Трагедия Польши ХХ в: Пилс-Гитлер-Сталин, ч.67 "Советский террор в Гродно в 1939-41гг. Польское правительство на чужбине


«Трагедия Польши ч. 67 Террор в Гродно 1939-41гг»

Ex libris Трагедия Польши: Пилсудский-Гитлер-Сталин, часть 67 "Террор в Гродно в 1939-41гг" (в Приложении: 1. Битва при Нарвике, Норвегия, 2. 1940г: битва за Францию, 3. Битва при Тобруке, 1941г, 4. Еврейское происхождение Леха Валенсы, агента КГБ?, 5. Слуцкое восстание против советской власти, 6. Поляки хотят создать фильм о захвате Гродно в 1939г Красной Армией, а беларусы эту тему активно обсуждают в Интернете)

"Каждый народ имеет того
правителя, которого заслуживает:
Беларусь -- Лукашенко, Украина --
Вальцмана-Порошенко и Гройсмана,
Россия -- Путина, США -- б.Обаму, а
Польша -- Пилсудского..."
                                 Народная мудрость

" Справедливость -- это хребет
процветающего государства!"
                     Кодекс законов "Правда Русская"

"Ничто так численно не умножает
батальоны, как успех"
                                           Nаполеон

"В тех, кто себя обесславил,
напрасно искать людей неустрашимых"
                                                               N

"Человеческий дух не созрел ещё для
того, чтобы управляющие люди
делали то, что ДОЛЖНЫ делать, а
управляемые -- то, что ХОТЯТ"
                                                    N

"Когда целый свет устраивается посредством штыков /США -- СК/,
это вполне логично. Здравый смысл тогда не в справедливости,
а в силе!"
                                                             Наполеон Бонапарт
                                                                     "Максимы узника о.Св.Елены"

             Продолжим вникать в тернистую эпопею истории Польши в вИдении пани профессорши Анны Дылонговой (Hanna Dyla′gowa "Historia POLSKI 1795-1990", Люблин, 2000г -- 288 стр):

с.172 -- "3. Правительство и войско польское на чужбине. Ситуация международная Польши

С пересечением границы 18 сентября 1939г президент Польши, правительство и главнокомандующий /маршал Рыдз-Смиглы -- СК/ тут же были интернированы румынскими властями /а тов.Сталин (вспомним) напал на Польшу утром 17.09.1939г, сразу же по выезду правящей верхушки Польши из Варшавы -- мол, правительство покинуло столицу, страна обезглавлена, значит в ней могут начаться беспорядки, а потому СССР вводит в Польшу войска во имя устранения очагов анархии в Европе! Было бы желание, а повод всегда найдётся, как и хомут на шею, труженика...-- СК/. Они были признаны большинством стран как наиболее организованная в эмиграции польская наивысшая власть.
И президент Польши Игнаций Мосьцицкий наконец передал свою президентскую власть пребывавшему во Франции Владиславу Рачкевичу, который тут же создал правительство во главе с генералом Владиславом Сикорским в качестве премьера. И новое правительство Польши пообещало, что будет продолжать битву с / вчерашним другом -- СК/ Гитлером на стороне Англии и Франции.
Во Францию прибывали тысячи польских солдат и офицеров, в основном из Румынии и Венгрии, где было максимум интернированных поляков. К вновь организующемуся войску польскому присоединялись и поляки-эмигранты, долгое время уже проживавшие во Франции. К июню 1940г польская армия насчитывала уже 84 тысячи человек /9 дивизий -- СК/.
В Англии сохранились отдельные польские военные корабли, которым удалось убежать от немцев в сентябре 1939г.
В апреле 1940г польские отряды приняли участие в битве с немцами при Narwik в Норвегии /ещё Наполеон отмечал, что храбрые поляки в его армия сражались как львы, усеяв своими славянскими костями всю Европу -- СК/. Несмотря на завоевание города Нарвик, понадобилось все же его отдать немцам, а войскам коалиции отступить. При инвазии-вторжении фюрера во Францию и её капитуляции в июне 1940г /Гитлер за месяц разобрался и с Францией, своими танками обойдя все. её оборонительные хваленые сооружения типа непреодолимой линии Мажино -- СК/, польской армии пришлось эвакуироваться ещё дальше -- в Англию /предварительно оставив в Европе мощную польскую агентуру, резиденция которой находилась в Барселоне (руководил ею, если не ошибаюсь, пан Ковальский, большой враг тов.Сталина; достаточно подробную характеристику того пана-резидента см. в последних документах "Секреты польской политики") -- СК/. По приглашению властей Англии нашли там убежище и высшие власти Речьпосполитей Польской.
Правительство Польши на чужбине с самого начала осуществляло надзор (сначала из Франции, а потом и Англии /используя свою обширную агентуру -- СК/ за политической жизнью и эмиграции, и в самой Польше /захваченной немцами и советами -- СК/...
В Великобритании началось очередное восстановление войска польского. В воздушной битве за Англию (август -- октябрь 1940г) уже приняли участие и эскадрильи польских летчиков (они удачно участвовали в обороне Англии, а затем и в налетах на Германию). Поляки уничтожили около 15% самолетов немецких асов Геринга (от всего количества, уничтоженных ВВС англичан самолетов немцев). С августа по октябрь 1941г Добровольческая бригада польских стрельцов карпатских участвовала в битве при Тобруке..."

Польскую тему 1939-1940гг продолжит на примере белорусского уже Гродно доктор Ян Ежы Милевский (Белосток, Польша, статья "Меж свастикой и красной звездой", в книге "Гародня Х-ХХ вв -- Гродно: Гродненская библиотека, 2014г -- 524 стр.):

"...В обильном католическими монастырями Гродно Первые советы ещё не развернули тотальную политику атэизации. Хотя новые власти уже и мешали отправлению религиозных служб, однако священники разных конфессий репрессиям ещё не подвергались /с варварской инициативой массово расстреливать поляков (как неисправимых врагов России) ещё в 1939г выступил перед Сталиным Лаврентий Берия. К тому же экс-семинарист тов.Сталин был прекрасно осведомлен о настроениях в клерикальных кругах, и православных, и католических (знал наш вождь и об активнейшем участии польских католических священников как в подзуживании белорусской молодежи к борьбе с русскими во время восстаний 1831-32 и 1863гг, так и об эксцессах в межвоенный период 1920-30гг: разоблачение Кремлем польских многочисленных диверсантов и подпольщиков на Украине и в Беларуси -- Могилев и другие места, об этом мы писали и в работе о тов.Сталине, и в данном цикле -- по агентурным документам из книги "Секреты польской политики 1935-45гг").
Забегая вперёд скажем: и в конце 1970-х годов польский костел активно проявил себя в подпольной антисоветской деятельности, проводя подрывную работу в соцлагере -- например по религиозным своим каналам финансируя польскую "Солидарность", экстремистов. Кстати, с приближением НАТО к западным границам Беларуси (а от Гродно до польской границы всего-то 15 км) гродненские поляки так же нынче несколько приподняли "забрало" -- в надежде на скорое отторжение Гродно к Польше?? Но совершенно без влияния на это "приподнимание польских голов" гродненских костёлов и ксендзов, известных некоторой склонностью к иезуитизму ??..-- СК/.
Даже сталинский "Союз воинствующих безбожников" в Гродно припозднился с началом своей деятельности. Но были введены чрезвычайно высокие налоги на об"екты культа, а различные церковные институции подверглись конфискации собственности; кроме того, категорически запрещалась их внерелегиозная деятельность /просветительская, благотворительная... -- СК/.
Большая часть гродненской гоноровой общественности не согласилась с новой ситуацией в Гродно /и от"еме Первыми советами веками выстраданной ими польской власти -- СК/ и начала активную подпольную деятельность. Уже в октябре 1939г на улицах появились антисоветские листовки, а молодые жители (в основном ученики гимназии, студенты и младшие офицеры /т.е. один к одному повторялась ситуация и использовались методы, как и во время восстаний 1831 и 1863гг на Гродненщине -- СК/) создали Польскую военную организацию (ПВА), которая расширила свою деятельность и на другие города Белостокской области.
Аресты членов ПВА начались уже в конце января 1940г /т.е. и поляки, и коммунисты сработали достаточно оперативно. А потому массовые акции НКВД плюс депортация поляков с Гродненщины начались именно в морозную 40-градусную стужу января-февраля 1940г (см. воспоминания беларуса Б,Данилюка в ч.64) -- СК/. Всего в Гродно и округе было арестовано более 150 чел /многие из которых были расстреляны, по данным историка А.Татаренко -- СК/.
Все эти отважные поляки занимались нелегальной деятельностью и знали, что их ждёт в случае ареста. Но с первого момента занятия Гродно Красной армией начались аресты жителей, которые даже не успели выступить против новой власти /и даже не принимали участия в битве против Красной армии во время её "освобождения" Гродно в 20-х числах сентября 1939г?.. Но у коммунистов было ещё два кардинальных соображения на предмет избавления Гродно от польских националистов:
-- в ожидании скорой войны с немцем зачищалась прилегающая к границе территория,
-- плюс уменьшался процент польского населения в Гродно, слишком склонного (как показала история) к революционно-подрывной и диверсантской деятельности -- НКВД четко выполняло установку тов.Л.Берия, веиного соратника тов.Сталина -- СК/.
Арестовывались активные представители разных национальностей за прежнюю политическую и общественную деятельность, за участие в органах местного управления, а также служащие польского госаппарата /и коммунисты в этом не были оригинальны -- также поступили и сами поляки, в том же Гродно "зачищая" политический горизонт от русских госчиновников, создавая препоны православной церкви, запрещая деятельность "Русского общества в 1920-30гг (пр материалам беларуса Б.Данилюка) и много других несправедливостей в нацвопросе, за что поляки нехорошо прослыли на всю Зап. Европу.
Но ещё дальше поляков в 1920-30-х и Первых советов в 1939-41гг в деле "дегуманизации" пошёл фюрер: отобрал у поляков весь богатый Краковский регион, всю польскую интеллигенцию засадил в концлагеря (чтобы неё возглавила сопротивление поляков), засорил Польшу вывезенными со всей Европы евреями (чтобы разбавить местное польское население будущей хитрой Пятой колонной (в ожидании повторения в Польше сценария, что и в Украине 2014г с Порошенко-Вальцманом? Фюрер оказался провидцем и тут -- касательно слуги двух господ Лёха Валенсы и его "Солидарности"?..) -- СК/.
Среди арестованных в Гродно было много поляков, так как они абсолютно доминировали в госаппарате панской Польши /а почему абсолютно доминировали, плюс проводили политику дискриминации нацменьшинств? -- за что даже терпеливая международная общественность крепко возмутились в 1930-х годах... Исторический маятник качнулся в обратную сторону -- расплата и наступила, за негуманное отношение к людям. Отсюда вывод: только терпение и справедливость в политических делах гарантируют длительный успех. Одним словом: не рой яму другому...
Но свято место пусто не бывает: руководящие места в Гродно при советах тут же заняла новая поросль. Как рассказывал мой коллега Марк Кур (1983г), его дядя-еврей даже стал секретарём Белостокского горкома компартии. Когда же немцы вдруг в июне 1941г захватили лежавший почти на самой границе советский еще Белосток, то этот дядя (хотя и обладал типичной еврейской внешностью) благополучно доехал 100 км до Гродно в одном кузове военного грузовика с фашистскими солдатами: немцы тогда ещё не развернули бурных репрессий против евреев -- СК/.
Эти аресты до нападения Германии на СССР охватили около 500-600 человек. Поляков присуждали к тюремному заключению, к лагерям, высылали в глубь СССР /отнимая имущество; именно тогда многие беларусы и советские чиновники поселились в новых домах польских изгнанников (в них сейчас живут дети и внуки тех, нахаляву вселенных) -- СК/.
Гродненская тюрьма была переполнена. В начале июня 1941г в ней находилось более 1750 узников /вероятно, большинство которых НКВД безжалостно расстреляли при приближении немцев -- чтобы не множить ряды противников СССР -- СК/.
Особенно массовой и драматичной формой репрессий стали четыре депортации поляков Гродно, главным образом в Сибирь и Казахстан /а в 1945г Вторые советы уже выселяли из Гродно не только поляков, но и беларусов -- и даже на Дальний Восток (по рассказам лично мне знакомых гродненцев О.Петр-ч и других) -- СК/. Первое и третье (частично) выселение имели превентивный характер, т.к. отдельные группы населения считались опасными для советской власти. Иные черты имела так наз. "коллективная ответственность", когда из Гродненщины выселялись родственники тех, кто ранее был арестован коммунистами (или тех, кто успел сбежать за границу).
Первая депортация 10 февраля 1940г (семей польских осадников-переселенцев и польской лесной службы) жителей Гродно затронула в небольшой степени. Во всем Гродненском оперативном районе выселению подлежали около 400 семей (более 2.000 чел) /тех хуторян и лесных стражей, что могли оказать помощь врагу в случае советской войны с немцами -- СК/.
В ходе второй депортации (13 апреля 1940г, охватившей и семьи людей, посаженных в лагеря военнопленных) из Гродно и Гродненщины было вывезено более 1,1 тыс человек.
В третьей депортации (29 июня 1940г), в которую угодили главным образом беженцы-евреи, из Гродно 1 июля отправился транспорт с почти 1,2 человек.
Меньше всего информации мы имеем о последней депортации из Гродно, состоявшейся 20 июня 1941г, буквально за два дня до немецкой агрессии. Этот последний транспорт был подвергнут немцами бомбардировке под Волковском /около 120 км от Гродно по ж/д -- СК/. А в районе Баранович очередной налет авиации Гитлера остановил его движение. Было много убитых и раненых, по большая часть "пассажиров" вернулась в Гродно...
При отсутствии точных статистических данных можно высказать соображение, что всего с территорий 2-й Речьпосполитей, занятых Красной армией, было депортировано около 2-3% населения, что в Гродно могло составить 1.100-1.650 чел /т.е. тов.Сталин ещё щадяще отнесся к гродненским полякам -- по сравнении с комрадом Гитлером и тотальным вычищением им от поляков "авгиевых конюшен Краковщины" -- СК/.
Современный белорусский историк Захар Шыбека, что происходит из-под Витебска, так просуммировал результаты 1939-41гг: "Восточные соотечественники помимо своей воли обманули западенцев, предлагая им вместо независимой Беларуси московскую неволю...".

   Тему "советского освобождения" Зап. Беларуси в 1939г продолжает беларус-патриот Борис Данилюк, в описываемый момент ученик 8 класса советской десятилетки в г.Барановичи /Б.Данилюк "Оглядываясь росой выеденными очами" -- Минск: Лимарыус, 2012г -- 524 стр):

   "Но пока что мне пришлось учиться, хотя учебников не было, да и нужно было знакомиться с российской терминологией, так как все преподавание в нашей белорусской школе шло па-расейску. Белмову же лишь как предмет нам давал, как мне чувствовалось, с умилением и душевностью молодой учитель из Восточной Беларуси.
Преподавать расейскую мову также прислали молодую наставницу-блондинку даже чуть ли не из самой Москвы -- она ходила элегантно в белом кожушке /самодельной дубленке -- СК/ и в белых войлочных сапожках.
Совсем новую науку -- конституцию -- очень занятно (так как углублялся в дореволюционную историю Российской империи) преподавал старый, ещё с царских и польских часов преподаватель-беларус Константин Вадейка, он же был и директором нашей школы...
Разочарованием моим и больной занозой было осознание того, что я, как классово ненадежный человек, никаких прав и будущего в СССР не имею /как сын священника, бывшего царского офицера, к тому же воевавшего против советской власти во времена Слуцкого восстания -- СК/ -- СК/.
Пришло этот понятие ко мне так: с закрытием технической школы пропала надежда устроиться по её окончании на службу дорожным техником. А потому у меня появились мысли о возможности заработка в будущем. Как раз тогда на месте технической и торговой школ советы начали организовывать учительский институт в Барановичах. и я собрался подать туда заявление о поступлении.
Но перед этим, однако, я встретил моего учителя белмовы Мацкевича (ещё из технической школы), но он мне посоветовал туда не сорваться, ведь меня как классово враждебного элемента все равно не примут, а на моё туда заявление могут обратить внимание органы НКВД /мне известен случай (муж одноклассницы моей мамы), когда этому талантливому русскому человеку (учёный, в конце жизни он руководил лабораторией в институте сверхтвердых материалов им.Бакуля в Киеве) в 1920-х годах на Южном Урале пришлось скрывать факт своего происхождения из поповской семьи, так как иначе его не приняли бы на рабфак и затем в институт -- СК/.
Узнав такое, я понял, что в Барановичах мне нечего делать. Весенние каникулы как раз выпали на католическую Пасху (в тот год она была в конце марта, на пять недель раньше православной Пасхи) и, приехав в веску Суринку к родителям, я ещё оказался как бы в несовецкой зоне, где жизнь шла по-старому и в пост постились по-настоящему: у дядьки в хате мы ели вареную картошку с посыпанной льняным семенем кислой капустой...
Тогда же, однако, даже в сельское самосознание уже закралась тревога, что старые порядки долго не продержатся -- уже разошлись слухи о принудительной коллективизации /главный принцип тов.Сталина: переворушить-сломать весь уклад жизни народа, сделать из россиян "перекати поле", оставить людей без отеческих корней и уверенности в своих силах, в будущем -- СК/. К тому же 13 апреля прокатилась новая волна вызовов, которая охватила польских госчиновников, семей полицейских и польских военных, лесников, чуть задела шляхту и даже богатого еврейского купца Гурвича, что сглупил и построил роскошный каменный дом на стрелке улиц Широкой и Панасовской /как сглупил и прыткий Беня Каломойский, скупив почти весь Южный берег Крыма и возведя там с полдюжины корпусов будущих санаториев для отдыха бойцов армии Израиля (вместо того, чтобы им, бедным, от трудов праведных ехать на отдых в далекую Индию) -- но Крым в марте 2014г вернулся вдруг в лоно России... -- СК/.
А потому, когда у меня дело дошло до разговора с отцом, мы с ним пришли к выводу что раньше или позже, но советы докопаются до всего, и нашей семье не избежать депортации /такими розумными были многие беларусы, наученные суровой жизнью в панской Польши -- крепко думать наперед! -- СК/. По этой причине мы решили, что после каникул я с"езжу в Барановичи чтобы забрать свои вещи и взять в своей школе справку, с какой потом пойду записываться на науку в Слониме /а в ближнем г.Слониме был какой-нето блат, чтобы затем выправить нужные документы?!.. -- СК/.
Вернувшись в Барановичи, я застал в школе угнетенный настрой, т.к. в нашем классе не вернулось с каникул несколько девчат и хлопцев-поляков (мы, беларусы, узнали, что их депортировали). А потому все боялись честно говорить правду между собой. Так что со школой я распрощался без жалости, так же как и со своей барановичской тёткой, у которой проживал: к ней стал залетать некий советчик-коммунист из глубокой России иль из Сибири. который добывал ей пива и не вылазил из хаты своей "каханки"-любовницы...

Дома я узнал, что девчата, которыми я раньше интересовался -- Аля Шырка и Рита Сагайдаковская с родителями ещё в начале зимы тайком подались в оккупированную немцами Польшу /причём это было почти массовое движение на запад поляков на Гродненщине, Барановщине и других местах. При немцах в Польше жилось лучше, чем полякам в Зап. Беларуси при советах? -- на первоначальном этапе гитлеровской оккупации -- СК/. Так же, зайдя в Слониме к знакомым евреям, что до войны имели свой отель "Варшавский" на стрелке рынка и улицы 3-го Мая, в честь дня польской конституции 1815г (тех евреев дразнили "сучками"), я услышал, что из собственников они стали приказчиками и обслугой в их прежнем собственном гешефте...

Справлялись Пасху, однако, и даже в 1941-м, мы ещё по-божески (очередь на Пасхальное освещение продуктов была в суринской церкви) и сытно -- с пирогами, сырами, кумпяками /копчеными свиными окороками -- СК/ да колбасами, однако я не помню, чтобы ходили валачобники /молодежь по хатам, славя праздник и распевая специальные "волочебные песни" -- СК/. Не намного беднее прежнего был стол и в нашей хате.

Под вечер мы были приглашены на угощенье к моему крестному отцу учителю Андрею Семёновичу Грынке в дер. Рахавичы. Это было в первый раз, что я с ним и его женой Анной Михайловной имел случай побольше побыть вместе и убедиться, что они были заядлые российские шовинисты! В том же духе они воспитывали и своих детей: старшего сына Анатоля (при польском часе он уже был агрономом) и дочку Валентину, которая закончила гимназию и трудилась в неком советском учреждении в Слониме. Как специально на злость родителям, тот Анатоль женился на католичке-шляхтянке Ванде, и у них уже родился хлопчик Юрка. При советах Анатоль трудился у отца дома по хозяйству, и невестке-польке с прицепистой свекровью жилось нет очень сладко.

Вечером не обошлось, конечно, и без игрища в школе, пойдя туда я почти весь час протанцевал с единственной в нашем селе гимназисткой Лидой Лысухой (Киричковой), и "добра ея упадабау" /ей понравился -- СК/. Упадабалася и она мне, так, идя домой с того игрища, мы уже беседовали меж собой, вроде, как тогда говорили, симпатии.
После радостного свята-праздника, на жаль, вновь вернулись подобные один на другой сельские и не спокойные в советский тот час дни..."
                                                                                                                (Продолжение следует)

                                                                                                                        Пер. с белорусского и польского С.Канунников, 29 сентября 2016г, Гродно
                                                                                                                                                                                                 Редакция 05.03.2018г, Подмосковье

ПРИЛОЖЕНИЯ
Приложение 1
Битва при Нарвике
Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Стабильная версия была проверена 23 июля 2016. Имеются непроверенные изменения в шаблонах или файлах.
[скрыть]

Скандинавия и прилегающие регионы в годы Второй мировой войны
Инцидент с «Альтмарком» •

Датско-норвежская операция (Дания • Норвегия) • Битва при Нарвике • Фарерские острова • Исландия • Лофотенские острова • Шпицберген (1) • Вогсёй • Шпицберген (2) • Шпицберген (3) • «Тирпиц» • Атака на Веморк • Мурманск • Рейд на Киркенес и Петсамо • Петсамо-Киркенесская операция • Оккупация Дании • Оккупация Норвегии • Датское движение Сопротивления • Норвежское движение Сопротивления • Холокост в Дании • Холокост в Норвегии • Операция «Боевой конь» • Швеция • «Белые автобусы»
Окрестности Нарвика

Битва при Нарвике — серия сражений между немецкими армией и флотом с одной стороны и коалиционными силами Англии, Франции, Норвегии и Польши с другой. Битва за Нарвик продлилась с 9 апреля по 8 июня 1940 года. Битва разделилась на морскую фазу операции, прошедшую в акватории Офотфьорда (другое распространённое название — «Нарвик фьорд»), и наземную часть, где боестолкновения шли в окрестностях города Нарвика и прилегающих к нему Норвежскому скальному массиву.

Содержание

1 Захват немцами Нарвика
2 Первый морской бой у Нарвика
3 Второй морской бой у Нарвика
4 Битва за Нарвик на суше
4.1 Приготовления сторон
4.2 Бои на подступах к Нарвику
4.3 Штурм Нарвика
5 См. также
6 Примечания
7 Литература

Захват немцами Нарвика

Незамерзающий порт Нарвика имел крайне важное значение, поскольку он связывал с морем через железную дорогу месторождения железной руды в Швеции. В зимний период, когда льды блокировали порты Швеции на Балтийском море, Нарвик оставался единственным портом для вывоза в Германию крайне необходимого сырья для военной промышленности.

В Нарвике находились следующие норвежские военные подразделения: стрелковая, пулемётная и сапёрная роты, взвод 65-мм горных пушек, две зенитные батареи (пулемётная и 40-мм «Бофорсов»). Общая численность гарнизона под командованием полковника К. Сундло составляла 432 чел. Защита Нарвика с моря предполагала установку двух береговых батарей с крупнокалиберными орудиями, однако их строительство было только на предварительной стадии. Перед самым началом войны в Нарвик были переведены броненосцы береговой обороны «Эйдсволль» и «Норге», наиболее мощные, хотя и крайне устаревшие корабли норвежского флота, построенные в Англии ещё на рубеже XIX и XX веков. Каждый броненосец был вооружён двумя 210-мм и шестью 150-мм орудиями. Также в Нарвик-фьорде базировались две подводные лодки: В-1 и В-3 (американской постройки 1920-х гг., каждая с четырьмя торпедными аппаратами) и три малых патрульных корабля: «Михаэль Саре», «Кельт» и «Сенья». Общее командование отрядом норвежских кораблей в Нарвике осуществлял командир броненосца «Норге» капитан 2-го ранга П. Аскин.

Немецкое командование выделило для захвата Нарвика более 2 тыс. горных егерей под командованием генерал-майора Э. Дитля — усиленный 139-й горно-стрелковый полк 3-й горной дивизии. Десант перебрасывался в Нарвик десятью эсминцами под командованием капитена цур зее Ф. Бонте:

Командиры немецких эсминцев:

«Вильгельм Хайдкамп» — корветтен-капитан Г. Эрдменгер; флаг командующего эсминцами капитана цур зее Ф. Бонте
«Вольфганг Ценкер» — фрегаттен-капитан Г. Пениц; флаг командующего 4-й флотилией эсминцев капитана цур зее Э. Бея
«Бернд фон Арним» — корветтен-капитан К. Рехель
«Эрих Гизе» — корветтен-капитан Шмидт
«Эрих Кёльнер» — корветтен-капитан Шульце-Хинрикс
«Дитер фон Рёдер» — корветтен-капитан Э. Холторф
«Ганс Людеман» — корветтен-капитан Г. Фридрикс
«Герман Кюнне» — корветтен-капитан Ф. Коте
«Антон Шмит» — корветтен-капитан Ф. Беме
«Георг Тиле» — корветтен-капитан М. Э. Вольф

Каждый корабль перевозил около 200 егерей десанта с минимумом снаряжения. Немецкие эсминцы имели сильное артиллерийское вооружение — по пять 127-мм орудий, правда, с ограниченным боезапасом, но торпедное вооружение (по два четырёхтрубных аппарата), как выяснилось, имело серьёзные дефекты. Серьёзным недостатком данного типа кораблей был и повышенный расход топлива, что резко ограничивало их дальность. Нарвика они могли достичь только на пределе своих топливных ресурсов. Эсминцы должны были оказать поддержку десантникам в захвате Нарвика, после чего дозаправиться и возможно максимально быстро покинуть гавань до подхода британских военно-морских сил. Для ведения разведки и поддержки действий надводных сил в море вблизи Нарвика дежурили немецкие подводные лодки U-25, U-46, U-51, U-64 и U65.

Флотилия немецких эсминцев для захвата Нарвика вышла из Везермюнде (Германия) в ночь на 7 апреля. В походе на 1100 км на север эсминцы сопровождали линейные крейсера «Шарнхорст» и «Гнейзенау». До полудня 8 апреля вместе с нарвикской флотилией шла и группа, нацеленная на захват Тронхейма (тяжёлый крейсер «Адмирал Хиппер» и четыре эсминца).

С 7 апреля к западу от Нарвика в районе Вест-фьорда находилось британское соединение под командованием вице-адмирала У. Дж. Уитворта в составе линейного крейсера «Ринаун» и трёх минных флотилий (12 эсминцев), направленное для выставления минного заграждения в норвежских водах. Британская эскадра была равна по силам или даже имела некоторое превосходство над немецким соединением и вполне могла бы преградить ему путь к Нарвику. Однако после потопления «Хиппером» утром 8 апреля у Тронхейма случайно встреченного им британского эсминца адмирал Уитворт получил приказ покинуть район Вест-фьорда и идти в юго-западном направлении. Противники разминулись, не обнаружив друг друга. В 21:00 немецкие эсминцы группы Бонте прошли за кормой британской эскадры в Вест-фьорд. «Шарнхорст» и «Гнейзенау» осуществляли дальнее прикрытие операции, крейсируя близ устья Вест-фьорда. Рано утром 9 апреля они встретились у Лофотенских островов с возвратившимся «Ринауном» и, получив в сражении с ним повреждения, ушли в Атлантику, а затем в Германию [1].

В 4 утра 9 апреля 1940 г. после тяжёлого перехода по штормовому морю в систему фиордов Нарвика вошли 9 немецких эсминцев («Гизе» отстал из-за проблем с машинами во время шторма и прибыл позднее). Стояла ненастная погода с частыми снежными метелями, видимость не превышала нескольких кабельтовых. Пройдя Вест-фьорд, эсминцы приблизились к узости, ведущей во внутренний Офут-фьорд. Там немцам встретились два норвежских патрульных судна — «Михаэль Саре» и «Кельт». После предупредительных выстрелов с «Редера» норвежцы сдались, но успели дать радиосообщения о появлении немецких кораблей.

Немецкая флотилия разделилась. «Редер» курсировал у входа в Офут-фьорд, где «Людеман» и «Шмидт» высаживали десант у предполагаемых норвежских береговых батарей. Батареи не были обнаружены, что сильно разочаровало немцев, надеявшихся использовать береговые орудия для обороны от последующих атак английских кораблей. Во время высадки было задержано норвежское патрульное судно «Сенья».

Эсминцы «Ценкер», «Кельнер» и «Кюнне» устремились через Офут-фьорд в отходящий от него к северу Херьянс-фьорд, где высадили десант в посёлке Эльвегордсмуэн. Там находились склады 6-й норвежской дивизии, практически все силы которой располагалась в это время дальше к северу, на финской границе. Арсенал охранял батальон под командованием майора Спьельднэса. Однако накануне, вечером 8 апреля, батальон был направлен в Нарвик. Оставив склады в Эльвегордсмуэне без защиты, норвежцы проделали за ночь в метель труднейший марш через горы, а на следующий день были в небоеспособном состоянии и не могли усилить защиту Нарвика. Немцы без сопротивления заняли Эльвегордсмуэн, где захватили 315 ручных пулемётов и 8 тыс. винтовок с боеприпасами, а также более тысячи комплектов зимней формы, которые им впоследствии очень пригодились.

Эсминцы «Хайдкамп», «Тиле» и «Арним» двинулись к гавани Нарвика. В 5:15 на подходе к порту немецкие корабли встретил норвежский броненосец береговой обороны «Эйдсволль», уже предупреждённый по радио о появлении немцев. Норвежцы дали предупредительный выстрел главным калибром и подняли сигнал с требованием остановиться. «Арним» и «Тиле» скрылись в снежной пелене, а «Хайдкамп» встал в 700 метрах от «Эйдсволля» и спустил катер с парламентёром — корветтен-капитаном Г. Герлахом. Тот сообщил командиру норвежского броненосца И. Виллоху, что немецкий флот прибыл с дружескими к Норвегии целями, но требует от норвежцев разоружения. Получив отказ, Герлах спустился в катер и, отойдя на безопасное расстояние, пустил сигнальную ракету. По этому сигналу в 5:30 с «Хайдкамп» в броненосец были пущены четыре торпеды. Две из них попали в норвежский корабль, вызвав детонацию носовых боевых погребов. Взрывом «Эйдсволль» переломило пополам. Носовая часть мгновенно затонула, кормовая продержалась на воде лишь несколько минут. Гибель «Эйдсволля» была зафиксирована в 5:37. Вместе с броненосцем погибло 177 человек команды, включая командира, спаслось всего 6 человек.

Эсминцы «Арним» и «Тиле» в это время подошли к гавани Нарвика, которую охранял броненосец «Норге». Командир норвежского корабля П. Аским запросил корабли о принадлежности. Не получая ответа, «Норге» открыл огонь по подходившим к пирсу для высадки десанта «Арниму» и «Тиле». Бой продолжался считанные минуты. Броненосец успел дать один выстрел из носового и три из кормового 210-мм орудий, а также семь или восемь выстрелов из бортовых 150-мм орудий, но не добился ни одного попадания, снаряды ложились с перелётами в городе. «Арним» стрелял по «Норге» из 127-мм орудий и поочерёдно выпускал торпеды из аппаратов. Первые два 2-торпедных залпа прошли мимо броненосца, однако третий, из 3 торпед, поразил «Норге». В 5:45 броненосец стал переворачиваться и быстро затонул. С кораблём погибло 102 норвежца; 89 человек, включая командующего Аскима, были спасены.

С немецких эсминцев шла стремительная высадка десанта, не встречавшего сопротивления. Прогермански настроенный комендант Нарвика полковник Сундло дал приказ о капитуляции всех норвежских войск и лично явился в немецкий штаб. В 8:10 Дитль сообщил по радио немецкому командованию о взятии Нарвика. Однако около 250 норвежских солдат под командованием майоров Спьельднэса и Омдаля вопреки приказу о капитуляции не сдались, а отступили из города на восток. Они некоторое время блокировали железную дорогу, а потом отошли на север, на соединение с норвежскими войсками. Две находившиеся в Нарвик-фьорде норвежские подводные лодки, не вступая в бой, ушли на базу в Харстад, где присоединились к английским силам.

Вечером 9 апреля норвежцам всё же удалось нанести немцам серьёзный ущерб. В Глом-фьорде норвежское патрульное судно «Нордкап» потопило огнём единственного 47-мм орудия немецкий танкер «Каттегат», шедший в Нарвик с грузом топлива для флотилии эсминцев Бонте. Немецкие эсминцы, истратившие почти всё своё топливо на дальний переход через штормовое море, могли заправляться только от единственного малоприспособленного танкера «Ян Веллем» (бывшая китобойная база), прибывшего в Нарвик ещё до начала боевых действий. Перекачка нефти проходила крайне медленно, так как «Ян Веллем» мог обслуживать не более двух кораблей одновременно, затрачивая на каждый по семь-восемь часов. К вечеру заправили только «Хайдкамп», поэтому выход эсминцев из Нарвика был отложен на сутки. Эта задержка имела для немецкой флотилии роковые последствия.
Первый морской бой у Нарвика

9 апреля находившаяся в море близ Лофотенских островов британская 2-я флотилия эсминцев получила приказ идти в гавань Нарвика для уничтожения немецких транспортных судов. О наличии боевых кораблей ничего не говорилось. На норвежской лоцманской станции у входа в Вест-фьорд Уорбертону-Ли впервые сообщили, что к Нарвику прошло не менее шести немецких эсминцев. Выяснилась, таким образом, большая численность кораблей противника (хотя о двукратном превосходстве немцев британцы не знали). Следовало учитывать и то, что британские эсминцы данного типа были меньшего водоизмещения, чем немецкие, и уступали им в артиллерийском вооружении — четыре 120-мм орудия (только у «Харди» — пять) в сравнении с пятью 127-мм орудиями на каждом из немецких кораблей. Тем не менее, Уорбертон-Ли принял решение атаковать противника ранним утром следующего дня, используя фактор внезапности.

Командиры британских кораблей:

«Харди» — кэптен Б. Уорбертон-Ли, командующий флотилией
«Хантер» — лейтенант-коммандер Л. де Виллье
«Хевок» — лейтенант-коммандер Р. И. Куридж
«Хотспер» — коммандер Х. Ф. Х. Лейман
«Хостайл» — коммандер Дж. Р. Райт

Поздним вечером 9 апреля командующий немецкой флотилией в Нарвике Бонте был извещён по радио с подводной лодки U-51 о замеченных в Вест-фьорде пяти британских кораблях, но не придал этому значения. Немецкие корабли оставались рассредоточенными в разных местах Нарвик-фьорда. В гавани порта находились «Хайдкамп», «Шмидт», «Кюнне» и «Людеман» (два последних заправлялись у танкера). В южном Балланген-фьорде базировались «Тиле» и «Арним», в северо-восточном Херьянг-фьорде — «Гизе», «Ценкер» и «Кельнер». Нёсший ночью дозор у входа в Офут-фьорд эсминец «Редер» из-за неразберихи в приказах ранним утром вернулся, не дожидаясь смены, в порт (встал на якорь в 5:20). Как раз в этот момент британская флотилия уже двигалась к Нарвику. Корабли Уорбертона-Ли шли в снегопад, в условиях крайне плохой видимости (не дальше двух кабельтовых), прокладывая курс по радару и определяя глубины эхолотом.

В 5:30 у порта Нарвика появились «Харди», «Хантер» и «Хевок»; оставаясь незамеченными для немцев, они описали дугу у входа в гавань, выпустив торпедные залпы по стоявшим на якорях немецким эсминцам и транспортам. «Харди» выпустил семь торпед, «Хантер» — восемь, «Хевок» — пять. В 5:35 эсминец «Хайдкамп» был поражён торпедой с «Харди». Взрыв кормового боевого погреба разрушил флагманский немецкий корабль по машинное отделение. Командующий немецкой флотилией погиб при взрыве вместе со своим штабом. Всего на эсминце погибло 83 немецких моряка. «Хайдкамп» горел и медленно погружался в воду. Практически одновременно две торпеды с «Хантера» получил эсминец «Шмидт» и, разломившись пополам, пошёл на дно через несколько минут. На нём погибло 52 человека.

Британская атака стала для немцев полной неожиданностью. В первые минуты они решили, что происходит авианалёт, и открыли огонь в воздух из зениток. Только когда британские корабли начали стрелять из орудий, немцы на уцелевших «Кюнне», «Людемане» и «Редере» обнаружили, наконец, противника и открыли ответный огонь, ориентируясь по вспышкам выстрелов с британских эсминцев, однако не добились попаданий. «Редер» выпустил залпом шесть торпед, которые прошли без взрыва под всеми тремя британскими эсминцами (сказался дефект немецких торпед).
Схема первого морского боя у Нарвика

Немецкие корабли в свою очередь получили серьёзные повреждения от артиллерийского огня англичан. У «Людемана» британские снаряды поразили носовое орудие и рулевую машину, вызвали сильный пожар, из-за которого пришлось затопить погреба боеприпасов. Горел и «Редер» с пробитой нефтяной цистерной. На нём были сбиты два орудия и разбиты якорные клюзы, поэтому корабль отползал к берегу, волоча якорь по дну. У «Кюнне» из-за близких взрывов торпед, потопивших стоявшего рядом «Шмидта», вышли из строя обе машины, но он, единственный из бывших в Нарвике немецких эсминцев, не получил других повреждений. Между тем к британцам подошли «Хотспер» и «Хостайл», тщетно искавшие до того отсутствовавшие у немцев береговые батареи. Уорбертон-Ли провёл вторую атаку силами уже пяти эсминцев, сосредоточившись теперь на уничтожении транспортов. Всего британцы потопили в гавани Нарвика восемь грузовых судов, однако, по счастливой для немцев случайности, танкер «Ян Веллем» не пострадал. После часового боя Уорбертон-Ли отдал приказ об отходе, считая все немецкие корабли выведенными из строя и свою задачу выполненной.

Между тем пять оставшихся эсминцев немецкой флотилии, находившиеся в Баланген и Херьянг-фьордах, были извещены по радио о британской атаке порта Нарвика. Они не смогли оперативно прийти на помощь кораблям, атакованным в порту, однако через час, когда британцы уже отходили на запад, на пересечение их курса почти одновременно вышли эсминцы «Ценкер», «Гизе» и «Кельнер» с севера и «Арним» и «Тиле» с юга.

Первыми англичане обнаружили у себя по правому борту северную группу немцев. В 6:50 пять британских и три немецких эсминца обменялись несколькими артиллерийскими залпами, но не добились попаданий из-за большой дистанции и плохой видимости. В этот момент вблизи немецких кораблей прошли торпеды, пущенные из гавани Нарвика с эсминца «Людеман» вслед уходившим англичанам. Чтобы избежать торпед, «Ценкер», «Гизе» и «Кельнер» вынуждены были отвернуть в сторону и выйти из боя. Как раз в это время флотилия Уорбертона-Ли обнаружила вблизи по левому борту южную группу немцев — эсминцы «Тиле» и «Бернд фон Арним». В бою против пяти англичан два немецких эсминца не имели никаких шансов, однако Уорбертон-Ли ошибочно принял противника за свои корабли.
Немецкий эсминец «Георг Тиле», участник битвы под Нарвиком

В 6:57 у неизвестных эсминцев запросили позывные, в ответ те открыли огонь по британскому флагману. Эсминец «Харди» сразу получил попадания в мостик и ходовую рубку, у него были разбиты носовые орудия. Затем немецкий снаряд попал в котельное отделение, взорвав котлы и вызвав сильнейшую течь. Британский эсминец потерял ход и, быстро погружаясь в воду, отвернул на юг и выбросился на берег. Находившийся на «Харди» командир британской флотилии Уорбертон-Ли получил в бою тяжёлое ранение и вскоре скончался. В ходе боя на «Харди» погибло 17 человек, остальные были укрыты норвежцами.

В ожесточённой артиллерийской перестрелке несколько раз были поражены эсминцы «Хантер» и «Хотспер», которые горели, но сохраняли ход. Серьёзные повреждения получили и немецкие корабли, особенно «Тиле», в который попало 7 снарядов. На немецком эсминце было уничтожено одно орудие и пост управления огнём, повреждено котельное отделение и рулевое управление, возникли пожары. 5 попаданий имел «Арним», у него было выведено из строя одно котельное отделение.

При сближении эсминцы обменялись торпедными пусками. «Тиле» и «Хевок» выпустили по пять торпед, «Арним» — одну. Одна из торпед с «Тиле» поразила «Хантер», он потерял управление и резко развернулся перед носом следовавшего за ним «Хотспера», который на полном ходу врезался в корму головного корабля. Два сцепившихся друг с другом британских эсминца оказались под сосредоточенным огнём подошедших немецких кораблей северной группы. Повреждённые «Тиле» и «Арним» взяли курс на Нарвик, выходя из боя.
Британский эсминец «Хантер», участник первого боя при Нарвике

На помощь столкнувшимся «Хантеру» и «Хотсперу» вернулись ушедшие вперёд «Хевок» и «Хотстайн» и вступили в бой с «Ценкером», «Гизе» и «Кельнером». Наконец сильно повреждённому «Хотсперу» удалось дать задний ход и освободить свой нос, застрявший в корме «Хантера». Через короткое время «Хантер» затонул. 107 человек из его экипажа погибли, остальные были взяты в плен. Оставшиеся у британцев «Хевок», «Хотспер» и «Хотстайн» шли к выходу из Офут-фьорда. «Ценкер», «Гизе» и «Кельнер» некоторое время преследовали их, но в 7:30, закончив бой, повернули в Нарвик под предлогом того, что на «Гизе» уже не оставалось топлива, а гнаться за тремя английскими эсминцами с двумя оставшимися кораблями было бы рискованным.

Между тем при выходе из фьорда британцы перехватили и уничтожили идущее в Нарвик немецкое судно снабжения «Рауэнфельс», которое должно было пополнить боезапас немецким эсминцам, израсходовавшим уже более половины снарядов. Выходившие из Офут-фьорда британские эсминцы пытались атаковать немецкие подводные лодки U-46 и U-51, но из-за дефектов торпед не добились успеха.

В итоге британцы потеряли два эсминца, один эсминец был тяжело повреждён; у немцев также было потоплено два эсминца, но тяжёлые повреждения имели три корабля. Противники имели сопоставимые людские потери, в бою погибли оба командующих флотилиями.
Второй морской бой у Нарвика

Британское командование оперативно перебрасывало к Нарвику свои соединения, чтобы не допустить прорыва оттуда немецких кораблей и гарантировать их последующее полное уничтожение. К 12 апреля в близлежащих водах была сосредоточена основная часть военно-морских сил Великобритании, действовавших у берегов Норвегии, в том числе три линкора и авианосец. Полное превосходство британского флота на море здесь не оспаривалось, как в других регионах Норвегии, превосходством немецкой авиации в воздухе ввиду большой удалённости используемых к тому времени люфтваффе аэродромов. Наоборот, в воздухе над Нарвиком господствовала британская палубная авиация. Таким образом, положение немецкой флотилии становилось совершенно безнадёжным. Некоторую помощь своим эсминцам могли бы оказать действовавшие в Нарвик-фьорде немецкие подводные лодки, но из-за дефектов торпедного вооружения они были малоэффективны.

Капитан Эрих Бэй, ставший после гибели Ф. Бонте командующим немецкими морскими силами в Нарвике, после боя 10 апреля располагал пятью относительно исправными и тремя сильно повреждёнными эсминцами, причём эсминец «Редер» уже не мог отойти от берега. 11 апреля, налетев на подводные скалы, получил тяжёлые повреждения эсминец «Кельнер», в тот же день у эсминца «Ценкер» при ударе о дно был погнут винт, а у «Гизе» произошла поломка машин. Таким образом, к 12 апреля у Бея оставалось всего два более-менее исправных эсминца — «Людеман» и «Кюнне». Немцы окончательно отказались от планов прорыва хотя бы части флотилии из Нарвика и решили принимать бой во внутреннем фьорде, что гарантировало хотя бы возможность спасения на берег экипажей и даже снятие с кораблей части вооружения для последующей обороны на суше. Для нанесения англичанам наибольшего ущерба немцы планировали тактику засад, когда укрытые у берега эсминцы могли бы внезапно выпустить в подошедшие британские корабли торпеды или открыть артиллерийский огонь с близкого расстояния.

Для уничтожения немецких кораблей в Нарвик-фьорде британское командование выделило группу под командованием вице-адмирала У. Дж. Уитворта (англ.)русск. из линкора «Уорспайт» и девяти эсминцев. Британские эсминцы по численности и силе артиллерийского вооружения превосходили однотипные немецкие корабли, которые, к тому же лишились части своих орудий и испытывали недостаток в боеприпасах, а присутствие линкора (29 тыс. тонн водоизмещения, восемь 380-мм орудий, шестнадцать 152-мм орудий) делало превосходство адмирала Уитворда над противником абсолютным. Довольно рискованный ввод в узкий фьорд мощного линейного корабля объяснялся тем, что англичане подозревали наличие у немцев, помимо эсминцев, ещё и двух крейсеров.
Линкор HMS Warspite обстреливает немецкие позиции в районе Нарвика

В полдень 13 апреля 1940 г. британское соединение вошло с запада в Офут-фьорд. Вице-адмирал Уитфорд держал флаг на идущем в центре линкоре «Уорспайт», впереди него двигались с тралами на случай минной угрозы эсминцы «Фоксхаунд», «Айкэрес», «Хироу»; по правому борту от линкора шли «Бедуин», «Пенджаби», «Эскимо»; по левому борту «Кассак», «Кимберли» и «Фористер».

Командиры британских кораблей:

"Уорспайт — коммандер С. Дж. Кратчли
«Бедуин» — коммандер Дж. А. Маккой;
«Кассак» — коммандер Р. С. В. Шербрук;
«Эскимос» — коммандер С.Дж. А. Микелтуэйт;
«Пенджаби» — коммандер Дж. Т. Лин;
«Хироу» — коммандер Х. У. Биггс;
«Айкэрес» — лейтенант-коммандер К. Д. Мауд;
«Кимберли» — лейтенант-коммандер Р. Г. К. Ноулинг;
«Фористер» — лейтенант-коммандер И. Б. Тэнкок;
«Фоксхаунд» — лейтенант-коммандер Дж. Х. Питере[2].

В этот момент немецкий эсминец «Кюнне» буксировал от порта Нарвика ко входу в Офут-фьорд повреждённый эсминец «Кельнер», который предполагался для использования в засаде в узости пролива как неподвижная плавучая батарея (артиллерийская и торпедная). Однако немцы не успели добраться до входа в Офут-фьорд, когда в 12:56 заметили идущих навстречу британцев. «Кельнер» был отбуксирован для организации засады к ближайшей бухте Дьюпвик на южном берегу Офут-фьорда. «Кюнне» обменялся несколькими артиллерийскими залпами с британскими эсминцами «Кассак» и «Бедуин», но безрезультатно, так как туман и изморось затрудняли наводку на цель. После этого «Кюнне» отошёл обратно на восток. Таким образом, британскому соединению удалось беспрепятственно пройти во внутренний Нарвик-фьорд. Дежурившая здесь подводная лодка U-46 попыталась атаковать британцев при прохождении ими узости, но в момент выхода на цель напоролась на риф.

Катапультированный с «Уорспайта» гидросамолёт Fairey Swordfish облетел Нарвик-фьорд для разведки местоположения кораблей противника. Он успешно атаковал и потопил двумя бомбами стоявшую в Херьяенс-фьорде в надводном положении субмарину U-64. В 13:10 гидросамолёт дал на британские корабли сигнал об опасности: в миле впереди справа был обнаружен стоявший в засаде немецкий эсминец («Кельнер»). Благодаря предупреждению британские корабли были готовы к схватке. В 14:09 «Бедуин», «Пенджаби» и «Эскимо» подошли к Дьюпвику. Они проходили мимо бухты и по очереди открывали по «Кельнеру» артиллерийский огонь и выпускали торпеды. Потеряв фактор внезапности, неподвижный немецкий эсминец был обречён, но, тем не менее, отвечал из орудий и успел выпустить две торпеды, не попавшие в цель. В уничтожении немецкого корабля принял участие подошедший линкор «Уорспайт», дав по нему шесть залпов главным калибром (380-мм снаряды пролетали эсминец насквозь и взрывались на берегу). Снаряды разбили «Кельнеру» котельное и машинное отделения, торпеда оторвала носовую часть, вышли из строя механизмы подачи снарядов к орудиям. Потеряв 31 человека убитыми, немецкий экипаж покинул корабль, который затем был подорван, на берегу немцы сдались в плен норвежцам.

Между тем Э. Бей с эсминцами «Ценкер», «Арним» и «Людеман» вышел из Нарвика в Офут-фьорд, где с ними соединился отступавший с запада «Кюнне». Позже к ним подошёл закончивший срочный ремонт в порту «Тиле». Эсминец «Гизе» по-прежнему спешно ремонтировался в порту Нарвика, а находившийся там же частично разоружённый «Редер» был приготовлен к бою как неподвижная батарея. В замкнутом пространстве Нарвик-фьорда в условиях метели завязался встречный бой британских и немецких эсминцев. Они курсировали между снежными зарядами, пускали друг в друга торпеды и вели малоуспешный из-за плохой видимости артиллерийский огонь. Немцы всё же добились нескольких попаданий снарядами в «Бедуин», где было уничтожено носовое орудие. «Ценкер» сумел приблизиться к линкору «Уорспайт» и выпустить в него торпедный залп, торпеды прошли вблизи линкора, но не попали в цель. Во время боя произошёл налёт британских палубных бомбардировщиков с авианосца «Фьюриэс», но немецкие эсминцы, маневрируя, избежали попаданий бомб, сбив два самолёта. Находившаяся в бухте подводная лодка U-25 дважды пыталась атаковать британские эсминцы, но те сами своими атаками заставляли её уходить в глубину.

Растянувшаяся поперёк фьорда цепь британских эсминцев, поддерживаемая сзади идущим 10-узловым ходом «Уорспайтом», постепенно оттесняла немецкую флотилию к Нарвику. В 14:50 Бей отдал приказ своим расстрелявшим большую часть боезапаса кораблям об отступлении в отходящий дальше на восток узкий Ромбакс-фьорд. «Тиле» прикрывал отступление дымовой завесой. Эсминец «Кюнне» не заметил приказ флагмана об отходе. Полностью расстреляв боезапас, он отошёл севернее, к Херьянс-фьорду, где был подготовлен к самоподрыву, однако в 15:30 подошедший «Эскимо» успел торпедировать уже оставленный командой корабль. От взрыва «Кюнне» разломился пополам и затонул.
Горящий немецкий эсминец «Герман Кюнне»

Когда эсминцы Бея уже отходили в Ромбакс-фьорд, в порту Нарвика наконец удалось наладить машины на «Гизе». Немецкий эсминец начал выходить из гавани, когда показались британские «Пенджаби» и «Бедуин». Эсминцы обменялись торпедными залпами и вступили в артиллерийский бой. «Гизе» удалось несколько раз поразить снарядами «Пенджаби», разбив ему пост управления огнём, вызвав пожары, повреждения паропровода и затопление кормовых боевых погребов. «Пенджаби» вынужден был выйти из боя. Продолжая вести огонь, «Гизе» вышел малым ходом из гавани, но в 15:05 попал под накрытие главным калибром «Уорспайта». Корабль получил более 20 попаданий с британского линкора и эсминцев, потери экипажа на нём составляли 81 человек. Выпустив последние торпеды и снаряды, «Гизе» был оставлен остатками экипажа, и, горящий, несколько часов дрейфовал у входа в гавань.

В 15:15 в порт Нарвика вошёл «Кассак» и сразу попал под точный огонь носовых орудий с «Редера». Немецкие снаряды попали в мостик и машинное отделение «Кассака». Британский эсминец потерял управление и сдрейфовал на каменистую отмель, где попал ещё и под обстрел из стрелкового оружия, орудий и миномётов с берега. По британскому кораблю пристрелялась немецкая гаубица, которая вполне могла уничтожить его своим огнём, однако по непонятной причине она вскоре замолчала[2]. Несмотря на разрушительный обстрел порта Нарвика 380-мм снарядами с «Уорспайта», «Редер» не пострадал и был оставлен экипажем только после полного расстрела боезапаса. Когда в порт вошли «Кимберли» и «Фоксхаунд», последний в 16:20 взорвал торпедой немецкий эсминец. По другой версии, «Редер» взорвали сами немцы, пытаясь повредить подошедший к нему «Фоксхаунд».

Одновременно с боем в гавани Нарвика развивались события в Ромбакс-фьорде, куда отошли четыре немецких эсминца. Полностью расстрелявшие боезапас «Ценкер» и «Арним» встали в самой дальней части фьорда, были приготовлены к самоуничтожению, а «Тиле» и «Людеман», на которых ещё оставалось несколько торпед, устроили англичанам засаду в Стрёмснесской узости, наиболее сужающейся части Ромбакс-фьорда.
Британский эсминец «Эскимос» (англ.), участник второй морской битвы за Нарвик. Несмотря на очевидный ущерб, корабль восстановят и он прослужит в королевских ВМС до конца войны.

Обыскивая акваторию в поисках оставшихся кораблей противника, в Ромбакс-фьорд зашли британские эсминцы «Эскимо», «Фористер» и «Хироу». В 15:45, когда они проходили через узость, «Тиле» выпустил свои последние две торпеды. Одна из них поразила «Эскимо», оторвав ему всю носовую часть по второе орудие, однако повреждённый корабль остался на плаву. Торпеды, пущенные с «Людемана», в цель не попали. «Фористер», «Хироу» и подошедший «Бедуин» обрушили на «Тиле» ураганный огонь из своих орудий, нанеся ему тяжёлые повреждения надстроек. В 16:00 «Тиле» прекратил редкий ответный огонь и выбросился на мель. Англичане продолжали обстреливать оставленный экипажем корабль, пока он не взорвался..

Пока британцы были заняты уничтожением «Тиле», повреждённый британским огнём «Людеман» успел отойти вглубь Ромбакс-фьорда, встав рядом с «Арнимом» и «Ценкером». На них уже не оставалось ни снарядов, ни торпед, не было и путей дальнейшего отступления. Когда в фьорде показались британские эсминцы «Акарэс», «Кимберли» и «Хироу», немцы оставили свои последние корабли, открыли кингстоны и привели в действие подрывные снаряды. На «Людемане» снаряды не сработали, и он остался на плаву. На немецкий эсминец поднялись британцы, обнаружив там только одного раненого немецкого моряка. Над «Людеманом» был поднят британский флаг, однако, оценив серьёзность повреждений, англичане решили отказаться от трофея. «Людеман» был добит торпедой с «Хироу».[2].
Немецкий эсминец Bernd von Arnim затоплен в Румбаксфьорде

В ходе второго боя при Нарвике немцы потеряли все остававшиеся у них 8 эсминцев и вдобавок, подводную лодку. У британцев несколько кораблей получили повреждения, причём два эсминца — тяжёлые, но они в дальнейшем были отремонтированы и возвращены в строй. Немцы понесли в бою 13 апреля 1940 гораздо большие людские потери — 128 человек убитыми в сравнении с 28 убитыми у англичан. В то же время большая часть экипажей немецких эсминцев — около 2,6 тыс. моряков смогла высадиться на берег и продолжить участие в боевых действиях за Нарвик на суше.
Битва за Нарвик на суше
Приготовления сторон

Союзное командование (прежде всего Великобритания) исходило из крайней стратегической важности Нарвика. Делался вывод, что потеря Нарвика была бы равносильна для Германии проигрышу всей Скандинавской кампании даже в условиях захвата немцами всей остальной Норвегии. При этом разгром занявшего Нарвик немногочисленного немецкого отряда, находившегося в почти полной изоляции на большом удалении от других групп немецких войск, казался нетрудной задачей.

Уже на следующий день после уничтожения немецкой флотилии на норвежскую военно-морскую базу в Харстаде (60 км по прямой от Нарвика) стали прибывать первые британские сухопутные части. Для переброски снабжения союзных экспедиционных сил и снабжения их всем необходимым организовывались морские конвои из транспортных и эскортных кораблей британского, французского и польского флотов. Харстад стал главной базой союзников для обеспечения действий под Нарвиком, хотя порт и не был приспособлен для разгрузки крупнотоннажных судов. Поэтому исключительно важную роль здесь играл малотоннажный норвежский каботажный флот.

К началу мая 1940 г. в Северную Норвегию были переброшены морскими конвоями элитные военные части союзников со штатными и приданными подразделениями (полевая и зенитная артиллерия, сапёрные и санитарные роты, танковая и противотанковая роты):

Британская 24-я гвардейская бригада — три пехотных батальона (шотландских и ирландских гвардейцев и южноуэльских пограничников).
Французская 27-я бригада альпийских стрелков — три горно-пехотных батальона.
Французская 13-я полубригада Иностранного легиона — два пехотных батальона.
Польская 1-я горная бригада «Подгале» — четыре батальона.

Значительными силами в районе Нарвика располагали и норвежские войска. В северных норвежских провинциях базировалась наиболее боеспособная 6-я пехотная дивизия, отмобилизованная и прошедшая усиленную боевую подготовку во время советско-финской войны. Из мест своей дислокации к Нарвику конвоями под охраной британских кораблей было переброшено пять пехотных батальонов и горно-артиллерийский дивизион.

С моря действия союзников поддерживала крупная группировка британского флота, в которой постоянно присутствовали линкор, несколько крейсеров и две-три флотилии эсминцев. Британские корабли постоянно крейсировали в Нарвик-фьорде и обстреливали немецкие позиции, особенно проходящую по берегу Румбакс-фьорда железную дорогу. В обстрелах побережья участвовали и действовавшие в составе британского флота польские эсминцы «Гром» и «Блыскавица»

Эсминец польского флота «Гром», участник боев под Нарвиком в 1940 г.

Военно-воздушные силы союзников первоначально составляла только авиагруппа находившегося у Нарвика британского авианосца «Фьюриэс» (две эскадрильи «Суордфишей»), а также малочисленная норвежская авиация (шесть устаревших Фоккеров-С.5 и три гидросамолёта Хейнкель-115).

Пост руководителя всех сил союзников под Нарвиком получил командующий британскими военно-морскими силами в Северной Норвегии адмирал У. Г. Бойль граф Корк. Впрочем, адмиралу Корку приходилось считаться с командующими сухопутными группировками: британским генерал-майором П. Дж. Макеси и французским бригадным генералом М. Э. Бетуаром, которому подчинялся польский генерал З. Богуч-Шишко. Норвежский генерал-майор К. Л. Фляйшер даже формально не считался подчинённым адмиралу Корку.

Общая численность союзной (британо-франко-польской) группировки в районе Нарвика к началу мая 1940 г. составляла 24,5 тыс., не считая около 6 тыс. норвежцев, однако непосредственно в боевых действиях приняла участие меньшая часть сухопутных сил союзников. Слабой стороной союзных войск была несогласованность их деятельности. Особенно трудно достигалась координация между англо-французским и норвежским командованием. Союзные (а отчасти и норвежские) войска были плохо подготовлены к условиям боёв в арктической горной местности, остро не хватало горного снаряжения. Британская и французская полевая артиллерия оказались не приспособленными к войне в горах, а у норвежской горной артиллерии быстро закончились боеприпасы, пополнить запас которых было невозможно (из-за устаревших систем орудий).
Командующий немецкими войсками в Нарвике в 1940 г. генерал Э. Дитль

После гибели 13 апреля флотилии эсминцев германское командование несколько дней колебалось — бороться или нет за Нарвик. Наконец, 18 апреля вопреки подписанному ранее (но не отправленному) приказу об оставлении Нарвика, Гитлер призвал произведённого в генерал-лейтенанты Э. Дитля «сражаться до последнего солдата». Немецкие войска в Нарвике насчитывали три горно-пехотных батальона — 2 тыс. горных егерей. Егеря были элитными войсками с отличной подготовкой, но в Нарвике они оказались без тяжёлого вооружения, которое должно было прибыть позднее на транспортах, но так и не было доставлено. За счёт экипажей затопленных эсминцев силы Дитля пополнили 2,6 тыс. военных моряков, получивших стрелковое вооружение с захваченных норвежских складов. Из моряков было сформировано три батальона морской пехоты, которые, впрочем, были далеко не равноценны по боеспособности частям егерей. Некоторое количество тяжёлого вооружения удалось взять с затопленных эсминцев и в качестве трофеев в Нарвикском порту.

Дитль требовал срочной переброски ему подкреплений, оружия и боеприпасов. Связь с Нарвиком могла поддерживаться только по воздуху, хотя из-за удалённости Северной Норвегии от немецких аэродромов и это было очень затруднительно. 14 апреля на льду озера Хартвиг сели 8 транспортных Юнкерсов-52. Они доставили подкрепления, а также батарею горной артиллерии. Однако топлива на обратный путь хватило только 3 самолётам, остальные транспортные Юнкерсы, застрявшие на ледовом аэродроме, были вскоре уничтожены во время налётов устаревших норвежских Фоккеров. В дальнейшем для «воздушного моста» немцы использовали парашютные сбросы и единичные посадки гидросамолётов. Воздушную поддержку группе Дитля немецкое командование могло обеспечить первоначально только действиями дальней авиации. 18 апреля люфтваффе произвело первый налёт на главную союзную базу в Харстаде, сумев повредить авианосец «Фьюриэс», который ушёл на ремонт (к тому времени на авианосце оставались исправными только 6 «Суордфишей»). После этого в течение двух недель присутствие в воздухе над Нарвиком как союзной, так и немецкой авиации было минимальным.

16 апреля немцы, продвигаясь из Нарвика на восток вдоль Лапландской железной дороги, вышли к шведской границе. Для защиты железной дороги в мастерских Нарвика был построен импровизированный бронепоезд. Через Швецию (вопреки её нейтральному статусу) шла переброски в Нарвик из Германии «гуманитарных грузов» (в том числе — продовольствия и снаряжения), а также вывоз раненых, поэтому железная дорога имела для немецкой группировки большое значение как линия снабжения, а также на случай вынужденного интернирования на нейтральной территории, чтобы избежать капитуляции.

Немцы продвинулись на север к Гратанген-фьорду и к горными перевалам примерно в 30 км от Нарвика. Здесь была организована линия обороны против норвежских войск, подходивших из северных провинций. Именно норвежские войска, которые могли бы отрезать немецкий отряд от Швеции, Дитль считал своей главной угрозой. На горном фронте располагалось два из трёх бывших у Дитля батальона егерей. Напротив, оборону порта Нарвика, который немцы не могли использовать, Дитль не считал важной военной задачей. Тем не менее, возможно долгое удержание города считалось желательным с морально-психологической точки зрения. Были приняты меры к организации береговой обороны гавани Нарвика и некоторых других пунктов на восточном побережье Нарвик-фьорда и в ближайших Херьянг-, Бейс- и Ромбакс-фьордах. Порт Нарвик и другие пункты на побережье защищали один егерский батальон и батальоны моряков. Немецкие моряки также охраняли в тылу линию железной дороги.
Бои на подступах к Нарвику

Командующий союзными силами адмирал Корк выступал за решительные действия — немедленную высадку десанта непосредственно в порту Нарвика. Однако более осторожный генерал Макеси выдвигал план постепенного продвижения к Нарвику с созданием промежуточных плацдармов и взаимодействием с наступающими с севера норвежскими войсками.

Утром 24 апреля британская эскадра из линкора «Уорспайт», трёх крейсеров и 10 эсминцев (в том числе двух польских) вошла в Офут-фьорд. Целью операции было подавление корабельной артиллерией береговой обороны противника и последующая высадка в Нарвике десанта британских гвардейцев. Адмирал Корк передал по радио генералу Дитлю предложение ради предотвращения жертв среди мирного населения оставить город без боя, но не получил ответа. В течение 3 часов линкор и крейсера подвергали Нарвик обстрелу главным калибром, однако не смогли подавить хорошо замаскированные узлы береговой обороны. Это заставило Корка отказаться от запланированной высадки десанта, хотя Дитль уже готовился оставить порт. Вместо десанта в Нарвик батальон ирландских гвардейцев беспрепятственно высадился в Богене в северной части Офут-фьорда. Таким образом, британцы получили первую промежуточную базу на пути к Нарвику.
Нарвик 7 мая 1940.jpg

В тот же день 24 апреля начали наступательную операцию у Гратанген-фьорда норвежцы, действуя четырьмя пехотными батальонами при поддержке четырёх артиллерийских батарей и патрульных кораблей. Один из батальонов норвежцев попытался обойти немецкие позиции с востока через горы, но был застигнут снежным бураном, а на следующее утро контратакован егерями Дитля. Норвежцы понесли тяжёлые потери, лишились тяжёлого вооружения, однако на следующий день возобновили свои атаки и за три дня жестоких боев в горах отбросили немцев на 5 км. К 28 апреля силы норвежцев выросли до пяти батальонов, которые были реорганизованы в две бригады. 7-я норвежская бригада продолжала действовать в горах у Гратанген-фьорда, взаимодействуя с переброшенными туда двумя батальонами французских альпийских стрелков, три норвежских батальона 6-й бригады держали фронт восточней до шведской границы.

29 апреля британцы высадили в Хоквике на южном берегу Офут-фьорде батальон южноуэльских пограничников. Британцы продвинулись затем на восток до Бейс-фьорда, на противоположном берегу которого находился уже Нарвик. Однако немцы удержали плацдарм в Анкенесе на западном берегу Бейс-фьорда. 1 мая немцы перешли в контрнаступление, пытаясь отбросить британцев, но уэльсцы при поддержке корабельной артиллерии отразили атаку и заставили немцев отойти к Анкенесу. Позднее батальон уэльсцев у Бейс-фьорда усилил батальон французских альпийских стрелков.
Норвежские солдаты под Нарвиком

В начале мая стратегическая ситуация в регионе претерпела изменения. Немецкие войска завершили завоевание Центральной Норвегии, заставив эвакуироваться оттуда англо-французские войска и капитулировать норвежские. Однако поражение в Центральной Норвегии не повлияло на решимость союзников овладеть Нарвиком. Переброска союзных войск в северную Норвегию активно продолжалась. Норвежский король и норвежское правительство переехали в Тромсё к северу от Нарвика. После утверждения немецкого господства в Центральной Норвегии люфтваффе могло успешно действовать с более близкого к Нарвику аэродрома в Вэрнесе под Тронхеймом, начав каждодневные воздушные удары по объектам союзников на севере. Немецкие бомбардировщики добились крупного успеха, потопив 4 мая в Румбакс-фьорде польский эсминец «Гром». Обычно же жертвой воздушных атак становились союзные транспорты. Для противодействия налётам немецкой авиации союзники перебросили в Харстед пять британских зенитных батарей, британскую эскадру усилили крейсера ПВО «Каиро», «Ковентри» и «Керлью». С 6 мая в районе Нарвика стала действовать британская авиационная группа авианосца «Арк Ройял». Было начато строительство аэродромов для базирования двух истребительных эскадрилий, но они были введены в строй позднее.

Немецкое командование приняло решение направить в Нарвик помощь и по суше. Части 2-й горной дивизии генерал-лейтенанта В. Фойерштейна продвигались от Тронхейма на север, чтобы установить контакт с частями Дитля. Однако сухопутный поход на Нарвик должен был занять длительное время и, к тому же, сильно растянул бы коммуникации немецких войск. Тем не менее, с фронта были сняты для отправки против частей Фойерштейна три батальона британской 24-й гвардейской бригады. Заменить их в готовившейся десантной операции у Нарвика должны были прибывающие польские части и Иностранный легион французской армии.

8 мая 7-я норвежская бригада овладела с боем стратегическими высотами Роасме и Лейстинн между Гратанген- и Херьянс-фьордами. 11 мая перешла в наступление 6-я норвежская бригада. При поддержке нескольких своих Фоккеров норвежцы, преодолевая метровый снег, вышли на плато Кубергет. Там наступление захлебнулось, у норвежских орудий кончились снаряды, а немцы эффективно применяли миномёты. Неудача норвежцев была связана ещё и с тем, что наступление 6-й бригады должно было происходить одновременно с крупным десантом союзных войск, но его без извещения норвежцев отложили на два дня.

В ночь на 13 мая началась первая во Второй мировой войне десантная операция союзников на занятое противником побережье. Операцией командовали адмирал Корк и генерал Бетуар. При поддержке огня с линкора «Резолюшн», крейсеров «Эффингем» и «Орора», а также пяти эсминцев у Бьерквика в северной части Херьянс-фьорда с десантных катеров было высажено два батальона Иностранного легиона и пятнадцать танков Н-38. Французские танки успешно подавляли немецкие пулемётные точки. Оборонявшийся в Бьерквике батальон немецких моряков сильно пострадал от обстрела с кораблей и не смог противостоять десанту с танками. Моряки в спешке отступали, бросив пулемёты.
Французские танки H-38 в Бьерквике под Нарвиком после десанта 13 апреля 1940 г.

Заняв Бьерквик, легионеры стали наступать по нескольким направлениям. Их поддерживали прибывшие в Бьерквик по суше из Богена вдоль северного берега Офут-фьорда польские части. Спешно переброшенный к Херьянс-фьорду отряд немецких егерей завязал встречный бой и на время остановил продвижение французов на восток, но затем вынужден был оставить Эльвегордсмоэн с важными военными складами. На юге французы к концу дня заняли Эйяр, который немецкие моряки оставили без боя, и вышли к Румбакс-фьорду, получив важный плацдарм на ближних подступах к Нарвику. К северу от Бьерквика французские легионеры стремились соединиться со своими альпийскими стрелками и 7-й бригадой норвежцев, которые двигались от Гратангена, чтобы отсечь и окружить левый фланг немецких егерей. Однако наступавшим навстречу друг другу союзным войскам удалось соединиться только во второй половине дня 14 апреля, когда егеря успели отступить на юго-восток, проделав тяжёлый путь пешком по глубокому снегу. На правом немецком фланге вновь перешла в наступление 6-я норвежская бригада и к 17 апреля сумела пересечь плато Кубергет.

Таким образом, к середине мая союзники сумели потеснить противника и выйти к Нарвикскому полуострову между Румбакс-фьордом и Бейс-фьордом как с юга, так и севера.
Штурм Нарвика

Во второй половине мая 1940 г. кардинальным образом изменилась вся военно-стратегическая ситуация в Европе. Вермахт начал успешную наступательную операцию на западном фронте. В условиях катастрофического поражения во Франции удержание союзниками Северной Норвегии теряло стратегическое значение. В 20-х числах мая британское верховное командование пришло к выводам о необходимости полной эвакуации своих сил из Норвегии. При этом было решено всё же довести операцию по овладению Нарвиком до конца. Взятие Нарвика дало бы союзникам моральную победу и облегчило бы эвакуацию войск. К тому же союзники стремились уничтожить в порту всё оборудование для вывоза железной руды.
Генерал К. Окинлек, командующий союзными войсками у Нарвика в мае-июне 1940 г.

Общее командование союзными сухопутными силами под Нарвиком в мае перешло к британскому генерал-лейтенанту К. Окинлеку. Непосредственное руководство операцией по взятию Нарвика осуществлял французский генерал Бетуар. Штурм Нарвика должен был проводиться одновременными ударами с севера со стороны Румбакс-фьорда, где находились два батальона Иностранного легиона, батальон альпийских стрелков (французы), норвежский и польский пехотные батальоны, и с юга силами трёх польских батальонов со стороны Бейс-фьорда. Два батальона французских альпийских стрелков и четыре норвежских пехотных батальона должны были наступать в горах к северу от Нарвика. Британцы брали на себя поддержку с моря и воздуха. Авианосцы «Глориес» и «Фьюриэс» перебросили для действий с аэродрома в Бардуфоссе к северу от Нарвика 263-ю и 46-ю истребительные эскадрильи (16 «Гладиаторов» и 16 «Харрикейнов»), которые обеспечивали воздушное прикрытие от усиливающихся ударов люфтваффе. Действовавшим под Нарвиком без истребительного прикрытия немецким бомбардировщикам тем не менее удалось добиться серьёзных успехов, повредив линкор «Резолюшн» и крейсер «Орора», а крейсер ПВО «Кёрлью» и три транспорта были потоплены. Без поддержки британских истребителей при такой активности немецкой авиации наступательные действия союзников были бы невозможны. Поэтому задержка с полным вводом в действие аэродрома в Бардуфоссе заставила Окинлека отложить штурм Нарвика на неделю — с 21 на 27 мая.

21 мая Дитль принял решение об отводе своих войск на севере для сокращения фронта. Линия обороны стала проходить в 11 км к северу и в 20 км к западу от ставки немецкого командующего в Бьёрнсфьелле у шведской границы. Дитль характеризовал положение своей группы как критическое и потребовал срочной доставки подкреплений и поддержки с воздуха. Путём воздушного десантирования за вторую половину мая немцы перебросили под Нарвик около тысячи парашютистов и подготовленных для прыжков с парашютом горных егерей. Одновременно из Нарвика через Швецию было эвакуировано в Германию до 500 военных моряков ценных специальностей. После потери норвежских военных складов в Эльвегордсмоэне немцы испытывали серьёзные трудности с продуктами питания, поэтому большую часть воздушных перевозок стало составлять продовольствие.
Нарвик 6 июня 1940.jpg

Поздним вечером 27 мая три британских крейсера и пять эсминцев начали массированный обстрел немецких береговых позиций. Огонь не прекращался до момента, когда катера с десантом коснулись берега. В полночь 28 мая два батальона иностранного легиона стали переправляться из Эйяра на катерах через узкий Румбакс-фьорд и высаживаться на Нарвикский полуостров у деревни Орнесет к востоку от порта Нарвик. Два высаженных с десантом танка H-35 застряли на пляже. Французы перерезали железную дорогу, лишив немцев удобного пути отхода из Нарвика. Затем легионеры попытались ворваться с востока в город, наступая мимо горы Таральдсвикфьельд, однако были контратакованы с этой высоты немецкими войсками и отброшены к побережью. Французов едва не сбросили в море, но при поддержке артиллерии британских эсминцев десантники вновь перешли в наступление и оттеснили немцев назад. Тем не менее, Таральдсвикфьельд удерживался немцами всю ночь, пока их войска не отступили из Нарвика по восточному берегу Бейс-фьорда. В 5 утра 28 мая в оставленном немцами порту Нарвика беспрепятственно высадился норвежский батальон.

Той же ночью два польских батальона безуспешно атаковали Анкелес на западном берегу Бейс-фьорда, причём один из приданных им танков подорвался на мине, а второй застрял. Отброшенные немецкой контратакой, поляки перегруппировались и начали наступление в обход Анкелеса. В 22 часа у деревни Бейсфьорд в конце одноимённого фьорда поляки соединились с французами и норвежцами, продвигавшимися от Нарвика вслед за отступавшими немцами. Оборонявшим Нарвик немецким войсками, таким образом, удалось избежать окружения и уйти с Нарвикского полуострова. Только рота егерей, защищавшая Анкелес на западном берегу Бейс-фьорда, не могла отойти из-за уничтожения при обстреле плавсредств и сдалась в плен. 28 мая люфтваффе сумело тяжело повредить британский флагманский крейсер «Каиро», но в дальнейшем британским истребителям удавалось успешно перехватывать бомбардировщики противника, не допуская новых авиаударов.
Кризисный для вермахта этап боёв за Нарвик. Горные егеря 3-ей горнострелковой дивизии оттеснены в норвежские скалы. Середина — конец мая 1940

После оставления Нарвика генерал Дитль организовал новую линию обороны в 7 км восточнее. Немецкие войска оказались в сложной ситуации. При отступлении им пришлось бросить значительные запасы оружия, боеприпасов и обмундирования. Союзники продолжали наступление на восток на Нарвикском полуострове вдоль железной дороги, а 30 мая неожиданно обошли немецкие позиции с юга, выйдя через горы к железнодорожной станции Сильвик и создав угрозу окружения всей западной группировки немцев. Дитль снял угрозу, бросив в контратаку резерв из роты парашютистов. 31 мая 6-я норвежская бригада заняла важную высоту на правом фланге немецких войск, а 1 июня норвежцы прорвали фронт у горы Раубергет и отбросили немцев на 2 километра на юг. Немецкие войска удерживали только сравнительно небольшой плацдарм у железной дороги на границе со Швецией. К тому времени у войск Дитля подходили к концу боеприпасы и запасы продовольствия. Доставке новых по воздуху мешала установившаяся на несколько дней нелётная погода.

Для спасения группировки Дитля немецкое командование готовило ряд новых операций: высадка к северу от Нарвика крупного воздушного десанта и, одновременно, переброску туда же на быстроходных лайнерах крупного морского десанта с танками (операция «Наумбург»); удар по базе союзников в Харстаде и кораблям в Нарвик-фьорде главными силами германского надводного флота (операция «Юно»); ускоренный марш-бросок к Нарвику передовых частей 2-й горной дивизии, наступавшей из Центральной Норвегии и пересекшей уже Полярный круг (операция «Бюффель»).
Щит «Нарвик» награда отличившимся в операции немецким солдатам

Однако союзники уже сами готовились оставить Нарвик. Эвакуация тяжёлого вооружения оттуда началась уже в конце мая, основная же часть личного состава британских, французских и польских войск грузились на транспортные суда с 4 по 8 июня. Морем было вывезено около 25 тыс. человек, в том числе 400 немецких пленных. Немцы узнали об отходе союзников только 8 июня. Эвакуация Нарвика стала неожиданностью и для норвежцев в тот момент, когда они планировали решающее наступление, чтобы оттеснить немецкие войска за шведскую границу. Вместо этого норвежские части, которые не могли сражаться в одиночку, вынуждены были прекратить борьбу.

С эвакуацией Нарвика связано одно из тяжёлых поражений британского флота во 2-й мировой войне. Если немецкая воздушно-десантная операция «Наумбург» не состоялась из-за сопротивления руководства люфтваффе, а авангардные части 2-й горной дивизии вермахта, идущие к Нарвику ускоренным маршем в рамках операции «Бюффель», прибыли на место уже после эвакуации союзников, то проводимая германским флотом операция «Юно» дала результат. Вышедшие из Киля 4 июня линейные крейсера «Шарнхорст», «Гнейзенау», тяжёлый крейсер «Адмирал Хиппер» и четыре эсминца, прибыв в северо-норвежские воды и обнаружив авиаразведкой эвакуацию союзников, вместо предполагавшегося обстрела Харстада устроили охоту за транспортами. 8 апреля «Шарнхорст» и «Гнейзенау» встретили и потопили огнём главного калибра отделившийся от британской эскадры авианосец «Глориес», эвакуировавший из-под Нарвика истребительные эскадрильи, и два сопровождавших его эсминца. Людские потери британцев составили при этом почти 1,5 тыс. человек.

Утром 9 июня последние части союзников покинули Нарвик, в тот же день его повторно заняли немецкие войска, войдя в сильно разрушенный город торжественным маршем. 10 июня норвежские войска в Северной Норвегии капитулировали.
См. также

Битва за Ондалснес

Примечания

; В литературе распространено мнение, что отход «Шарнхорста» и «Гнейзенау» после боя у Лофонтенских островов стал причиной последующей гибели немецких эсминцев в Нарвике, лишённых прикрытия крупных кораблей Сулина С. В. Линкоры типа «Шарнхорст», что оспаривается другими исследователями Патянин С. В. Везерюбунг: Норвежская кампания 1940 г.. Гипотетически два немецких линейных крейсера могли противостоять одному более мощному британскому линкору и сопровождавшим его эсминцам. Это могло отстрочить атаку британским флотом немецких эсминцев в Нарвике и дать им дополнительное время на отход. Однако в этом случае была очень вероятной гибель двух немецких линкоров, гораздо более ценных, чем эсминцы, в бою с подошедшими за это время к Вест-фьорду главными силами британского Флота Метрополии

Второе сражение в Нарвике

Литература

Патянин С. В. «Везерюбунг»: Норвежская кампания 1940 г. М., 2004 г. / Под редакцией канд. ист. наук М. Э. Морозова

Зимке Э. Ф. Немецкая оккупация Северной Европы. 1940—1945. Боевые операции третьего рейха. 1940—1945 гг. — М., 2005.

Нарвик, апрель 1940 года // Журнал «Бриз» 9 — 1996

Wiki letter w.svg
Для улучшения этой статьи желательно?:

Найти и оформить в виде сносок ссылки на авторитетные источники, подтверждающие написанное.
Проставить шаблон-карточку, который существует для предмета статьи. Пример использования шаблона есть в статьях на похожую тематику.

[показать];
Польша Боевой путь польских воинских частей во Второй мировой войне
Категории:

Сражения Второй мировой войны с участием польских подразделенийИстория НорвегииМорские сражения Второй мировой войныОперации и сражения Второй мировой войныМорские сражения ВеликобританииМорские сражения ГерманииКонфликты 1940 годаАпрель 1940 года

Навигация

Вы не представились системе
Обсуждение
Вклад
Создать учётную запись
Войти

Статья
Обсуждение

Читать
Текущая версия
Править
Править вики-текст
История

Поиск

Заглавная страница
Рубрикация
Указатель А;—;Я
Избранные статьи
Случайная статья
Текущие события

Участие

Сообщить об ошибке
Портал сообщества
Форум
Свежие правки
Новые страницы
Справка
Пожертвовать

Инструменты

Ссылки сюда
Связанные правки
Спецстраницы
Постоянная ссылка
Сведения о странице
Цитировать страницу

Печать/экспорт

Создать книгу
Скачать как PDF
Версия для печати

В других проектах

Викисклад
Викиданные

На других языках

;;;;;;;
Deutsch
English
Espa;ol
Fran;ais
;;;
Polski
Portugu;s
;;;;;

Править ссылки

Последнее изменение этой страницы: 17:06, 23 июля 2016.

ПРИЛОЖЕНИЕ 2
Французская кампания
Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 4 ноября 2014; проверки требуют 65 правок.
Вторжение Германии во Францию, Бельгию, Нидерланды и Люксембург (1940)
Основной конфликт: Вторая мировая война
1940FaguoLiuYue.png
Карта Французской кампании 13 — 25 июня 1940 года
Дата

10 мая — 22 июня 1940 года
Место

Бельгия, Люксембург, Нидерланды, Франция
Итог

Решительная победа стран оси
Изменения

Бельгия, Люксембург, Нидерланды, северная и западная Франция оккупируются Германией; юго-восточная Франция оккупируется Италией; установление режима Виши во Франции. Начало движения Сопротивления во Франции и оккупированных странах.
Противники
Франция Франция

Соединённое королевство Великобритании и Ирландии Британская империя:

Flag of the United Kingdom.svg Великобритания
Canadian Red Ensign 1921-1957.svg Канада

Flag of Belgium (civil).svg Бельгия
Flag of the Netherlands.svg Нидерланды
Flag of Luxembourg.svg Люксембург
Польша Польша
Чехословакия Чехословакия

Flag of Switzerland.svg Швейцария (незначительные воздушные перестрелки)
Flag of the German Reich (1935–1945).svg Третий рейх

Flag of Italy (1861-1946).svg Королевство Италия[1]
(с 10 июня)
Командующие
Франция Морис Гамелен
Франция Максим Вейган
Флаг Великобритании Джон Горт
Флаг Бельгии Леопольд III
Флаг Нидерландов Генри Винкельман
Польша Владислав Сикорский Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой Герд фон Рундштедт
Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой Федор фон Бок
Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой Вильгельм фон Лееб
Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой Гейнц Вильгельм Гудериан
Standard of the Royal Prince of the Kingdom of Italy (1880 - 1946).svg Умберто Савойский
Силы сторон
Западный фронт
Франция 83 дивизии + 13 на Линии Мажино
Флаг Великобритании 12 дивизий
Флаг Бельгии 22 дивизии
Флаг Нидерландов 8 дивизий
Польша 2 дивизии
Альпийский фронт
(с 10 июня)
Франция 6 дивизий
Всего: ~3 300 000
13 974 орудий калибра 75мм и выше
4656 танков и САУ
4469 самолётов[2] Западный фронт
Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой 136 дивизий
Альпийский фронт
(с 10 июня)
Королевство Италия (1861—1946) 32 дивизии
Всего: ~3 350 000
7378 орудий калибра 75мм и выше
2909 танков и САУ[3]
2589 самолётов
Потери
Флаг Франции ~96 000 убитых
~207 000 раненых
1 450 000 пленных[4][источник не указан 391 день]
Флаг Великобритании 3457 убитых
13 602 раненых
3267 пропавших без вести
~28 000 пленных[источник не указан 391 день]
Флаг Бельгии ~7500 убитых
15 850 раненых[источник не указан 391 день]
Флаг Нидерландов 2890 убитых
6889 раненых[источник не указан 391 день]
Всего: ~112 000 убитых и пропавших без вести
~245 000 раненых
~1 500 000 пленных[источник не указан 391 день] Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой 45 219 убитых и пропавших без вести
111 034 раненых[источник не указан 391 день]
Королевство Италия (1861—1946) 642 убитых
2691 раненых
2151 обмороженных
Всего: 45 860 убитых и пропавших без вести
113 725 раненых
2151 обмороженных[источник не указан 391 день]
Commons-logo.svg Аудио, фото, видео на Викискладе
[скрыть]

Французская кампания
Голландия • Бельгия • Аррас • Кале • Дюнкерк («Динамо») • Лилль • Юго-Восточная Франция
У этого термина существуют и другие значения, см. Французская кампания (значения).

Французская кампания или Падение Франции — успешная военная операция стран Оси в Западной Европе с мая по июнь 1940 года, приведшая к разгрому французских, бельгийских и нидерландских вооружённых сил, а также эвакуацию Британских экспедиционных сил во Франции и обеспечившая господство в Европе Германии и её союзников. План «Гельб» — кодовое название немецкого плана блицкрига против Бельгии, Нидерландов, Люксембурга; План «Рот» — против Франции.

Немецкие войска 10 мая 1940 года начали наступление на Францию, объявившую войну Германии ещё 3 сентября 1939 года, в связи с нападением последней на Польшу. В результате стремительного наступления немецких войск, использующих тактику молниеносной войны — блицкрига, союзнические войска были наголову разгромлены, и 22 июня Франция вынуждена была подписать перемирие. К этому времени бо;льшая часть её территории была оккупирована, а от армии практически ничего не осталось.

Путь немецких войск во Францию пролегал по землям Бельгии и Нидерландов, оказавшихся первыми жертвами агрессии. Немецкие войска в краткие сроки захватили их и в дальнейшем, нанеся удар через Арденны, разбили французские войска и вынудили эвакуироваться на Британские острова выдвинувшиеся на помощь части французских войск и Британский экспедиционный корпус.

В результате этой войны Германия избавилась от основного на тот момент своего противника. Был получен плацдарм для действий авиации против Великобритании и возможной высадки немецкой армии на Британские острова.

Содержание

1 Предыстория
2 Расстановка сил
2.1 Германия
2.2 Поступления в войска во время кампании
2.3 Франция и её союзники
2.4 Поступления в войска во время кампании
3 Планы сторон
3.1 Германия
3.2 Франция и её союзники
4 Битва за территорию Бенилюкса
4.1 Объявление войны Нидерландам и Бельгии
4.2 Вторжение в Голландию
4.2.1 Ход боевых действий
4.3 Вторжение в Бельгию
5 Северная Франция
5.1 Вторжение на территорию Франции
5.2 План Гамелена — Вейгана
5.3 Завершение окружения войск союзников
5.4 Операция «Динамо»
6 Битва за Францию
7 Капитуляция Франции
7.1 Причины поражения
7.1.1 Танки
7.1.2 Стратегия и тактика
8 Потери
9 См. также
10 Примечания
11 Литература
12 Ссылки

Предыстория

См. также Странная война, Датско-Норвежская операция
Линия Мажино

3 сентября 1939 в ответ на нападение Германии на Польшу, Великобритания и Франция объявили войну Германии: локальная польско-германская война фактически дала старт новой мировой войне. Во Франции, у укреплённой линии Мажино, расположилась франко-британская армия, а у линии Зигфрида сконцентрировалась немецкая армия. Но военные действия ограничивались лишь частными операциями на море. На границе Франции и Германии царила странная тишина: огромные армии стояли лицом друг к другу, но сражений не было, только кое-где завязывались случайные перестрелки. Этот период войны (сентябрь 1939 — апрель 1940) вошёл в историю как Странная война.

С началом советско-финской войны 30 ноября 1939 в правительствах Великобритании и Франции стали разрабатываться планы помощи Финляндии и военных действий против СССР. Намечались высадка экспедиционного корпуса в Норвегии и авиаудары по бакинским нефтепромыслам. Но окончание советско-финской войны 12 марта 1940 положило конец этим планам.[1]

9 апреля 1940 немецкие войска вторглись в Данию и Норвегию. Дания сразу же капитулировала, но в Норвегии 14 апреля высадился англо-французский десант. Завязались ожесточённые бои, которые могли привести к затяжной войне. Был освобождён Нарвик, но дальнейшему наступлению союзников помешало начавшееся 10 мая немецкое наступление на Францию, Бельгию, Нидерланды и Люксембург.
Расстановка сил
Основная статья: Расстановка сил в операции «Гельб»
Германия

К началу мая на западных границах Германии находилось 104 пехотных, 9 моторизованных и 10 танковых дивизий, в общей сложности насчитывавших 2,5 миллиона солдат и офицеров. Все эти силы были разделены на три группы армий (перечислены в порядке их расположения с севера на юг):

Группа армий «B» (генерал-полковник Федор фон Бок) состояла из двух армий: 18-й и 6-й армий.
18-я армия состояла из девяти пехотных, одной танковой и одной кавалерийской дивизии. Командующий — генерал-полковник фон Кюхлер. 18-я армия была северным крылом группы армий «B».
6-я армия состояла из четырнадцати пехотных и двух танковых дивизий. Командующий — генерал-полковник фон Рейхенау.

Группа армий «B» располагалась от Северного моря до Ахена.

Группа армий «А» (генерал-полковник Герд фон Рундштедт) состояла из четырёх армий:
4-я армия генерал-полковника фон Клюге (двенадцать пехотных и две танковые дивизии)
12-я армия генерал-полковника Листа (одиннадцать пехотных дивизий)
16-я армия генерала пехоты Буша (пятнадцать пехотных дивизий)
2-я армия генерал-полковника фон Вейхса
танковой группы, включавшей в себя бо;льшую часть немецких танков (2488 машины (см. таблицу), из которых средних танков PZ III и PZ IV было всего 349 и 281 соответственно, а остальные являлись лёгкими PZ I и PZ II, а также танки чешского производства Panzer 35(t) и Panzer 38(t)). Эта группа расположилась между Ахеном и Саарбургом.
Группа армий «C» (генерал-фельдмаршал Вильгельм Йозеф фон Лееб) состояла из двух армий:
1-я армия генерал полковника фон Витцлебена
7-я армия генерала артиллерии Долльмана, расположившихся в восточной Лотарингии и вдоль Рейна.

Воздушное прикрытие осуществляли 2478 самолётов, в основном современных и превосходивших по тактико-техническим характеристикам ВВС союзников. Авиация была разделена на две группы:

3-й воздушный флот под командованием генерал-полковника Шперле
2-й воздушный флот генерал-полковника Кессельринга.

Общее командование осуществлял Гитлер, начальником штаба являлся Вильгельм Кейтель, а непосредственное командование осуществлял генерал Вальтер фон Браухич.

Основным танковым соединением кампании была «танковая группа Клейста» под командованием Эвальда фон Клейста[5] в составе двух танковых и одного моторизованного корпусов: XIX (командующий — Гейнц Гудериан), XV (Герман Гот) и XXXI (Георг Райнхардт). В состав группы входили пять из десяти танковых дивизий, имевшихся к тому времени в Германии и пять моторизованных дивизий. Группа имела на вооружении 1250 единиц бронетехники (танков и бронетранспортеров)[6].

Всего на Западном фронте Германия имела 35 танковых батальонов в составе 10 танковых дивизий, 2488 танка, из них:

PzKpfw I — 643 единицы;[3]
PzKpfw II — 880 единиц;[3]
PzKpfw III — 349 единиц;[3]
PzKpfw IV — 281 единиц;[3]
Pz.Kpfw.35(t) — 128 единиц;[3]
Pz.Kpfw.38(t) — 207 единиц;[3]

Также было 187 командирских танков:

Pz.Bef. (малый командирский танк (танкетка) на шасси PzKpfw I) — 148 единиц;[3]
Panzerbefehlswagen III (командирский танк на шасси PzKpfw III) — 39 единиц.[7]

Из 177 САУ было:

Panzerj;ger I — 117 единиц;[3]
StuG III — 24 единицы;[3]
Sturmpanzer I — 36 единиц [8]

Поступления в войска во время кампании

Во время кампании в действующие части Вермахта поступило 244 танка[9]:

PzKpfw I — 48 единиц;
PzKpfw II — 35 единиц;
PzKpfw III — 71 единица;
PzKpfw IV — 19 единиц;
Pz.Kpfw.35(t) — 35 единиц;
Pz.Kpfw.38(t) — 36 единиц;

А также командирских танкеток:

Pz.Bef. — 44 единицы.

Таким образом, общее количество танков и САУ Германии участвовавших во Французской кампании — 2,909 машин.
Франция и её союзники

Французские войска насчитывали более 2 миллионов человек и 3101 танк (в том числе 470 самых современных средних SOMUA S35 и тяжелых B1bis, превосходившие немецкие аналоги), входившие в 4 бронетанковые(DCR), 5 легких механизированных(DLM) и 74 других дивизий. 10 мая французская армия имела на северо-восточном фронте 24 пехотные дивизии, 7 пехотных моторизованных, 20 резервных дивизий первой очереди, 16 резервных дивизий второй очереди, 5 кавалерийских дивизий, 4 отдельные кавалерийские бригады, 3 бронетанковые дивизии, 3 легкие механизированные дивизии, 1 польскую дивизию и гарнизоны Линии Мажино, общей численностью 13 дивизий. Против Италии на Альпийском фронте находились 4 пехотные и 3 крепостные дивизии. В Северной Африке находились ещё 7 пехотных и одна кавалерийская дивизия. Резерв главного командования составлял 14 дивизий и находился за центральным участком фронта в районе Шалон-на-Марне, Сен-Кантен. Кроме того, английские силы во Франции составляли двенадцать дивизий, из которых девять располагались вдоль бельгийской границы, одна действовала на Саарском фронте для получения боевого опыта, и ещё две дивизии не были полностью оснащены и обучены, находились во французских учебных лагерях и не могли считаться боеспособными.

Французские и британские силы на северо-восточном фронте были распределены по трём группам армий:

Первая (генерал Гастон Бийот) занимала участок от Ла-Манша до Монмеди и состояла из четырёх армий и Британского экспедиционного корпуса (генерал Джон Горт). Французские армии: 2-я (две кадровые пехотные дивизии, одна резервная дивизия первой очереди, две резервные дивизии второй очереди, две с половиной кавалерийские дивизии), 9-я (одна кадровая пехотная дивизия, две резервные дивизии первой очереди, две резервные дивизии второй очереди, две с половиной кавалерийские дивизии), 1-я (три кадровые пехотные дивизии, одна резервная дивизия первой очереди, две легкие механизированные дивизии), 7-я (одна кадровая пехотная дивизия, две моторизованные пехотные дивизии, две резервные дивизии первой очереди, одна легкая механизированная дивизия, одна резервная дивизия второй очереди). Кроме того, Британский экспедиционный корпус состоял из 9 дивизий.
Вторая (генерал Андре Гастон Претела), в составе трёх армий — 8-й (три кадровые пехотные дивизии и четыре резервные дивизии), 5-й (пять кадровых пехотных дивизий, три резервные дивизии первой очереди и одна — второй очереди) и 3-й армии (две кадровые дивизии, одна резервная дивизия первой очереди, одна резервная дивизия второй очереди и две с половиной кавалерийские бригады), занимала позиции вдоль линии Мажино — от Монмеди до Эпиналя;
Третья (генерал Бессон) занимала непосредственно укрепления линии Мажино

Главнокомандующим являлся генерал А. Ж. Жорж, в свою очередь подчинявшийся главнокомандующему объединёнными силами генералу Морису Гюставу Гамелену.

Французское командование уделяло много внимания состоянию и боевой подготовке своей сухопутной армии. Однако несмотря на это по своим тактическим возможностям французские вооруженные силы значительно уступали немецким войскам. Противотанковая и противовоздушная оборона была лишь незначительно улучшена со времени начала войны. Зенитные подразделения пехотных соединений все ещё были на конной тяге. Зенитная артиллерия среднего калибра больше чем наполовину состояла из пушек времен первой мировой войны.

О моральном состоянии сухопутных войск говорится в докладной записке французского генерального штаба, составленной после разгрома французской армии:

«До 10 мая боевой дух войск был удовлетворителен, хотя и недостаточно высоким. Не хватало зажигающего воодушевления и решительности. Чувство готовности к выполнению своего долга любой ценой не проявлялось даже в лучших частях с желательной ясностью и твердостью…

Эта армия с большими материальными и духовными недостатками противостояла противнику, который был достаточно оснащен танками и противотанковым оружием, прикрывался и поддерживался мощной авиацией и имел твердую волю к победе»

— Типпельскирх, Курт, фон История Второй мировой войны.]

Бельгийские войска под командованием короля Леопольда III номинально насчитывали 600 тысяч человек (18 пехотных, 2 кавалерийских и 2 арденнских егерских дивизий самокатчиков). Двенадцать пехотных дивизий были вооружены достаточно хорошо, остальные шесть могли оцениваться лишь как слабо оснащенные второочередные резервные дивизии. В целом армия не была подготовлена к ведению маневренной войны.

Армия Бельгии располагала примерно тремя сотнями легких танков:

Т-13 — легкий танк, вооруженный 47-мм пушкой (252 машины): по 12 танков на пехотную дивизию, по 18 на кавалерийскую дивизию, по 12 в двух пограничных ротах и ещё 12 в танковой роте Намюрского укрепрайона.
Т-15 — легкий танк, вооруженный 13,2-мм пулеметом «Гочкис» (42 машины).
A.C.G. 1 — легкий танк французского производства (8 единиц).

Данные по количеству танков в разных источниках несколько различаются, что может быть связано с учетом наличных или только боеготовых машин или же по их фактическому/штатному количеству.

Распределены бронемашины были следующим образом:

1-я,2,3,4,7,8,9,10,11 пехотная дивизия — по 12 T-13;
1-я дивизия арденнских егерей — 3 T-15 и 48 T-13;
2-я дивизия арденнских егерей — 3 T-15;
Отдельная пограничная велосипедная рота — 12 T-13;
8-я пограничная велосипедная рота — 12 T-13;
Рота Намюрского укрепрайона — 12 T-13;
1-я и 2-я кавалерийские дивизии — по 18 T-15 и 18 T-13;
Эскадрон бронемашин кавалерийского корпуса (Escadron d’auto-blindees du corps de cavalerie) — 8 Renault ACG-1. Бельгийские ACG1 имели модифицированную башню, куда вместо пулемета MAC31 калибра 7,5 мм устанавливался пулемет 13,2 мм.
Автотанковая учебная школа Borsbeek под Антверпеном — 1 Т-15[10].

Преимуществом бельгийцев была сложная и разветвленная сеть каналов, благодаря которым они рассчитывали притормозить наступление немецкой армии.[11]

Нидерландские вооруженные силы под командованием генерала Генри Винкельмана составляли 400 тысяч человек. Это были удовлетворительно оснащённые восемь дивизий, одна лёгкая дивизия, три смешанные бригады и несколько пограничных батальонов. Танков не было совсем, войска имели в расположении только 33 бронеавтомобиля и 5 танкеток: 14 M36 в первом эскадроне бронеавтомобилей и 12 M38 во втором, и ещё 7 Paw. M39 и 5 танкеток Carden-Loyd Mk VI в остальных частях.

Всего, 10 мая 1940 года на Западном фронте Союзники имели 3687 танков (из которых 3101 французских).

Из 3101 французских танков:
Тип Изображение Назначение Количество Вооружение
AMR 33 AMR-33-Saumur.00043xt0.jpg лёгкий танк 91 1 ; 7,5-мм Reibel mle1931
AMR 35 ZT AMR35 parade.jpg лёгкий танк 168 1 ; 13,2-мм Hotchkiss mle1929 или 1 ; 7,5-мм Reibel mle1931
AMR 35 ZT2 / ZT3 лёгкий танк 20 1 ; 25-мм SA35 L/47 в башне для ZT2 или в рубке для ZT3
FT-17 / FT-18 Bovington 179 FT-17 1.jpg лёгкий пехотный танк 462 1 ; 37-мм SA18 L/21 или 1 ; 7,5-мм Reibel mle1931
H35 / H38 Panzer Frankreich 1940 (RaBoe).jpg лёгкий пехотный танк 328 1 ; 37-мм SA18 L/21
H39 H-39-Saumur.0004cd95.jpg лёгкий пехотный танк 474 1 ; 37-мм SA38 L/33
R35 / R39 R35-Saumur.0004kqd7.jpg лёгкий пехотный танк 945 1 ; 37-мм SA18 L/21 для R35 или 1 ; 37-мм SA38 L/33 для R39
FCM 36 FCM-36-Saumur.00045hyp.jpg лёгкий пехотный танк 90 1 ; 37-мм SA18 L/21
S35 SOMUA-S35-Aberdeen.0007qkq1.jpg средний танк 264 1 ; 47-мм SA35 L/34
D2 Char D2at 1930s.jpg средний пехотный танк 45 1 ; 47-мм SA34 L/21 для 1-й серии или 1 ; 47-мм SA35 L/34 для 2-й серии
B1bis Char-B1bis-Saumur.0004axt0.jpg тяжёлый пехотный танк 206 1 ; 75-мм SA32 L/17 в рубке и 1 ; 47-мм SA35 L/34 в башне
Char 2C Char2C 99 01 res.jpg сверхтяжёлый танк 8 1 ; 75-мм mle1897 L/36

Так-же в охранных частях французской армии (аэродромы, склады и т.д) находилось[9]:

Renault FT-17 / FT-18 — 600 единиц;

Из 308 британских танков:
Тип Изображение Назначение Количество Вооружение
Vickers Mk. VI Vickers Mark VI CFB Borden 1.jpg лёгкий танк 208 1 ; 12,7-мм Vickers .50
Matilda I British Armoured Fighting Vehicles 1918-1939 KID1081.jpg лёгкий пехотный танк 77 1 ; 12,7-мм Vickers .50 или 1 ; 7,7-мм Vickers .303
Matilda II Matilda tank CFB Borden 1.jpg средний пехотный танк 23 1 ; 40-мм QF 2-pounder L/50

Из 278 бельгийских танков:
Тип Изображение Назначение Количество Вооружение
T13 Bundesarchiv Bild 101I-127-0362-14, Belgien, belgischer Panzer T13.jpg лёгкий танк / противотанковая САУ 228 1 ; 47-мм F.R.C. Mod.31 L/33
T15 лёгкий танк 42 1 ; 13,2-мм Hotchkiss mle1929
ACG-1 AMC-35-Saumur.00044pa3.jpg лёгкий танк 8 1 ; 47-мм F.R.C. Mod.31 L/33

Голландская армия не имела танков, а всего 33 бронеавтомобиля и 5 танкеток[9]:

Paw. M36 — 12 единиц;[3]
Paw. M38 — 14 единиц;[3]
Paw. M39 — 7 единиц;
Carden-Loyd Mk VI — 5 единиц.

Подбитый британский танк Mk II (крейсерский)
Поступления в войска во время кампании

Французские танки и САУ поступившие в войска во время кампании (685 машин)[9]:

AMC 35 — 47 единиц;
H39 — 75 единиц;
R35 / R39 — 106 единиц;
R40 — 130 единиц;
D1 — 45 единиц;
Somua S35 — 64 единицы;
B1 — 17 единиц;
B1bis — 131 единица (не считая 6 безбашенных танков);
Laffly W15 TCC — 70 единиц;
Laffly S20TL — несколько машин.

16-17 мая прибыла 1-я бронетанковая дивизия из Великобритании (284 танка):

Vickers MkVIB — 134 единицы;[3]
Cruiser MkI — 24 единицы;[3]
Cruiser MkII — 31 единица;[3]
Cruiser MkIII и Cruiser MkIV — 95 единиц.[3]

Таким образом, общее количество танков и САУ Союзников участвовавших во Французской кампании — 4 656 машин.
Планы сторон
Германия
Немецкий план наступления на Францию, Бельгию и Нидерланды назывался «Гельб»

Немецкий план наступления на Францию, Бельгию и Нидерланды назывался «Гельб» (нем. Fall Gelb — жёлтый), был разработан ОКХ на основе предложения начальника штаба группы армий «A» генерала Манштейна, поддержанного Гитлером, и предусматривал связывание основных сил англо-французской армии ударами группы армий «B», в то время как основной прорыв планировалось осуществить южнее — через Арденнские горы группой армий «A» (основной ударной силой вермахта), с последующим выходом к берегу Атлантического океана в районе Абвиля и окружения англо-французских сил находящихся севернее прорыва.

Основной задачей Группы армий «В» (18-я и 6-я армии) было сковать силы противника, захватить Нидерланды и Бельгию, быстро прорвать пограничные укрепления, захватить «Крепость Голландию» и помешать наступлению англо-французской армии, которая предположительно могла войти в Бельгию левым крылом.

18-я армия — северное крыло Группы армий «В» — должна была небольшими силами действовать против северо-восточных провинций Голландии, а основными силами прорвать позицию Эйссел и линию Пел по обе стороны нижнего Рейна и реки Маас с целью атаковать затем «Крепость Голландию» с востока и юга. Чтобы быстро вывести из строя голландскую армию, было необходимо помешать ей организовать планомерную оборону на восточных и южных рубежах «крепости», которые могли быть легко усилены при помощи затоплений. Для этой цели были выделены 22-я пехотная дивизия генерала Шпонека, обученная и оснащенная как воздушно-посадочная дивизия, и 7-я авиадесантная дивизия генерала Штудента. Воздушно-десантные войска должны были высадиться внутри «Крепости Голландия» между Лейденом и Роттердамом, чтобы сковать в этом районе силы противника, а парашютисты, сброшенные южнее Роттердама, — захватить большой железнодорожный и шоссейный мост через реку Маас близ Мурдейка и удерживать его до подхода основных сил. Поскольку для успеха первого удара 18-й армии в районе южнее Ваала решающее значение имел захват как можно большего количества неповрежденных мостов через реку Маас севернее Маастрихта, для этой цели были тщательно подготовлены специальные мероприятия.

Южнее 18-й армии, через узкий коридор между Рурмондом и Льежем, должна была продвигаться 6-я армия. При этом нужно было преодолеть такие препятствия, как река Маас и хорошо обороняемый канал Альберта. Канал в южной части, которую требовалось форсировать в первую очередь, был защищен с фланга мощным фортом Эбен-Эмаэль, поэтому планировался немедленный захват этого форта воздушно-десантными войсками. В случае прорыва 6-й армией фронта между Маастрихтом и Льежем ей открывался путь на Брюссель. Тогда танковый корпус Гёпнера (3-я и 4-я танковые дивизии), входивший в 6-ю армию, должен был быстро выдвинуться вперед, чтобы в районе севернее рек Маас и Самбра заранее выйти навстречу флангу противника, который, как предполагалось, начнет продвигаться в Бельгию. Крепость Льеж должна была быть блокирована только с севера, так, чтобы она не могла создать угрозу для флангов продвигающейся на запад армии. Успешное выполнение своей задачи 6-й армией — энергичными действиями сковать силы бельгийцев и союзников, спешно стягивающихся к ним для оказания поддержки, — имело решающее значение для успеха всей операции. От быстроты этих действий зависело, как скоро выходящие вперед армии противника потеряют свободу действий.

На Группу армий «А» (4-я, 12-я, 16-я, 2-я армии, танковая группа фон Клейста) была возложена решающая задача первой фазы Французской кампании. Группе армий предстояло вторгнуться на территорию Бельгии и первоначально продвигаться медленно, дав возможность союзникам прийти на помощь бельгийцам, а затем совершить бросок через Арденнский лес и ущелье Стене во Францию, далее продвигаться к Кале и побережью Атлантического океана, подставив окруженные в Бельгии англо-французские и бельгийские войска под удар группы армий «В». Далее группа армий «А» должна была уничтожить французские войска, находящиеся у линии Мажино, и соединиться с группой армий «С».

Наступавшая справа 4-я армия должна была прорвать приграничную оборону бельгийцев и затем, прикрывая наступающие южнее войска со стороны Льежа, как можно скорее выйти к реке Маас, правым флангом у Динана, левым — в районе Живе. За 4-й армией располагался танковый корпус Гота (5-я и 7-я танковые дивизии). Сразу после прорыва бельгийской приграничной обороны он должен был переправиться через Маас в полосе наступления 4-й армии.

Наступавшая южнее 12-я армия, предположительно, должна была столкнуться с наиболее труднопроходимыми участками местности, зато вначале им было легко продвигаться через не обороняемый Люксембург. Предположительно, сопротивление на бельгийско-люксембургской границе будет легко сломлено. Однако в дальнейшем следовало считаться с возможностью того, что в Южной Бельгии придется вести бои с брошенными навстречу французскими силами. Эти силы было необходимо атаковать и с ходу отбросить. После этого войска должны были форсировать реку Маас между Живе и Седаном. В полосе наступления 12-й армии должна была действовать основная ударная сила танковых войск — танковая группа генерала фон Клейста.

Задачу прикрытия 12-й армии и танковой группы фон Клейста с юга должна была выполнять 16-я армия. 16-я армия должна была обеспечить прикрытие левого крыла наступающих севернее войск прорыва начиная от реки Мозель. По мере продвижения танкового клина на запад, прикрытие наступающих войск с юга осуществлялось сначала у люксембургской и бельгийской южной границы с целью воспрепятствовать контратакам противника со стороны линии Мажино, а впоследствии на противоположном берегу Мааса. Для этого 16-я армия должна была пройти через южную часть Люксембурга и затем развернуть свои соединения фронтом на юг.

Западнее Мааса левый фланг ударного клина вначале должны были обеспечивать моторизованные дивизии, действовавшие совместно с танковыми корпусами. Их как можно скорее должны были сменить наступавшие за ними пехотные дивизии 12-й армии и дивизии резерва главного командования, чтобы моторизованные дивизии могли продвинуться вперед и снова приступить к выполнению своей задачи по обеспечению фланга. Западнее Мааса прикрытие, создаваемое на реке Эна фронтом на юг, планировалось продлить к западу до Соммы и таким образом остановить возможные контрудары французов как можно дальше к югу и на хорошо обороняемых водных рубежах.

Для обеспечения снабжения и продвижения подвижных соединений в полосе наступления 4-й и 12-й армий планировалось провести особые мероприятия для улучшения сообщения через труднопроходимые Арденны. После преодоления трудной горной местности и реки Маас подвижные соединения могли использовать густую и отлично содержавшуюся французскую дорожную сеть.

Группа армий «C», в составе 1-й армии, расположенной против линии Мажино, и 7-й армии, находившейся на Рейне, должна была активными разведывательными действиями и имитацией приготовлений к наступлению сковать на этих участках фронта как можно более крупные силы противника.

На авиацию возлагалась задача прежде всего уничтожить вражескую авиацию на аэродромах или в воздушном бою, для того чтобы потом беспрепятственно ударами по коммуникациям противника затруднить оперативные передвижения войск противника и оказывать поддержку своим сухопутным войскам, ведущим бои на основных направлениях. Для этого в полосе наступления группы армий «A» действовал 3-й воздушный флот генерал-полковника Шперле, а в полосе группы армий «B» — 2-й воздушный флот генерал-полковника Кессельринга.

Продуманный и тщательно проработанный план германского командования предвосхищал ход событий и далеко выходил за рамки первой встречи с главными силами противника. Он строился на чрезвычайно смелых действиях, успех которых зависел от многих случайностей и имел долю авантюризма, так как предусматривал проход огромных масс танков через Арденнские горы, что было технически сложно и ставило немецкие бронетанковые войска в уязвимое положение. Однако огромным значением было состояние и моральный дух немецких войск. С осени 1939 года их численность и техническая оснащенность значительно возросли. Боевая подготовка и вооружение всех соединений, особенно сформированных с началом или вскоре после начала войны, стали намного лучше. Моральный дух за истекшее полугодие с начала войны значительно повысился. Войска питали доверие к командованию и были уверены в своих высоких боевых качествах. Всё это делало план германского командования, хоть и крайне рискованным, но вполне осуществимым.
Франция и её союзники
Основная статья: Франция во Второй мировой войне

Французские и английские вооруженные силы располагались почти равномерно вдоль всей границы, но основная масса хорошо вооруженных и технически оснащенных дивизий находилась на северном фланге. Нежелание оставлять вооруженные силы Бельгии и Нидерландов один на один с германскими вооруженными силами и желание перехватить удар немецких войск по возможности дальше на восток вдали от французской границы и побережья оказывало решающее значение на планы союзников. 2-я группа армий имела чисто оборонительную задачу — удерживать линию Мажино. 1-я группа армий, кроме 2-й армии, в случае наступления немецких войск через Бельгию и Голландию должна была немедленно пересечь границу с Бельгией, выступить в северо-восточном направлении и овладеть рубежом Маас — Диль. 2-я армия должна была оборонять продолжение линии Мажино между городами Лонгийон и Седан и выдвинуть крупные силы кавалерии через Южную Бельгию к Люксембургу. Примыкающая к 2-й армии 9-я армия должна была одновременно с наступлением кавалерии через реку Маас выйти к этой реке и оборонять её на участке между Седаном и укрепленным районом Намюр. Располагавшаяся левее 1-я армия должна была, продвигаясь севернее реки Самбра, оборонять район между Намюром и Вавром на реке Лис. Примыкавший к этой армии английский экспедиционный корпус выходил к реке Диль на участке Вавр — Лёвен. Находившаяся западнее остальных 7-я армия имела задачу форсировать реку Шельда близ Антверпена и овладеть рубежом Тилбург — Бреда, чтобы обеспечить соединение с голландской армией.

План бельгийцев предусматривал, что участок южнее реки Маас, Льеж должны оборонять арденнские егерские и кавалерийские дивизии. На участке Льеж, Антверпен располагались 12 дивизий и, используя канал Альберта, который, благодаря своей глубине, крутым откосам и отсутствию изгибов, был отличным и легко простреливаемым противотанковым препятствием. 2 дивизии бельгийцев были выдвинуты для обороны предполья на восток и северо-восток, к голландской границе. Остальные 4 дивизии занимали оборонительные позиции, предусмотренные для бельгийской армии на реке Диль между Лёвеном и Антверпеном. Оборона Льежа и канала Альберта не планировалась. Однако бельгийцы предполагали, что немецкое наступление можно будет задержать на 2—4 дня, то есть достаточно долго, чтобы выиграть время, необходимое французам и англичанам для выхода на линию Маас-Диль.[11]

Голландия понимала, что у неё недостаточно сил для надежной обороны 400-километровой границы от Маастрихта до Северного моря. Кроме того, ей, в отличие от Бельгии не приходилось рассчитывать на своевременную и достаточную помощь союзных войск. Поэтому на границе были размещены лишь слабые силы без поддержки артиллерии. На южном участке границы — между городами Маастрихт и Неймеген были подготовлены к подрыву многочисленные железнодорожные и шоссейные мосты через Маас, канал Юлианы и Ваал, имеющие решающее значение для наступления немецких войск. Предусматривалась оборона лишь определенного района, названного «Крепость Голландия». С востока границей района была укрепленная линия Греббе, которая примыкала на севере к каналу Эйссел, а с юга — оборонительные сооружения от реки Ваал до Роттердама. Южнее реки Маас предполагалось временно задержать противника на линии Пел. Командование вооруженными силами Нидерландов рассчитывало длительное время удерживать «Крепость Голландию», оборона которой могла быть ещё больше улучшена затоплением отдельных участков местности. Для обороны этого района выделялись основные силы сухопутной армии. Два армейских корпуса заняли и оборудовали линию Греббе, третий армейский корпус был расположен южнее реки Маас — близ Хертогенбос, однако в случае наступления крупных сил противника с востока он должен был использоваться не для усиления войск, обороняющих линию Пел, а вместе с легкой дивизией, находящейся в районе Эйндховена, выдвинуться за реку Ваал и оборонять «Крепость Голландию» с юга. 1-й армейский корпус, расположенный между Роттердамом и Лейденом, был в резерве и обеспечивал охрану аэродромов, находившихся в этом районе.
Битва за территорию Бенилюкса
Объявление войны Нидерландам и Бельгии

Нидерланды и Бельгия были поставлены перед свершившимся фактом: лишь после того, как немецкие войска перешли границу 10 мая, в ноте об объявлении войны им было поставлено в упрек то, что они с самого начала войны якобы все более открыто и широко нарушали нейтралитет. Указывалось, что оба государства улучшали свои укрепления только против Германии и группировали свои силы так, что они были совершенно не в состоянии воспрепятствовать нападению другой стороны. Генеральные штабы Бельгии и Голландии якобы тесно взаимодействовали с генеральными штабами западных держав. Голландия почти ежедневно разрешала английским самолетам, направляющимся в Германию, пролетать над своей территорией. В нотах также говорилось, что в Голландии и Бельгии идет широкая подготовка к наступлению через её территорию английских и французских войск, и в этой связи отмечалась широкая разведывательная деятельность офицеров западных держав в этих странах. Правительство Германии не хочет бездеятельно ожидать наступления Англии и Франции и не может допустить перенесения военных действий через Голландию и Бельгию на территорию Германии. Поэтому оно дало приказ германским войскам обеспечить нейтралитет обеих стран. В заключении нота призывала оба государства позаботиться о том, чтобы германским войскам, которые пришли в страну не как враги, не было оказано сопротивления. В противном случае за неизбежное кровопролитие понесут ответственность правительства обеих стран.

Как и следовало ожидать, оба правительства отвергли предъявленные им вымышленные обвинения и просили западные государства о помощи. Уже в 6.45 1-я французская группа армий и английский экспедиционный корпус получили приказ осуществить план «Д». Это означало, что союзные войска должны были левым крылом войти в Бельгию, а два подвижных французских соединения — выдвинуться в район Тилбург — Бреда, чтобы установить связь с голландцами.
Вторжение в Голландию
Основная статья: Голландская операция (1940)
Ход боевых действий

В полном соответствии с планом 10 мая в 5.30 18-я немецкая армия начала наступление. Она сразу захватила слабо обороняемые северо-восточные провинции и достигла восточного берега канала Эйссел севернее позиции Эйссел. В результате стремительного наступления немецким силам удалось захватить неповрежденными некоторые из мостов, подготовленных к взрыву, в районе Неймегена и южнее. Позиция Эйссел и линия Пел были прорваны и сданы обороняющимися в первый же день наступления. Голландские 2-й армейский корпус и легкая дивизия, занимавшие позиции за линией Пел, отошли за реку Ваал. Гораздо лучше обороняемая линия Греббе была, однако, уже 12 мая прорвана в нескольких местах и на следующий день при поддержке пикирующих бомбардировщиков окончательно захвачена. Два голландских корпуса отошли за новый водный рубеж. Однако самыми роковыми для голландской армии были бои, разыгравшиеся внутри «крепости Голландия». Хотя высадка воздушных десантов из состава 22-й пехотной дивизии в районе между Роттердамом и Лейденом не везде прошла успешно, а в некоторых местах даже потерпела полную неудачу и привела к тяжелым потерям, все же десанты сковали силы 1-го голландского армейского корпуса. В общей неразберихе и из опасения высадки новых десантов для обороны были стянуты даже части гарнизона линии Греббе. Немецким парашютистам, выброшенным в районе Роттердама и Дордрехта, удалось не только отбить все атаки противника, но даже продвинуться южнее Дордрехта. Они установили связь с имевшим исключительно важное значение для дальнейших боевых действий воздушным десантом у моста близ Мурдейка. Высадившиеся там парашютисты сумели воспрепятствовать взрыву моста и до подхода 9-й немецкой танковой дивизии отбивали все атаки, в которых принимала участие и отведенная за реку Маас легкая дивизия. 9-я танковая дивизия выступила сразу после взятия линии Пел и быстро продвигалась вперед, не встречая никакого сопротивления, поскольку 1-й голландский армейский корпус был отведен за реку Ваал. вечером 12 мая её передовые подразделения прибыли в Мурдейк, а на следующий день 9-я танковая дивизия, переправившись по мосту, разгромила голландскую легкую дивизию, которая почти целиком попала в плен. Вторжение в «крепость Голландию» было успешно осуществлено. Хотя части 7-й французской армии прибыли уже 11 мая в город Бреда, однако французы отказались атаковать немецкие войска, захватившие мост у Мурдейка. Они хотели сначала дождаться подхода подкреплений. За это время к Мурдейку подошла 9-я немецкая танковая дивизия и обеспечила защиту немецких парашютистов от атак противника со стороны города Бреда.
Продвижение вермахта к 14 мая 1940 (розовым)

14 мая голландское командование, учитывая бесполезность дальнейшего сопротивления и угрозу воздушных налетов немецкой авиации на Роттердам и Утрехт, решило начать переговоры о капитуляции. Уже в тот же день в 21.30 огонь был прекращен. Однако, несмотря на капитуляцию, налет на Роттердам состоялся, и в результате его город сильно пострадал и погибло много мирных жителей. Королева Нидерландов Вильгельмина была эвакуирована в Великобританию.

В течение первых пяти дней войны Нидерланды были выведены из войны и 18-я немецкая армия освободилась для действий против Союзников в Бельгии.
Вторжение в Бельгию
Основная статья: Бельгийская кампания

6-я армия, наступавшая южнее 18-й армии, своим стремительным и мощным наступлением должна была создать у противника впечатление, что именно здесь должен состояться главный удар немецких войск. С этой задачей она полностью справилась. Первый прорыв, в ходе которого требовалось преодолеть реку Маас и расположенную за ней южную часть канала Альберта, удался очень легко, несмотря на то что голландцы успели взорвать важный мост в районе Маастрихта. Однако несколько других не менее важных мостов через канал Альберта были захвачены внезапными атаками парашютистов. Кроме того, тщательно подготовленный захват бельгийского форта Эбен-Эмаэль воздушным десантом увенчался полным успехом и этот мощный форт, построенный лишь в 1935 году не мог оказать никакой помощи войскам, обороняющим канал Альберта.
Основная статья: Десант на форт Эбен-Эмаэль

В первый же день наступления вечером 6-я армия форсировала реку Маас и канал Альберта на широком фронте. В тот же вечер бельгийцы отвели все войска, занимавшие укрепления перед Льежем, за Маас, кроме одной дивизии, которую отправили в Лёвен. Во второй половине 11 мая войска находились уже между Льежем и Хасселтом, отступая по всему фронту к реке Диль. 16-й танковый корпус генерала Гёпнера, минуя Льеж, вышел в район севернее Намюра и 13 мая под Жамблу натолкнулся на французскую 3-ю лёгкую механизированную дивизию. Здесь произошло первое крупное танковое сражение Второй мировой войны — Битва при Анню (англ.)русск.: немцы потеряли 164 танка, французы — 104. Однако после этого упорного боя французские соединения были отброшены к оборонительным позициям на реке Диль. Тем временем 6-я армия переправилась через Маас, продвигаясь правым флангом на Мехелен, центром на Брюссель, а левым флангом на Нивель. 14 мая передовые части 6-й армии подошли к реке Диль и установили соприкосновение с частями вышедших вперед английских и французских армий. Теперь стало ясно, что войска левого крыла союзников осуществили ожидавшееся захождение в Бельгию. Против них нужно было ввести такие силы, которые могли бы их сковать. После того как голландцы сложили оружие, высвободилась 18-я армия, которую можно было подтянуть к правому флангу 6-й армии. Поэтому немецкое командование решило снять танковый корпус Гёпнера, действовавший в полосе 6-й армии, и использовать его в полосе группы армий «A», где решался исход войны.

Наступление группы армий «A» оправдало все возлагавшиеся на неё немецким командованием надежды. 4-я армия и танковый корпус Гота прорвали позиции бельгийской кавалерии и арденнских егерей сначала на границе, затем на реке Урт, и уже рано утром 13 мая головные части выдвинувшихся далеко вперед танковых соединений достигли реки Маас севернее Динана. Бельгийцы отступили за Маас, в район между Намюром и Льежем. В то же утро танковые дивизии, натолкнувшиеся на не ожидающих такого быстрого продвижения немецких войск французов, создали плацдарм на другом берегу Мааса и успешно отразили контратаки французских сил. 14 мая танковым частям в ряде мест удалось продвинуться на западном берегу до 15 километров. Итак, уже 14 мая река Маас прочно находилась в немецких руках.

С таким же успехом проходило и наступление 12-й немецкой армии. Наступавший в авангарде 19-й танковый корпус Гудериана (1-я, 2-я и 10-я танковые дивизии и мотопехотный полк «Великая Германия») уничтожил заграждения, сооруженные люксембуржцами на своей границе, и вечером в первый же день наступления прорвал приграничную оборону бельгийских войск. Другой — более мощный рубеж обороны между Либрамоном и Нёфшато немецкие войска преодолели 11 мая. Пытавшаяся контратаковать французская кавалерия всюду была отброшена. После этого войска Гудериана переправились через реку Семуа и вечером 12 мая передовые части трех танковых дивизий вышли к Маасу и захватили город Седан на восточном берегу реки. Из-за столь быстрого наступления немецкие воинские части сильно растянулись, поэтому для немецкого командования было смелым решением форсировать реку Маас, на которой находилась заранее подготовленная оборонительная позиция французов. Однако, чтобы не терять время, уже в 16 часов 13 мая, при поддержке авиации, штурмовые группы начали переправляться на надувных лодках и катерах. К вечеру береговые укрепления линии Мажино были прорваны и по обе стороны Седана были созданы два небольших плацдарма, которые в течение ночи были укреплены и расширены. На следующий день, под прикрытием зенитной артиллерии, был наведен понтонный мост, и к вечеру три танковые дивизии уже находились на западном берегу реки Маас и начали продвижение в западном и южном направлениях.

К 4 июня Бельгия и Нидерланды оказались полностью оккупированы немцами.
Северная Франция
Вторжение на территорию Франции

10 мая группа армий «A» начала своё движение через Арденны и к 12 мая дошла до Мааса, в то время как основные силы союзников в эти два дня двигались в Бельгию, тем самым попав в капкан. В авангарде шла танковая группа (5 бронетанковых и 3 моторизованных дивизий) Эвальда фон Клейста. Севернее двигался танковый корпус Германа Гота, состоящий из двух бронетанковых дивизий. 13-14 мая немецкие войска, пройдя южную часть Бельгии, вышли на франко-бельгийскую границу.

13 мая танковый корпус Райнхардта, находившийся в составе танковой группы фон Клейста и наступавший севернее танкового корпуса Гудериана, форсировал реку Маас близ Монтерме. Таким образом, уже 14 мая семь танковых дивизий переправились через Маас. У Динана, Монтерме и Седана ещё пять моторизованных дивизий находились на подходе. Кроме того, ещё две танковые дивизии (танковый корпус Гёппнера), снятые со фронта 6-й армии, должны были через несколько дней прибыть в зону действий 4-й армии. Момент внезапности удалось полностью использовать, все трудности местности и технического осуществления операции были успешно преодолены немецкой армией.

На стокилометровом фронте между Седаном и Намюром располагались почти исключительно французские резервные дивизии первой и второй очереди. Они были не в состоянии отразить натиск немецких войск. Противотанкового оружия эти дивизии почти не имели. Против ударов с воздуха они были беспомощны. Уже 15 мая 9-я (генерал Андре Жорж Корап) французская армия, находившаяся между Седаном и Намюром, была полностью разбита и откатилась на запад. Соединения 2-й (генерал Шарль Юнцер) французской армии, которые находились южнее Седана, контратаками пытались остановить прорыв немецких войск. Когда 15 мая французское верховное командование осознало всю глубину опасности, нависшей в результате прорыва немецкими войсками обороны на Маасе не только над местными силами, но и над армиями, действовавшими в Бельгии, оно сделало все возможное, чтобы предотвратить надвигающуюся катастрофу. Французское командование ещё некоторое время надеялось, что хотя бы северный фланг 9-й армии сможет удержаться. Тогда, возможно, где-нибудь между реками Маас и Уаза удалось бы остановить наиболее опасное продвижение немецких войск по обе стороны Седана и восстановить фронт между 2-й и 9-й армиями. Однако все попытки французов потерпели неудачу из-за стремительного наступления немецких подвижных соединений и следовавших за ними вплотную пехотных дивизий 4-й и 12-й армий, расширявших фронт прорыва и укреплявших фланги немецкого клина.

У франко-бельгийской границы — в районе поселка Бомон — брошенные в бой французские тяжёлые танки B-1bis безуспешно пытались остановить танковый корпус Гота, прорвавшийся в районе Динана. Для 1-й французской армии, располагавшейся севернее участка прорыва, был дан приказ ввести все свои моторизованные подразделения южнее реки Самбра для удара по северному флангу прорвавшихся немецких войск. Однако выполнить этот приказ французская армия не могла, поскольку все эти соединения были уже или разбиты или связаны боями с 6-й немецкой армией. Попытка 2-й французской армии прорваться с юга в район плацдарма, созданного у Седана, разбилась об упорную оборону 10-й танковой дивизии корпуса Гудериана, введенной для защиты своего южного фланга.

В этой критической обстановке главнокомандующий французской армией генерал Гамелен вспомнил о приказе, который отдал маршал Жоффр в сентябре 1914 года накануне битвы под Марной. Гамелен, будучи тогда молодым офицером генерального штаба, лично присутствовал при этом в главной квартире Жоффра. Теперь Гамелен обращался к своим солдатам с такими же зажигательными словами, которые в своё время предшествовали «чуду на Марне»:

"Отечество в опасности! Войска, которые не могут продвигаться вперед, должны скорее погибнуть на том месте, где они стоят, чем уступить хоть одну пядь французской земли, оборона которой им вверена. В этот час, как и во все исторические для родины моменты, наш девиз — победить или умереть. Мы должны победить!

Продвижение вермахта к 16 мая 1940

Однако этот приказ не достиг своей цели. Французское правительство лишило Гамелена доверия и 18 мая сместило с занимаемого им поста и назначило генерала Вейгана его преемником. Когда 19 мая Вейган прибыл во Францию из Сирии, немецкие войска продолжали беспрепятственно расширять прорыв, проходя по 50 километров и более в сутки. К вечеру 18 мая они вышли в район Мобёжа, захватили Ле-Като и Сен-Кантен и обеспечили свой южный фланг севернее Лана. Здесь, ещё 16 мая, навстречу им выступила сформированная бригадным генералом Шарлем де Голлем (будущий глава французского движения Сопротивления, а затем президент Франции) ударная группа, ядро которой составляла недавно созданная 4-я танковая дивизия. С 17 по 19 мая де Голль нанёс три удара по южному флангу немцев, которые оказались единственным успехом французов за всю кампанию, но из-за мощных комбинированных контратак и подавляющего немецкого превосходства в воздухе был отброшен через Лан на юг. Предусмотренная в плане германского командования оборона фронтом на юг быстро создавалась вдоль реки Эна. 4-я армия вслед за устремившимися вперед танковыми соединениями также быстро продвигалась южнее реки Самбра. Она отрезала Мобёж с юга и своим левым флангом наступала в направлении на Аррас.
План Гамелена — Вейгана

20 мая Гамелен передал командование союзными вооруженными силами своему преемнику Вейгану. За день до этого он отдал приказ, представляющий собой последнюю попытку предотвратить угрозу окружения армий в Бельгии. Исходя из того, что широкая брешь уже не могла быть закрыта фронтальным контрударом, он приказал перейти к наступательным действиям с севера и с юга, чтобы таким путём добиться восстановления разорванного фронта. 1-я группа французских армий, действовавшая в Бельгии, уже начала проводить мероприятия по осуществлению этого плана. Армии, вначале выдвинувшиеся до рубежа Намюр, Антверпен, 16 мая под сильным натиском немецких армий, отступили вместе с бельгийцами за реку Дандр, а 19 мая — за реку Шельда. Одновременно с этим англичане начали снимать с фронта войска, чтобы создать на юге оборонительную позицию, которая первоначально тянулась от Денена до Арраса. Отсюда и можно было предпринять запланированный Гамеленом удар на юг. Ещё 16 мая генерал Морис Гамелен, чтобы заткнуть брешь в обороне, приказал создать из дивизий генерального резерва и крепостных частей укрепленных районов новую 6-ю армию. Эта армия находилась напротив немецких частей, прикрывавших южный фланг немецких танковых корпусов. Она занимала позиции вдоль канала Уаза-Эна и с продвижением немецких войск постепенно растягивалась до района южнее Лана. Правый фланг 6-й армии примыкал ко 2-й армии, а левее предполагалось расположить также новую 7-ю армию, которая должна была организовать оборону по Сомме до Ла-Манша. Две новые армии (6-я и 7-я) объединялись в новую, 3-ю группу армий. Эти армии по плану должны были наносить удар в северном направлении. Расстояние от Перонна до Арраса, куда подходили английские войска, составляло всего 40 километров. Если бы до 22 мая удалось как в районе Арраса, так и у Соммы собрать достаточные силы и начать наступление с севера и с юга, то эти силы могли бы ещё соединиться и остановить прорвавшиеся немецкие войска.

Генерал Вейган принял план своего предшественника и доложил его на совещании в Париже, на котором присутствовал Черчилль. Вейган потребовал неограниченной поддержки со стороны английской авиации, которая имела бы решающее значение для достижения успеха, и предложил хотя бы временно отказаться от воздушных налетов на Гамбург и Рурскую область, поскольку это не оказывает непосредственного влияния на ход военных действий. Черчилль принципиально согласился, но обратил внимание на то, что английские истребители, базирующиеся на аэродромах в Англии, могут находится над районом боевых действий не более 20 минут. Предложение о переброске английских истребительных частей во Францию он отклонил.

Однако осуществление французских замыслов не пошло дальше слабых попыток. Дивизии, предназначавшиеся для формирования новой 7-й армии, прибывавшие частично с линии Мажино, частично из Северной Африки, сильно запаздывали, так как с 17 мая немецкая авиация стала наносить мощные удары по железным дорогам. Таким образом, создание немецкого оборонительного рубежа, обращенного фронтом на юг, осуществлялось быстрее, чем сосредоточение новой французской армии, так что немцам даже удалось захватить несколько плацдармов на реке Сомма, которые сыграли большую роль в ходе последующей «битвы за Францию». Французская 7-я армия, несмотря на все настояния французского главнокомандующего начать наступление хотя бы частью сил, совершенно не старалась предпринять активных действий. Об организации же крупного наступления вообще не могло быть и речи. Активные действия войск генерала де Голля в районе Лана представляли собой единственную попытку выступить с юга навстречу прорвавшимся немецким войскам.

Гораздо более энергичными были направленные на восстановление связи с югом действия 1-й группы армий, которой грозило окружение, и особенно действия английских войск. Командующий группой армий генерал Бийот и главнокомандующий английскими войсками лорд Горт договорились выделить по две дивизии, которыми они 21 мая во второй половине дня хотели нанести контрудар по обе стороны от Арраса. Однако в действительности англичане к середине этого дня предприняли контратаку южнее Арраса только одним пехотным полком, усиленным двумя танковыми батальонами (танки Матильда I, потери - 60 машин из 88). Эти действия развертывались успешно, и в полосе 4-й немецкой армии создалось затруднительное положение. Вначале оно расценивалось как очень серьёзное, но уже к вечеру в результате массированного использования пикирующих бомбардировщиков и истребителей критическое положение было ликвидировано. Наступательные действия французов, которые должны были вестись наряду с действиями англичан, не были осуществлены, так как французские дивизии не успели подойти на направление удара. Потери немцев составили 30 танков и 600 чел.

На следующий день англичане в районе Арраса продолжали удерживать свои позиции, однако французы так и не перешли в наступление, в связи с этим британским войскам был отдан приказ отходить. Таким образом, план Гамелена — Вейгана закончил своё существование прежде, чем его начали по-настоящему осуществлять.
Завершение окружения войск союзников

Уже с 17 мая английский главнокомандующий со все возрастающим опасением следил за развитием событий во Франции. В этот день он впервые намекнул на возможность эвакуировать свои войска из Франции морским путём, и уже на следующий день ясно высказал эту мысль. Однако в это время английское правительство ещё настаивало на попытке прорыва на юг. Но и тогда оно рассчитывало на то, что, по крайней мере, отдельные части могут оказаться оттесненными к морю, и приказало на этот случай начать необходимые приготовления в Англии. Между тем, у главнокомандующего английскими войсками во Франции не только усилились опасения относительно хода боевых действий, но и уменьшалось доверие к своим французским и бельгийским союзникам. 22 мая он заявил, что, в связи с сократившимся подвозом, нельзя рассчитывать на повторные попытки прорвать кольцо окружения ударом с севера, намекнув, что освобождение окруженных войск должно прийти с юга. Тем временем командование французской армии поняло, что его план не может быть осуществлен. Поэтому 1-й группе армий было приказано удержать как можно больший плацдарм в районе Дюнкерк, Кале.

Немецкие соединения, почти не понесшие никаких потерь под Аррасом, продолжали развивать удар на северо-запад. 20 мая они достигли Амьена и Абвиля, на следующий день они захватили Сен-Поль и Монтрей. Северо-западнее Абвиля первое немецкое подразделение — батальон 2-й танковой дивизии — вышло к морю. В то время как войска второго эшелона обеспечивали прикрытие на Сомме вплоть до её устья против 10-й французской армии, которая, как предполагали немцы, находилась за этим рубежом, танковые соединения повернули на север и северо-восток, чтобы, продвигаясь левым флангом вдоль Ла-Манша, прорвать с юго-запада создаваемое противником предмостное укрепление. 23 мая были окружены города Булонь и Кале, на следующий день танковые дивизии Гудериана и Райнхардта стояли перед рекой Аа между городами Сент-Омер и Гравлин. Головные танковые части произвели разведку до Бетюна и Ланса, где английские войска и 1-я французская армия, находившиеся ещё на большом расстоянии от побережья, двигались навстречу наступающей 4-й немецкой армии.
Продвижение вермахта к 21 мая 1940

Англичане и французы развили лихорадочную деятельность, стремясь создать оборону у канала Ла-Бассе и на противоположном берегу реки Аа. В этой обстановке танковые дивизии, наступавшие вдоль побережья Ла-Манша, 24 мая получили непонятный для них приказ Гитлера: остановиться на достигнутом рубеже и отвести назад части, продвинувшиеся на Азбрук. Этот приказ, который привел к спасению основных сил английского экспедиционного корпуса и части окруженных вместе с ним французских войск, стал с тех пор предметом самых оживленных споров. Согласно утверждению Франца Гальдера, бывшего в то время начальником Генерального штаба вермахта, Гитлера на тот момент больше беспокоила возможность удара со стороны Парижа войск численностью в 400—500 тыс. человек. Немецкие части могли только наблюдать, как англичане и французы создавали оборону и производили погрузку на суда. 26 мая танковым дивизиям было разрешено вновь начать активные боевые действия, однако вслед за тем пришел приказ сменить все танковые дивизии прибывшими моторизованными дивизиями и отвести их для выполнения других задач. В любом случае, большинство атак люфтваффе позднее были отражены английскими истребителями, действовавшими с баз в Южной Англии: на 106 уничтоженных британских самолётов пришлось 140 немецких.

После 25 мая перед окруженными союзными войсками стояла только одна задача — обеспечить и осуществить эвакуацию. Несмотря на то, что наступление немецких танковых частей было приостановлено, положение союзников оставалось тяжелым, потому что обе армии немецкой Группы армий «В» (18-я и 6-я) в ходе тяжелых боев к 25 мая форсировали реку Шельда и теперь вели наступление на реку Лис. Связующим звеном между 6-й армией на Шельде и танковыми корпусами между Бетюном и морем служила 4-я армия. Вместе со своими танковыми корпусами Гёппнера и Гота она преследовала остатки разбитой 9-й французской армии и введенные для её поддержки соединения, окружила и уничтожила в районе юго-западнее Мобежа сильную французскую группировку, овладела с тыла самой крепостью и затем зажала в тиски силы противника, выдвинувшиеся далеко вперед восточнее и южнее Лилля.

25 мая немецкие войска предприняли наступление на реке Лис у Менена и вбили глубокий клин между бельгийцами и англичанами. В тот же день французы вывели ещё находившиеся в Бельгии войска, чтобы использовать их для поддержки своих сил на юге. Предоставленные самим себе бельгийцы в следующие два дня в результате охватывающих ударов немецких войск были оттеснены ещё дальше к побережью. 27 мая измотанные, в полном беспорядке отступавшие соединения оказались в совершенно безнадежном положении: они были прижаты к морю и занимали район всего 50 км шириной и 30 км глубиной, который к тому же был весь забит беженцами. Бельгийский король Леопольд III, оставшийся при своей армии в то время, как его правительство выехало в Лондон, понимал, что его армия не может избежать уничтожения. Для её спасения морем через порты Остенде и Зеебрюгге ничего не было подготовлено. Король не хотел терять армию, но вместе с тем он считал, что долг монарха не позволяет ему последовать за своим правительством. Поэтому он решился остаться с армией и предложить капитуляцию. 27 мая в 17.00 парламентер пересек линию фронта, в 23:00 был подписан акт о капитуляции, а в 4 часа утра следующего дня был прекращен огонь.

Благодаря принятым заранее мерам, капитуляция Бельгии не отразилась пагубным образом на положении французских и английских войск. Предвидя капитуляцию, союзники заняли рубеж Ипр, Диксмюд, Ньивпорт для защиты своего восточного фланга. После выхода Бельгии из войны союзные войска занимали узкий, примыкавший к морю район шириной около 50 км. Этот район тянулся в юго-восточном направлении на 80 км и заканчивался за Лиллем. Французские войска всё ещё надеялись прорваться на юг и поэтому не хотели оставлять район южнее Лилля. Этим самым они подвергали себя и английские войска большой опасности, что и было доказано впоследствии. Ночью 28 мая пять английских дивизий оставили позиции южнее реки Лис, а уже утром следующего дня немецкими войсками было предпринято наступление с северо-востока и юго-запада одновременно. Этим немецкие силы отрезали путь отступления двум французским армейским корпусам, которые были окружены и уже 31 мая капитулировали. Ночью 29 мая английские войска и арьергардные части французских войск отошли на плацдарм.
Операция «Динамо»
Основная статья: Дюнкеркская операция

После того, как 20 мая 1940 года немецкие танковые соединения прорвались к Абвилю, кабинет Черчилля и Британское Адмиралтейство решили эвакуировать части британского экспедиционного корпуса на Британские острова.

Для эвакуации командование союзников мобилизовало все имевшиеся в наличии корабли военно-морского и торгового флота: 693 английских и около 250 французских.

24 мая 1940 года Гитлер отдал приказ немецким танковым дивизиям, наступавшим вдоль побережья Ла-Манша остановить наступление на рубеже канала Аа и отвести назад части, продвинувшиеся на Азбрук. Это дало Союзникам необходимое время для создания обороны вокруг Дюнкерка.

Вечером 26 мая 1940 года британский экспедиционный корпус получил приказ о эвакуации.

Эвакуация из района Дюнкерка проходила рассредоточенно. Погрузка войск на крупные корабли британского военно-морского и торгового флота проходила в порту Дюнкерка, однако войска на побережье создали нескольких импровизированных причалов, к которым могли швартоваться небольшие корабли британского вспомогательного флота. Кроме того, под прикрытием кораблей британского военно-морского флота мелкие корабли и катера подходили к побережью, и солдаты добирались до них на лодках.

4 июня эвакуация завершилась. Всего в ходе операции «Динамо» с французского побережья в районе Дюнкерка было эвакуировано 338,226 военнослужащих союзников. Было брошено практически всё тяжёлое вооружение, техника и снаряжение.
Битва за Францию
Продвижение вермахта к 4 июня 1940

Немецкая армия, действуя практически идеально, менее чем за месяц смогла разгромить бельгийские, голландские, британские экспедиционные и самые боеспособные французские войска. Были захвачены Северная Франция и Фландрия. Французы были деморализованы, в то время как немцы уверовали в свою непобедимость. Окончательный разгром Франции был делом времени.

5 июня немецкие войска перегруппировались в соответствии с довоенными планами. Группа армий «В» расположилась на западе, вдоль Соммы, до Буржуа, группа армий «A» дислоцировалась от Буржуа до Мозеля, группа армий «С» находилась на востоке, доходя своим левым флангом до швейцарской границы. Им противостояли три французские группы армий: 3-я (генерал Бессон) — от океанского побережья до Ремса, 4-я (генерал Юнцигер) — от Мааса до Монменди, 2-я (генерал Претелаа) — за линией Мажино. В полосе от океанского побережья до Линии Мажино которые занимали 3-я и 4-я группы армий находилась т.н. "Линия Вейгана" которая укреплялась с момента прорыва немецких войск к Абвилю 20-го мая.

Во французских войсках оставалось 59 потрёпанных, недоукомплектованных и плохо оснащённых дивизий, с французами остались 2 британские и 2 польские дивизии. Таким образом 136 немецким дивизиям противостояли всего 63 дивизии Союзников.

После ожесточенных боёв 5-9 июня группа армий «В», прорвав оборону французской 10-й армии, вышла к Сене и повернула к побережью, прижав 10-й корпус французов и 51-ю шотландскую «горную» дивизию, до сих пор остававшиеся на материке. Эти части сдались уже 12 июня. Восточные части 3-й группы армий держалась крепче, но 8 июня они были отведены к Парижу. Танковые части группы армий «A», усиленные танками группы армий «В», прорвали позиции 4-й французской армии у Шалон-сюр-Марна и двинулись на юг, а танки Клейста форсировали Марну у Шато-Тьерри. Немецкие войска оказались в пригородах Парижа, всего в нескольких десятках километрах от столицы, и 14 июня Париж был сдан без боя. Французское правительство бежало в Бордо.
Прорыв французской обороны на "Линии Вейгана" и Выход к Сене и Марне 5 — 12 июня 1940

10 июня итальянский диктатор Бенито Муссолини, поняв, что поражение Франции неизбежно, объявил ей войну. Итальянская группа армий Вест («Запад») принца Умберто Савойского, насчитывающая 323 тысячи человек, объединённых в 22 дивизии, имеющая 3 тысячи орудий и миномётов, начала наступление. В резерве находилась 7-я армия и танковые части. Противостоящая им альпийская армия генерала Ольдри имела 175 тысяч человек, но зато занимала очень выгодные позиции. Атаки итальянцев были отражены, лишь на юге они смогли незначительно продвинуться вглубь. 21 июня, в день подписания капитуляции, наступающие тремя колоннами уже 32 итальянских дивизии были остановлены. Кампания стала провалом итальянской армии, не иначе как "победным конфузом" можно назвать вступление Италии во Вторую мировую войну.
Продвижение вермахта после 13 июня 1940

После сдачи Парижа у французов не оставалось ни войск, ни резервов для дальнейшего сдерживания немцев. Фронт был прорван во многих местах, и к 17 июня немцы дошли до Луары. Всё океанское побережье вплоть до Шербура было захвачено. Группа армий «С» наконец начала мощное наступление (14-15 июня), достигшее успеха: Линия Мажино была прорвана и 2-я группа армий оказалась полностью окружённой. Отрезанные за линией Мажино французские части сдались 22 июня.
Капитуляция Франции
Парад нацистов у Триумфальной Арки в Париже, 1940

Французы отчаянно сопротивлялись, но немцы раз за разом прорывали наспех занятые линии обороны: 19 июня была форсирована Луара, последняя надежда остановить немцев на пути к южной Франции. 22 июня в Компьенском лесу, в том же вагоне, в котором было подписано перемирие 1918 года, на встрече Гитлера и генерала Юнцигера был подписан акт о капитуляции (Компьенское перемирие 1940 года). 24 июня на вилле Инчеза (около Рима) был подписан акт о капитуляции Франции перед Италией. Официально военные действия закончились 25 июня.
Оккупация Франции Германией и Италией

Согласно условиям капитуляции, 3/5 территории Франции были отданы под контроль Германии. Французские войска были разоружены, а содержать немецкие оккупационные войска должны были сами же французы. Италия получала территорию площадью в 832 км;. Французский флот (7 линкоров, 18 крейсеров, 48 эсминцев, 71 подводная лодка и другие суда) должен был быть разоружён под контролем Германии и Италии.
Причины поражения
Танки

Поражение французской армии не было обусловлено исключительно превосходством германских танков. Только один тип германских танков, Panzer IV (в советской историографии T-IV), вооружённый 75-мм орудием, мог тягаться с французскими тяжёлыми танками Char B, тогда как остальные Panzer I, II и III (в советской историографии T-I, Т-II, T-III соответственно) были либо устаревшими, либо недостаточно мощными. Было несколько других причин такого успеха германского танкового оружия (по версии французов), например, каждый германский танк (кроме танкеток Panzer I) был оборудован рацией (приемником-передатчиком), что в боевых условиях помогало в координации боевых действий и позволяло быстро и просто направить танковые силы туда, где они в этот момент необходимы больше всего. К тому же все танки участвовали в боевых действиях в составе укомплектованных независимых подразделений и не были приписаны к пехотным частям. И последнее, но не менее важное, это то, что все танковые подразделения находились под командой офицеров, которые были обучены и натренированы самим создателем германских бронетанковых сил — Хайнцем Гудерианом.
Стратегия и тактика

По мнению английского историка Б. Х. Лиддел-Гарта, основной причиной неудач союзников было отставание в области военной теории и излишняя самоуверенность:

Решение вопроса всецело зависело от фактора времени. Контрмеры французов оказывались безуспешными, ибо они, как правило, опаздывали, не поспевая за быстро меняющейся обстановкой. Это объяснялось тем, что авангард немецких войск продвигался вперед значительно быстрее, чем французское и даже немецкое командование могло предполагать. Воспитанные на традициях медленных темпов развития военных действий в период Первой мировой войны, французы психологически не могли приспособиться к новым условиям, и это явилось причиной того, что французские войска были так быстро парализованы.

Наибольшая слабость французов заключалась не столько в недостатке или плохом качестве вооружения, сколько в отсталости их военной теории. Их взгляды на ведение войны развивались медленнее по сравнению со взглядами их противников. Как часто бывает в истории, победа в одной войне порождала самодовольство и приводила к консервативности во взглядах, что и являлось причиной поражения в следующей войне.

— Лиддел Гарт Б. Х. Стратегия непрямых действий. — М.: илл., 1957

Потери
Взятые в плен во Франции англичане

Французская армия в результате войны потеряла около 300 000 человек убитыми и ранеными. Полтора миллиона было взято в плен. ВВС и танковые силы были частично уничтожены, частично встали на вооружение вермахта. К концу июля немцы уничтожают или нейтрализуют почти весь французский флот.

Немецкие войска потеряли 45 218 человек убитыми и пропавшими без вести и 111 034 раненными.

Так, за период с 10-го мая по 5-е июня ежедневные потери Вермахта составляли 2499 человек в день и 4762 человек в день за период с 5-го по 25-е июня, что наглядно демонстрирует ожесточение сопротивления французской армии.
См. также

Дюнкеркская операция

Примечания

; см. Итальянское вторжение во Францию
; Frieser, S. 35.

Armored units in 1940 on the western front [Archive] - Military Photos
; В том числе 1 100 000 которые сдались между 18-м и 25 июня в связи с приказом перемирия французского правительства Петэна, остальные 350 000 были взяты в плен в ходе предыдущих боев
; Позднее, во время вторжения в СССР командовал 1-й танковой группой, входившей в состав группы армий «Юг»
; Митчем, стр. 32
; Воспоминания немецкого генерала. (Танковые войска Германии во Второй мировой войне) М.: Центрполиграф, 2007. — ISBN 5-9524-1585-7. (стр. 519)
; Lexikon der Wehrmacht
NUMBER OF AFVs ON 10th MAY 1940 by David Lehmann
; Бельгийские бронетанковые войска

Курт Типпельскирх. История Второй мировой войны. Стр.98-99. ISBN 5-17-014934-4

Литература

Всемирная история войн.(Харперская энциклопедия военной истории с комментариями издательства «Полигон»). Кн. 4 (1925—1997) — М.; СПб.: АСТ; Полигон, 2000. — ISBN 5-89173-020-0 ; ISBN 5-89173-032-4
Трубников Б. Г. Большой словарь оружия. — СПб.: Полигон, 1997. — ISBN 5-89173-007-3
Жан-Поль Паллю. План «Гельб»: Блицкриг на Западе, 1940. — М.: Эксмо, 2008. — 480 стр.: ил. — ISBN 978-5-699-24394-5

Ссылки

Парад нацистов по Парижу, 1940 (видео)
Битва за Францию, 1940 год

[показать];
Польша Боевой путь польских воинских частей во Второй мировой войне
[показать]
Западноевропейский театр военных действий Второй мировой войны
Категории:

Сражения Второй мировой войны с участием польских подразделенийФранцузская кампанияСражения ФранцииСражения ВеликобританииСражения БельгииСражения НидерландовСражения ЛюксембургаСражения ГерманииСражения ИталииСражения ЧехословакииСражения во ФранцииСражения в БельгииСражения в НидерландахСражения в ЛюксембургеМай 1940 годаИюнь 1940 года

Навигация

Вы не представились системе
Обсуждение
Вклад
Создать учётную запись
Войти

Статья
Обсуждение

Читать
Текущая версия
Править
Править вики-текст
История

Поиск

Заглавная страница
Рубрикация
Указатель А;—;Я
Избранные статьи
Случайная статья
Текущие события

Участие

Сообщить об ошибке
Портал сообщества
Форум
Свежие правки
Новые страницы
Справка
Пожертвовать

Инструменты

Ссылки сюда
Связанные правки
Спецстраницы
Постоянная ссылка
Сведения о странице
Цитировать страницу

Печать/экспорт

Создать книгу
Скачать как PDF
Версия для печати

В других проектах

Викисклад
Викиданные

На других языках

Беларуская
Dansk
Deutsch
English
;;;;;
Magyar
Lietuvi;
Norsk bokm;l
Rom;n;

Править ссылки

Последнее изменение этой страницы: 00:32, 29 сентября 2016.

ПРИЛОЖЕНИЕ 3
Осада Тобрука
Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 8 августа 2015; проверки требуют 6 правок.
Осада Тобрука
Основной конфликт: Война в Северной Африке
Средиземноморский театр военных действий Второй мировой войны
AustraliansAtTobruk.jpg
Австралийские солдаты на позициях перед Тобруком
Дата

10 апреля — 27 ноября 1941
Место

Тобрук, Ливия
Итог

Флаг ВеликобританииПобеда союзников
Противники
Австралия Австралия

Соединённое королевство Великобритании и Ирландии Британская империя:

Flag of the United Kingdom.svg Великобритания
British Raj Red Ensign.svg Британская Индия

Польша Польша
Чехословакия Чехословакия
Сражающаяся Франция Свободная Франция
Новая Зеландия Новая Зеландия
Германия Германия
Королевство Италия (1861—1946) Италия
Командующие
Австралия Лесли Моршид
Великобритания Рональд Скоуби Германия Эрвин Роммель
Германия Людвиг Крювель
Силы сторон
42000 35000
Потери
не менее 9000 убитыми и ранеными
941 пленный не менее 8000 убитыми и ранеными
74—150 самолётов
Commons-logo.svg Аудио, фото, видео на Викискладе
[скрыть]

Североафриканская кампания
Вторжение в Египет • Сиди-Баррани (Бардия) • Куфра • Sonnenblume • Тобрук • Brevity • Skorpion • Battleaxe • Flipper • Крестоносец • Газала • Бир Хакейм • Бир-эль Хармат • Феццан •Эль-Аламейн (1) • Алам-Халфа • Agreement • Эль-Аламейн (2) • Марокко-Алжир • Тунис

Осада Тобрука — продолжавшееся 240 дней противостояние между войсками Великобритании и её союзников и итало-немецкими силами в ходе Североафриканской кампании Второй мировой войны, целью которого являлся контроль над городом Тобрук — важным портом в Киренаике. Осада Тобрука началась 10-13 апреля 1941 года, когда город был впервые атакован войсками блока Оси под командованием генерал-лейтенанта Эрвина Роммеля, и закончилась 27 ноября 1941 года, когда 8-я британская армия деблокировала Тобрук в ходе операции «Крестоносец».

Содержание

1 Общий ход сражения
2 Предыстория
2.1 Операция «Компас»
2.2 Контрнаступление Роммеля
3 Пасхальные атаки
3.1 Эль Адем
3.2 Рас Эль Медауар
4 Итоги военных действий в марте и апреле
5 Главный штурм Тобрука
6 Осада и смена гарнизона Тобрука
7 Окончание осады
8 Источники

Общий ход сражения
Карта театра военных действий в Ливийской пустыне.

На протяжении большей части осады Тобрук защищала австралийская 9-я дивизия генерал-лейтенанта Лесли Моршида. Сэр Арчибальд Уэйвелл, главнокомандующий силами Великобритании на Ближнем Востоке, приказал Моршиду удерживать Тобрук в течение 8 недель, но австралийцы обороняли крепость в течение 5 месяцев, прежде чем по просьбе их командования 12 августа были заменены 70-й английской пехотной дивизией, Карпатской польской бригадой (6000 солдат) и 11-м чехословацким пехотным батальоном под общим командованием английского генерал-майора Рональда Скоуби. Эти силы обороняли Тобрук вплоть до конца ноября, когда осада города была снята 8-й британской армией, осуществлявшей операцию «Крестоносец».

Морская операция британских и австралийских ВМС по поддержке снабжения Тобрука сыграла важнейшую роль в обороне города. В ходе её из осаждённой крепости было эвакуировано более 34 000 солдат, 7000 пленных и 7000 раненых. В Тобрук было доставлено около 34 000 тонн продовольствия и боеприпасов. При этом союзники потеряли от действий флота и авиации противника 27 судов.

Сохранение под своим контролем Тобрука имело решающее значение для действий войск союзников в Северной Африке. Тобрук представлял собой единственный крупный порт от Сфакса (Тунис) до Александрии, на протяжении около 1600 километров. Захват Тобрука итало-немецкими войсками значительно упрощал снабжение последних; кроме того, после взятия этого города корпус Роммеля мог бы беспрепятственно продолжать наступление через ливийско-египетскую границу на Каир и Александрию, не опасаясь удара с тыла от гарнизона Тобрука.

Оборона союзниками Тобрука сыграла решающую роль в остановке наступления танковых сил германского корпуса «Африка», который в ходе своего апрельского наступления смог разбить британские войска в Западной Киренаике и захватить такие её города, как Дерна, Завиет-Мсус и Бенгази.

Несмотря на то, что стойкая оборона союзников позволила им удержать Тобрук в 1941 году, этот город всё же был занят войсками Оси 21 июня 1942 года после поражения союзных сил в битве при Газале.
Предыстория
Операция «Компас»
Основная статья: Ливийская операция
Солдаты 6-й австралийской дивизии в Тобруке, 22 января 1941 года.

В январе 1941 года союзниками была проведена операция «Компас», имевшая своей целью изгнание итальянских войск из Северной Африки. 21 января 1941 года 6-я австралийская дивизия осуществила нападение на итальянский гарнизон в Тобруке — одной из немногих хороших военно-морских баз между Триполи и Александрией.

Итальянские силы не смогли оказать эффективного сопротивления нападавшим. Почти 30-тысячный гарнизон Тобрука, включая командира, генерала Петасси Манеллу, сдался в течение суток с начала штурма. Австралийцы, потеряв 49 человек убитыми и 306 — ранеными, захватили более 27000 пленных, а также 208 артиллерийских орудий и 28 танков, портовое оборудование и жизненно важные трофеи (воду, горючее и боеприпасы). Итальянским войскам не помогли мощные укрепления, возведенные вокруг Тобрука ещё до войны.

К 8 февраля 1941 года операция «Компас» завершилась полным успехом союзников — была почти полностью захвачена Киренаика (7 февраля 6-я австралийская дивизия заняла Бенгази), 10-я итальянская армия, попавшая в окружение у Беда-Фомма (к югу от Бенгази) капитулировала перед английской 7-й бронетанковой дивизией.

Однако, союзники не смогли развить своего успеха. На совещании ряда военных и политических лидеров союзников в Каире (19-23 февраля 1941 года) было принято решение отправить в Грецию (которая ещё с 28 октября 1940 года участвовала в войне против Италии в Эпире и Южной Албании) 100 000 солдат из наиболее опытных подразделений союзных войск в Восточной Ливии (так, наиболее хорошо оснащённые 6-я австралийская дивизия, 2-я новозеландская дивизия из XIII корпуса генерала О’Коннора покинули Северную Африку); 7-я бронетанковая дивизия, понесшая значительные потери в технике, была отведена на пополнение в Египет и на некоторое время вообще фактически перестала существовать как боеспособное формирование. XIII корпус был расформирован, а его командующий возглавил британские войска в Египте. Генри Вильсон был назначен военным губернатором Киренаики в звании полного генерала, однако потом также отправился в Грецию для командования Британским экспедиционным корпусом в этой стране.

Из числа союзных войск в Киренаике остались лишь не обладавшая боевым опытом и технически изношенная 2-я английская бронетанковая дивизия, а также недавно прибывшая в Египет 9-я австралийская дивизия. Британская 6-я пехотная дивизия в то время только формировалась из отдельных частей в Египте и ещё не обладала артиллерией и достаточным вооружением. Так же не была полностью боеспособна и польская Карпатская бригада.

Кроме того, положение союзников в Киренаике осложняла проблема недостатка снабжения. Порт Бенгази фактически не мог использоваться по причине постоянных ударов итальянских ВВС (которым союзники не могли противостоять из-за перевода большей части собственной истребительной авиации в Грецию). Единственным узлом снабжения оставалась гавань Тобрука, но для снабжения передовых частей к югу от Бенгази союзники были вынуждены перевозить военные припасы на расстояние ещё примерно в 320 километров из Тобрука.

Тем временем, в ходе операции «Sonnenblume» («Подсолнечник») в Северную Африку с целью воспрепятствовать возможной потере итальянцами всей Ливии были перевезены 2 дивизии немецкого Африканского корпуса под командованием генерала Эрвина Роммеля. Британское командование игнорировало косвенные доказательства сосредоточения немецких войск в Триполитании, так как не имелось никаких свидетельствующих об этом данных разведки. Генерал Арчибальд Уэйвелл, командующий союзными силами в Северной Африке и на Ближнем Востоке, очевидно, не считал возможным наступление противника в Киренаике ранее середины апреля — начала мая 1941 года.
Контрнаступление Роммеля
Наступление Роммеля в Ливии в марте — мае 1941 года.

24 марта корпус «Африка» начал наступление вглубь Киренаики из Эль-Агейлы. Части 2-й бронетанковой дивизии начали отступление, стремясь направить наступление противника вдоль побережья Средиземного моря — на Бенгази, и вместе с тем блокировать движение немцев на Эль-Мекили. Однако, командир дивизии 3 апреля получил рапорт о том, что значительные танковые силы Африканского корпуса наступают в направление Завиет-Мсуса, где находились британские склады с горючим и военными припасами. 3-я бригада 2-й бронетанковой дивизии, прибыв в Завиет-Мсус, обнаружила, что запасы топлива там заблаговременно уничтожены, чтобы недопустить их захвата противником. Таким образом, в планировании своих дальнейших действий бригада (которая теперь составляла в результате боевых потерь и поломок техники только 12 крейсерских танков, 20 лёгких и 20 трофейных итальянских танков) должна была учитывать острую нехватку топлива и получила приказ отступать в Эль-Мекили для соединения с 3-й индийской моторизованной бригадой. В результате потери взаимодействия между частями из-за итало-немецких авиаударов по запасам топлива и машинам связи до Эль-Мекили 7 апреля смог добраться лишь штаб 2-й бронетанковой дивизии, тогда как танковая бригада, практически лишённая горючего, вынуждена была отойти к побережью (Дерна), где позднее была окружена и капитулировала.

Вместе с тем, другое подразделение 2-й бронетанковой дивизии — 2-я группа поддержки — получила приказ отходить к Эль-Реджиме, а затем к Дерне.

В результате отхода союзных сил войскам Оси была открыта дорога на Бенгази и Эль-Мекили, и Роммель выдвинул по дороге вдоль побережья Средиземного моря части 17-й («Павия») и 27-й («Брешиа») итальянских дивизий, одновременно приказав своим моторизованным и механизированным подразделениям наступать вглубь Киренаики, южнее Джебель-Ахдара (Зелёных гор) к Эль-Мекили после отступления оттуда сил 3-й британской танковой бригады. 6 апреля 1941 года передовые колонны берсальеров из 132-й итальянской танковой дивизии «Ариете» достигли Эль-Мекили.

7 апреля войсками Эрвина Роммеля был взят окружённый незадолго до этого город Дерна, где немцами были взяты в плен 6 британских генералов, в том числе генерал-лейтенанты Ричард О’Коннор и Филипп Ним (новый военный губернатор Киренаики). 8 апреля временным командующим всеми союзными войсками в Киренаике был назначен австралийский генерал-майор Джон Лаварак, имевший главную задачу в удержании Тобрука, чтобы командование в Каире получило время для организации обороны Египта.

Силы союзников в Эль-Мекили состояли к тому времени из штаба 2-й бронетанковой дивизии (который главным образом состоял из лишённых бронирования транспортных средств), 3-й индийской моторизованной бригады и отдельных частей других подразделений, включая несколько орудий 1-го полка Королевской кавалерийской артиллерии. Будучи окружены, эти войска сначала обороняли Эль-Мекили, но 8 апреля командир 2-й бронетанковой дивизии генерал-майор Майкл Гамбьер-Пэрри сдался итальянскому генералу Заглио из дивизии «Павия». В итоге около 2700 британцев, индийцев и австралийцев сдались в Эль-Мекили итальянским войскам после попытки прорыва, отражённой частями дивизии «Ариете».

Первоначальный план штурма Роммелем Тобрука предусматривал обход города танковыми силами с юга и последующую их атаку с востока, со стороны дороги на Бардию, чтобы предварительно перерезать связь гарнизона Тобрука с Каиром. Однако, желая сохранить темп наступления, Роммель уже при подходе к Тобруку приказал командующему вновь сформированной 15-й танковой дивизии (многие части которой ещё даже не прибыли в Северную Африку) генерал-майору Генриху фон Приттвиц унд Гаффрону выделить из неё 3 батальона (разведывательный, пулемётный и противотанковый) и атаковать Тобрук сразу с запада, наступая вдоль дороги из Дерны. Вероятно, Роммель не считал гарнизон крепости способным к обороне. Однако, гарнизон Тобрука — 9-я австралийская пехотная дивизия, включавшая в себя 20-ю и 26-ю пехотные бригады (наименее пострадавшие при отходе из Западной Киренаики и расположенные на укреплённых позициях вне основного периметра обороны Тобрука), а также 20-ю и недавно прибывшую из Египта 18-ю пехотные бригады (составлявшие собственно гарнизон крепости) — оказал упорное сопротивление немцам.

Австралийские солдаты из 2/28 пехотного батальона первыми заметили приближавшиеся к городу 3 немецких бронеавтомобиля и заставили их отступить, обстреляв с помощью трофейных итальянских орудий. Это были первые выстрелы в истории осады Тобрука. Когда танки Роммеля достигли моста через вади перед укреплениями главного периметра обороны, эта переправа была взорвана австралийцами. Фон Приттвиц унд Гаффрон, прибывший на эту позицию, приказал своему водителю перевезти его на другую сторону вади. Автомобиль генерала, достигнув дистанции огня захваченных австралийцами итальянских 47-мм противотанковых орудий, был уничтожен огнём одного из них. Фон Приттвиц унд Гаффрон и его водитель погибли. В результате последовавшей после этого 3-часовой перестрелки немецкие силы отступили.

Союзники продолжали укреплять оборону города, устанавливая заграждения из колючей проволоки, мины и другие препятствия действиям вражеской бронетехники. Генерал-майор Лесли Моршид, командир 9-й австралийской пехотной дивизии, разделил периметр обороны Тобрука, составлявший около 50 километров в длину, на три участка. Каждый из этих секторов было приказано оборонять по одной бригаде из 9-й дивизии: 26-й бригаде — с западной стороны, 20-й — с южной и 24-й — с восточной. 18-я австралийская бригада была оставлена в качестве общего резерва. Также Моршидом была восстановлена заложенная ещё итальянцами система телефонной связи центра крепости с каждым из её участков. Кроме того, австралийцы организовали систему пеших гонцов на случай, если телефонные кабели будут уничтожены в результате немецкой атаки.

Перегруппировав свои силы, Роммель вернулся к первоначальному плану штурма Тобрука, отправив танки на дорогу к Бардии. К 11 апреля крепость была окружена войсками 5-й лёгкой дивизии с востока, подразделениями погибшего генерала фон Приттвица с юга и дивизией «Брешиа» — с запада.
Генерал-лейтенант Лесли Моршид, командир гарнизона Тобрука (апрель — сентябрь,1941).

Войска, осаждившие Тобрук, включали в себя немецкий корпус «Африка», состоявший из 5-й лёгкой дивизии и подразделений 15-й танковой дивизии, а также трёх итальянских пехотных дивизий и 132-й танковой дивизии «Ариете». Силы оборонявших город союзников состояли из трёх бригад 9-й австралийской пехотной дивизии, 18-й пехотной бригады 7-й австралийской дивизии (это формирование было заранее направлено Уэйвеллом из Египта в Киренаику), около 12 000 британских солдат (главным образом артиллерии и частей снабжения), штаба 3-ей британской бронетанковой бригады (около 60 танков и бронеавтомобилей) и 1500 индийцев. В целом, в Тобруке оказалось около 36 000 человек, из которых примерно 1/3 часть представляли собой нерегулярные силы, итальянские военнопленные и беженцы из Западной Киренаики. Остальные силы союзников отступили из Ливии к египетской границе; генерал Лаварак также покинул Тобрук, оставив Моршида командующим гарнизона этой крепости.
Пасхальные атаки
Эль Адем
Солдаты австралийского 2/48 батальона в Тобруке.

Вскоре после полудня 11 апреля итало-немецкие силы начали полномасштабную атаку города. 5-й танковый полк 5-й лёгкой дивизии первым открыл огонь по защитникам крепости, атаковав участок, занятый солдатами 20-й австралийской пехотной бригады, к западу от дороги Эль Адем. В течение продолжавшегося около часа боя 5 немецких танков были уничтожены, а остальные вынуждены были отступить. Около 15:00 2/13 австралийский пехотный батальон был атакован силами 400 немецких солдат, также отступивших с потерями в результате эффективного заградительного огня.

В 16:00 взвод 2/17 австралийского пехотного батальона, вооружённый только 2 пулемётами «Bren», несколькими десятками винтовок и несколькими противотанковыми ружьями, подвергся атаке приблизительно 700 немецких пехотинцев, позднее поддержанных несколькими немецкими танками и итальянскими танками М13, которые, несмотря на огонь артиллерии союзников, близко подошли к их позициям, но отступили после прибытия на место сражения 4 английских танков, открывших огонь по немецкой бронетехнике поверх окопавшихся австралийцев. В этой атаке союзники потеряли убитым лишь одного человека.

План Моршида по обороне Тобрука не ограничивался пассивной обороной. Им было приказано начать патрулирование противотанковых рвов с внешней стороны и заложить перед ними большее количество мин. Осуществляя такое патрулирование, 2/13 австралийский пехотный батальон обнаружил значительное количество взрывчатых веществ с внешней стороны укреплений. Очевидно, противник намеревался взорвать противотанковый ров, чтобы облегчить наступление своей бронетехники, но в результате действий гарнизона вынужден был отказаться от такого плана.

В случаях, когда немецкие танки или итальянские танкетки достигали австралийских позиций или преодолевали их, пехота укрывалась в хорошо защищённых от танкового огня ДОТах, заманивая бронетехнику противника на позиции второй линии обороны, укреплённые противотанковыми орудиями. Так, во время одной из наиболее крупных подобных атак, 1 мая, танковые силы итало-немецких войск были быстро отброшены от укреплений Тобрука, но пехота продолжала атаковать австралийские позиции ещё некоторое время, прежде чем также была вынуждена отступить.

13 апреля, вскоре после наступления темноты, 5-я лёгкая дивизия вновь атаковала гарнизон Тобрука, чтобы захватить плацдарм за противотанковым рвом западнее Эль Адема. Несмотря на ожесточённое сопротивление, оказанное австралийским 2/17 пехотным батальоном (один из солдат которого, капрал Джон Эдмондсон, посмертно получил за доблесть в этом бою Крест Виктории), немцам удалось захватить небольшой плацдарм, через который две танковых колонны 5-й лёгкой дивизии в ночь на 14 апреля осуществили прорыв в сторону центра Тобрука и на запад, чтобы отсечь оборонявшиеся на этом отрезке силы союзников от основного гарнизона. Однако, оказавшись под сильным огнём 1-го полка британской королевской конной артиллерии (который вскоре поддержала, атаковав немцев с фланга, группа окопавшихся британских танков «Crusader»), немцы, потеряв 16 из 38 танков, отступили. Такая же неудача постигла и продвигавшийся на запад 8-й немецкий пулемётный батальон, осуществлявший поддержку танков. Атакованный значительными силами австралийцев, а также артиллерией и авиацией, батальон потерял в ту ночь около 3/4 своих сил, тогда как защитники Тобрука — 90 человек. В результате этого поражения Роммель отказался от дальнейших атак на Тобрук с юга.
Рас Эль Медауар
Бронеавтомобиль «Мармон-Херрингтон» около Тобрука.

После поражения в боях за Эль Адем Роммель решил перенести главный вектор нападения на западный сектор обороны Тобрука — оборонительный периметр вокруг Рас Эль Медауара, с помощью танковой дивизии «Ариете», подкреплённой 62-м пехотным полком, выделенным из итальянской пехотной дивизии «Тренто».

15 апреля 1941 года боевой патруль австралийцев возвращался после патрулирования территории в районе расположения 2/48 батальона, когда значительные итальянские силы (около 1000 человек), атаковали укрепления австралийцев под миномётным, винтовочным и пулемётным огнём последних, и смогли занять один из укреплённых постов. Поддержка оборонявшихся силами патруля, прибывшего на место боя 2/23 пехотного батальона, а также артиллерийский огонь 51-го полка полевой артиллерии решил исход боя в пользу союзников.

Вылазки австралийцев продолжались и 16 апреля, когда силами союзников недалеко от Акромы были встречены главные силы 1-го батальона 62-го полка. Итальянцы попали под шквальный огонь, а затем подверглись контратаке 2/48 батальона. Следующие за итальянской пехотой танки дивизии «Ариете» сумели прорваться до главного периметра обороны, но после были отброшены огнём 51-го артиллерийского полка. Австралийцами для атаки итальянского батальона с флангов были посланы туда пулемётчики. Наконец, превосходящий огонь с трёх сторон заставил отступить итальянскую пехоту, и бой прекратился. Британское коммюнике от 17 апреля 1941 года так описывало эти события:

Один из наших патрулей успешно проник во вражеское расположение вне линии обороны Тобрука, взяв в плен 7 итальянских офицеров и 139 солдат. Ещё одна атака на защитников Тобрука была отбита артиллерийским огнём. Противник вновь понёс тяжёлые потери. Во время вчерашней операции в общей сложности были пленены 25 офицеров и 767 рядовых. Кроме того, противник оставил на поле боя свыше 200 убитых.
Оригинальный текст (англ.)
[показать]

Итоги военных действий в марте и апреле

Защитникам Тобрука повезло, что Роммель сосредоточил свои усилия по взятию крепости на таком её хорошо защищённом месте, каким был Рас Эль Медауар. Несмотря на то, что итальянцы ещё до войны потратили большие усилия на постройку укреплений Тобрука, он не был ими в достаточной степени защищён с юго-восточной стороны, где находились доминирующие над местностью холмы Бель-Хамед и Сиди-Резег. Наступающие союзники уже использовали этот фактор при взятии Тобрука в январе 1941 года, но, по неизвестной причине, Роммель проигнорировал данную наступательную возможность. Вероятно, Роммелем позднее была учтена данная ошибка, когда его войска в июне 1942 года сравнительно легко взяли Тобрук после победы при Газале, обрушившись на него именно с юго-восточной стороны.

Обе стороны зарылись в землю, рассчитывая на продолжительную кампанию, чтобы накопить силы и продолжить активные военные действия: Роммелем — по взятию Тобрука и возобновлению наступления на Египет, Уэйвеллом — по стабилизации фронта на ливийско-египетской границе и созданию предпосылок для деблокады Тобрука.

15-16 мая 1941 года союзниками была осуществлена операция «Brevity» — небольшое наступление, целью которого был захват удобных позиций на границе для успешного наступления летом и облегчения положения гарнизона Тобрука. У сил «Оси» были отбиты город Эс-Саллум и перевал Хальфайя.
Главный штурм Тобрука

В конце апреля по инициативе ОКВ в Ливию для оценки положения на фронте и получения информации о дальнейших планах Роммеля был направлен заместитель начальника Генерального Штаба Вермахта генерал-лейтенант Фридрих Паулюс. К тому времени большая часть 15-й танковой дивизии уже прибыла в Северную Африку, однако ещё не успела полностью восстановить свою организацию.

Роммелем вновь в качестве цели атаки был выбран Рас Эль Медауар, однако теперь его планировалось атаковать сразу двумя немецкими танковыми дивизиями — 5-й лёгкой (с юго-востока) и 15-й (с юго-запада). После прорыва австралийской линии обороны планировалось рассечь гарнизон Тобрука танковыми силами на две части и ударить по их западной группировке с флангов войсками итальянских 132-й танковой дивизии «Ариете» и 27-й пехотной дивизии «Брешиа». Паулюс и итальянский генерал Этторе Бастико (официальный командующий всеми войсками стран «Оси» в Северной Африке) одобрили данный план, начало которого было намечено на 30 апреля.
Немецкий PzKpfw II, уничтоженный при штурме Тобрука.

Вечером 30 апреля 1941 года, после продолжавшихся в течение всего дня артиллерийских и авиационных ударов по Тобруку, итало-немецкие силы обрушились на левый фланг 26-й австралийской пехотной бригады и вклинились в оборону австралийцев приблизительно на 2 мили (3,2 километра). Вместе с тем, у наступавших отсутствовало необходимое для закрепления взаимодействие между отдельными войсковыми подразделениями, которые, к тому же, понесли тяжёлые потери от огня засевших в ДОТах австралийцев и при преодолении минных полей. Несмотря на то, что Паулюс выразил сомнения в продуктивности дальнейшего наступления, Роммель ввёл в бой итальянские части, несколько расширившие фронт проникновения. Однако, танковые резервы вступили в сражение и со стороны союзников. Обоюдные яростные, но безуспешные атаки (немецкие — с целью окончательно прорвать оборонительный пояс Тобрука, австралийские — с целью вернуть утраченные позиции) продолжались до ночи на 4 мая, когда силы Роммеля остановили штурм города.

Вину за провал взятия Тобрука Роммель возложил на итальянцев. Однако, именно итальянские подразделения (19-й и 20-й пехотные полки дивизии «Брешиа», 5-й и 12-й батальоны берсальеров 8-го полка берсальеров, 3-я рота 32-го сапёрного батальона и 132-я танковая дивизия «Ариете») заняли в результате сражения большинство утраченных австралийцами позиций. Последние, постоянно контратакуя укрепившийся на них 7-й полк берсальеров, нанесли ему такие потери с мая по август, что полк был выведен на отдых и пополнение в район Айн-эль-Газалы.

Тяжёлые потери, понесённые итальянскими дивизиями и 5-й лёгкой немецкой дивизией, убедили их командующих в невозможности дальнейших атак Тобрука. Под впечатлением от упорной обороны защитников Тобрука, Роммель, надеясь на истощение осаждённых и подход собственных подкреплений, более не предпринимал попыток штурма города вплоть до снятия с него осады в ноябре 1941 года.
Осада и смена гарнизона Тобрука

Летом 1941 года генерал-лейтенант австралийской армии Томас Блейми при поддержке премьер-министра Австралии предложил вывод австралийской 9-й дивизии из Тобрука, чтобы объединить её с другими действующими в Северной Африке австралийскими войсками (6-й и 7-й пехотными дивизиями). Генерал Клод Окинлек, сменивший Уэйвелла на посту главнокомандующего силами союзников на Ближнем Востоке, в целом согласился с этим мнением, но не стремился форсировать развитие данной операции, так как передвижение такого числа войск из осаждённого города могло осуществляться лишь быстроходными военными судами в безлунные ночи (из-за опасности авиаударов противника по кораблям); кроме того, это отвлекало союзные силы от подготовки к операции «Крестоносец».

Основываясь на сообщениях австралийского командования на Ближнем Востоке об истощении гарнизона Тобрука, новый премьер-министр Австралии, Артур Фадден и его преемник, Джон Кёртин, отклонили просьбы Черчилля об отмене вывоза 9-й дивизии из Тобрука, и в период с августа по октябрь 1941 года её силы были вывезены из Тобрука британским флотом. Всего за время осады австралийцы потеряли около 3000 убитыми и ранеными; 941 солдат попал в плен.
Прибытие в город польской Карпатской бригады.

Кроме подразделений 9-й дивизии, в августе из крепости были вывезены 18-я австралийская пехотная бригада и 18-й индийский кавалерийский полк имени короля Эдуарда. Их заменили польская Карпатская стрелковая бригада и 11-й чехословацкий (восточный) пехотный батальон. Прибывшая в Тобрук в сентябре-октябре 70-я британская пехотная дивизия (включавшая в себя 32-ю танковую армейскую бригаду) окончательно заменила выведенных австралийцев. Вместе с тем, по причине потерь флота, понесённых при эвакуации гарнизона Тобрука, 2/13 австралийский пехотный батальон и две роты 2/15 пехотного батальона, а также отдельные формирования штаба 9-й пехотной дивизии, не были выведены из крепости и оставались в ней до конца осады. Лесли Морсхед также покинул Тобрук, и во главе его гарнизона встал командир 70-й дивизии генерал-майор Рональд Скоуби.
Окончание осады
Основная статья: Северо-Африканская операция (1941)
Генерал Эрвин Роммель с итальянскими офицерами накануне немецкого отступления из-под Тобрука.

15 июня 1941 года британские войска осуществили операцию «Battleaxe» («Алебарда») для прорыва немецких позиций, закрывающих проход из Египта в Киренаику, и деблокады Тобрука. После перехода через ливийскую границу бригады 7-й британской бронетанковой дивизии должны были продолжить наступление на север, к Тобруку, и соединиться там с гарнизоном города, а далее наступать объединёнными силами далее на запад. Однако, техническая ненадёжность новых британских танков, неопытность их экипажей и упорное сопротивление немцев привели к срыву наступления и потере около 90 танков союзниками.

В результате этого неудачного наступления, генерал Уэйвелл был сменён на посту главнокомандующего союзными силами на Ближнем Востоке генералом Окинлеком. Британские войска в Западном Египте были усилены и составили состоящую из двух корпусов 8-ую армию под командованием генерал-лейтенанта Аллана Каннингема.

В результате тяжёлых потерь в сражении у Сиди-Резега 22—23 ноября 1941 года и неудачных попыток выйти в тыл британцев Роммель 7 декабря начал отвод своих ослабленных войск на укреплённые позиции у Эль-Агейлы. 27 ноября 2-я новозеландская дивизия соединилась с 70-й британской пехотной дивизией, сняв таким образом осаду с Тобрука. К концу года почти вся Киренаика вновь перешла под контроль союзников. Значительную роль в этом, как и в остановке весеннего наступления Роммеля в Ливии, сыграла стойкая оборона защитников Тобрука.
Источники

Б. Лиддел Гарт «Вторая мировая война» — М.: Издательство АСТ, 1999. ISBN 5-237-03175-7
Ирвинг Д. Эрвин Роммель. Ганнибал двадцатого века. Пер. с англ. А. Шипилова — М.: «Издатель Быстров», 2006.
Курт фон Типпельскирх История Второй мировой войны
Ланнуа, Ф. де Африканский корпус: Ливийско-Египетская кампания (1941—1943) — М.: ACT, 2008. ISBN 978-5-17-052152-4, 978-5-9713-9547-8
Уинстон Черчилль. Вторая мировая война
Шоу Э. Вторая мировая война день за днём. Величайшее военное противостояние. 1939—1945. Пер. с англ. В. Д. Кайдалова — М.: Издательство Центрполиграф, 2012. ISBN 978-5-227-03456-4

[показать];
Польша Боевой путь польских воинских частей во Второй мировой войне
[показать];
Чехословакия во Второй мировой войне
Категории:

Сражения Второй мировой войны с участием польских подразделенийСражения по алфавитуСражения в ЛивииОперации и сражения Второй мировой войныСражения ВеликобританииСражения ГерманииСражения ИталииОсады XX векаКонфликты 1941 года

Навигация

Вы не представились системе
Обсуждение
Вклад
Создать учётную запись
Войти

Статья
Обсуждение

Читать
Текущая версия
Править
Править вики-текст
История

Поиск

Заглавная страница
Рубрикация
Указатель А;—;Я
Избранные статьи
Случайная статья
Текущие события

Участие

Сообщить об ошибке
Портал сообщества
Форум
Свежие правки
Новые страницы
Справка
Пожертвовать

Инструменты

Ссылки сюда
Связанные правки
Спецстраницы
Постоянная ссылка
Сведения о странице
Цитировать страницу

Печать/экспорт

Создать книгу
Скачать как PDF
Версия для печати

В других проектах

Викисклад
Викиданные

На других языках

;;;;;;;
Deutsch
English
Espa;ol
Fran;ais
Bahasa Indonesia
;;;
Portugu;s
;;

Править ссылки

Последнее изменение этой страницы: 07:45, 28 мая 2016.

ПРИЛОЖЕНИЕ 4

ЕВРЕЙСКИЙ ВОПРОС
Ответ на статью участника форума Александра Попова

Редакция Завтра

8 11;660 Оценить статью:

Участник форума газеты Завтра Александр Попов опубликовал 2/13/2014 заметку «Как нам жить в мире друг с другом.»

Автор - человек благонамеренный, и вопрос уж назрел и перезрел, но поставлен несколько не так, как должно.

Что такое еврейство? Еврейство, по советской терминологии, - это «национальность», но более корректным является термин этнос. Этнос есть сумма биологических характеристик, наследуемая человеком от родителей. Мне и неловко тут объяснять азбуку взрослым людям, но именно простота вопроса служит его затемнению и запутыванию. В мире существуют разные этносы: есть армяне, грузины, латыши, узбеки. Есть русские, украинцы, поляки, японцы. Есть евреи. Еврей - это не «состояние души», не «ментальность», не «религия.» Еврей - это Э-Т-Н-О-С.

Замечу в скобках, что, применительно к европейским евреям уместнее использовать термин «народ ашкенази», являющийся народом славяно-тюркской группы, но сейчас в эти дебри я залазить не хочу.

Этническая принадлежность, как я уже сказал,не имеет ничего общего с религией. Монсиньор Люстиже,кардинал Парижский, бывший глава католической церкви Франции, был чистокровным евреем, но, как вы догадались, мои проницательные читатели, католиком, как и Великий Инквизитор Торквемада. Основатели московской и петербургской филармонии братья Рубинштейн были православными, также, как Пастернак и Мандельштам.

Бадри Пацакашвили принадлежал к грузинской церкви. А создатель языка Эсперанто Заменхоф - к бахайской. Один из основателей государства Пакистан, и его первый министр иностранных дел, Мухаммад Асад был фанатичным мусульманином, и одновременно львовским евреем-ашкеназом. Его настоящее имя - Леопольд Вайс. Архитектор Британской Империи Дизраэли принадлежал к англиканской церкви. Я привел столько примеров, чтобы уяснили, наконец, простейшую мысль: этнос и религия - вещи абсолютно разные. Если Чаадаев или Печерин перешли в католичество, а графы Волконские - в греко-католичество, то они русскими от этого быть не перестали, не так ли? Ведь от перемены политических или религиозных убеждений маленькие не становятся большими, толстенькие не кажутся худыми, не вырастают ноги как у гигантов, и руки, как у лучших музыкантов?

Предположим, из некоторых биологических свойств можно вывести определённый тип поведения. Скажем, существует определённая несовместимость «голуби - памятники». И кто-то может резонно доказывать, что голубей надо отгонять от памятников, ибо гадят. Но такой человек должен быть хоть орнитологом. Когда такой «специалист по охране памятников» орёт «голуби-голуби» и при этом тычет пальцем в стаю кошек - это или глупость, или жульничество.

Я верю в то, что этническая принадлежность играет роль и в то, что этносы наследуют славу своих лучших представителей, как и позор своих худших. Невозможно одновременно гордиться Нильсом Бором и Яковом Крейзером и отделять себя от преступлений Розы Землячки или Матьяша Ракоши.

Но тот, кто ковыряется в национальном вопросе должен быть, как минимум специалистом. Представьте себе, кто-то разглагольствует о Нагорном Карабахе, не умея при этом отличить армянина от азербайджанца.

Вопреки распространённому мнению, еврейский народ вовсе не малочислен. Приведу несколько цифр, так сказать, «хронику сионистской оккупации».

Любимый 1913й год. Еврейское население СССР википедия Российской империи составило 5.2 млн человек. Примите во внимание, что за период с 1881 по 1913 Россию покинуло 1.5 млн евреев.

1940й - последний предвоенный год: 4.965 млн человек. Еврейский энтос - седьмой по численности среди 102 официально зарегистрированных в СССР.

Согласно переписи 1979 года, последней доперестроечной, в СССР проживало уже 1.8 млн. Тоесть за 40 лет еврейское население сократилось почти в 3 раза.

В современной России, стране с населением 140 млн. человек проживает, по последней переписи, 230 млн человек, на Украине 100 тыс, в остальных странах - незначительное количество. Темпы «сионистской оккупации славянских земель», или по терминологии Харчикова, «Соломон у меня отбирает мой дом» таковы, что всего за 5 лет, за период с 1987 по 1993й, из стран бывшего СССР выехало в один только Израиль 1.1 млн. евреев, не считая Америки, Франции и др. стран. По прогнозам Американского демографического центра, в ближайшие несколько лет численность еврейского населения России сократится в 10 раз за счёт старения и эмиграции, а к третьей декаде нашего века Россия, как и другие государства эссен Г достигнут «польской мечты» и будут, как их западный сосед, юден-фрай.

Так что «дружно жить» нам теперь уже не надо. Мы больше не сталкиваемся ни в библиотеках, ни на дискотеках, ни в очереди за сметаной. А вот как нам «дружно жить в интернете» - это вопрос отдельный.

Эйнштейн назвал юдофобию «тенью еврейского народа.» Великий физик совершенно заблуждался. По законам физики же, несуществующий предмет тень отбрасывать не может.

Но чем далее еврейское население России стремится к нулю, чем меньше остаётся евреев, претендующих на должности завлабов и завмагов, на соц-квартиры и пенсии,тем оглушительнее вопли и стенания поцреотов о всеобщем «еврейском засильи». Разумеется, лгать и клеветать за спиной отсутствующих легче.

Так откуда же возникает юдофобская истерия в России и на Украине? Ответ прост. Работает совершенно отчётливая группа блогеров, литераторов, журналистов, отравляющая сознание людей анти-еврейской конспирологией.

Излюбленной политтехнологией стала дискредитация политического конкурента через мнимую принадлежность к еврейству. Эти технологии прокатывают ещё только в Восточной Европе. Трудно представить себе выборы во Франции, где кто-то с гаденькой улыбочкой вещает: «а вы знаете, что у Саркози дедушка еврей, а Стросс-Кан или, там, Лоран Фабиа так и вовсе... хе-хе-хе...»

Во время президентских выборов Дмитрия Медведева была развёрнута беспрецедентная компания в интернете «неужели жида коронуют?» Никаких доказательств какой-либо связи между ним и еврейством никогда представлено не было. Единственным «аргументом» служили без конца тиражируемые одни и те же кадры посещения им однажды еврейского центра. Тот факт, что дмитрий Медведев посещал, в рамках протокола и мечети, и православные храмы, и буддистский дацан, никого не интересовало.

Ещё более идиотской была компания «Путин - Шаломов». Изящным движением конспирологических лапок фамилия матери президента ШЕломова (от русского слова Шелом - шлем) была переделана на ШАломова (якобы от еврейского Шалом) - типичный почерк поцреота.

Годами тиражировались изображения Путина в ермолке (при посещении мемориала в Израиле), что служило убийственным доказательством его еврейского происхождения. Опять же, точно такие же фотографии есть и у Клинтона, Обамы, Леха Валенсы, Ху Дзиньтао и Ясухиро Накасоне, но кого это волнует? Шаломов - и точка. После мюнхенской речи всё это поцреотическое искуйство как корова языком слизала: поменял политический курс - поменял этнос. По той же предвыборной технологии шельмовались губернаторы, министры, и даже церковные деятели. Надеюсь, все помнят компанию по дискредитации патриарха Алексия 2, (зачем нам Ридигер? и т.п.)

У наци-анала любая иностранно звучащая фамилия, отличная от Иванов или Загоруйко - это уже несомненный признак еврейства.

В тех случаях, когда дискредитировать через фамилию нельзя, человеку придумывают мифическую фамилию, или переделывают имеющуюся.

Наконец, поцреоты изобрели совершенно новый способ определять энос - еврейство «по жене»! (Молотов, Ворошилов и пр.) Если применять такую методу, то автор этих строк - по национальности бывший украинец, переделавшийся в румына.

Напрасно чаяли мы, собирая чемоданы, что с нашим отъездом у вас там зацветёт-заколосится. Мы за вами не поспеваем: на каждого уехавшего еврея вы придумываете себе десять новых.

Недавно романист Сергей Сокуров опубликовал здесь прекрасную, вобщем то статью, доказывая, что А.С.Пушкина нельзя считать негром, если эфиопом у него был только прадедушка.

Кто бы спорил? Тогда почему, пусть мне объяснят, Егор Гайдар записан в евреи, будучи потомком Бажова и Аркадия Гайдара? Что,горе-мастера, не выходит у вас каменный цветок сами знаете из какого места?

Если условно говоря, отрицательные качества Ходорковский унаследовал от папы-еврея, а почему не от русской мамы? Отчего в евреи записали Познера (50%), Каспарова (50%) Сванидзе (25%), Боннер (25%), Политковскую (0%), Новодворскую (0%), Пугачёву (0%) можно продолжать до бесконечности.

Недавно я прослушал по радио выступление политика и блогера Михаила Делягина. Он ужасно обиделся, что его кто-то назвал антисемитом. Сочувствую, хотя для политика с амбициями это сегодня скорее трамплин, чем помеха. Долго он оправдывался, непонятно зачем. Объяснял что в сегодняшней России нет государственного антисемитизма. Согласен. А вот дальше он произносит такую фразу:

«Российское правительство - что угодно, но они не мазохисты, поэтому быть антисемитами они не могут.»

Выходит, зря Делягин дулся, он тоже в эти игры не прочь поиграть.

Гляжу на список правительства Российской Федерации.

Медведев, Дмитрий Анатольевич, Шувалов, Игорь Иванович ,Голодец, Ольга Юрьевна, Дворкович, Аркадий Владимирович, Козак, Дмитрий Николаевич, Рогозин, Дмитрий Олегович, Приходько, Сергей Эдуардович, Хлопонин, Александр Геннадиевич, Трутнев, Юрий Петрович Колокольцев, Владимир Александрович, Пучков, Владимир Андреевич, Скворцова, Вероника Игоревна

Лавров, Сергей Викторович, Мединский, Владимир Ростиславович, Шойгу, Сергей Кужугетович, Ливанов, Дмитрий Викторович, Галушка, Александр Сергеевич, Донской, Сергей Ефимович, Мантуров, Денис Валентинович, Слюняев, Игорь Николаевич Никифоров, Николай Анатольевич Министр сельского хозяйства Фёдоров, Николай Васильевич Мень, Михаил Александрович Мутко, Виталий Леонтьевич Соколов, Максим Юрьевич

Топилин, Максим Анатольевич Министр финансов Силуанов, Антон Германович Коновалов, Александр Владимирович, Улюкаев, Алексей Валентинович Министр энергетики Новак, Александр ВалентиновичАбызов, Михаил Анатольевич.

Ну и где тут «немазохисты»? Это - контраст даже с Ельцинским периодом, когда на фоне Барсуковых-Коржаковых нет-нет да какой-нибудь Лившиц периодически появлялся.

Я не говорю, что они должны там быть. Я просто спрашиваю: где обоснование воплей о том, что «Россией правят жиды» (да, разобрал любимого Харчикова на цитаты)?

Опять мы отмечаем и у Делягина, далеко не самого худшего представителя квасняков, желание «увидеть на беду, в православнейшем узоре сионистскую звезду.»

Так как же не выработаться неврозам и страхам у русских людей, когда их день и ночь пичкают чумаковщиной, конспирологическим бредом, что, якобы всё захвачено евреями, кругом засилье, их хотят извести, их «обокрали» и пр. бред. Конспирология - удовольствие небесплатное. Постоянное погружение в эти материальчики вызывает т.н. синдром тревожного беспокойства, состояние тревоги, вполне реально отражающееся на психике, нервах, здоровьи людей.

Сочувствую. Но пока в общество не вернутся здравый смысл и научное мировосприятие, пока идеологическим шарлотанам будет позволено, спекулируя на страхах и недовольстве, отравлять психику людей ядом всевозможных «теорий» из подворотни, им ничем нельзя будет помочь.

Польский Петербург Адам Михник о биографии Леха Валенсы

Новости
Наука
Интервью
Анонсы
Дебаты, беседы, встречи
История
Юзеф Чапский
Польский миф советских диссидентов
Навигаторы "Польский Петербург"
Конкурсы

Автор: Адам Михник — Дата создания: 28.04.2011 — Последние изменение: 04.05.2011 НИЦ "Мемориал"
21 апреля 2011 в Европейском университете на 9-х биографических чтениях "Право на имя: Биографика 20 века" Адам Михник говорил о трудностях, с которыми столкнется при составлении биографии Леха Валенсы и о том, насколько характерной для Польши является эта биография...
Адам Михник о биографии Леха Валенсы

Адам Михник. К биографии Леха Валенсы.

21 апреля 2011, ЕУСПб. 9-е биографические чтения "Право на имя: Биографика 20 века", памяти Вениамина Иофе.

Адам Михник: Первый раз я буду говорить про Валенсу по-русски. И это для меня очень серьезный вызов.

Знаете, понимать историю и биографию Леха Валенсы – это как понимать историю всей Польши.

Во-первых, это карьера тысячелетия. В два дня один электрик из Гданьска стал кумиром всего мира. Первые страницы в «Тайм», «Шпигель», все, что возможно, писали о нем.

Я с ним познакомился раньше, до августа 1980 года. Он был такой спокойный, тихий, скромный человек. Но Яцек Куронь, который знал его ближе, говорил, что Валенса – гениальный лидер на рабочих митингах. Он был электриком в Гданьске. И за два дня любой полицейский мог его арестовать на два дня без ничего. И потом все эти полицейские, они просто его так боялись. И это первый аспект его биографии.

Для биографа это будет очень сложная задача – объяснить, как в течение двух суток скромный рабочий Гданьской судоверфи стал идолом мира. Что это значит для его психики?

Все люди, которые были вместе с ним раньше, а до забастовки в августе 1980 года он не был никаким лидером. В этой группе были разные рабочие, и он был один из них. Но за две недели забастовки он стал как король. Не только для других, но и для себя тоже. Это был первый момент, как менялась история польской оппозиции. До тех пор абсолютным лидером был Яцек Куронь. А после того Валенса понял, что возможно на небе только одно солнце. И он чувствовал себя, как султан, как монарх. И мы боролись за демократию в Польше. Но в «Солидарности» шел очень сложный процесс. Потому что мы боролись за свободу с коммунистическим правительством, но внутри «Солидарности» был король, султан, царь, а мы с ним тоже боролись. Но у него была только символическая власть, и потому мы были все вместе. Но для страны Валенса был просто национальным героем.

Как стало возможно, что в нашей истории Костюшко и все интеллектуалы говорили: «Ну вот есть наш национальный герой. Он все знает, все понимает и все может». Это была такая икона.

Почему он был такой иконой для всех? Потому что для интеллигентов он был рабочий, который воюет против цензуры, за свободу прессы, литературы и так далее.

Для католической церкви он был послушный сын своего эпископата. Это была такая мечта, что он будет послушным. Он не был послушным. Они видели, что он шел с крестом. Здесь (показывает – куда?) у него была Матерь Божья. Как символ. Такая традиционная польская семья – пять детей, одна жена. Это тоже нравилось церкви. Для рабочей среды он тоже был «наш», такой же, как все мы, нормальный, а не какой-то философ, литератор. Нет-нет, он нормальный.

Его секретом был его язык. Он имел такой гениальный язык для всех. Мне трудно это переводить на русский, но, например, один раз он сказал: «Как я шел к победе?..» По-польски это звучало так: «Як я шлем…» И кто-то ему сказал: «Господин председатель, по-польски не надо говорить «я шлем», надо говорить «я шедлэм». «Шлэм – шедлэм дошедлэм». Шел – и дошел. Это был такой его контакт, коммуникация с толпой, с массами. Он гениальный манипулятор масс.

Для мира это был символ польского успеха. Где были корни польского успеха? Это был союз между рабочим классом. Интеллигенцией и католической церковью. Были три символа того периода: Папа Римский – Кароль Войтыла, наш поляк, Иоанн Павел II, Чеслав Милош, поэт, лауреат Нобелевской премии и Валенса – все можно. И он был символом надежды на то, что все возможно.

После 13 декабря 1981 года всех арестовали. Но Валенса был один. И мы все ждали, что с ним коммунисты что-то сделают, что он скажет: «Ну, нам надо в новом контексте, надо с ними договориться. Я знаю, что я делаю». Но он был тверд, как железо. И в том смысле он остался символом твердой, несгибаемой Польши. И для людей в «Солидарности» стало очевидно, что он наш лидер. Также стало понятно, что движению, которое существует в подполье, нужен символ. Как Ганди в Индии. У нас был Валенса. И для нас всех это было очевидно. Потом он еще получил Нобелевскую премию, это стало для всех очевидно – это наш лидер. И так все было до 1989 года. «Солидарность» - это была коалиция против диктатуры. Кончилась диктатура – это был и конец коалиции. Были разные тенденции. Я бы сказал, три тенденции. Одна – это национально-католическая, консервативная. Вторая – это демократически-либеральная, это интеллигенты. И третья – как бы сказать, рабочая оппозиция, это рабочие. И Валенса пошел против этих либералов-интеллигентов. И первые критики Валенсы – это были критик и его авторитаризма. Его критиковали за то, что он хочет царствовать в Польше. И он думает, что так, как в «Солидарности» он имел власть, как в своем отряде, где он начальник. Так он думал, что в стране тоже самое будет, возможно. И первые критики Валенсы – это были критики его авторитаризма. Я помню, что я сам писал в эти времена: что Валенса в президентском дворце – это тот же Робин Гуд на Даунинг-стрит, что не для него эта шапка. И это был первый раскол между Валенсой и его сотрудниками. К этому еще нужно добавить, что это был момент, когда снова начали писать историю «Солидарности». Я помню, в Католическом университете в Люблине вышло специальное издание, специальный номер про «Солидарность». Цитировался только Валенса и разные эпископы, ни Куронь, ни Геремек, ни Мазовецкий, никто из них. И это будет тоже задача для биографов Валенсы. Потому что это история всех революций. Если вы посмотрите, как в России представляли историю большевистской партии: в первый момент они были все вместе – Ленин, Троцкий, Бухарин, Каменев и т.д., а потом из фотографий исчезали разные лица. И то же самое было у нас. Во-первых, это были самые близкие сотрудники Валенсы из Гданьска, из группы свободных союзов – Анджей Гвязда, Анна Валентинович – это две символические фамилии в Польше. Он так все сделал, чтобы о них не было ничего. Чтобы на фотографиях их не было, чтобы их никто не цитировал, чтобы выбросить их из дирекции «Солидарности».

Но с другой стороны, надо сказать, что у них тоже был такой амбициозный бзик. И они говорили, что Валенса не был арестован. А был только интернирован, изолирован, потому что у него есть тайный договор с коммунистами. И это привело к невозможности нормальных контактов.

Самое интересное то, что еще был стереотип рабочего и национального лидера, который стал президентом страны в результате демократических выборов, который имел очень хорошие отношения с церковью, но как президент он был очень плох. Это было не для него. Он не понимал, что такое плюрализм. Цитировали много раз такой анекдот: Валенса говорил: «Я первый демократ в стране, но я не понимаю – все голосовали, а один был против. Ну почему? Как это возможно?». Это было типично для него, для него демократия – это была масса, где он был лидером. Он был абсолютно прагматичный, но не понимал, что такое государство, он не понимал, что можно. И было такое разочарование.

Есть еще один стереотип Валенсы. Я бы сказал, что это европейский стереотип. Валенса – это популист, авантюрист, как Ельцин в России, как Мечьяр в Словакии. Такой не коммунист, не большевик, а популист.

И еще одно. Об этом не надо забывать. Существовал новый стереотип еврейский – «Валенса – антисемит». Он никогда не был антисемитом. Абсолютно. Я его хорошо знаю. Но во время предвыборной кампании он играл этой картой. Например, так: «Я не понимаю, - сказал он на митинге, - я не понимаю Геремека или Михника. Если бы я был евреем, это бы была моя гордость. Но так что? Вы знаете, я поляк от первого поколения. Но конечно в Польше есть место для других тоже, но власть в Польше должна идти в польские руки». Это был очень сложный и нелогичный его сигнал, но все, кому надо было понимать, они прекрасно понимали.

И в конце концов четыре года тому назад, когда у власти была партия Качиньских, они объявили, что Валенса был агентом госбезопасности. Вышли две книги на эту тему и так далее. Были большие дебаты. И что интересно? Его защищали все те демо-интеллигенты, «либерасты», которых он уничтожал во время первого конфликта. Так он прошел путь от героя страны до агента нашего КГБ.

Еще одно. В Польше для крайне правых экстремистов символ зла это круглый стол. Потому что мы отдали власть коммунистам. Бред. Но теперь в круге Качиньского существует такой слоган, что во время круглого стола агент польской госбезопасности Валенса нашел компромисс с агентом Советского Союза Ярузельским. И это полная деструкция польского мифа о великом польском успехе. Который заключается в том, что без гражданской войны, без экзекуций мы первыми в мире уничтожили коммунизм. И почему все говорят про Берлинскую стену, а не про Польшу? Потому что мы, поляки, первыми сказали, что наш национальный герой – он просто стукач. Вот и все.

Ирина Флиге: Спасибо. У нас на дискуссию осталось пятнадцать минут. Сперва только уточняющие вопросы, потом реплики.

Вячеслав Долинин: Скажите, а вот если бы «Солидарность» возглавил не простой рабочий, а кто-то выпавший из правящего слоя, типа многих лидеров современного демократического движения в России, могла бы такая «Солидарность» стать лидером и набрать ту мощь, которую она набрала в Польше к 1980 году?

Адам Михник: Я историк по профессии, а это вопрос для пророка. Не знаю, не могу ответить. Но я уверен в том, что если речь идет о массовом движении. Нужен лидер-символ. И я помню, был такой момент в России, когда лидером-символом был Ельцин. Я прекрасно помню, это было в 1989-1991 году для всех – интеллигентов, либералов, правых, левых, националистов – Борис Николаевич был лидером для всех. Если бы Ельцина не было, а вместо него был бы мою любимый друг Юрий Николаевич Афанасьев, не знаю, что бы произошло.

Татьяна Косинова: Как Валенса сегодня конструирует сам свою биографию? Пишет ли он мемуары? Контролирует ли он составление своей систематической биографии? Есть ли академическая биография Валенсы?

Адам Михник: Он уже написал свою биографию, эта книга называется «Путь надежды». Ему помогали в этом два человека. Это не совсем интересная книга.

Александр Даниэль: В конструировании мифа Валенсы сыграл ли какую-нибудь роль фильм Вайды «Человек из железа»? Это первый вопрос. И второй вопрос: опирался ли Лех Валенса в выстраивании своего политического кредо на те или иные традиции польского прошлого? Например, на традицию Юзефа Пилсудского? Был ли у него перед глазами такой образец? Насколько я понимаю, режим Пилсудского не был образцом демократии.

Адам Михник: Конечно, не был. Да, что касается фильма Вайды, ты абсолютно прав. Но фильм Вайды был сделан, когда Валенса уже был героем страны. Что касается традиции. Как бы тебе сказать? Как в советском анекдоте: чукча не читатель, чукча писатель.

Александр Даниэль: Он не слышал о Пилсудском?

Адам Михник: Он что-то слышал, но не до конца, знаешь. Пилсудский, а может быть Кутузов – что-то слышал. (Смех в зале.) Он не специалист по истории, не специалист. Но потом – да. Потом – да. У него были такие усы, как у Пилсудского. «Я сделал больше, чем Пилсудский, но он был неплохой тоже». Вот так.

Александр Марголис: Если сопоставить двух лидеров Чехии и Польши – Гавела и Лех Валенса…

Адам Михник: Я бы хотел иметь эту разницу в долларах. (Смех в зале.) Слушай, нет, это абсолютно две разные фигуры. Но одно у них общее. Так, как в Польше было великое разочарование до Валенсы, так в Чешской республике – до Гавела. Я не до конца понимаю механику этого, но есть психология посткоммунистической зависти. Это есть во всех странах. Ты посмотри на Будапешт или посмотри на Сербии. Я помню, как я был в 1990 году в Белграде. Что там говорили про Джиласа? Ведь Джилас был первым. А что говорили о нем в Белграде тогда? Что в 1940-е годы он вместе с Тито уничтожал демократию, литературу и еще, не помню, что-то там. Это есть такой феномен. Я у вашего российского литературного критика Кожинова прочитал: «Что касается Солженицына, то за что он был арестован? За троцкизм. А что такое троцкизм? Это такой же большевизм, но еще хуже Сталина». Или там Некрасов Виктор Платонович. «Не надо забывать, - пишет Кожинов, - что он получил Сталинскую премию за «В окопах Сталинграда». Или Ростропович? Да Ростропович был любимцем…» Знаете, нет человека, про которого ты не найдешь чего-то плохого или не сможешь сделать реинтепретацию его жизни. С моей точки зрения, Солженицын, несмотря на то, что с ним случилось потом, был невероятный герой просто, невероятный герой. А с точки зрения его врагов – «троцкист». Что касается Валенсы, очевидно, там был механизм зависти. Но он был двойной. Завидовали его успехам, власти, популярности. Но и он завидовал всем другим. И один раз кто-то из журналистов его спросил: «Почему вы говорите «Я, я, я, я, я»? Вы могли бы сказать о ком-то другом что-то позитивное?». Валенса ответил: «А я скажу: польский народ». Так что в этой польской драме вы имеете двух актеров – Валенса и народ. Ничего между ними. Но потом что-то там он на похоронах Геремека очень сердечно говорил. Но это уже Валенса-пенсионер. Но для историка его сравнение с Гавелом – это… две разные страны. В Чешской Республике был Масарик, а у нас был Пилсудский. Традиция Чешской Республики – это парламентская демократия. В Польше – это наши восстания и подополья, бомбы, покушения и так далее. Просто у нас нет такой политической культуры, как в Чешской Республике. Мы немножко как русские: мы любим свободу, но не понимаем, что такое демократия, что демократия – это свобода в рамках права. А что такое право?

Татьяна Косинова: Закончился ли судебный процесс Валенсы против Качиньских по оспариванию обвинений его в сотрудничестве с госбезопасностью?

Адам Михник: Это не был процесс против Качиньских, это был процесс с Бышковским. Да. Те, кто не верил в то, что он агент спецслужб, для них ничего нового не случилось. А те, кто верил в то, что Валенса – агент спецслужб, они сказали: «Ну и что такое суд? Это его люди все. Какой суд?» В том смысле, что для них ничего не изменилось. Что касается будущего, это будет очень интересная книга про Польшу – биография Валенсы. Это будет очень интересная книга, потому что в нем все есть: и величие польской истории, и проклятие, - там все есть. Слава богу, он никогда не имел диктаторской власти. Это такой парадокс: Валенса как человек нетолерантный, диктаторского склада, авторитарный, и Ярузельский как человек симпатичный, открытый, милый, умный, интеллигентный, но это Ярузельский сажал в тюрьму нас всех, а не Валенса. Это такие парадоксы. Я до сих пор не понимаю, что случилось с Горбачевым, что он пошел на такое открытие страны? Почему он это сделал? Много раз я имел возможность с ним разговаривать на эту тему, но ответа не получил.

Ирина Флиге: Так, может, он тоже не знает.

Адам Михник: Вот (Смех в зале). Вот-вот. Это ты сказала. Но я согласен.

Дмитрий Травин: Про многих авторитарных лидеров истории сохранилась информация, что они обладали каким-то особым обаянием. Люди, которые видели их выступления или тем более общались близок с ними, попадали под их влияние. Этим объясняется их популярность в обществе. Вот вы с Валенсой много общались, говорили один на один много раз. С Вашей точки зрения, было ли в Валенсе какое-то особое обаяние? Что-то особенное, чем он покорял общество? Или же он просто есть порождение исторических обстоятельств, и в других обстоятельствах он был бы просто обычным человеком?

Адам Михник: Я думаю, что второе, что он результат специфического контекста. Знаете, я с ним был очень близок: это крестный отец моего сына. Нет, я не думаю, что он был обаятельным. Нет-нет. Гавел – да. Знаете, у польской интеллигенции был такой комплекс, что мы – слабые одиночки. И вот пришел сын польского рабочего класса. И он еще родился в деревне. Кровь с крови, кость с кости. Он был очень хитрый. И если к нему была любовь, это потому, что он – один из нас, а не какой-то философ или писатель. Это во-первых. Во-вторых, это его язык. Когда он с толпой, он гениален, обаятелен. Его смысл – юмор. Я помню, когда в Польше был дебат о том, входить или не входить в Европейский Союз. И он сказал так: «Нам надо входить, потому что мы не имеем выхода». Просто, очевидно, все поняли. Очень умный, вернее хитрый такой. Но, знаете, если об обаянии, то это были разные времена. После забастовки в Гданьске вся Польша была так влюблена в него, бог ты мой! Потом это немножко поменялось, но практически до своей президентуры он был очень популярен, очень популярен. Но как президент это был… Он говорил открыто: «Что вы хотите? Чтобы я был как Фидель Кастро президентом до смерти?» Так он говорил. Но думал, что будет. (Аплодисменты)

Валенса, Лех
Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 12 августа 2016; проверки требуют 2 правки.
Лех Валенса
Lech Wa;;sa
Лех Валенса
Лех Валенса
Личный герб Леха Валенсы, как кавалера ордена Серафимов[1]
Флаг
Президент Польши
23 декабря 1990 года — 23 декабря 1995 года
Предшественник: Войцех Ярузельский
Преемник: Александр Квасьневский

Вероисповедание: католик
Рождение: 29 сентября 1943 (73 года)
дер. Попово,
Данциг — Западная Пруссия,
Германия ныне Куявско-Поморское воеводство Польша
Отец: Болеслав Валенса (1908-1945)
Мать: Феликса Валенса (1916-1975)
Супруга: (с 1969 г.) Данута Валенса (1949)
Дети: Ярослав Валенса[d]

Автограф: Lech Walesa Signature.svg

Награды:

Нобелевская премия Нобелевская премия мира
POL Order Or;a Bia;ego BAR.svg Кавалер Большого креста ордена Возрождения Польши
Рыцарь Большого креста ордена Бани Кавалер Большого Креста ордена Почётного легиона Кавалер Большого креста ордена «За заслуги перед Итальянской Республикой»
Кавалер Большого креста ордена Лепольда I Кавалер ордена Креста земли Марии 1 класса Кавалер Большого креста ордена Святого Олафа
Кавалер Большого Креста ордена Белого льва Denmark085.png Большой крест ордена Белой розы
Кавалер Большого креста особой степени ордена «За заслуги перед Федеративной Республикой Германия» Большой крест ордена Франсиско Миранды Кавалер орденской цепи Заслуг Венгрии
Кавалер Большой цепи ордена Инфанта дона Энрике Кавалер ордена Серафимов Большой крест чилийского ордена Заслуг
Кавалер Большого креста ордена Южного Креста Большой крест ордена Пия IX Кавалер Большого креста ордена Нидерландского льва
Кавалер Большого креста ордена Сантьяго и меча Кавалер Большого креста португальского ордена Свободы Орден князя Ярослава Мудрого ІІ степени
Кавалер Большого креста ордена Витауса Великого Presidential Medal of Freedom (ribbon).png Кавалер ордена Турецкой Республики 1 класса
Кавалер Большого креста ордена Христофора Колумба
Commons-logo.svg Лех Валенса на Викискладе
У этого термина существуют и другие значения, см. Валенса.

Лех Вале;нса (польск. Lech Wa;;sa, [;l;x va;w;;sa]; 29 сентября 1943, Попово, гмина Тлухово) — польский политический деятель, активист и защитник прав человека, первый руководитель профсоюза «Солидарность», президент Польши в 1990—1995 годах. Электрик по профессии.

Содержание

1 Биография
1.1 Семья
2 Секретное сотрудничество со спецслужбами
3 Высказывания
4 В искусстве
5 Награды и премии
5.1 Польские
5.2 Иностранных государств
6 Увековечивание имени
7 См. также
8 Примечания

Биография

Родился 29 сентября 1943 года в селе Попово в семье плотника, на территории аннексированного нацистской Германией Поморского воеводства. Отец Болеслав Валенса был схвачен немецкими оккупационными войсками и отправлен в исправительно-трудовой лагерь до рождения Леха. Вскоре после окончания войны Болеслав вернулся домой, но спустя короткое время скончался.

Работал электриком на Гданьской судоверфи. В 1980 году создал первый в Восточной Европе свободный, неподконтрольный государству профсоюз — «Солидарность».
Председатель забастовочного комитета Лех Валенса в Гданьской судоверфи в августе 1980 года.

Увольнение Валенсы за активную профсоюзную деятельность наряду с нехваткой продовольствия и ростом цен привели в 1980 и 1981 годах к забастовкам, которые вызвали широкую поддержку «Солидарности» в различных слоях общества и вынудили правительство пойти на ряд уступок, в том числе предоставление рабочим права на свободную организацию в профсоюзы.

В ночь на 13 декабря 1981 года председатель Совета Министров ПНР, Первый секретарь ЦК ПОРП, генерал Войцех Ярузельский ввёл военное положение и объявил «Солидарность» вне закона. В первые же дни военного положения более 3 тысяч ведущих активистов — включая Валенсу — были задержаны и направлены в центры интернирования. Вместе с большинством интернированных Валенса был освобождён 14 ноября 1982 года.

30 сентября 1986 года под председательством Валенсы был учреждён Временный совет «Солидарности». Началось воссоздание региональных профцентров. Власти формально не санкционировали легализацию «Солидарности», но в целом не чинили непреодолимых препятствий. 25 октября 1987 года группа активистов сформировала Национальный исполнительный комитет «Солидарности». Возглавил его Валенса. Эта структура консолидировала ту часть оппозиции, которая готова была к переговорам с властями. В то же время многие активисты стояли на позициях «Борющейся Солидарности» и выступали за бескомпромиссную борьбу с режимом.

В результате массового забастовочного движения весной-летом 1988 года руководство Польши было вынуждено взять курс на компромисс с «Солидарностью». 25 августа 1988 года министр внутренних дел Чеслав Кищак встретился с Валенсой в присутствии представителя польского епископата аббата Алоизия Оршулика. Валенса играл главную роль в переговорах с правительством в 1988 (беседы в Магдаленке) и 1989 (Круглый стол) годах. Результатом их стала легализация «Солидарности» и проведение полусвободных парламентских выборов в июне 1989 года, на которых «Солидарность» завоевала 99 из 100 мест в Сенате.

Выборы были восприняты обществом как сокрушительное поражение режима. 7 августа 1989 года Валенса заявил о готовности «Солидарности» взять на себя руководство правительством. Переговоры Валенсы с руководством Объединённой крестьянской и Демократической партий (многолетних сателлитов коммунистического режима) привели в сложившейся ситуации к поддержке ими «Солидарности». 7 сентября к власти пришло первое некоммунистическое правительство Польши во главе с представителем «Солидарности» советником Валенсы Тадеушем Мазовецким.

На президентских выборах 1990 года Валенса после внушительной победы был избран президентом Польши во втором туре, набрав 74,25 % голосов. Перед ним стояли тяжёлые проблемы политической нестабильности и перехода Польши к свободной рыночной экономике.

В 1995 году Валенса проиграл выборы Александру Квасьневскому. В первом туре он занял второе место с 33,1 %, во втором туре набрал 48,3 %.

На президентских выборах 2000 года Валенса набрал 1,4 %.

29 сентября 2006 года Лех Валенса объявил о намерении вернуться в политику и создать новую партию. Он заявил: «Люди, которые когда-то боролись за независимость Польши, не могут согласиться с тем, что происходит сейчас. Мы боролись не для таких типов, как Качиньские, Леппер или Гертых».
Ambox outdated serious.svg
Информация в этой статье или некоторых её разделах устарела.
Вы можете помочь проекту, обновив её и убрав после этого данный шаблон.

Семья

В браке с женой Данутой имеет 8 детей — 4 сыновей и 4 дочерей.
Секретное сотрудничество со спецслужбами

18 февраля 2016 года польский государственный Институт национальной памяти (ИНП) заявил об обнаружении пакета с документами, подтверждавшими сотрудничество Валенсы со Службой безопасности ПНР. Документы, относящиеся к 1970—1976 годам, были переданы ИНП вдовой недавно умершего бывшего министра внутренних дел Польской Народной республики генерала Чеслава Кищака.[2][3]

Досье состояло из двух папок: «личного дела» на 90 страницах, включавшего написанное от руки согласие на сотрудничество со Службой безопасности, подписанное Лех Валенса — «Болек» и рукописные расписки в получении денег, а также «отчёты о работе» на 279 страницах с многочисленными донесениями Болека и отчетами кураторов из спецслужб о встречах с ним.[4] Как сообщил руководитель Института Лукаш Камински, подлинность обнаруженных документов была подтверждена экспертом-архивистом.[2][3][5]

В запечатанном досье также находился конверт с письмом на имя директора Архива новой истории (Archiwum Akt Nowych) в Варшаве, написанным Чеславом Кищаком в апреле 1996 года. В письме экс-министр сообщает о документах, которые он собирается отправить в государственный архив, с целью предать огласке сотрудничество Валенсы со спецслужбами. Однако Кищак так и не отправил это письмо и документы.[3]

По сообщениям СМИ, 16 февраля 2016 года, приблизительно через три месяца после смерти Кищака, его вдова Мария обратилась в Институт национальной памяти с предложением продать досье за 90000 злотых.[6] Руководство института, осознав историческую важность документов, сообщило в полицию, которая немедленно обыскала дом Кищаков и изъяла все найденные исторические документы.[7]

Ранее обвинения в сотрудничестве Валенсы со спецслужбами были высказаны в книге «Служба безопасности и Лех Валенса. Дополнение к биографии»[8] (SB a Lech Wa;;sa: przyczynek do biografii), написанной польскими историками Славомиром Ценцкевичем (S;awomir Cenckiewicz) и Петром Гонтарчиком (Piotr Gontarczyk) и изданной в 2008 году.[9] В ней, в частности, сообщается, что в 1993 году в канцелярию уже ставшего президентом Валенсы были запрошены из архивов его личные дела, но обратно эти папки вернулись с вырванными страницами.[4] О секретном сотрудничестве Валенсы со Службой безопасности также сообщил Президент Польши Лех Качиньский.[9]

Сам Валенса всегда отрицал какое-либо сотрудничество со спецслужбами, а в 2000 году Варшавский суд провозгласил, что обвинения в сотрудничестве Валенсы со спецслужбами совершенно беспочвенны.[2][5]

22 февраля 2016 документы личного дела Валенсы были выставлены в читальном зале в Институте национальной памяти Польши[10].
Высказывания

В интервью телеканалу TVN 24 1 марта 2013 года, Лех Валенса заявил, что гомосексуалисты в парламенте должны сидеть отдельно от остальных депутатов и даже за стеной. За эти слова он подвергся критике со стороны некоторых депутатов Сейма[11][12].

В интервью BBC 4 мая 2014 сказал:

Если бы мне сказали [в молодости], что я стану лидером, которому удастся победить коммунизм, я бы никогда не поверил. … Вот почему я самый счастливый человек в галактике.
Оригинальный текст (англ.)
[показать]

— «Lech Walesa:′My work here is done′»

В связи с Крымским кризисом, в интервью газете Rzeczpospolita, Валенса заявил следуюшее: «Путина нужно судить в Гааге»[13].
В искусстве

В 2013 году вышел фильм «Валенса. Человек из надежды» польского режиссёра Анджея Вайды, где рассказывается о политической карьере и личной жизни Леха Валенсы. Роль Валенсы исполнил Роберт Винцкевич.
Награды и премии
Польские

Как президент Польши является кавалером:

ордена Белого орла
Большого креста ордена «Возрождения Польши»

Иностранных государств

1983 — Нобелевская премия мира а за деятельность в поддержку прав рабочих.
1989 — Орден Франсиско Миранды 1 класса
1991 — Большой крест ордена Бани (Великобритания)
1991 — Большой крест ордена Почётного легиона — (Франция)
1991 — Большой крест ордена За заслуги перед Итальянской Республикой — (Италия)
1993 — Орден Серафимов — (Швеция)
1993 — Орден Слона — (Дания)
1993 — Большой крест ордена Белой розы — (Финляндия)
1994 — Большой крест ордена Заслуг (Венгрия)[14]
1994 — Большая цепь ордена Инфанта дона Энрике — (Португалия)[15]
1995 — Большой крест ордена святого Олафа — (Норвегия)
1999 — Медаль Свободы «National Endowment for Democracy» — (Вашингтон, США)[14]
1999 — Международная премия Свободы — (Мемфис, США)[14]
1999 — Орден Белого льва — (Чехия)
2001 — Большой крест с золотой звездой ордена Христофора Колумба — (Доминиканская Республика)[14]
2005 — Орден князя Ярослава Мудрого II ст. (Украина, 31 августа 2005 года)[16]
2006 — Большой крест ордена Креста земли Марии — (Эстония)[17]
2011 год — Большой крест ордена Витаутаса Великого (Литва, 10 июня 2011 года)[18]
Большой крест ордена Нидерландского льва — (Нидерланды)
Большой крест ордена Леопольда I — (Бельгия)
Орден Пия IX — (Ватикан)
Особая степень ордена «За заслуги перед Федеративной Республикой Германия»
Орден Заслуг — (Чили)
Большой крест ордена Южного креста — (Бразилия)
Медаль Независимости (Турция)[14]
Большой крест ордена Сантьяго и меча — (Португалия)
Медаль ЮНЕСКО — (ООН)
Орден Восточной Республики Уругвай
Кавалер Большой ленты Хашимитского и Королевского Ордена Жемчужины (Султанат Сулу, Филиппины)

Увековечивание имени

Именем Леха Валенсы назван Гданьский аэропорт
См. также
Wikiquote-logo.svg
В Викицитатнике есть страница по теме
Лех Валенса
Примечания

; Показывать компактно

; Автор герба А. Хеймовский

Lech Walesa ′was paid Communist informant′ (англ.), BBC World Service (18 февраля 2016).
Official statement on the inspection of the first batch of materials secured by the prosecutor of the IPN on 16 February 2016 (англ.). Варшава: Институт национальной памяти (18 февраля 2016).
Дзикавицкий, Алексей. Лех Валенса, псевдоним "Болек", Радио «Свобода» (19 февраля 2016).
Леха Валенсу снова заподозрили в работе на спецслужбы, Русская служба Би-би-си (18 февраля 2016).
; Berendt, Joanna. Lech Walesa Faces New Accusations of Communist Collaboration (англ.), The New York Times (18 февраля 2016).
; Old documents revive Poland′s debate over Walesa′s past (англ.), Ассошиэйтед Пресс (17 февраля 2016).
; Cenckiewicz, S;awomir; Gontarczyk, Piotr. Служба Безопасности и Лех Валенса. Дополнение к биографии = SB a Lech Wa;;sa. Przyczynek do biografii. — Gda;sk–Warszawa–Krak;w: Instytut Pamieci Nardowej, 2008. — ISBN 978-83-60464-74-8.
СМИ: прокуратура Польши изъяла секретные документы о прошлом Валенсы, РИА Новости (17 февраля 2016).
; Обнародованы документы об агентурном прошлом Леха Валенсы // Lenta.ru
; Вести. Ru: Экс-президент Польши Лех Валенса решил отгородиться от геев стеной
; Lenta.ru: Мир: Общество: Валенсу решили засудить за гомофобию
; Лех Валенса: Путина нужно судить в Гааге

Odznaczenia Lecha Wa;;sy
; Cidad;os Estrangeiros Agraciados com Ordens Portuguesas. presidencia.pt. Проверено 7 июня 2011. Архивировано из первоисточника 9 февраля 2012. (порт.)
; Указ Президента України № 1218/2005 від 31 серпня 2005 року «Про нагородження Л. Валенси орденом князя Ярослава Мудрого» (укр.)
; Vabariigi President (эст.)
; Декрет Президента Литвы от 10 июня 2011 года № 1K-734 (Информация на официальном сайте Президента Литвы) (лит.)

Предшественник:
Войцех Ярузельский Президент Польши
23 декабря 1990 — 23 декабря 1995 Преемник:
Александр Квасьневский
[показать];
Флаг Польши Главы Польского государства (с 1918 года)
[показать];
Лауреаты Нобелевской премии мира в 1976—2000 годах
[показать];
Человек года (по версии журнала Тайм)
Просмотр этого шаблона
В социальных сетях

Facebook
Тематические сайты
Notable Names Database AllMovie Internet Movie Database
Словари и энциклопедии
Большая российская Britannica (онлайн)
Нормативный контроль
BNC: a11125986 BNE: XX917110 BNF: 12046249m GND: 118628704 ISNI: 0000 0001 2147 5062 LCCN: n81039335 NDL: 00476706 NKC: jn20030305007 NLA: 36204766 NTA: 068865430 NUKAT: n94205013 LIBRIS: 101112 SUDOC: 028676149 VIAF: 109834327
Категории:

Родившиеся 29 сентябряРодившиеся в 1943 годуПерсоналии по алфавитуРодившиеся в Куявско-Поморском воеводствеЛауреаты Нобелевской премии по алфавитуКавалеры ордена Белого орла (Польша)Кавалеры Большого креста ордена Возрождения ПольшиРыцари Большого креста ордена БаниКавалеры Большого креста ордена Почётного легионаКавалеры Большого креста ордена «За заслуги перед Итальянской Республикой»Кавалеры Большого креста ордена Леопольда IКавалеры ордена Креста земли Марии 1 классаКавалеры Большого креста ордена Святого ОлафаКавалеры Большого креста ордена Белого льваКавалеры ордена СлонаКавалеры Большого креста ордена Белой розы ФинляндииКавалеры Большого креста особой степени ордена «За заслуги перед ФРГ»Кавалеры ордена Франсиско Миранды 1 классаКавалеры Большого Креста венгерского ордена Заслуг с цепьюКавалеры Большой цепи ордена Инфанта дона ЭнрикеКавалеры ордена СерафимовКавалеры Большого креста чилийского ордена ЗаслугКавалеры Большого креста ордена Южного КрестаКавалеры ордена Пия IXКавалеры Большого креста ордена Нидерландского льваКавалеры Большого Креста ордена Сантьяго (Португалия)Кавалеры Большого креста португальского ордена СвободыКавалеры ордена князя Ярослава Мудрого 2 степениКавалеры Большого креста ордена Витаутаса ВеликогоНаграждённые Президентской медалью СвободыКавалеры ордена Турецкой Республики 1 классаКавалеры ордена Христофора КолумбаЧеловек года по версии журнала «Time»Кандидаты в президенты Польши (1995)Кандидаты в президенты Польши (2000)Лауреаты Нобелевской премии мираПравозащитники ПольшиПрезиденты ПольшиПрофсоюзные деятели ПольшиЧлены профсоюза «Солидарность»Председатели профсоюза СолидарностьДиссиденты ПольшиАнтикоммунистыЭлектрикиПочётные доктора Гданьского университетаПочётные граждане ВроцлаваПочётные граждане ГданьскаПочётные граждане ГдыниПочётные граждане СопотаОбщественные деятели Польши

Навигация

Вы не представились системе
Обсуждение
Вклад
Создать учётную запись
Войти

Статья
Обсуждение

Читать
Текущая версия
Править
Править вики-текст
История

Поиск

Заглавная страница
Рубрикация
Указатель А;—;Я
Избранные статьи
Случайная статья
Текущие события

Участие

Сообщить об ошибке
Портал сообщества
Форум
Свежие правки
Новые страницы
Справка
Пожертвовать

Инструменты

Ссылки сюда
Связанные правки
Спецстраницы
Постоянная ссылка
Сведения о странице
Цитировать страницу

Печать/экспорт

Создать книгу
Скачать как PDF
Версия для печати

В других проектах

Викисклад
Викицитатник
Викиданные

На других языках

;;;;;;;
Беларуская
English
Espa;ol
;;;;;;
Bahasa Indonesia
Polski
;;;;
;;

Править ссылки

Последнее изменение этой страницы: 20:22, 23 августа 2016.

ПРИЛОЖЕНИЕ 5
Слуцкое восстание 1920 года

Класс!
В 1992 г. впервые в Беларуси широко праздновалось годовщина событий 1920 г., о которых советские историки почти не вспоминали в своих работах, так как это было невыгодно для советской исторической науки, которая утверждала, что рабочие люди с самого начала боролись за советскую власть. В действительности было совсем не так. Потому и упоминаний о Слуцкое вооруженном восстании даже в научных работах почти не было.
Слуцкое восстание 1920 года
istpravda.ru
Так, в 3-м томе пятитомная «Истории Белорусского ССР» (1973) нет ни одного упоминания о восстании. Даже в « очерках истории Беларуси »(1995, ч. 2) говорится (со старых позиций советских историков), что «никакого восстания в Слуцке не было». Лишь в отдельных специальных научных работах, в том числе в коротких статьях Белорусской Советской Энциклопедии, это восстание упоминалось.

Однако и эти работы были односторонние, без учета публикаций мемуаров и архивных документов, находящихся за рубежом. Поэтому они (в том числе тогдашние статьи автора этих строк) не были полными, а значит, и «объективными». Лишь в 90-х годах ХХ в. начались публикации статей и работ о Слуцком вооруженном восстании. Так, появился очерк в книге «Память. Слуцкий район. Слуцк» (Мн., 2000, кн. 1). Переиздана книга Я. Найдзюка «Беларусь вчера и сегодня» (Мн., 1993), где автор посвятил событиям в Слуцком повете несколько страниц.

Наконец, в 2001 г. в Минске вышел сборник «Слуцкое вооруженное восстание 1920 г. в документах и воспоминаниях». Таким образом, события далекого уже прошлого возвращаются к нам и нашим потомкам. Возрождается историческая память народа. Чем же было Слуцкое вооруженное восстание? Какими целями руководствовались его участники? Кто составлял контингент повстанцев? В каких обстоятельствах происходило восстание? На все эти вопросы автор попытается ответить.

Окончание советско-польской войны

Слуцкое вооруженное восстание за независимость Беларуси произошло в самом конце 1920 г., тогда шли последние бои, которые вели на нашей земле польские и большевистские войска. После разгрома советских войск под Варшавой в августе 1920 г. Красная Армия начала отступать на восток, отдавая польским войскам территорию Западной Беларуси и Западной Украины. Попытка командующего Западным фронтом советских войск М. Тухачевского задержать свои армии на линии старых германо-российских окопов (укрепленных во время позиционной войны 1915-1918 гг.) не удалась.

Эту линию окопов Мядель - Сморгонь - Воложин - Ляховичи - Пинск польские войска легко преодолели и продвигались далее на восток. В начале октября 1920 года польские войска развили наступление и приближались к Полоцку, Минску и Слуцку. После уличных боев к вечеру 11 октября польские войска заняли Слуцк (уже второй раз во время советско-польской войны).

Однако красные на следующий день снова ворвались в город и вели на его улицах бои. Наконец, в результате контратаки польских войск подразделения 17-й дивизии красных отступили на восток.

А в столице Латвии Риге шли мирные переговоры между правительственными делегациями Советской России и Советской Украины, с одной стороны, и Польши - с другой. Глава советской делегации А. А. Иоффе не допустил представителя БССР А. Червякова к переговорам, сказав ему, что если понадобится, то советская сторона передаст Польше всю тогдашнюю территорию Белорусской ССР (шесть уездов бывшей Минской губернии - до Борисова, Бобруйска и Мозыря включительно).

И действительно, А. Иоффе сделал польской делегации такое предложение, согласно инструкции правительства РСФСР (возглавлявший В. И. Ульянов-Ленин). Глава о "объединенной советской делегации предложил Польше эту территорию, чтобы только остановить наступление польских войск на восток.

Однако председатель польской делегации Ян Домбски отказался от этого подарка, ведь Польша считала нецелесообразным включать большую территорию (вместе с Западной Беларусью) с белорусским населением в состав Польского государства из-за возможного подъема национально-освободительного движения белорусского населения.

Взамен польская делегация предложила провести референдум по всей территории Белорусской Народной Республики, включая Смоленскую губернию, под международным контролем. Хорошо зная, чем это может закончиться, - на примере голосования за независимость Белорусской Народной Республики, провозглашенной 25 марта 1918 года, советская делегация решительно отказалась от такого предложения.

Поскольку и Красная Армия, и польские войска исчерпали свои основные силы, а в Советской России поднялась волна крестьянских восстаний против большевистской политики военного коммунизма с конфискацией продукции сельского хозяйства у крестьян-собственников, а в городах воцарился голод, то советское правительство спешило заключить если не мир, то хотя бы перемирие «12 октября 1920 г. был подписан договор о перемирии» и прелиминарные условия мира между РСФСР и УССР, с одной стороны, и Польшей - с другой.

Но формально состояние войны еще продолжался. По Рижскому договору Западная Беларусь и Западная Украина были включены в состав Польши. Польша признавала независимость Украины и Беларуси (советских). Также устанавливалась государственная граница между Украиной, Беларусью и Польшей. Восточная граница Польши определялась по Западной Двине, проходила западнее Ветрино, Ушач, Бегомля, Плещениц, Заславля, Негорелого, Копыля, Цимкович, Семежава, Вызны (ныне Красная Слобода), Старобина и Турова, а дальше шла на Украину.

За эту линию должны были отойти польские войска, которые на юге Беларуси уже успели перейти ее к подписанию перемирия. Отход должен был состояться после ратификации (утверждения) договора о перемирии и в Москве и Варшаве. Так, без участия не только белорусского народа, но даже и правительства БССР, была решена судьба народа и государственности. Как писал в своем стихотворении «Новый год» Янка Купала:

Ідзеш у край, які бязбожна

Жыўцом парэзалі на часці,

А брат проць брата стаў варожна

І памагае край раскрасці.

Однако, по договору, военные действия прекращались только через шесть дней после подписания договора, то есть 18 октября 1920 г. в 24 часов по среднеевропейскому времени. Эти дополнительные шесть дней дали возможность польской армией усилить темп наступления, оттесняя деморализованные советские войска еще дальше на восток от определенной государственной границы.

Согласно договору, определялась и нейтральная зона между польскими и советскими войсками. Советские войска отходили на 15 километров от линии фронта, польские севернее Несвижа останавливались на линии государственной границы, а к югу от него - на линии своего наибольшего продвижения (до 18 октября включительно).

Таким образом, советские войска оказались в худшей позиции, чем польские. В результате значительная часть тогдашней БССР была или в зоне польской оккупации (вторая польская оккупация, первая была в 1919 - июле 1920 г.), или в нейтральной зоне и НЕ контролировалась советской властью. Но, по условиям перемирия, польские войска после ратификации договора должны были отойти, в свою очередь, за линию государственной границы и выйти из нейтральной 15-километровой зоны на польской стороне границы.

Восточная граница БССР была определена правительством РСФСР летом 1920 г., после второго провозглашения БССР 31 июля 1920 г. Граница между БССР и РСФСР совпадала с границей бывшей Минской губернии на востоке, да и то не всей. На стороне БССР были Бегомль, Холопеничи, Борисов, Кличев, Паричи, Озаричи, Мозырь, Ельск. А в составе РСФСР остались Лепель, Крупки, Белыничи, Рогачев, Жлобин, Калинковичи и Наровля, ранее входившие в состав Минской губернии. Территория БССР образца 1920 состояла из 6 уездов Минской губернии, где до 1917 г. их было девять. В состав РСФСР и Польши вошла не только территория других губерний, но и значительная часть бывшей Минской. Как отметил тогда Якуб Колас с горькой иронией:

Далі шэсць паветаў.

Дзякуй і за гэта!

Глава Польского государства и главнокомандующий Ю. Пилсудский отдал приказ своим войскам продвигаться вперед и после подписания перемирия. Батальон польской армии под командованием подполковника Пашкевича 15 октября после атаки с юга занял Минск, отбросив советские части на Могилевское шоссе на 5-7 километров от города. Но, по условиям перемирия 17 октября польский батальон оставил город. Вместе с поляками пошли те жители города, которые спасались от репрессий большевистских властей. На юге Беларуси 13 октября польские войска захватили Туров, а 16-го - Житковичи и Домановичи, до 18 октября были в Капацевичах. До 18 октября после упорных боев соединения Красной Армии были оттеснены на 25 километров к востоку от Слуцка.

До момента прекращения военных действий советские войска в Беларуси располагались в 15 километрах от новой границы - с севера Беларуси до района южнее Негорелого. Севернее Узды линия фронта отходила на юго-восток в сторону Ворколав (южнее Шацка), далее на восток до Амговичей (Слуцкий район), Доросино и Закальное (Любанский район), на Полесье - по линии Комаровичи - Бобрик - Голубица на Припяти и далее через Махновичи (Мозырский район) на Ельск.

Таким образом, польские войска на юге Беларуси контролировали районы восточнее только что определенной границы Польши и БССР. Территория Слуцкого уезда была полностью занята польскими войсками, а западная его часть с Несвижем, Клецком, Ляховичами и Денисковичами была официально включена в состав Польши. Формально восточная часть Слуцкого уезда с городом Слуцком считалась в составе БССР, но советской власти на его территории не было.

Слуцкий революционный комитет (ревком), временный орган советской власти, назначенный ревкомом БССР, находился за линией фронта Красной Армии - в Старых Дорогах.

Национально-освободительное движение в Слуцке

Слуцк и Слуцкий уезд были центрами деятельности белорусского национального движения. Здесь и раньше были сильны национально-освободительные традиции. Еще в 1918 г. в Слуцке был создан Белорусский национальный комитет во главе с председателем Павлом Жавридом, который сразу приступил к творческой государственной работе.

Здесь в 1918 г. была организована и открыта Слуцкая белорусский гимназия, одна из первых в Беларуси. Национальный комитет и гимназию ликвидировали в декабре 1918 г. большевики. Однако корни белорусского национального движения здесь остались. Часть интеллигенции занимала активные патриотические позиции. К этому следует добавить и политическую позицию белорусского крестьянства, которое было обманутых политикой большевиков в аграрном вопросе.

Как это ни парадоксально звучит, аграрная политика, в том числе и в области налогообложения, которую проводили немецкие (1918) и польские оккупанты (1919-1920), была не такой жесткой, как политика военного коммунизма с почти полной конфискацией урожая и скота (продразверстка). Все эти обстоятельства обостряли недовольство белорусского крестьянства политикой советской власти, политикой, которая постоянно проводилась в отношении российского крестьянства и крестьянства на востоке Беларуси (в Гомельской и Витебской губерниях).

Крестьянство Слуцкого уезда, которое сопротивлялось политике немецкой, а потом и польской оккупационной власти, также занимала патриотические позиции. Основной массой восставших было белорусское крестьянство. А активным элементом, который поднял крестьянство на борьбу против иноземного национального и социального гнета диктатуры пролетариата, была сознательная белорусский интеллигенция. В Слуцке и Слуцком уезде в период второй польской оккупации в октябре - ноябрь 1920 располагались 11-я и 16-я польские пехотные дивизии.

Еще в ноябре 1919 г., во время первой польской оккупации, согласно инструкции национальных деятелей из Минска, собрание из 16 человек создал Белорусский национальный комитет Слуцка из 5 членов во главе с представителем партии белорусских социалистов-революционеров Владимиром Прокулевичем, который, имея юридическое образование, занимал должность судьи в Слуцке. Этот комитет вел культурную и кооперативную работу.

После занятия Слуцка Красной Армией в июле 1920 г. Белорусский национальный комитет Слуцка и его кооператив были закрыты. Но с лета 1920 года в городе работал комитет партии белорусских социалистов-революционеров, так как во время советско-польской войны 1919-1920 гг. партия белорусских эсеров была союзницей большевиков в борьбе против Польши, создав много крестьянских партизанских отрядов, которые координировали свою борьбу с красными партизанскими отрядами, организованными большевиками.

Белорусские эсеры не имели никакого отношения к российским эсерам, так как вышли из Белорусского социалистического общества. В октябре 1920 года Слуцк снова заняли польские войска, и Белорусский национальный комитет сразу возобновил свою деятельность. Однако среди белорусских национальных деятелей в Слуцке не было единства. Здесь существовали группы различных политических взглядов.

Одна из этих групп 2 ноября (по другим сведениям, 1 ноября) 1920 года организовала собрание «представителей города» и двух человек из деревни, на котором в состав Белорусского национального комитета Слуцка было введено еще 7 человек. Но старый состав комитета, в который входили в основном белорусские социалисты-революционеры, не признал полномочий некоторых избранных членов, обвинив их в том, что они «русификаторы».

Даже новый председатель Белорусского национального комитета Случчины врач Арсен Павлюкевич был обвинен в том, что он плохо говорит по-белорусски, а до этого вообще презрительно относился «ко всему белорусскому». Эта группировка деятелей в комитете ориентировалась на сотрудничество с польскими властями и генералом Станислава Булак-Балаховича, руководителем Белорусского отдельного отряда, который вместе с польскими войсками воевал против Красной Армии.

А белорусские социалисты-революционеры относились неодобрительно к этому белорусского генерала. В Белорусском национальном комитете были сторонники генерала Булак-Балаховича, представители Белорусского партии социалистов-революционеров и другие. Первые выступали за союз с Польшей, вторые - за полную независимость от Польши и от России. Некоторые были склонны к соглашению с советской Россией. Это разногласие среди белорусских политических деятелей отрицательно сказалось на дальнейшем ходе событий, так как было потерянно время для организации белорусской армии.

Польские военные власти довольно поздно, только в начале ноября 1920 г., передали гражданскую власть в Слуцке и уезде Белорусскому национальному комитету Слуцка. В городе были подняты бело-красно-белые флаги Белорусской Народной Республики. Администрация и хозяйство передавались в руки белорусов. Но польские военные власти не позволили создать национальную армию, ссылаясь на условия Рижского договора.

Только начала формироваться вооруженная белорусский милиция из пяти тысяч человек: 500 активных, остальные - в резерве милиции. Ее возглавил поручик Янка Мацели из Минского резерва Белорусского военной комиссии. Мацели был сторонником белорусского генерала С. Булак-Балаховича и старался использовать милицию как резерв для армии Булак-Балаховича, которая была уже подготовлена для похода в Полесье в ноябре 1920 г.

В волостях Слуцкого уезда вместо предназначенных польскими властями войтов были созданы белорусские комитеты как органы местного самоуправления, избранные сельским населением. Потом такие же комитеты были созданы и в деревнях, они заменили Солтыса. Таким образом, польскую администрацию с ее назначениями на должности и советскую администрацию с выделенными штабом Западного фронта Красной Армии ревкома в Слуцком заменила демократическая форма местного управления.

Во всех этих комитетах находились представители партии социалистов-революционеров (сокращенно - белорусских эсеров), которая пользовалась поддержкой крестьянства.

Съезд Слуцка и Совет Случчины

Представители белорусских эсеров в Слуцке и в Слуцком районе занимали демократические позиции в отношении как к Польше, так и к России. Они решили созвать съезд Слуцка, чтобы установить белорусскую легальную власть. Были проведены выборы: по 5 представителей от каждой волости и по 1 представителю от белорусских культурно-просветительских кружков, центров белорусской культуры на территории уезда.

Такие кружки существовали в городе и на селе. Польские власти не возражали против созыва съезда Слуцка, потому что переговоры в Риге все еще продолжались. А всякое ослабление советской стороны на переговорах было в пользу Польши. К тому следует добавить, что польские войска должны были покинуть территорию БССР, которую заняли в октябре. В соответствии с прелиминарным мирным договором, перемирие вступало в силу после обмена ратификационными грамотами.

К концу октября 1920 г. договор был ратифицирован. Договор о перемирии был ратифицирован Всероссийским Центральным Исполнительном Комитетом 23 октября, Всеукраинским ЦИК - 21 октября, сеймом Польши - 22 октября, а обмен ратификационными грамотами состоялся в Либаве (Лиепая) 2 ноября 1920 года. После вступления в силу перемирия войска обеих сторон должны были отойти и расположиться в 15 километрах по обе стороны от линии государственной границы.

Однако польские войска не спешили. Первый белорусский съезд Слуцка был созван по инициативе представителей Белорусского партии социалистов-революционеров. Состоялся он 14-15 ноября 1920 г. в Слуцке в большом зале дома Эдварда Войниловича (основателя Красного костела в Минске). На съезд собралось 107 делегатов от Слуцка, 15 от волостей Слуцкого уезда и белорусских культурно-просветительских кружков с правом решающего голоса и 10 делегатов с правом совещательного голоса. Съезд открылся 14 ноября в 12 часов дня в богато украшенном зале и продолжался до 10 часов вечера 15 ноября. Зелень вперемешку с национальными бело-красно-белыми флагами заполняла зал и трибуну.

Царило праздничное, приподнятое и взволнованое настроение. Руководили съезом белорусские эсеры. Председателем был избран Василий Русак, а вице-председателем Владимир Прокулевич. После открытия съезда и приветствия делегатов, как пишет в своих воспоминаниях А. Сокол-Кутыловский, с разрешения председателя съезда на трибуну взошел молодой человек, достал бумагу и сказал, что он, Павел Жаврид, назначенный эмиграционным правительством Белорусской Народной Республики комиссаром Слуцка. Здесь же он прочитал декрет о своем назначении. Громкие аплодисменты всего зала были ответом на это заявление.

На съезде выступала с речами около 10 делегатов, в том числе Василий Русак, капитан Анастас Анципович, капитан Антон Руденко, Юлиан Сосновский, Григорий Гринько и другие. Они высказывались против чужой власти и за ту, что выбрана белорусским народом. На съезде сложилась довольно сильная группировка сторонников генерала Булак-Балаховича во главе с Павлюкевичем, поручиком Я. Мацели и некоторыми волостными начальниками милиции.

Они заявляли, что Булак-Балахович защитит Случчину от большевиков. Однако сторонники генерала были в меньшинстве. Гораздо больше сторонников на съезде имели белорусские эсеры. Они призвали к единству белорусской интеллигенции и крестьянства. Были на съезде и люди, которые не присоединялись к этим основным группировкам. 14 ноября съезд принял резолюцию, в которой приветствовал Наивысшую Раду Белорусского Народной Республики и заявил категорический протест «против оккупации родных земель чужеземными захватчиками и против самозваной советской власти».

В резолюции содержался призыв «ко всему миру и Союзу Народов» (Лиги Наций - А. Г.) о помощи в создании нашей военной силы». Съезд Слуцка заявил, что «все свои силы отдаст на восстановление своего Отечества». Павел Жаврид призвал к вооруженному восстанию за независимость Беларуси, а делегаты из разных волостей и города поддержали его.

На съезде были объявлены патриотические лозунги, которые отразили интересы белорусского народа о «свободной, независимой, демократической Белорусской Народной Республике в ее этнографических границах», о белорусской армии и белорусском Учредительном сейме, о братстве всех славянских народов.

Как свидетельствует газета «Белорусское слово» (Гродно) от 30 ноября 1920 г., съезд Слуцка принял резолюцию о мобилизации для самообороны от большевиков и о начале вооруженной борьбы. 14 ноября 1920 года съезд Слуцка выбрал Суцкую Раду Белорусской Народной Республики (иначе Белорусский совет Слуцка) в составе 17 человек во главе с Владимиром Прокулевичем, доверил ей гражданскую власть в городе и уезде и поручил организацию национальной армии. Совет Слуцка считался полномочным временным правительственным органом власти Белорусской Народной Республики (БНР) на территории Слуцкого уезда вплоть до выборов белорусского Учредительного сейма.

Она стала и политическим органом руководства Слуцким вооруженным восстанием. В состав Совета Слуцка было избрано 17 членов: Владимир Прокулевич (председатель), Анастас Анципович, Петр Боборека, Янка Бирюкович, Влас Дубина, Павел Жаврид, Янка Ковпак, Юрий Листопад, Янка Мацели , Ануфрий Неронский, Арсен Павлюкевич, Ю. Радюк, Т. Ракович, Василий Русак, Юлиан Сосновский.

Кандидатами в члены Совета Слуцка были избраны 5 человек: Петр Малиновский, Тимофей Мешочек, Филипп Володько, Михайловский, Дятлович. В составе Рады Слуцка было 8 белорусских эсеров (В. Прокулевич, В. Русак и другие), сочувствующие им (Ю. Листопад) и др. Второй группировкой в Раде были сторонники Булак-Балаховича - А. Павлюкевич, поручик Я. Мацели и др.. Были представители и нейтральных групп. Рада Слутчины начала свою деятельность на следующий день после окончания съезда – 16 ноября 1920 года. Несмотря на определенные колебания, все группировки согласились поднять восстание за независимость Беларуси, за интересы крестьян.

Сразу после закрытия съезда Случчины несколько делегатов выехали в села Грозовской, Греской, Романовской, Чаплицкий, Быстрицкий, Старобинской, Вызнянской, Копыльской, Тимковичской и других волостей, чтобы готовить вооруженные отряды и призвать жителей к борьбе.

Первоочередным делом Рады Случчины являлось формирование армии, для чего была создана «военная тройка» из друзей совета - П. Жаврида, капитана А. Анциповича и поручика Я. Мацели. Они спешно начали готовить и собирать вооруженные отряды.

Другие члены Рады занимались организацией различных гражданских учреждений. Рада занялась и дипломатической деятельностью. Она официально заявила энергичный протест правительству Советской России «против агрессивных намерений советского правительства», против «намерений советских войск, после ухода польских отрядов занять Слуцк и уезд». Рада объявила, что она «свою власть передаст только правительству, созданному Всебелорусском конгрессом 1917 года».

Слуцкая Рада заявила также протест и польскому правительству против передачи Слуцкого уезда Красной Армии. 21 ноября Слуцкая Рада издала Декларацию, которая призвала крестьянство на борьбу «за независимую Беларусь в ее этнографических границах» и за «интересы крестьянства».

В Декларации Совета Слуцка говорилось: «В момент самоопределения всех народов и борьбы их за свою самостоятельность и свободу Белорусский Совет Слуцка, выполняя волю крестьянства, доверившего ей защиту независимости нашей Родины Беларуси, заявляет всему миру об основных требованиях белорусского крестьянства:

1. Беларусь должна быть свободной, независимой республикой в ее этнографических границах.

2. Объявляя об этом и являясь выразителем воли народа, Слуцкая Рада декларирует свое желание твердо стоять за независимость родной Беларуси и защищать интересы крестьянства от насилия со стороны чужеземных захватчиков.

3. В случае надобности Слуцкая Рада будет защищаться даже силой оружия, несмотря на численное превосходство врага.

Мы верим, что наше дело есть дело правое, а правда всегда побеждает».

Уже позже, в местечке Семежев, эта Декларация, видимо, была расширена. Из копии черновика Декларации от 28-29 ноября, сделанной В. Русаком, становится ясно, что в Декларацию были включены пункты о демократических свободах и экономических правах населения, которые ранее были приняты во 2-й Уставной грамоте Рады Белорусской Народной Республики 9 марта 1918 г.

Слуцкая бригада

При активной патриотической позиции и поддержке крестьянства и горожан Слуцка «военная тройка», выдвинутая Радой Слуцка (Жаврид, Анципович, Мацели) сумела за три дня сформировать из добровольцев в Слуцке и уезде 1-ю Слуцкую бригаду стрельцов войск Белорусской Народной Республики. Бригада состояла из двух полков: 1-го Слуцкого и 2-го Грозовского.

Основным ядром вооруженной силы стала белорусская милиция, созданная ранее для поддержания порядка в Слуцке и уезде. Формирование армии делалось поспешно, так как, согласно условиям прелиминарного мирного договора, польские войска должны были начинать отход за линию государственной границы.

Вывод польских войск начался только после подписания специального соглашения (14 ноября) - с 22 ноября. Отходили за линию фронта польские военные соединения медленно. Не по 20 километров в сутки, как это предусматривалось условиями перемирия, а по 10 или немного больше километров.

В районе Слуцка отвод войск происходил в последней декаде ноября 1920 года. 24 ноября 1920 года польские войска оставили Слуцк. Большевистские военные соединения медленно продвигались вперед, не сталкиваясь с польскими войсками. 26 ноября последние польские солдаты-уланы отошли за линию границы. 29 ноября 1920 г. советские войска вышли на новую демаркационную линию: Вызна - Ленино, заняв Слуцк. К концу ноября они вышли на линию от Ленино по реке Случь до Турова и остановились там по условиям перемирия.

Между рубежом государственной границы и демаркационной линией советских войск образовалась 15-километровая нейтральная полоса. Она не была занята подразделениями Красной Армии.

Рада Случчины приняла решение, а командование Слуцкой бригады издало приказ 24 ноября оставить Слуцк и отходить по дорогам, ведущим на запад, и собираться в Семежево. Слуцк был оставлен под вечер в тот же день. В сводке полевого штаба Красной Армии от 29 ноября сообщалось, что части Красной Армии заняли город Слуцк.

Семежево (примерно в 8 километрах от государственной границы) находилась в 15-километровой нейтральной зоне с советской стороны. Такая же 15-километровая нейтральная зона была и на польской стороне государственной границы.

В нейтральной зоне (30 километрах) не должны были находиться ни войска Красной Армии, ни Войско Польское. Формально здесь действовала местная милиция, организованная каждой из двух сторон на своей территории для сохранения порядка.

В районе городка Семежево окончательно были сформированы оба плка Слуцкой бригады. Это формирование, как свидетельствовала гродненская газета «Белорусское слово» и как потом подтвердил командир бригады А. Сокол -Кутыловский, первоначально состояла из четырех тысяч человек. Но вместе с резервом она насчитывала 10 тысяч человек.

На всех оружия не хватало. В начале восстания в Слуцкой бригаде насчитывалось всего 300 винтовок, которые были переданы польскими властями, и 500 винтовок, что принесли сами повстанцы. Потом, правда, выяснилось, что 200 польских карабинов были переданы со сбитыми прицелами и для боевого применения оказались непригодными.

После начала восстания через Белорусскую военную комиссию из Лунинца Слуцкой бригаде были переданы еще винтовки и пулеметы. В декабре 1920 бригада имела уже 2 тысячи винтовок и 10 пулеметов, часть из которых были трофейными. Однако артиллерии в бригаде совсем не было, и это значительно снижало возможность более активных боевых действий.

Обеспечение благодаря добровольным пожертвованиям крестьян, было налажено хорошо, но потом, по мере сокращения территории под контролем повстанцев, начало ухудшаться. Командиром Слуцкой бригады стрельцов войск БНР Белорусская Рада Слуцка назначила капитана Анастаса Анциповича.

Командиром 1-го Слуцкого полка был назначен капитан Генерального штаба российской армии П. Чайка (уроженец Слуцка), который до второй польской оккупации работал в должности помощника военного руководителя Слуцкого уездного военкомата.

Командиром 2-го Грозовского полка был назначен капитан Лукаш Семенюк, который с февраля 1920 г. был командиром первого белорусского партизанского отряда (созданного Белорусской военной комиссией в Минске). Были организованы штаб бригады (начальник штаба - капитан Антон Борик), отделы разведки и контрразведки при штабе. Врач Арсен Павлюкевич организовал полевой госпиталь, а Янка Бирюкович - военный суд.

Действовала также военная школа для подготовки командиров во главе с поручиком Федором Данилюком. Основную часть офицерского состава составляли белорусские офицеры с боевым опытом. Они были участниками Первой Мировой войны. Бригада была пехотной; оба полка ее делились на батальоны и роты.

В составе бригады также находился конный отряд, полковые обозы и оружейная мастерская. Был сформирован и отдельный от бригады отряд из двух рот. В полках были созданы свои штабы.

1-ый Слуцкий полк бригады формировался в Слуцке и местечке Семежево из белорусской милиции, крестьян-добровольцев и жителей Слуцка. В начале восстания в составе Слуцкого полка насчитывалось около 2 тысяч солдат.

Имелись и резервы, но оружия и боеприпасов было мало. Винтовок и нескольких пулеметов хватило только на четверть личного состава. За счет добытых в боях трофеев, оружия от перебежчиков-дезертиров из Красной Армии и помощи от Белорусской военной комиссии в декабре 1920 г. была вооружена половина солдат полка.

1-ый Слуцкий полк состоял из 4 батальонов, каждый батальон - из 3 рот. 2-й Грозовский полк формировался в местечке Грозове Слуцкого уезда (ныне Копыльский район), Слуцке, а потом и в городке Семежево из белорусской милиции, крестьян-добровольцев, а также горожан Слуцка.

Всего в начале действий Грозовский полк имел около 2 тысяч солдат. Имелся и резерв. Заместителем командира полка был капитан Антон Гнаровский, командирами 1-го батальона - капитан Антон Руденко, 2-го батальона - штабс-капитан Янка Мацели.

Бригада была боеспособным воинским соединением регулярной армии, имела хороший офицерский состав и, главное, желание солдат воевать за независимость Беларуси.

Слуцкое вооруженное восстание

В конце ноября 1920 года белорусское войско заняло позиции за 35-40 километров к западу от Слуцка. 1-ый Слуцкий полк занимал уже фронтовой участок от Семежево до Вызны, т.е. протяженностью около 20 километров. Боевые действия повстанцев начались 27 ноября, когда подразделения 1-го Слуцкого полка сделали налеты на размещение позиции 8-й дивизии большевистских войск. Это было начало Слуцкого вооруженного восстания. Этот день - 27 ноября - отмечается как День Слуцкого вооруженного восстания 1920 г., как День Героев, как День Вооруженных сил Белорусской Народной Республики.

В последующие дни повторялись атаки с нейтральной зоны не только на фронте 1-го Слуцкого полка, но и на участке 2-го Грозовского полка - на полевые посты. Особенно сильно атаковали противника солдаты 1-го и 2-го полков на участке Копыль - Тимковичи - Вызна, протяженностью 60 километров.

Наиболее значимые бои отдельные батальоны 1-й Слуцкой бригады вели около деревень Садовичи, Дошново, Быстрица, Лютовичи, Морочь, городков Копыль, Вызна. В отдельных боях с красными повстанцы наносили им значительные потери, брали пленных, отбивали назад населенные пункты. Некоторые красноармейцы, в основном из русских крестьян, насильно мобилизованных в Красную Армию, добровольно сдавались в плен или переходили с оружием в руках на сторону повстанцев.

Тогда командование 16-й армии советских войск решило очистить нейтральную зону от повстанцев. Польские власти дали разрешение на вход советских войск в нейтральную зону 4 декабря, на три дня. Таким образом, и польские власти относились отрицательно к повстанцам.

Однако карательная операция Красной Армии дала мизерный результат: было задержано около 50 дезертиров и 15 перебежчиков. Командование Слуцкой бригады, пользуясь поддержкой населения, вывела основные силы из-под удара советских войск.

Только в районе Семежево часть белорусских отрядов была разбита и 7 декабря перешла линию нейтральной зоны на польской стороне. Польские военные власти разоружили 30 офицеров и 400 солдат Слуцкой бригады. В это время разногласия в руководстве повстанцев привели к смене командования бригадой. Командир 1-го Слуцкого полка капитан Павел Чайка был арестован по обвинению в измене.

П. Чайка через одного старика пытался передать пакет с секретными документами на советскую сторону. Однако крестьянин был задержан, а впоследствии арестовали и П. Чайку. Однако при помощи своего друга поручика А. Мироновича, начальника контрразведки, П. Чайка сумел уйти из-под ареста в Слуцк, но там его арестовали за измену советской власти и по приговору «тройки» особого отдела 16-й армии расстреляли 9 января 1921 г.

Рада Случчины собралась на чрезвычайное заседание и постановила заменить командира бригады и начальника контрразведки. Командиром 1-й Слуцкой бригады 3 декабря 1920 года был назначен штабс-капитан Антон Сокол-Кутыловский, а командиром 1-го полка - подполковник Ахрем Гаврилович, ранее командир 4-го батальона этого полка. Начальником контрразведки был назначен поручик Тодор Янушенко.

Командиру бригады Рада Случчины временно передала диктаторские полномочия. Штаб Слуцкой бригады после отступления находился в деревне Грицевичи, в двух километрах от реки Лани, в нейтральной зоне, но уже на территории, которая отошла к Польше по прелиминарному договору о мире. После возвращения советских войск из нейтральной зоны на демаркационную линию повстанцы снова начали нападать на передовые части Красной Армии.

Обычно это были ночные налеты. Так, в ночь на 10 декабря солдаты напали на деревни Кривосёлки и Новоселки, в ночь на 12 декабря - на деревню Старина. Потом повстанцы попытались оттеснить передовые части Красной Армии с занятых позиций. Было начато наступление на поселки Семежево и Опре. В ночь на 13 декабря солдаты 1-го Слуцкого полка и кавалерийского отряда после жестокого боя заняли местечко Семежево. Враг потерял убитыми и ранеными 50 человек.

Но потом повстанцы с боем вынуждены были отступить. Э. Войнилович в своих воспоминаниях упоминает, что после боев у Вызны и Семежево красные войска, наступая на подразделения Слуцкой бригады, зашли далеко за линию государственной границы, аж за Пузов, под Едчицами, что было уже тогдашней польской территорией.

Он свидетельствует, что польские войска даже отошли дальше своей демаркационной линии, чтобы дать возможность советским войскам разгромить повстанцев. Штаб Слуцкой бригады, а с ним и Совет Случчины переместились в деревню Морочь (в 20 километрах к западу от Вызны). В ночь на 18 декабря повстанцы вновь заняли местечко Семежево и несколько деревень, взяв в плен 25 красноармейцев, добыли 1 пулемет, много винтовок, транспорт с лошадьми.

В ночь на 19 декабря с боем была занята Вызна. Солдаты бригады продвинулись на восток от нее. Собрав значительные силы, утром 19 декабря воинские части Красной Армии начали наступление, чтобы ликвидировать вооруженное восстание белорусских воинских частей. В этот же день красными была занята Вызна. Слутчаки начали отходить на запад к деревне Смаличи (в 10 километрах к западу от Вызны). 20 декабря они были оттеснены к реке Морочь. В тот же день солдат Слуцкой бригады с боем выбили и из Семежево.

Польская делегация на мирных переговорах в Риге снова дала согласие на введение советских войск в нейтральную зону, даже на польскую территорию, чтобы преследовать повстанцев и там. Штаб Слуцкой бригады был вынужден перебраться в деревню Заостровечье (ныне Клецкий район), у реки Лань, за которой стояли польские войска. В эту деревню собирались повстанцы из разбитых отрядов.

Рада Слутчины приняла решение о переходе реки, так как уже не хватало ни боеприпасов, ни продовольствия. Перед самым уходом за Лань 1-ый Слуцкий полк за участие в боях получил в знак награды от Совета полковой флаг золотистого цвета, 2 метра длиной и метр шириной. Посередине флага был вышит государственный герб «Погоня» диаметром 45 сантиметров, а вокруг Погони надпись: «Первый Слуцкий полк Белорусской Народной Республики».

28 декабря 1920 г. Слуцкая бригада перешла реку Лань. 31 декабря на территорию, контролируемую Польшей, перешел последний отряд слуцких повстанцев. Однако днем окончания Слуцкого восстания считается 28 декабря. Таким образом, военные действия Слуцкой бригады длились месяц. Из состава бригады один батальон (около 400 человек) во главе со своими офицерами не согласился уйти на польскую территорию и остался в нейтральной зоне, чтобы продолжать военные действия, но уже партизанского характера. В основном это были сторонники генерала С. Булак-Балаховича. Этот батальон разделился на десяток групп, и его солдаты партизанили еще несколько лет.

Судьба повстанцев

После перехода на территорию, которую контролировали польские войска, офицеры и солдаты Слуцкой бригады были разоружены и интернированы (до официального окончания советско-польской войны и подписания окончательного мирного договора) сначала во временном лагере в местечке Синявка (ныне Клецкий район), потом в лагере в Белостоке, а с начала марта 1921 г. в лагере в Дорогуске (на реке Западный Буг возле Хэлма).

Они были освобождены из лагеря только в мае 1921 г., после ратификации РСФСР и УССР, с одной стороны, и Польшей, с другой стороны, подписанного в Риге 18 марта 1921 окончательного мирного договора (снова без участия БССР).

Мирный договор был ратифицирован президиумом Всероссийского ЦИК 17 апреля и главой Польского государства Ю. Пилсудским 15 апреля. Кстати, в результате Рижского мира 1921 года государственная граница между Польшей и БССР была немного изменена именно на территории Слуцкого уезда в пользу Польши.

К Польше отошла территория между реками Лань и Случь, а также некоторые участки на север от Минска в районе Радошковичей. Интернированные солдаты 1-й Слуцкой бригады стрельцов войск БНР находились в тяжелых условиях. При плохом питании они должны были тяжело работать на разных работах. Тем не менее в лагере проводилась культурно-просветительская работа, иногда на вечеринках показывались пьесы белорусских авторов и декламировались стихи Янки Купалы, Якуба Коласа и Алеся Гаруна, а хор исполнял белорусские песни.

20 апреля 1921 г. интернированные были переведены в ранг военнослужащих и переданы под командование командира 1-й бригады стрельцов армии БНР капитана А. Сокола-Кутыловского, а потом капитана Иосифа Залесского. После освобождения из лагеря солдаты и офицеры Слуцкой бригады разъехались в разные места Западной Беларуси. Около 2500 солдат 1-й Слуцкой бригады, которые не согласились пойти в лагерь для интернированных, остались в окрестностях Несвижа.

Они вместе с солдатами одного из батальонов Белорусской армии генерала С. Булак-Балаховича и белорусскими дезертирами из Красной Армии составили вместе около 4 тысяч человек. Из этих людей организовывались партизанские отряды, часть которых их перешла на территорию БССР для борьбы против советской власти. Часть белорусских повстанцев была направлена командованием польского 4-й армии в рабочие дружины и занималась восстановление мостов, дорожными и другими работами в прифронтовой полосе.

В начале января 1921 эти рабочие дружины насчитывали более полутора тысяч человек. Рабочие дружины пополняли и белорусские партизаны, которые в определенных обстоятельствах вынуждены были перейти на польскую территорию. После ратификации мирного договора главное командование Войска Польского 24 апреля 1921 г. отдало приказ о ликвидации всех белорусских воинских формирований и рабочих дружин, что было исполнено в мае 1921 года.

Архив Слуцкой бригады в июле 1921 капитан Сокол-Кутыловский вывез в Вильно и передал Брониславу Тарашкевича. Флаг 1-го Слуцкого полка А. Сокол-Кутыловский просил епископа Пинско-Новогрудского Пантелеймона принять в Новогрудский собор, но епископ в просьбе отказал.

Много слуцких повстанцев осталось в Западной Беларуси. Часть рядовых вернулась в БССР после амнистии, объявленной советской властью в связи с окончанием Гражданской войны в России. Амнистия была расширена и на Беларусь. Но, несмотря на амнистию, рядовые, участвовавших в Слуцком вооруженном восстании, были приговорены к 1 году заключения. Потом они работали, в основном, в колхозах. Однако в 1937-1938 гг. участники повстания были вновь арестованы и бесследно исчезли.

Политические и военные руководители восстания в большинстве были репрессированы советскими карательными органами. Несколько офицеров Слуцкой бригады после окончания восстания были переданы польскими властями советским органам и расстреляны. По свидетельству А. Сокола - Кутыловского, среди них были капитан Анастас Анципович и Антон Руденко.

Подполковник Ахрем Гаврилович и поручик И. Богушевич вернулись через несколько лет в Слуцк, поддавшись большевистским обещаниям об амнистии, но были арестованы, осуждены и погибли в советских концлагерях. Такая же судьба постигла и рядовых стрельцов, которые через 4-5 лет вернулись из Западной Беларуси в Слуцк. Поручик Броневицкий был убит в Польше агентом НКВД. Поручики Тодор Янушенка и Николай Кернажицкий были арестованы в 1939 г., после присоединения Западной Беларуси к СССР, и были направлены в лагеря. Прапорщик Рудик был репрессирован в 1940 г.

Наиболее известные деятели, участники Слуцкого восстания, также были репрессированы советскими карательными органами.

Антон Сокол-Кутыловский дважды арестовывался НКВД - 19 июня 1941 г. в Барановичах (но через несколько дней из-за отступления Красной Армии освободился из тюрьмы) и в 1945 г. и отбывал наказание в лагерях. Павел Жаврид , который вернулся на родину в 1923 г., был арестован в 1930 г. и умер в 1939 г. в лагере. Юрий Листопад, член Рады Слутчины летом 1922 г. вернулся на родину, трижды арестовывался, был осужден и расстрелян в 1938 г.

Макар Костевич (Кравцов), автор гимна БНР « Мы выйдзем шчыльным радамі» , подпоручик, заведовал типографией повстанцев в Клецке. В октябре 1939 г. арестован НКВД в Вильно и вывезен в СССР. Дальнейшая судьба его неизвестна.

Иосиф Логинович (псевдоним Павел Корчик) был солдатом (старшим писарем) 2-й роты 1-го Слуцкого полка. В Западной Беларуси принимал участие в революционном движении и стал национальным секретарем коммунистической партии Западной Беларуси. Приговорен в СССР к расстрелу, он умер в 1940 г. в минской тюрьме.

Среди слуцких повстанцев было много сильных личностей людей. Это были политические и общественные деятели, офицеры и рядовые, интеллигенты, горожане и крестьяне, сознательные белорусы. Все они выступали за независимость Родины . Некоторые продолжали партизанскую борьбу и после восстания.

Слуцкие повстанцы 1920 за короткий срок смогли образовать боеспособные соединения белорусского национального войска, которые сумели в неблагоприятных условиях в течение месяца вести тяжелую борьбу против значительно более сильного противника. Однако в тех обстоятельствах, сложившихся в конце 1920 г., без какой-либо помощи извне, при враждебной, по сути, позиции Польши, судьба восстания была предрешена. Но это не уменьшает его значения в истории Беларуси ХХ века. Слуцкое вооруженное восстание вошло в историю как одна из славных страниц белорусского национально-освободительного движения.

Литература:

1. Грыцкевіч А. Артыкулы «Беларуская рада Случчыны», «Грозаўскі полк», «Слуцкі полк» // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі. Мінск, 1993—2001. Т. 1, 3, 6 (ч. 1); Беларуская энцыклапедыя. Мн., 1996—2002. Т. 2, 15.

2. Грыцкевіч А. Артыкулы пра Слуцкі збройны чын у газеце «Наша слова». 1998—2004.

3. Грыцкевіч А. Падзеі на Случчыне ў 1920 г. (Слуцкае паўстанне) // Памяць. Слуцкі раён. Слуцк. Кн. 1-я. Мінск, 2000. С. 192—196.

4. Грыцкевіч А. Пра падзеі на Случчыне // Слуцкі край. 1992. № 93—96.

5. Грыцкевіч А. Слуцкае паўстанне 1920 г. — збройны чын у барацьбе за незалежнасць Беларусі // Спадчына. 1993. № 2. С. 2—31.

6. Змагар А. Вызвольныя шляхі. Кліўленд. 1965. С. 41—44.

7. Историко-стратегический очерк XVI армии. Могилев, 1921.

8. Круталевич В. А. История Беларуси: Становление национальной державности (1917—1922 гг.). Мн., 1999.

9. Лістапад Ю. Узьбіліся на свой шлях // Спадчына. 1998. № 1.

10. Найдзюк Я., Касяк І. Беларусь учора і сяньня. Мн., 1993.

11. Слуцкі збройны чын у дакумэнтах і ўспамінах. Мн., 2001.

12. Сокал-Кутылоўскі А. Мае ўспаміны аб Слуцкім збройным змаганні з бальшавікамі ў 1920 годзе // Зважай. 1989. № 4.

13. Јatyszonek O. Biaіoruskie formacje wojskowe. 1917—1923. Biaіystok, 1995. S. 195—208.

Анатолий Грицкевич, nasledie-sluck.by
00:36 12/04/2016

18.12.2015 1431

Слуцкое восстание: куда ведут белорусских националистов?
Ориентировочное время чтения: 19 мин.

История — удивительная наука — она изучает то, чего нет. Потому что прошлое, для непосредственного восприятия, недоступно. И задача исследователя — по оставленным следам и косвенным данным восстановить это прошлое, в максимально приближённом к правде-истине виде. Если исследователь порядочный и честный человек, то историческое знание обогащается некими новыми подробностями и фактами. Если нет, то появляется очередной исторический миф, который способен задурить многим людям голову. А эти обманутые люди затем обрушивают на себя и на других разнообразные социальные бедствия и катастрофы.
Создание очередного националистического мифа

Показательным в этом смысле является тема о «Слуцком восстании», которую в последнее время активно используют и раскручивают белорусские националисты.

После волны резкого национального возрождения (в конце 1980-х годов) частью белорусского общества это восстание ежегодно празднуется как первое белорусское вооружённое выступление за свою независимость.

Вот что пишет по этому поводу Михаил Голденков (автор ряда книг по истории Беларуси, который также пишет статьи в газету «Секретные исследования») в своей книге «Утраченная Русь»:

«Ещё одно белое пятно нашей истории — Слуцкое восстание ноября-декабря 1920 г. Об этом событии, конечно же, не рассказывали советские учебники по истории, как почти ничего про него нельзя было найти и в другой исторической литературе. Если и попадалась какая-нибудь информация, то она была заведомо искажена — мол, белые банды вкупе с поляками. Однако Слуцкое восстание — это чисто белорусское вооружённое восстание против советской власти в районе Слуцка в ноябре-декабре 1920 г. Примерно месяц беларуские отряды, состоявшие в основном из местных крестьян, оказывали сопротивление наступавшим советским войскам.».

«Сейчас день 27 ноября — начало боёв — кое-где в Беларуси отмечается как День Героев».

Привести какие-либо источники, в которых всё-таки нашлась правда о Слуцком восстании, Михаил Голденков не посчитал нужным.[1]

И вот (с 1992 года), каждый год в конце ноября, взяв с собой флаги и транспоранты люди отправляются в путешествие по Слуцкой земле дабы почтить подвиги забытых героев. Там же 27 ноября (день предполагаемого начала боевых действий) пополнение «Молодого Фронта» (зарегистрированного в Чехии) принимает присягу на верность.[2]
Слуцк

28 ноября в Слуцке более 150 человек приняли участие в торжественной демонстрации и митинге в честь 95-й годовщины восстания случчан против советской власти. Пополнение «Молодого Фронта» (зарегистрированного в Чехии) традиционно в этот день приняло присягу на верность.

Под эту тему пишется много исторических книг (Стужинская, Грицкевич, Тарас, Голденков и другие), публикуются статьи в печатных и электронных СМИ, снимаются документальные (Белсат, ОНТ) и художественные (Беларусьфильм) фильмы И все они в один голос заявляют, что это восстание именно «За Беларусь» против «красных» оккупантов.

Но так ли это было на самом деле?
Есть ли другой взгляд на эти события?
На чём основываются сторонники тех или иных мнений по этому вопросу?
Что же, в конце концов, произошло в районе Слуцка в ноябре 20-х годов прошлого века?

Задают ли (хотя бы сами себе) эти вопросы те, кто празднуют это событие, не известно. Но, когда начинаешь искать ответы на данные вопросы, то становится понятно, что наши националисты опять вооружились очередным непроверенным историческим мифом и пытаются навязать его остальному обществу.

Во время изучения данного вопроса мы не обнаружили ни одного серьёзного доказательства того, что это было восстание за независимость белорусов. Зато многие белорусские историки приводят доводы в пользу другой версии. Что это было обычное контрреволюционное восстание, организованное генеральным военным штабом Польши.

Всё далеко не так однозначно.

Так что же происходило на Случчине в те времена и о чём умалчивают те, кто создают очередной националистический миф?
В поисках истоков

Как это принято у историков, начнём с историографии: кто, чего написал по этой теме.

Доктор исторических наук Олег Романько отмечает, что за всё время существования белорусской печати в предвоенной Польше (1920 — 1939) никаких упоминаний о Слуцком восстании в ней вообще не было.[3] Эта тема стала активно раскручиваться только после окончания Второй мировой войны. Когда многое уже подзабылось, а некоторые непосредственные участники ушли в мир иной.

Сам О. Романько на эту тему никаких специальных ссылок не привёл. Так же как не приводят их и другие публицисты. Стало понятно, что нужен научный труд, который основывается на какие-либо достоверные факты или архивные документы.

Сразу нам попалась книга кандидата исторических наук Нины Стужинской «Беларусь мяцежная: з гісторыі ўзброеннага антысаветскага супраціву ў 20-я гг. 20 стагоддзя».[4]

Помимо всего прочего, в этой работе, к истинным беларусам приписываются сторонники С. Булак-Балаховича (бандит-приживальщик) и Франца Кушаля (националист-коллаборационист, во времена Великой Отечественной войны был штандартерфюрером СС).

По содержанию ничего особого: записки и телеграммы крестьян (которые можно подтасовывать и интерпретировать как угодно), воспоминания (которые очень ангажированы), эмоции. Много слов, но всё сумбурно. Стройной системы доказательств не обнаружено.

Зато приводится много различных архивных фондов, где содержится информация о тех временах.

То же самое можно сказать и о сборнике документов «Слуцкі збройны чын 1920 г. у дакумэнтах і ўспамінах /Ул.Ляхоўскі, Ул.Міхнюк, А.Гесь».[5]

Но это всё работы 2000-х годов. Восстание начали праздновать в начале 90-х. Поэтому нужно было искать дальше.
Неожиданный поворот

После некоторых изысканий мы вышли на профессора Анатолия Грицкевича (доктор исторических наук, годы жизни: 1929 — 2015) . Всё указывало на то, что впервые серьёзные исследования и обобщения по этой теме проводил именно он. Соответственно, как нам казалось, он-то и являлся главным пропагандистом версии о том, что Слуцкое восстание — это востание за независимость Беларуси. Потому что именно на Грицкевича больше всего ссылались.

Нашли его работу «Вакол Слуцкага паустання» (1987 г.).

И какого же было наше удивление, когда оказалось, что в ней автор наоборот очень обстоятельно и логично доказывает: никакого восстания «за Беларусь» не было. А было банальное восстание дезертиров, бандитов, контрреволюционеров под руководством польской и беларуской шляхты, организованное польской военщиной против молодой советской республики. В статье всё это хорошо показано и приведено много источников (рекомендуем, кстати, ознакомиться [6]). Вот вывод, который Анотолий Гришкевич тогда сделал:

«Як паказалі падзеі ў Слуцкім павеце, беларускія сяляне ў массе сваёй не падтрымалі ні беларускіх эсэраў, ні іншых нацыналістаў… Слуцкі мяцеж пацярпеў поўны правал… У колах беларускіх буржуазных нацыналістаў пачал ўзрастаць легенда пра слуцкі мяцеж 1920 года… Гэтая легенда эксплуатуецца і цяпер у антысавецкіх мэтах у ідэалагічнай барацьбе супраць сацыялізму, супраць Савецкай Беларусі і СССР.»

Признаться, это сбило немного с толку. Кто же тогда генератор националистической версии? Всё разрешилось тоже достаточно неожиданно.

Начали искать другие статьи Грицкевича. Оказалось, что всё тот же профессор Анатолий Грицкевич, но уже в других своих работах (после 1991 года) утверждает уже полностью противоположное. Вот цитата из его статьи «Слуцкае паўстанне 1920 г. — збройны чын у барацьбе за незалежнасць Беларусі» [7] , которая была опубликована в журнале «Спадчына» в 1993 году:

«Асноўным чыннікам Слуцкага паўстання было беларускіе сялянства. А актыўным элементам, які падняў сялянства на барацьбу супраць іншаземнага нацыянальнага й сацыяльнага прыгнёту дыктатуры пралетарыяту, была сьвядомая беларуская нацыянальная інтэлігенцыя».

И здесь автор уже начинает выстраивать систему доказательств противоположную той, которую он же выстраивал в статье за 1987 год. (Если сравнить логику рассуждения и приведённые доводы, то его националистическая версия выглядит менее убедительной).

Что стало причиной такой странной трансформации остаётся только догадываться. Но человека как-будто подменили. И в последующих работах свою же статью 1987 года Анатолий Грицкевич даже и не упоминает. Но за то везде, где это возможно рассказывает о том, как истинные белорусы боролись против советских большевиков оккупантов

Интересны некоторые регалии профессора, которые дают повод задуматься над тем по какой причине автор так резко изменил своё мнение:

Председатель научного совета по защите докторских диссертаций в культурологии;
2001—2005 гг. — Президент международного общественного объединения «Згуртаванне беларусаў свету «Бацькаўшчына»;
Член оргкомитета БНФ «Адраджэнне» (1988), на 1-ом съезде БНФ избран членом Сойма;
Сопредседатель Всебелорусского съезда за независимость (июль 2000 г.);
Великий маршалок Собрания белорусской шляхты.

Вот и думай после этого: существует пресловутая классовая борьба или нет.
«Антисоветское» — не равно «за Беларусь». Принцип историзма

Но тем не менее некое восстание было — значит будем рассматривать.

В исторической науке один из самых главных принципов исследования — это принципа историзма.

Принцип историзма предполагает рассматривать любое историческое явление, не вырывая из общего контекста, как некоего «сферического коня в вакууме», а рассматривать его в общеисторическом контексте во взаимосвязях между собой и взаимовлиянии разных исторических объектов и субъектов друг на друга. А если от принципа историзма отказаться, то тогда можно любое событие трактовать так как будет угодно в нужных целях, которые будут выгодны той или иной политической силе.

Вот контекст, в котором протекало это восстание:

Гражданская война (1917 — 1921гг) — это было время когда шла война всех против всех: белые против красных, богатые против бедных, помещики против крестьян, брат против брата, отец против сына, атеисты против верующих, семиты против антисемитов и так далее.
Иностранная Военная интервенция в России (1918 — 1922 гг) — это военное вмешательство стран Согласия (Антанты) и Центральных держав (Четверного союза) в Гражданскую войну в России (1917;1922). Всего в интервенции приняли участие 14 государств. У каждого из этих государств были свои геополитические притязания к РСФСР.

Японские войска в Приморье

Японские войска в Приморье. 1918—1919 года
Польско-советская война (подробнее будет рассмотрена ниже);
Политика «военного коммунизма» — это реквизиционно-снабженческий продовольственный аппарат советской власти (в 1918—1921 гг). Благодаря которому (при всех своих издержках и недостатках) было спасено от голодной смерти десятки миллионов людей в стране. Плюс это позволяло накормить армию, которая сражалась с иностранными интервентами, бандами разбойников и другими противниками социалистической революции.
Среди руководителей белорусского национального движения не было единства относительно стратегии дальнейших действий. Было как минимум три номинальных белорусских правительства (А.Луцкевич в Варшаве, В.Ластовский — в Вильнюсе; Е. Червяков — в Минске). Были разброд и шатания. С одной стороны, существовала группа сторонников сотрудничества с поляками . С другой стороны, некоторые политические деятели выступали за переговоры с большевиками. Третие с контрреволюционерами. Четвёртые с литовцами. Были и те, кто хотел быть сам по себе, но в условиях геополитического противостояния это была наивная идея. Не было этого единства и в Слуцке.

О всех этих факторах можно писать много. Одно ясно точно — положение в то время было не простое и происходило множество различных военных столкновений.

Более подробно остановимся на польско-советской войне, так как бывший член Слуцкой белорусской рады Ю.Листопад в 1926 г. признался, что во время подготовки восстания он ездил в Варшаву за деньгами, выделенными Генеральным штабом Польши.[7;8]
Кто союзник?

Польша как государство возникшее в конце 1918 г., выступила за восстановление своей территории в границах Речи Посполитой 1772 года (т.е. до первого её раздела). При поддержке Антанты в феврале 1919 г. она начала военные действия против Советской России.

Интересные данные приводит уже известный нам Голденков (хоть и снова без ссылок на источники): «…С февраля по август 1919 г. Польша получила от США 260 000 тонн продовольствия на сумму 51 млн. долларов. В 1919 г. только с военных складов США в Европе Польша получила военного имущества на 60 млн. долларов, в 1920 — на 100 млн. долларов. Весной 1920 г. Англия. Франция и США поставили Польше 1494 орудия, 2800 пулемётов, около 700 самолётов, 10 млн снарядов».

Помогали страны Антанты также и живой силой. В начале 1920 г. Польша имела 740-тысячное войско.

Первой жертвой стала Белорусская Советская Социалистическая Республика, которая находилась в федеративной связи с РСФСР. В польском правительстве считали, что границы необходимо отнести «на востоке до Смоленска и далее на юг до Днепра и Сожа» («государство от моря до моря»).

8 августа поляки ворвались в Минск. В августе-сентября были захвачены Игумен, Ново-Борисов, Бобруйск, Жлобин, Рогачёв. На захваченной территории была ликвидирована советская власть, восстановлена частная собственность на средства производства. Оккупантами проводились жёсточайший террор и репрессии.

Только в Минске было арестовано более 1000 жителей, 100 из которых расстреляли по приговору военно-полевых судов.

Поляки установили жёсткий оккупационный режим: началась полонизация населения, запрещался белорусский язык

Такая жестокая политика польских захватчиков на оккупированной территории Беларуси, вызвала мощное партизанское движение, которое возглавили эсеры и большевики.

Руководители слуцкого восстания много высказывались против «оккупации» большевиками, но они нигде и никогда не высказывались против захвата и оккупации территории западной Беларуси поляками.

Возникает вопрос это действительно было восстание за Беларусь, либо просто польские и белорусские паны не желали расставаться со своими привилегиями в пользу трудового народа: крестьян, рабочих и простых солдат (т.е. трудящегося большинства) ?

Последующие события дали ответ на этот вопрос. Сравним немного фактов о Беларуси после её раделов на Западную и Восточную [9]:

До захвата Польшей в Западной Беларуси работали 359 белорусских школ, учительские семинарии в Свислоче и Борунах, белорусские гимназии в Новогрудке, Несвиже, Клецке, Радошковичах и Вильно.

В 1938/39 учебном году в Западной Беларуси не осталось ни одного белорусского учебного заведения.[8]

В государственных учреждениях не разрешалось использовать белорусский язык, белорусов не брали на государственную службу. Не было белорусских театров, закрывались немногочисленные клубы, библиотеки, избы-читальни, созданные в предыдущие годы белорусской общественностью.[9]

И это в то время как в Восточной Беларуси во всю мощь развернулось творчество таких белорусских писателей как : Янка Купала, Якуб Колас, Тишка Гартны, Змитрок Бядуля, Михась Чарот, Кондрат Крапива, Кузьма Чорный, Михась Лыньков, Павлюк Трус, Пётр Глебка, Петрусь Бровка, Платон Головач, Аркадий Кулешов, Эдуард Самуйлёнок.

Они создали произведения, в которых нашли отражение жизнь, труд и духовный мир простых людей дореволюционной Беларуси, достижения в строительстве социалистического общества, мысли народа и его стремлений. [8;9]

Как говорится, почувствуйте разницу…
Послесловие

История слуцкого восстания очень запутанная, а его источники неясны, следовательно различные деятели по производству исторических мифов позволяют себе придумывать по поводу данного события версии, которые работают в угоду определённой политической коньюктуры.

А белорусских националистов просто водят за нос разными историческими подтасовками, полуправдами и проч. Как к этому относиться — решать конечно же им самим.

Можно лишь посоветовать лучше изучать свою историю и быть честными хотя бы перед собой. Потому что слепая вера в своих идеологов ни к чему хорошему их не приведёт. Иллюзии рано или поздно имеют свойство рушиться, неся за собой вполне реальное разочарование.
Источники и литература:

1. М. Голденков, «Утраченная Русь: забытая Литва, неизвестная Московия, запрещенная Беларусь», 2011 г.;

2. Радыё Свабода: На Случчыне адзначылі 95-ю гадавіну славутага паўстаньня (ссылка);

3. О. В. Романько, «Белорусские коллаборационисты. Сотрудничество с оккупантами на территории Белоруссии (1941—1945)», 2013 г.;

4. Н.І. Стужынская, «Беларусь мяцежная: з гісторыі ўзброеннага антысавецкага супраціву ў 20-я гг ХХ стагоддзя», 2012

5. Слуцкі збройны чын 1920 г. у дакумэнтах і ўспамінах / Ул.Ляхоўскі, Ул.Міхнюк, А.Гесь, 2006 г.

6. Анатоль Грыцкевіч, «Вакол слуцкага паўстання», 1987 г.(скачать);

7. Анатоль Грыцкевіч, «Слуцкае паўстанне 1920 г. — збройны чын у барацьбе за незалежнасць Беларусі», Часопіс «Спадчына». 1993. №2;

8. Е.К. Новик, И.Л. Качалов, Н.Е. Новик, «История Беларуси. С древнейших времён до 2013 г», 2013 г;

9. «ПОЛЬША — БЕЛАРУСЬ (1921-1953 гг.). Сборник документов и материалов», 2012 г. (скачать);

ПРИЛОЖЕНИЕ 6

«Союз Поляков Беларуси» (Zwi;zek Polak;w Bia;orusi _ZPB – СПБ) поддержит производство документального фильма об обороне Гродно в 1939 году. Это будет первый фильм о всё еще малоизвестном восстании жителей Гродно – в то время граждан II-Республики, а также их участия в защите своего родного города. Фильм будет создан по инициативе «Фонда Йоахима Лелевеля».

Президент (ZPB – СПБ) Мечислав Яскевич и президент «Фонда Йоахима Лелевеля» Piotr Ko;ci;cki достигли соглашения о том, что «Союз Поляков Беларуси» будет поддерживать это достойнейшее намерение припоминающее о геройстве и патриотизме гродненцев в сентябре 1939 года.

Президент СПБ М.Яскевич заявил, что о создании этого фильма он будет информировать партнеров СПБ в Беларуси и в Польше для их привлечения к спонсорству, так как данная кинопродукция особенно важна для молодого поколения гродненцев и молодёжи в Польше.

http://zpb.org.pl/node/9946 — более подробная на официальной страничке СПБ.

Читайте также:

В Гродно снимают очередной фильм, на этот раз мелодраму
В Гродно снимается короткометражный фильм про писателя и проститутку
«В сетях» — фильм «Телерадиокомпании «Гродно»
В сеть выложен фильм «Писатель и грешница», снятый в Гродно учеником Кшиштофа Занусси
За 5 дней фильм «Сумерки. Сага. Затмение» посмотрели 15 000 гродненцев

комментариев 165

pokemon pokemon Thumb up 79 Thumb down 6

11.06.2013, 09:54

Хотелось бы узнать чтото новое о тех событиях, с другой точки зрения.
Ответить | Цитировать
Hrodna_Supra; vkontakte.ru Hrodna_Supra; Thumb up 94 Thumb down 12

11.06.2013, 09:56

ну хоть что-то )
хотя чует моя попа что этот фильм у нас запретят, так как противоречит госистории, где в 39 идет не начало советсткой оккупации, а защита русского народа и объединение беларуси под советской властью…
Ответить | Цитировать
винт yandex.ru винт Thumb up 61 Thumb down 5

11.06.2013, 10:01

Махнули красной тряпкой перед задой. Будет судя по всему весело читать.
Ответить | Цитировать
Hrodna_Supra; vkontakte.ru Hrodna_Supra; Thumb up 43 Thumb down 6

11.06.2013, 10:02

винт :

Махнули красной тряпкой перед задой. Будет судя по всему весело читать.

тож чипсами запасаешься? )
Ответить | Цитировать
korotyc korotyc Thumb up 35 Thumb down 58

11.06.2013, 10:06

гродно — польский город!
белосток и вильно — белорусские, так говорят лицьвины!
жыве белорусь до столбцов!
Ответить | Цитировать
Hrodna_Supra; vkontakte.ru Hrodna_Supra; Thumb up 39 Thumb down 12

11.06.2013, 10:12

korotyc :

жыве белАрусь

одноименный фильм понравился… )
korotyc :

гродно – польский город!
белосток и вильно – белорусские, так говорят лицьвины!
жыве белорусь до столбцов!

а я кажу што усе гэта адна краiна…
Ответить | Цитировать
korotyc korotyc Thumb up 7 Thumb down 25

11.06.2013, 10:17

в поддержку чипсоедов я запасся бананами, лимонами и консервами. а так же это было сделано в честь великой нации http://m.sverigesradio.se/artikel/5316464?programId=2103
Ответить | Цитировать
DC DC Thumb up 20 Thumb down 18

11.06.2013, 10:17

такое чуство, что кроме как о войне, снимать ничего не умеют.
Ответить | Цитировать
Hrodna_Supra; vkontakte.ru Hrodna_Supra; Thumb up 18 Thumb down 6

11.06.2013, 10:20

DC :

такое чуство, что кроме как о войне, снимать ничего не умеют.

а у нас умеют, к сожалению, только на наболевшие темы… (((
Ответить | Цитировать
Hrodna_Supra; vkontakte.ru Hrodna_Supra; Thumb up 49 Thumb down 7

11.06.2013, 10:27

камень в огород минусерам:
каждое событие в истории (я про военные действия) имеет четыре точки зрения, 2 — сторон конфликта, 3- стороны наблюдателя и 4 — местных жителей (причем самый пострадавший участник), где происходит конфликт
Ответить | Цитировать
licvin licvin Thumb up 56 Thumb down 24

11.06.2013, 10:28

Гродна у вераснi 1939 г. уяуляла сапрауднае месiва, калi нават навучэнцы гiмназiй баранiлi землякоу са зброяй у руках. Чаго толькi варты подзвiг маленькага Тадзiка Ясiнскага, якi кiнуу у савецкi танк бутэльку з кактэлем молатава, але яна не загарэлася. Крыважэрныя савецкiя агрэсары укрыжавалi беднае дзiцё на шчыце танка, стварыушы своеасаблiвы жывы шчыт, i каталiся з iм па вулiцах горада
Ответить | Цитировать
Grodno_Za Grodno_Za Thumb up 49 Thumb down 127

11.06.2013, 10:32

Комментарий скрыт из-за низкого рейтинга. Кликните, чтобы прочитать.
Hrodna_Supra; vkontakte.ru Hrodna_Supra; Thumb up 60 Thumb down 11

11.06.2013, 10:35

Grodno_Za :

Это не СПБ,а незарегистрированная полуподпольная польская тусовка присвоившая себе это название.

читайте современную историю… этот союз изгнал ваш любимый президент, который по сей день действует и поддерживается польским правительством в отличии от официального пропрезиденского союза, который с польшей не имеет никакой связи…
Ответить | Цитировать
Vinche Thumb up 60 Thumb down 13

11.06.2013, 10:39

@ korotyc:
Херасе рабский труд..
;
Если бедные и несчастные гастарбайтеры из Польши в Швеции горбатятся за 1800 долларов в месяц.. Отдавая 450 на проживание и 450 на пропитание, откладывая 900 долларов в месяц — то что уже говорить о среднестатистическом беларусе, который горбатится за 500 долларов, из них на жратву тратит около половины и на проживание оставшееся.. Откладывая нихрена ровным счетом..
;
Ответить | Цитировать
jendrus Thumb up 39 Thumb down 11

11.06.2013, 10:40

Как минимум, один такой филь уже есть: Liczy; si; tylko honor… Е. Шпаковского. Если и стоит делать новый — то только для того, чтобы показать и другие грани тех событий: Прежняя власть, которая двадцать лет высстраивала «вертикаль», в сентябре 1939 г. бросила Гродно на произвол судьбы. Защищать же город остались те, для кого польский Гродно был больше, чем только слова. Но тут оказалось, что кроме польского, есть Гродно другой — ему враждебный, полный ненависти и желания отомстить! Эти чувства — месть, ненависть, страх, будут преследовать гродненцев все время, пока идет Вторая мировая…
Ответить | Цитировать
Hrodna_Supra; vkontakte.ru Hrodna_Supra; Thumb up 19 Thumb down 8

11.06.2013, 10:40

Grodno_Za :

И ещё, вот интересно,а они расскажут в фильме о том как эти восставшие жители Гродно – в то время граждане II-Республики,а точнее польские окупанты-осадники расправлялись с восставшими белорусами в Скиделе?

http://www.istpravda.ru/opinions/1196/
Ответить | Цитировать
Grodno_Za Grodno_Za Thumb up 25 Thumb down 73

11.06.2013, 10:41

korotyc :

http://m.sverigesradio.se/artikel/5316464?programId=2103

Как говорят мои бандерлоги жЭсть…
Но про это «плохая оплата труда и пища, предназначенная для животных» как поляки рабами пашут на новых европейских хозяев, польская пропаганда фильмов не снимет.
Ответить | Цитировать
Vinche Thumb up 32 Thumb down 23

11.06.2013, 10:43

@ Grodno_Za:
Это наверное описание подвига твоего дедушки или папочки, правда?
««Женщины, матери и их дочери, лежат справа и слева вдоль шоссе, и перед каждой стоит гогочущая армада мужиков со спущенными штанами. Обливающихся кровью и теряющих сознание оттаскивают в сторону, бросающихся на помощь им детей расстреливают. Гогот, рычание, смех, крики и стоны. А их командиры, их майоры и полковники стоят на шоссе, кто посмеивается, а кто и дирижирует — нет, скорее, регулирует. (…) А полковник, тот, что только что дирижировал, не выдерживает и сам занимает очередь, а майор отстреливает свидетелей, бьющихся в истерике детей и стариков. (…) До горизонта между гор тряпья, перевернутых повозок трупы женщин, стариков, детей»»
Ответить | Цитировать
Prostor Thumb up 102 Thumb down 44

11.06.2013, 10:48

Ещё один фильм хотят снять поляки о Беларуси? Что-то мне подсказывает, что это будет очередной «Жыве Беларусь». Столько лжи и говна разом не вылил на родную Беларусь ни один советский фильм. Зато поляки-великие друзья, аж неймется им, так хочется снять фильм о Беларуси.
Сам поляк, но эти ихние фильмы тошно смотреть, а что подумают о Беларуси те, кто никогда не был у нас?
Ответить | Цитировать
Hrodna_Supra; vkontakte.ru Hrodna_Supra; Thumb up 19 Thumb down 5

11.06.2013, 10:50

Grodno_Za :

korotyc :

http://m.sverigesradio.se/artikel/5316464?programId=2103

Как говорят мои бандерлоги жЭсть…
Но про это “плохая оплата труда и пища, предназначенная для животных” как поляки рабами пашут на новых европейских хозяев, польская пропаганда фильмов не снимет.

у них это не запрещенная тема… хотя бы посмотреть серию документалки Pa;stwo w pa;stwie
Ответить | Цитировать
Hrodna_Supra; vkontakte.ru Hrodna_Supra; Thumb up 27 Thumb down 7

11.06.2013, 10:53

Prostor :

Столько лжи и говна разом не вылил на родную Беларусь ни один советский фильм.

к сожалению там много есть и правды… но и много вымысла (не спорю)… вот из советских ни одного не припомню который бы был кроме как «крестьяне в поле», «под польской сластью» и в этом типе… если у нас до сих пор лесных братьев врагами народа считают (
Ответить | Цитировать
econom econom Thumb up 25 Thumb down 9

11.06.2013, 10:55

у нас его снимать не разрешат, потому что АГЛу больше нравится СССР, а белорусы должны думать как он
Ответить | Цитировать
Hrodna_Supra; vkontakte.ru Hrodna_Supra; Thumb up 24 Thumb down 13

11.06.2013, 10:55

Prostor :

Ещё один фильм хотят снять поляки о Беларуси? Что-то мне подсказывает, что это будет очередной “Жыве Беларусь”. Столько лжи и говна разом не вылил на родную Беларусь ни один советский фильм. Зато поляки-великие друзья, аж неймется им, так хочется снять фильм о Беларуси.
Сам поляк, но эти ихние фильмы тошно смотреть, а что подумают о Беларуси те, кто никогда не был у нас?

еще стоит вспомнить недавний фильм «Брестская крепость», где сами ветераны (участники тех событий) отзываются о нем как «ложь на лжи»…
Ответить | Цитировать
Grodno_Za Grodno_Za Thumb up 23 Thumb down 84

11.06.2013, 10:55

Остаётся надеется,что польским пропагандонам при попытке снять в Гродно эту антибелорусскую агитку, те кто надо дадут по ушам и пинком под зад отправят назад на их польскую родину.
Ответить | Цитировать
Ovidius Thumb up 29 Thumb down 9

11.06.2013, 10:56

korotyc :

гродно – польский город!
белосток и вильно – белорусские, так говорят лицьвины!
жыве белорусь до столбцов!

когда Польша будет «от можа до можа» столицей будет Индура либо Гожа ;
Ответить | Цитировать
Hrodna_Supra; vkontakte.ru Hrodna_Supra; Thumb up 27 Thumb down 10

11.06.2013, 10:58

Grodno_Za :

антибелорусскую агитку

ух ты… это оказывается будет антибелорусская а не антисоветсская )))) пад сталом ))))
Ответить | Цитировать
econom econom Thumb up 10 Thumb down 14

11.06.2013, 11:01

http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=VejaZSorg8M — вот полный фильм «Жыве Беларусь» — преукрашена действительность немного, но все-равно заставляет задуматься
Ответить | Цитировать
Hrodna_Supra; vkontakte.ru Hrodna_Supra; Thumb up 16 Thumb down 5

11.06.2013, 11:02

econom :

http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=VejaZSorg8M – вот полный фильм “Жыве Беларусь” – преукрашена действительность немного, но все-равно заставляет задуматься

особенно если вспомнить официальные версии про манифесты и митинги «собрались одни наркоманы» (
Ответить | Цитировать
Prostor Thumb up 48 Thumb down 10

11.06.2013, 11:04

Hrodna_Supra; :

еще стоит вспомнить недавний фильм “Брестская крепость”, где сами ветераны (участники тех событий) отзываются о нем как “ложь на лжи”…

Так я и согласен, что всякая ложь — плохо. Но та ложь, которая направлена унизить, оскорбить, полить грязью в сто раз хуже.
В том же «Жыве Беларусь» показали бы правду и спасибо на том. Но зачем додумывать столько грязи? Неужели тот, кто желает тебе добра станет это делать?
Ответить | Цитировать
Hrodna_Supra; vkontakte.ru Hrodna_Supra; Thumb up 11 Thumb down 6

11.06.2013, 11:08

Prostor :

Hrodna_Supra; :

еще стоит вспомнить недавний фильм “Брестская крепость”, где сами ветераны (участники тех событий) отзываются о нем как “ложь на лжи”…

Так я и согласен, что всякая ложь – плохо. Но та ложь, которая направлена унизить, оскорбить, полить грязью в сто раз хуже.
В том же “Жыве Беларусь” показали бы правду и спасибо на том. Но зачем додумывать столько грязи? Неужели тот, кто желает тебе добра станет это делать?

всякая ложь и всякая правда в таких вопросах всегда унижает одну из сторон… как не пытайся, но никого не унизить не удасться… в жыве беларусь унизили армию… и то там 50 на 50 правды… учитывая то что круглое — неси, квадратное — кати… что касается немилитаризованного населения — по большей степени (тут до 70% доходит) правда…
Ответить | Цитировать
Grodno_Za Grodno_Za Thumb up 30 Thumb down 52

11.06.2013, 11:10

Hrodna_Supra; :

у них это не запрещенная тема…

А вот расправы над восставшими белорусами тема явно запрещённая,вот как вели себя эти «восставшие жители Гродно – в то время граждане II-Республики» во время подавления Скидельского востания:
«18 сентября восставшие скидельцы арестовали польский гарнизон и заняли все важные объекты города. Польских военнослужащих, разоружив, отправили восвояси. В восставший город были направлены карательные отряды. Как свидетельствуют документы, во время подавления восстания, пленных, с криками «это польская земля!», заставляли есть землю, изуверски издевались над ними, вырезали звезды на теле, всего карателями были зверски убиты 29 партизан, причем сам факт убийства сопровождался беспримерными издевательствами, в частности: партизанам выкалывали глаза, вскрывали жилы, вырывали языки, ломали конечности, рубили на мелкие части… При зверской расправе с партизаном Коток (вырвали язык, выкололи глаза и рубили по частям) каратели под угрозой смерти заставили жену последнего быть очевидцем этой расправы… Били оружием по голове и топтали ногами. Дома, в которых проживали восставшие, каратели обливали керосином и поджигали, а также бросали в направлении окон и дверей гранаты» (ГАОО ГО, ф.6195, оп.1, д.90, л.235-236)

Всё документально засвидетельствовано и даже очевидцы расправы над воставшими белорусами,слава Богу, ещё живы.
Ответить | Цитировать
Hrodna_Supra; vkontakte.ru Hrodna_Supra; Thumb up 22 Thumb down 18

11.06.2013, 11:13

Grodno_Za :

Hrodna_Supra; :

у них это не запрещенная тема…

А вот расправы над восставшими белорусами тема явно запрещённая,вот как вели себя эти “восставшие жители Гродно – в то время граждане II-Республики” во время подавления Скидельского востания:
“18 сентября восставшие скидельцы арестовали польский гарнизон и заняли все важные объекты города. Польских военнослужащих, разоружив, отправили восвояси. В восставший город были направлены карательные отряды. Как свидетельствуют документы, во время подавления восстания, пленных, с криками “это польская земля!”, заставляли есть землю, изуверски издевались над ними, вырезали звезды на теле, всего карателями были зверски убиты 29 партизан, причем сам факт убийства сопровождался беспримерными издевательствами, в частности: партизанам выкалывали глаза, вскрывали жилы, вырывали языки, ломали конечности, рубили на мелкие части… При зверской расправе с партизаном Коток (вырвали язык, выкололи глаза и рубили по частям) каратели под угрозой смерти заставили жену последнего быть очевидцем этой расправы… Били оружием по голове и топтали ногами. Дома, в которых проживали восставшие, каратели обливали керосином и поджигали, а также бросали в направлении окон и дверей гранаты” (ГАОО ГО, ф.6195, оп.1, д.90, л.235-236)

Всё документально засвидетельствовано и даже очевидцы расправы над воставшими белорусами,слава Богу, ещё живы.

а когда ВО ВСЕМ мире с восставшими обходились по другому? по этому поводу у власти есть не писанный закон «любое восстание лучше подавить в зародыше чтобы другим не повадно было, а не отпустить во своя си ибо оставшиеся еще большее восстание организуют»…
Ответить | Цитировать
Hrodna_Supra; vkontakte.ru Hrodna_Supra; Thumb up 17 Thumb down 8

11.06.2013, 11:15

и к сожалению это не империалистические пережитки прошлого, а оно до сих пор действует…
Ответить | Цитировать
Hrodna_Supra; vkontakte.ru Hrodna_Supra; Thumb up 16 Thumb down 10

11.06.2013, 11:38

@ Grodno_Za:
тут есть еще несколько вопросов по поводу кто это был на самом деле: в одних источниках жители скиделя, в других партизаны, в третьих эмиссары советской власти и т.д…. а правда где-то по середине… скорее всего какие-то местные жители, у которых забрали землю…
Ответить | Цитировать
daspisch Thumb up 2 Thumb down 1

11.06.2013, 11:54
Ответить | Цитировать
Дед Пихто Дед Пихто Thumb up 15 Thumb down 22

11.06.2013, 13:15

Hrodna_Supra; :

а когда ВО ВСЕМ мире с восставшими обходились по другому? по этому поводу у власти есть не писанный закон “любое восстание лучше подавить в зародыше чтобы другим не повадно было, а не отпустить во своя си ибо оставшиеся еще большее восстание организуют”…

То есть — со змагаръём, ломившимся в правительственные здания свергать крывавы ражым — этот самый ражым должен был поступить примерно так же? Спасибо, учтут на будущее ;
Ответить | Цитировать
Дед Пихто Дед Пихто Thumb up 18 Thumb down 27

11.06.2013, 13:19

Grodno_Za :

А вот расправы над восставшими белорусами тема явно запрещённая,

И не только это!

Еще таже — запрещенная тема о замученных в польских концлагерях красноармейцах, в количестве этак где-то на пару десятков Катыней.

По сведениям 2-го (разведывательного) отдела Генштаба польской армии, в феврале 1919 – октябре 1920 гг. в плен были взяты более 146 тыс. красноармейцев. Судьба десятков тысяч из числа этих людей крайне трагична – они погибли от нечеловеческих условий в концентрационных лагерях режима Пилсудского, появившихся в Европе намного раньше нацистских.

Например, одним из любимых занятий у польских (лучших в Европе) кавалеристов было – ставить пленных красноармейцев по всему огромному кавалерийскому плацу и учиться, как «разваливать до пояса» со всего «богатырского» плеча саблей, на полном скаку человека.

Отважные паны рубили безоружных и истощенных пленных «с налету, с повороту». Плацев для «тренировок» в кавалерийской рубке имелось множество. Так же как и лагерей смерти. В Белостоке, Пулаве, Бресте, Пикулице, Коростене, Житомире, Александрове, Лукове, Острове-Ломжинском, Ромбертове, Здунской Воле, Торуне, Дорогуске, Плоцке, Радоме, Пшемысле, Львове, Фридриховке, Звягеле, Домбе, Стшалково, Тухоле, Барановичах… Гарнизоны отважных кавалеристов стояли в каждом городишке. Только в одном из польских лагерей смерти – Тухоле от гнуснейших издевательств, палочной дисциплины, холода, голода, эпидемий погибло более 22 тыс. военнопленных…

По отношению к оккупированным территориям Пилсудский проводил жесткую политику полонизации. Закрывались православные храмы. Украинские и белорусские школы и культурные организации преследовались. К середине 1930-х годов 43% белорусов были безграмотными, а студентов-белорусов во всей Польше не насчитывалось и двухсот человек. 17 июня 1934 года по приказу Пилсудского на Брестчине, недалеко от тогдашней границы с СССР, в Березе Картузской был открыт новый концлагерь, на этот раз для политических заключенных.
Ответить | Цитировать
Hrodna_Supra; vkontakte.ru Hrodna_Supra; Thumb up 5 Thumb down 11

11.06.2013, 13:20

Дед Пихто :

Hrodna_Supra; :

а когда ВО ВСЕМ мире с восставшими обходились по другому? по этому поводу у власти есть не писанный закон “любое восстание лучше подавить в зародыше чтобы другим не повадно было, а не отпустить во своя си ибо оставшиеся еще большее восстание организуют”…

То есть – со змагаръём, ломившимся в правительственные здания свергать крывавы ражым – этот самый ражым должен был поступить примерно так же? Спасибо, учтут на будущее

не так прост этот мир… в общем тут есть принцип третьего закона ньютона… аля зуб за зуб… но подавление таких митингов есть запугивание остального населения, причем если запугивание удачное то оно менее кровавое если бы не прибегли к такому методу и пошли другие восстаниями, и опять кровь… и сколько бы их было 40-50? пусть в каждом по 30 человек — имеем 1500… а так 30 человек жестоко… зато остальным 1470 больше не повадно… в общем одно другого стоит (
Ответить | Цитировать
econom econom Thumb up 17 Thumb down 10

11.06.2013, 13:20

Дед Пихто :

То есть – со змагаръём, ломившимся в правительственные здания свергать крывавы ражым – этот самый ражым должен был поступить примерно так же? Спасибо, учтут на будущее

никто там не ломился — это была провокация власти — предлог разогнать митингующих
Ответить | Цитировать
econom econom Thumb up 13 Thumb down 14

11.06.2013, 13:22

@ Дед Пихто:
ты, придурок, подумай головой — кто читает твои бредни по 3 абзаца?
Ответить | Цитировать
Дед Пихто Дед Пихто Thumb up 19 Thumb down 22

11.06.2013, 13:24

Hrodna_Supra; :

То есть – со змагаръём, ломившимся в правительственные здания свергать крывавы ражым – этот самый ражым должен был поступить примерно так же? Спасибо, учтут на будущее

не так прост этот мир…

Ай-яй-яй, как не стыдно! Когда декларируемые вами же принципы вдруг начинаюь применяться против вас же — то начались виляния жопой и малопонятные окружающим бессвязные визги ;

Вот в этом вы все, змагарьё — двуличные, скользкие, лживые, бесхребетные слизняки и моральные уроды. Всякий раз после общения с вами хочется вымыть руки.
Ответить | Цитировать
Hrodna_Supra; vkontakte.ru Hrodna_Supra; Thumb up 12 Thumb down 6

11.06.2013, 13:25

Дед Пихто :

в феврале 1919 – октябре 1920 гг. в плен были взяты более 146 тыс. красноармейцев.

хм… откуда их столько? «К осени 1920 года — 5 500 000 человек (во всем СССР)» это считай 5% всей армии взяли в плен о_О
Ответить | Цитировать
Дед Пихто Дед Пихто Thumb up 16 Thumb down 20

11.06.2013, 13:26

econom :

ты, придурок, подумай головой – кто читает твои бредни по 3 абзаца?

Придурок — это ты. И читаешь мои три абзаза — тоже ты, и даже ответы пишешь ; Хоть ты и еблан конченый — но никак не остаёшься равнодушным. И это хорошо! ;
Ответить | Цитировать
Hrodna_Supra; vkontakte.ru Hrodna_Supra; Thumb up 7 Thumb down 8

11.06.2013, 13:27

@ Дед Пихто:
фраза сарказма не прошла ) мой ответ дальше был )
Ответить | Цитировать
Дед Пихто Дед Пихто Thumb up 11 Thumb down 13

11.06.2013, 13:27

Hrodna_Supra; :

хм… откуда их столько? “К осени 1920 года — 5 500 000 человек (во всем СССР)” это считай 5% всей армии взяли в плен о_О

Я не знаю, откуда ты взял цифру в 5 с половиной миллионов. Тебе виднее.
Ответить | Цитировать
Дед Пихто Дед Пихто Thumb up 14 Thumb down 13

11.06.2013, 13:29

econom :

никто там не ломился – это была провокация власти – предлог разогнать митингующих

Видеозаписи со змагарскими активистами, принимающими участие в погроме — это поставновка на картонных макетах в подвалах Беларусфильма, ога ; Взятие этих гавриков с поличным на месте преступления — это БТ-шная утка.

Да, я как бы в курсе — тебе хоть сцы в глаза — а всё божья роса. ;





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 94
© 05.03.2018 Сергей Канунников
Свидетельство о публикации: izba-2018-2215907

Рубрика произведения: Разное -> Научная литература












1