Мои веселые соседи


Мои веселые соседи.
Воскресный день, семь часов утра. Разбудил меня тихий стук в дверь. Уж как не хотелось мне так рано вставать в единственный выходной, но стук в дверь начал усиливаться и, чтобы не проснулись мои домочадцы, натянув трикошку, вышел на крыльцо. Морозное декабрьское утро, над крышами домов только начал появляться розовый рассвет.
- Здравствуй, соседушко! Извиняй уж, что так рано разбудила, – ласковым голоском начала свой разговор соседка Анфиса. По этой ласковости сразу понял – что-то ей надо от меня.
- Кабанчика завали, пожалуйста, с ружьишка своего, уж будь добр, не откажи.
- Ладно, - говорю - сейчас, только лицо хоть сполосну да оденусь потеплее. Минут через десять, прихватив свою тозовку, пару пулевых патронов и охотничий нож, в сопровождении Анфисы зашел в сараюшку с кабанчиком.
Ничего себе «кабанчик» - в углу сарайки чесал зад об стену боров метра полтора в длину и весом не менее полутора центнеров. И тут только я вспомнил, что соседка – то работает на свинарнике в леспромхозе, а грех будет, работая на таком месте, своего «кабанчика» обижать да голодом морить.
- Выводи, Анфиса, своего кабанчика из сарайки, а то если я его здесь завалю, вам его не вытащить отсюда.
- Да не выйдет он, я уже пыталась сегодня. Доходит до порога за тазиком – дальше не идет, хоть ты запинай его проклятого. Вали здесь возле порога.
Ну, мое дело маленькое – здесь, значит здесь. Через минуту заказ был выполнен, кабанчик был подготовлен к транспортировке. Вытерев нож о клочок сена и разрядив ружье, я вышел из сарайки, и направился было домой.
- Сосед, а ты куда? – окликнула меня Анфиса.
- Домой, куда же еще?
- А кто кабанчика разделывать будет? Мой-то алкаш принял еще час назад полстакана и отрубился, сейчас до обеда, это точно, не оклемается.
- Так вроде не подписывался я на это? Ты, Анфиса, попросила завалить, ну я и завалил, а разделывать уж сама как-нибудь давай. Вон Аркаша пусть разделывает – киваю я на ее соседа, с которым у нее смежные квартиры.
- Да не умею я, всегда на подхвате участвовал, а ты все же охотник, да и опыт у тебя есть – начал выкручиваться Аркаша.
Пока препирались, а время-то идет. Декабрьский день короткий, пока Фисин мужик оклемается – тут и затемнеет. Стоит Фиса, молча, вот-вот гляди заплачет. Жалко мне её стало, а самому тоже так неохота возиться с такой тушей, это день улетит, только в путь. Да и если сказать по-честному, я тоже всегда на подхвате был, когда поросят убирали, потому и браться не хотелось.
- Ладно – говорю – соседка, только ради уважения к тебе соглашаюсь, но кусок мяса килограммов пять с тебя. Лампы-то хоть есть?
- Есть, есть, заправлены и опробованы. Мой вчера их наладил. А у меня и банька затоплена, водичка уж греется, сейчас еще Агнию позову, вчетвером все побыстрее – с радостью в голосе затараторила соседка.
Сходил я домой, унес ружье, пока Фиса с Аркашей разжигали лампы. Веревками вытащили вчетвером борова из сарайки, уложили на старую дверь. Лампы ладные Николай приготовил, пламя ровное, гудят, как и подобает хорошей лампе. Мы с Аркашей на лампах, Фиса с Агнией на подхвате – где ножичком поскребут опаленную щетину, где веничком сметут ее с двери. Процесс, как говорится, пошел полным ходом. А морозец знатный, градусов под двадцать давит, не меньше. Бегают мои соседки по очереди в баньку греться, да и Аркаша пару раз греться ходил, да воду горячую проверить. И что-то смутное сомнение меня терзать начало – смотрю, вся бригада моя потихоньку веселеть начала, шутки прибаутки посыпались, спотыкаются на ходу, пошатываться начали. Дай-ка думаю и я в баньку схожу, посмотрю с чего это они такие мерзливые да веселые стали. Захожу в баньку: тепло, над колодой парок вьется, и запашок стоит – ну явно не вениками пахнет, а хорошей русской сахарной брагой. Заглянул за печку – точно: стоит родимая во фляге, и на крышке ковшик расположен. Почерпнул ковшик для пробы – хороша! ничего не скажешь, дрожжами не пахнет и сладость не чувствуется. Созрела, значит, хоть сейчас гони. Вот зачем оказывается соседи мои, помощнички, так часто греться бегали.
- Слушаем сюда внимательно – еще ковшик браги, и вылью я ее на землю. Закончим с кабанчиком – хоть упейтесь. Вопросы? Вопросов нет.
Зачернили борова, накрыли старыми скатертями, облили кипяточком – устроили ему последнюю и единственную баню. Соскоблили один бок, перевернули, второй таким же макаром обработали. На спину его положили, поленьями закрепили, чтоб не завалился. Помощники протрезвели малехо, суетятся – видать не терпится им к фляге возвернуться, да и морозец шевелиться заставляет. Разделал я кабанчика, ливер в тазики сложили, требуху в ванну. Вроде пора на куски тушу порубать, да только не спешу я – потерял почки борова, два раза требуху перебрал – ну нет почек, хоть матерись, хоть ругайся. Но молчу, виду не подаю. «Да черт с ними с почками, - думаю - все равно никто не заметил, скажу потом, что собаки слямзили», а их на самом деле крутится рядом пара штук – я им копыта да писуна с хвостом скормил. Короче так и порешил. Разрубил тушу на «порционные» куски. И что вы думаете – наткнулся на эти «утерянные» почки. Они в слое жира на стенках брюха оказывается «затаились». С умным видом, как будто ни в чем не бывало, вырезал их и лично отнес к остальному ливеру. Отрубил себе вознаграждение из грудинки с сахарными ребрышками. Стаскали мы хором тушу на веранду, разложили на заранее постеленные на полу клеенки.
К этому времени, как чуял окончание процесса, вылез на свежий морозец Фисин сожитель Николаша – морда пропитая, небритый, глаза опухшие как у того борова.
- Может и его за компанию осмолим, пока лампы не остыли – спрашиваю Фису.
- Не, - говорит – не надо. Где я еще такое чудо найду?
- Ну, смотри, – говорю – тебе ведь жить, маяться.
Сходил я с соседями моими веселыми в баньку – уж больно бражка мне понравилась, еще когда пробу снимал. Пока пару ковшиков приголубил, смотрю уж и стемнело. Взял я свой гонорар, да и пошел домой. Через пару часов выйдя на крылечко, услышал я заливистый смех из бани соседской и понял, что поминки по кабанчику закончатся только с окончанием содержимого той фляги из-за печки.





Рейтинг работы: 2
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 33
© 05.03.2018 Валерий Павлович
Свидетельство о публикации: izba-2018-2215960

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Поэтическая Мэрилин.       05.03.2018   18:40:50
Отзыв:   положительный
Понравилось! Жаль кабанчика, но жить-то и есть надо.










1