне и во время проведения реформы 1861 г. Россия была охвачена сильными крестьянскими волнениями. Герцен и Чернышевский собирали вокруг себя лучших людей России и хотели поднять народное восстание.

Всколыхнулась и Польша. В 1861 г. в Варшаве и других польских городах происходили демонстрации протеста против национального гнета. В деревнях крестьяне отказывались работать на барщине, требовали свободы к земли. Царское правительство обратилось к своему обычному средству — устрашению. В деревни были направлены карательные отряды, в городах расстреливали безоружных демонстрантов. 8 апреля 1861 г. в Варшаве во время зверской расправы с демонстрантами было убито и ранено несколько сот человек. Кровавые репрессии убедили народ, что свободу можно завоевать только вооруженной борьбой. В Польше возникла тайная организация, она начала готовить национально-освободительное восстание.

Варшавские расстрелы глубоко возмутили честных русских людей. Среди русских офицеров в войсках, находившихся в Польше, возникла революционная организация, которой руководил молодой офицер Андрей Афанасьевич Потебня. Вместе со своими товарищами он жадно читал «Колокол» (см. стр. 457), на страницах которого Герцен доказывал, что стремление польского народа к освобождению справедливо, что освобождение Польши от гнета царизма послужит делу освобождения и русского народа и что в борьбе против самодержавия должны сплотиться все угнетаемые им народы.

Небольшая группа офицеров-революционеров начала агитацию среди русских солдат, стремясь воплотить в жизнь призывы Герцена.

Весной 1862 г. царские власти арестовали нескольких членов организации. Арестованные держались перед судом с мужеством и достоинством. «Вы писали это?» — спросил судья одного из арестованных, поручика Арнгольдта, предъявляя захваченный революционный документ. «Да, я, но не успел его закончить», — ответил тот, беря перо и подписывая свое имя. По приговору, утвержденному царским наместником, Арнгольдт и еще два революционера были казнены. А на следующий день после утверждения приговора в Варшаве среди бела дня Андрей Потебня в упор выстрелил в наместника и тяжело его ранил. Никто не попытался задержать отважного революционера — так велика была ненависть к царским властям.

В это же время в России в близком общении с вождем русских революционеров Чернышевским формировались стойкие борцы за свободную Польшу. Во главе тайной организации офицеров — слушателей военных академий в Петербурге, в которую входили и поляки, и русские, стоял Сигизмунд Сераковский. Еще юношей Сераковский по приказу Николая I в 1848 г. был отдан в солдаты за попытку бежать за границу: он хотел принять участие в революционном движении, охватившем тогда многие страны Европы. Тяжелую солдатскую службу Сераковский отбывал в Оренбургском корпусе в закаспийских степях. Сюда годом ранее был сослан великий украинский поэт Тарас Григорьевич Шевченко. Восемь долгих лет прошло, прежде чем, получив офицерский чин, Сераковский смог вернуться в Петербург. Будучи офицером генерального штаба, он всю свою неукротимую энергию и талант отдавал борьбе за отмену телесных наказаний в армии, унижавших и калечивших солдат. Деятельность Сераковского и поддерживавшей его передовой русской общественности сыграла большую роль в избавлении русского солдата от шпицрутенов.

Близкий друг Чернышевского и Герцена, Сераковский пропагандировал их идеи среди офицеров, готовил командиров для будущей вооруженной борьбы против царизма. Его ближайшим сподвижником был Ярослав Домбровский, впоследствии генерал Парижской коммуны (см. стр. 471).

В 1862 г. представители Центрального национального комитета, руководившего польской повстанческой организацией, вели переговоры с издателями «Колокола» Герценом и Огаревым в Лондоне и с центральным комитетом русской революционной организации «Земля и воля» в Петербурге. Между польскими и русскими революционерами был заключен союз против общего врага — русского царизма — во имя освобождения крестьян и свободы народов.

Между тем царские власти расправились с крестьянскими выступлениями в России. В 1862 г. был арестован Чернышевский и его ближайшие сподвижники. Вслед за тем царизм решил одним ударом покончить с польским освободительным движением. Было объявлено о рекрутском наборе в Королевстве Польском, который проводился не по жребию, как обычно, а по заранее составленным спискам, куда была внесена революционно настроенная молодежь. Революционеры были поставлены перед выбором: или потерять в результате набора самые лучшие и организованные силы будущего восстания, или же выступить немедленно, не завершив подготовки к восстанию и почти не обеспечив себя оружием.

Польские революционеры решили вступить в неравный бой. В ночь с 22 на 23 января 1863 г. началось восстание. Одновременно Центральный национальный комитет, объявивший себя национальным правительством (по-польски — Жонд Народовый), издал декреты о наделении крестьян землей и об отмене феодальных повинностей. Вооруженные чаще всего охотничьими ружьями, пиками и косами, повстанческие отряды вели партизанскую борьбу, наносили неожиданные удары по небольшим группам царских войск, принуждая их стягиваться в крупные города и оставлять во власти повстанцев значительную часть территории. В самой Варшаве действовал подпольный Жонд Народовый. Ему, а не царскому наместнику подчинялись жители Варшавы.

Вслед за поляками весной 1863 г. на борьбу против царизма поднялись Литва и Белоруссия, назревало восстание на Украине. Русские революционеры — союзники борющегося польского народа — готовили восстание в Поволжье и Приуралье, этой подготовкой руководила сильная казанская революционная организация. Центральный комитет «Земли и воли» издал воззвание, начинавшееся словами: «Льется польская кровь, льется русская кровь… Отчего же и для чего она льется?..» Воззвание призывало к освобождению Польши от гнета царизма.

Восстание в Литве и Белоруссии имело общерусское значение. В случае успеха оно могло распространиться на восток, сливаясь с крестьянскими волнениями в России. В Литву и Белоруссию направилось большинство офицеров — членов Петербургской военной организации во главе с Сераковским.

Одним из руководителей восстания в Белоруссии и Литве был ученик Чернышевского белорус Константин Калиновский. Он начал издавать подпольную газету «Мужицкая правда» на белорусском языке. Калиновский был первым, кто обратился к белорусским крестьянам с правдивым словом о том, как положить конец их вековой неволе и угнетению. Листки «Мужицкой правды» тайно передавались из рук в руки, из деревни в деревню.

Восстание 1863 г. добилось первых, еще непрочных успехов. Но у восставших, кроме царизма, был еще один, особенно опасный, скрытый враг — польские помещики и крупная буржуазия. Их называли «белыми». Тех же, кто смело и решительно выступал против царизма за национальное освобождение Польши, называли «красными». «Белые» были не прочь использовать недовольство народа в своих интересах и добиться у царя некоторых уступок для себя, но они были испуганы тем, что восстание все разгоралось, и решили взять руководство в свой руки. Уже к апрелю 1863 г. во главе восстания в Польше и в Литве оказались «белые».

Больше всего «белые» боялись превращения восстания в общенародное революционное движение. Поэтому они, вопреки декретам, перестали наделять крестьян землей, отсылали из отрядов приходивших туда крестьян-добровольцев. В то же время «белые» враждебно относились к русскому народу и русским революционерам. Они считали, что освобождение Польше принесет не народная борьба, а военная помощь Франции и Англии.

Шли месяцы. В лесах и болотах гибли тысячи повстанцев, царизм накапливал силы, а иностранные правительства не приходили на помощь Польше. Подорвав внутренние силы восстания, погубив дело народа, «белые» осенью 1863 г. отошли от движения.

Между тем царизм жестоким террором стремился сломить восстание. В Литве и Белоруссии власть была передана генералу М. Н. Муравьеву, которого современники прозвали «вешателем». В боях и на эшафоте гибли лучшие борцы В июне 1863 г. был казнен захваченный раненым в плен Сераковский. Калиновского царские ищейки разыскивали по всему краю, а он в это время давал указания повстанцам, находясь в Вильно, буквально рядом с муравьевским дворцом. Выданный предателем, Калиновский мужественно встретил смерть. На эшафоте при чтении приговора, начинавшегося словами: «Дворянин Калиновский…» — он крикнул находящемуся на площади народу: «У нас нет дворян, все равны!» Белорусский народ навсегда сохранил память о Кастусе Калиновском.

В рядах повстанцев сражались сотни русских. Еще в марте 1863 г. погиб в бою, руководя атакой вооруженных косами польских крестьян, Андрей Потебня. Немало русских возглавляло повстанческие отряды.

С большим сочувствием к справедливой борьбе польского народа следили за восстанием трудящиеся зарубежных стран. В поддержку этой борьбы выступали великие вожди пролетариата Маркс и Энгельс. Английские и французские рабочие в знак солидарности с восставшими устраивали митинги, положившие начало Международному товариществу рабочих — I Интернационалу (см. стр. 389).

Поняв предательскую политику «белых», польские революционеры осенью 1863 г. повели борьбу за привлечение народных масс, вновь начали осуществлять декреты о наделении крестьян землей. Но силы были уже истощены. Весной 1864 г. после 15 месяцев тяжелой борьбы восстание было подавлено.

Тысячи погибших, тысячи сосланных — тяжкая расплата за восстание. Но восстание послужило серьезным уроком для революционеров, для народа. В годы первой русской революции польские трудящиеся боролись плечом к плечу с рабочим классом и трудящимися всей России. В братском союзе с народами Советской страны польский трудовой народ завоевал свою свободу и строит социализм. С гордостью произносят трудящиеся свободной Польши имена героев 1863 года. И мы, советские люди, чтим память Сераковского, Потебни, Калиновского и других отважных революционеров.

Восстание в Кандеевке В пореформенной деревне
.
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

ПРИРОДА И ЛЮДИ
К путешественникам
Земля как планета и на карте
Строение Земли
Суша
Водная оболочка Земли
Воздушная оболочка Земли
Почвы и растительность Земли
Животный мир земного шара
Население земного шара
СССР на карте мира
ИССЛЕДОВАТЕЛИ ЗЕМЛИ
Старинные землепроходцы и мореплаватели
Эпоха великих географических открытий
Географические открытия XVIII в.
Исследования XIX и XX вв.
Завоевание высоких широт
Юные географы, краеведы, путешественники
ИССЛЕДОВАНИЯ СЕВЕРНОГО ПОЛЮСА
Первые путешествия
Исследования Северного полюса в XVII веке
Исследования Северного полюса в XVIII веке
Исследования Северного полюса в XIX веке
Исследования Северного полюса в XX веке
Результаты исследований Арктики
ЗЕМНАЯ КОРА И НЕДРА ЗЕМЛИ
Что изучает геология
Что происходит в недрах Земли
Какие силы действуют на поверхности Земли
В лаборатории природы
Сокровища недр Земли
Биография Земли
Как работают геологи
Из истории зарубежной геологии
Из истории отечественной геологии
АТМОСФЕРА ЗЕМЛИ
Строение земной атмосферы
Лучи солнца
Световые явления в атмосфере
Погода и ее предсказание
Арктика и Африка
Погода и климат
Творения ветра на земле
Ветер, волны и наводнения
Энергия ветра
Роль и значение атмосферы
Человек и воздух
Микробы в воздухе
Богатство недр воздушного океана
МИР НЕБЕСНЫХ ТЕЛ
Введение в астрономию
Как развивалась наука о вселенной
Что мы знаем о вселенной
Как астрономия помогает человеку
Выдающиеся астрономы
Первое знакомство с небом
РАСТЕНИЯ И ЖИВОТНЫЕ
Наука о жизни
Растения в природе
Культурные растения
Мир невидимых существ
Животные в природе
Животные в народном хозяйстве
Выдающиеся биологи
В помощь юному натуралисту
ТЕХНИКА
Машина — основа современной техники
Энергия — движущая сила техники
Как добывают полезные ископаемые
Химическая промышленность
Как делают одежду и продукты питания
Машины в сельском хозяйстве
Как люди строят
Техника транспорта
Техника на службе науки и искусства
ЧЕЛОВЕК
О человеке
Происхождение человека
Человеческий организм
Психическая жизнь человека
Нравственный мир
Физическая культура
Ученые — борцы за жизнь человека
ИЗ ИСТОРИИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА
Древний мир
Античный мир
Средние века
Наша Родина в средние века
Новое время
Наша Родина в новое время
XIX век
XX век
НАША СОВЕТСКАЯ РОДИНА
Приветствие Н. С. Хрущева
Победа Октября
Социалистическое отечество в опасности
Путь социализма
Великое испытание
Новый подъем
Мы идем в коммунизм
Шестая часть мира
Государство трудящихся
Наше народное хозяйство
Наука и культура свободного народа
На просторах Родины
ЗАРУБЕЖНЫЕ СТРАНЫ
Новая эра в истории человечества
Европа
Азия
Африка
Америка
Австралия. Океания
Антарктика
ЛИТЕРАТУРА И ИСКУССТВО
Художественная литература
Зарубежная литература
Русская литература
Литература начала XIX в.
Литература конца XIX в.
Литература народов СССР
Советская литература
Советская детская литература
Зарубежное искусство
Искусство Древнего Египта
Русское искусство
Советское искусство
Музыка
Театр
Цирк
Кино
АРХИВЫ

Июнь 2017
Май 2017
СТАТИСТИКА СПАМА

Akismet заблокировал
2 спамеров





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 84
© 05.03.2018 Сергей Канунников
Свидетельство о публикации: izba-2018-2216061

Рубрика произведения: Разное -> Научная литература











1