" Мать Луны " Часть 1 Главы 16 - 19 / Читает автор


 


ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

Приемная доктора ди Лима была заполнена до отказа. Места в доме было мало, поэтому больные сидели даже в саду, терпеливо дожидаясь своей очереди. После того, как Дуарти спас жизнь Эванжелине, по предместью разнесся слух о чудесном докторе из Европы, и к его дому потянулись толпы больных. Шли сюда помещики и чиновники, негры-рабы и индейцы. Простые женщины несли на руках больных детей, а знатные сеньоры - дорогих собачек, в надежде на то, что молодой врач окажет помощь также и четвероногим пациентам.
Дуарти Алвиж ди Лима не отказывал никому.
Увидев перед домом разношерстную толпу, Элена разочарованно вздохнула и повернула было обратно. Но тут она увидела, как из дома вышел высокий негр в кожаном переднике. В руке он держал пустое ведро. Элена догадалась, что это один из помощников доктора ди Лима.
- Послушайте, уважаемый, - окликнула она негра, когда тот проходил мимо. - Мне очень нужно поговорить с сеньором ди Лима.
- О, сеньорита! Местри* Дуарти сейчас очень занят, - глубокомысленно заметил негр, окидывая взглядом толпу. - Видите, сколько сегодня народу? И каждый нуждается его помощи. Но, если вы хотите что-то сообщить местри Дуарти, скажите мне, я ему передам.

*Местри - учитель, маэстро (порт. )

- Да, да, конечно, - обрадовалась девушка. - Скажите сеньору ди Лима, что его хочет видеть Элена Сантарен.
- Хорошо, доложу.
Негр зачерпнул воду из колодца и вернулся в дом. Через десять минут он вышел и сказал:
- Местри Дуарти хочет знать, по какому поводу вы к нему пришли.
- Передайте, пожалуйста, ему, что меня беспокоит сердце.
Негр понимающе кивнул и скрылся в доме. На этот раз он отсутствовал минут десять.
- Местри Дуарти велел проводить вас в его комнату, сеньорита, - доложил чернокожий. - Он приносит свои извинения за такую бестактность, но, к сожалению, другого подходящего места, где он мог бы вас осмотреть, в доме нет.
Элена послушно пошла за провожатым. Ведь ей так хотелось поскорее увидеть Дуарти! Негр проводил ее в небольшую уютную комнатку и, предложив стул, настежь распахнул окно. Потом он взял с письменного стола пепельницу, до краев наполненную окурками, и вышел.
Элена вздохнула с облегчением и огляделась по сторонам. В комнате не было ничего примечательного: шкаф для белья, скромно застланная кровать, бюро, этажерка с книгами, письменный стол, на котором стоял письменный прибор и возвышалась стопка журналов.
Будучи не в силах сидеть, девушка встала и прошлась по комнате. В предчувствии близкого свидания с Дуарти сердце Элены замерло, а потом отчаянно забилось.
"А что я ему скажу? - вдруг в страхе подумала Элена. - Говорят, он опытный врач... Но тогда он сразу поймет, что я здорова. Боже, и зачем только я сюда пришла! Во дворе - больные люди, а я со своей мнимой болезнью только отнимаю у Дуарти драгоценное время"!
Элена остановилась возле этажерки из палисандра и, сняв с нее фигурку яшмовой собачки, с безразличием повертела в руках. Затем прочла названия книг, среди которых были, в основном, труды по медицине, изданные на французском языке. Обойдя комнату, Элена заметила на письменном столе дагерротип на котором была запечатлена молодая женщина, видимо танцовщица, в короткой пышной юбочке и балетных тапочках. Танцовщица была прелестна, ее улыбка пленительна, тогда как взгляд больших томных глаз казался печальным. На обратной стороне была выгравирована надпись на французском языке: " A mon cher brеsilеn Douarti". *

* Моему дорогому бразильцу Дуарти ( франц. )

От ревности и обиды у Элены потемнело в глазах. Вдруг она услышала за спиной знакомый, насмешливый голос:
- Это вы, сеньорита Сантарен? Чем обязан?
Элена быстро отдернула руку от дагерротипа, словно воришка, уличенный в воровстве.
Когда же она повернула голову, то на ее лице не было ни кровинки.
В нескольких шагах от нее стоял Дуарти в темных брюках, белоснежной сорочке с засученными по локоть рукавами и кожаном фартуке, который он не успел снять. Заметив реакцию Элены, молодой человек подошел к столу и взял в руки дагерротип. С минуту он
молча разглядывал его, потом поставил на место и задумчиво сказал:
- Это известная французская танцовщица Арманда Байяр. Она умерла...
- Мне очень жаль, . . - чуть слышно пробормотала девушка, ликуя в душе, что путь к сердцу Дуарти свободен.
- Но это все в прошлом! - резко добавил молодой человек, нетерпеливо взглянув на карманные часы. - К сожалению, у меня очень мало времени. Итак, что привело вас ко мне, сеньорита?
Девушка посмотрела в строгое лицо врача, словно затравленный зверек, и поняла, что еще немного, и она разрыдается.
- У меня. . . У меня болит сердце, доктор, - чуть слышно промолвила она и опустила глаза.
- В таком случае вам придется раздеться до пояса.
- Раздеться? - густо покраснела Элена. - Зачем?
Она готова была провалиться сквозь землю от стыда. Когда ей пришла в голову мысль придумать себе мнимую болезнь, то она не подумала о том, что врач попросит ее раздеться.
- К сожалению, я - врач, а не фокусник, - развел руками Дуарти.
Он снял фартук, достал из кармана брюк деревянный стетоскоп и отвернулся.
Дрожащими руками Элена начала расшнуровывать корсет, но запутавшись в завязках, затянула его еще сильнее.
- Извините. . . но без вашей помощи у меня, наверное, не получится, - жалобно всхлипнула она.
Дуарти сел на стул, придвинул его поближе к девушке и ловко расшнуровал тугой корсет. Затем он осторожно спустил с плеч Элены лиф платья, обнажив ее таким образом до самого пояса. И только после этого развернул девушку к себе лицом.
Элена стояла перед молодым мужчиной, словно невинное дитя, стыдливо прикрывая дрожащими руками обнаженную грудь.
- Опустите, пожалуйста руки! - строго приказал ди Лима.
Девушка беспрекословно повиновалась.
И тут перед взором молодого человека предстали прелестные маленькие груди с розовыми сосками. Он на секунду зажмурился и поймал себя на мысли, что ему нестерпимо хочется прикрыть эти прелести руками и легонько сжать их, а затем припасть губами к нежным бутонам сосков.


"Девушка прелестна, словно цветок базилика, - подумал Дуарти. - Она не похожа ни на одну женщину, с которыми я был когда-то близок. Правда, была Арманда Байяр"...
И страстное желание горячей волной захлестнуло молодого человека с головы до ног. С его губ невольно сорвался тихий стон, но, к счастью, Элена ничего этого не замечала, пребывая словно во сне.
"Боже, что со мной! - тряхнул головой ди Лима. - Она всего лишь пациентка, хоть и прелестная пациентка. А я - врач"!
Дуарти взял себя в руки. При помощи стетоскопа он внимательно прослушал сердце Элены, сосчитал пульс, исследовал грудную клетку. После осмотра он помог девушке одеться. На несколько мгновений молодой человек погрузился в угрюмое молчание, затем ответил своим обычным насмешливо - наставническим голосом:
- Я не нахожу ничего особенного, что могло бы вызвать опасение. Со всей ответственностью заверяю, что боли в сердце - явление временное. Они непременно пройдут, если вы будете строго выполнять следующие предписания: - Вам нельзя нервничать. По возможности, нужно побольше гулять.
Постарайтесь не забивать голову всякой ерундой. Сейчас я выпишу рецепт, и вы можете быть свободны.
Элене захотелось крикнуть:
"Не нужно мне никаких рецептов и предписаний, потому что я абсолютно здорова! А вы, сеньор ди Лима, - безмозглый осел! Неужели вы не видите, что я люблю вас"?
Но, аккуратно расправив кружевной воротничок на платье, она сказала со смиренным почтением:
- Спасибо, доктор. Я непременно буду следовать всем вашим советам.
Дуарти выписал рецепт, надел фартук и направился к выходу. Но, вспомнив вдруг о чем-то, резко обернулся и насмешливо сказал:
- Ах да, совсем забыл! В следующий раз, когда вы надумаете прийти ко мне на приём, сообщите, пожалуйста, о своем визите заранее. Я назначу вам время.

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

Дона Зенобия подошла к дому Томаша Итибери в тот самый момент, когда хозяин получал от работорговца деньги за проданный живой товар. Возле фазенды стояла повозка, в которой сидели несколько негров и молодая негритянка с грудным ребенком на руках. Десятимесячный мальчик, не по возрасту крупный и живой, вертелся во все стороны, не давая матери ни минуты покоя.
- Вот документ о продаже негритянки Брижиды с ребенком, - сказал Итибери, передавая работорговцу купчую. - Составлено по всей форме.
Женщина прижала к себе ребенка и заплакала.
- Что же она плачет?- удивился покупатель. - Ребенка-то у нее не отнимают.
- Здесь остается ее муж, - пояснил продавец, - поэтому она и плачет.
- Нашла о чем горевать! Найдет себе другого мужа.
Услышав такую речь, бедная женщина отвернулась и устремила безучастный взгляд на дом, в котором родилась и выросла.
- Кажется, обошлось, - с облегчением вздохнул покупатель. - Баба, видно, не из плаксивых. С характером!
Ребенок прыгал у матери на коленях, лепетал что-то, стараясь вывести ее из задумчивости. И вдруг женщина крепко прижала его к груди, и материнские слезы одна за другой закапали на головку бедного несмышленыша. Через несколько минут негритянка успокоилась и принялась нянчить ребенка.
Когда все формальности купли-продажи были соблюдены, работорговец окликнул кучера, сам сел на коня, и повозка покатила, увозя в неизвестность проданных рабов.
И только теперь Итибери заметил сеньору Сантарен, которая все это время стояла в сторонке, прикрываясь кружевным зонтиком, и терпеливо дожидалась, когда освободится фазендейро.
- Зачем ты пришла, Зенобия?- бесцеремонно осведомился Итибери, подходя к даме. - Я же предупреждал тебя, чтобы ты не приходила днем.
- Я помню об этом, - смутившись, ответила гостья. - Но у меня-неотложное дело. Мне срочно нужны деньги.
- Почему же ты не попросишь их у своего муженька?-усмехнулся фазендейро, приглаживая ногтем мизинца усы. - Помнится, раньше старикан ни в чем тебе не отказывал.
- С некоторых пор муж не дает мне ни мильрейса, - объяснила женщина. - Кажется, он догадывается о наших с тобой отношениях, Томаш. В прошлый раз я потеряла у тебя браслет с изумрудами, а какой-то идиот нашел его и положил на самое видное место. Эгаш уз нал это проклятый браслет.
- Да? - бесцеремонно осведомился Итибери. - И что же ты сказала в оправдание своему дорогому старичку? Надеюсь, он не придет ко мне выяснять отношения?
- Не беспокойся, Томаш, - как-то по-детски всхлипнув, ответила Зенобия, подняв на любовника полные слез глаза. - Я попыталась выкрутиться. Знаешь, милый, я беременна, -вдруг чуть слышно пробормотала она.
- Беременна? А я-то тут при чем? Разве ты не мужнина жена? Разве ты не исполняешь свои супружеские обязанности?
" Боже! - с горечью подумала сеньора Сантарен. - Какой мерзавец! И такое ничтожество я любила"!
- С Эгашем мы давно уже спим в разных постелях, - добавила женщина. - И ты прекрасно знаешь об этом. Пока не поздно, я хочу избавиться от ребенка. Поэтому и прошу у тебя денег. Если Эгаш узнает о нашем с тобой грехе, он меня убьет.
- Хорошо, Зенобия, я дам тебе деньги. Но ты должна уговорить свою дочь выйти за меня замуж.
- Я уже разговаривала с ней на эту тему.
- И что же тебе ответила Элена?
- Она категорически против! Эгаш на ее стороне.
- Тогда я сам с ней поговорю. Я заставлю ее выйти за меня замуж!
- Вряд ли у тебя это получится.
- Если в ближайшее время Элена не станет моей законной
супругой, то весь Алкантар узнает, что Зенобия Сантарен - грязная потаскуха! Сколько тебе нужно денег на аборт? Сто мильрейсов достаточно?
- Можешь оставить их себе! - выкрикнула сеньора Сантарен, гордо вскидывая голову.
И грациозно приподняв подол длинного платья, она пошла прочь.

*****

Вечером Дуарти Алвиж-ди-Лима получил записку, которую принес негр-посыльный. По крупному ровному почерку врач определил, что послание от женщины. Его сердце дрогнуло при одной только мысли, что записка - от Элены Сантарен.
Но он ошибся. Послание было не от Элены, а от ее матери.
"Сеньор ди Лима, -писала женщина. - Я случайно узнала, что вы приехали в наш город, поэтому слезно молю: примите меня в ближайшее время! Только одна убедительная просьба:мы должны поговорить с вами наедине. Дело, о котором пойдет речь, не требует свидетелей. Если вы согласитесь принять меня бесплатно, ответьте тут же и отдайте письмо моему курьеру. Ситуация такова, что я не могу просить деньги у своего мужа. С глубоким уважением, Зенобия Сантарен".
Прочитав записку, Дуарти тут же дал ответ, в котором сообщил, что охотно примет сеньору Сантарен в любой удобный для нее день в промежутке между десятью и одиннадцатью часами вечера.

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

Был изумительный сентябрьский вечер. Дуарти и Тирадентис сидели в гостиной и отдыхали после напряженного трудового дня. Наступили сумерки, и на смену адскому пеклу пришла, наконец, долгожданная прохлада.
В раскрытое окно гостиной с улицы доносились тихие шорохи ночи. Сад благоухал свежестью и ароматом цветов. Ночные бабочки, привлеченные светом свечей, порхали над колеблющимся пламенем, пока не погибали в объятиях огня.
Дуарти небрежно перебирал струны гитары и тихо напевал модинью*.
"Элена совсем еще ребенок, - думал он, с улыбкой вспоминая последнюю встречу с ней. - Она наивна и изобретательна, как все маленькие дети".

*Модинья - лирическая народная бразильская песенка.

Тирадетис без особого интереса просматривал вчерашний выпуск "О Таймойо"*, время от времени отхлебывая из миниатюрной фарфоровой чашечки крепкий ароматный кофе.

*Прогрессивная бразильская газета.

- Ты слышал, Дуарти, что правительство издало закон об отмене работорговли*? - с воодушевлением сообщил фельдшер, отрывая взгляд от газеты.

*Закон, принятый 4 сентября 1850 года.

- Слышал. Но какой толк от таких законов! - возмутился молодой человек, прекратив играть. - Если мне не изменяет память, то первый закон был издан девятнадцать лет тому назад. И что из этого получилось? Ввоз рабов из Африки был запрещен, несколько видных португальских негрейру* были высланы за пределы империи. Система рабства лишилась возможности расширения, но. . . Торговля рабами осталась внутри страны. Сколько несчастных гибнет сейчас и погибнет еще от непосильного труда или под кнутами надсмотрщиков! Ты - европеец, Раул, и тебе, наверное, трудно понять, какой стыд я испытываю за свою родину, где все еще существует рабство.

*Негрейру - торговец рабами.

- Отчего же? Я тоже люблю Бразилию, - возразил Тирадентис. - Знаешь, Дуарти, она стала моей второй родиной, и мне вовсе не безразлично будущее ее народа.
- Бразилия - богатейшая страна, - с чувством глубокой горечи продолжал молодой человек. - У нас есть все: и кофе, и хлопок, и золото, и алмазы. Отсутствует только одно: то, что действительно может придать ценность всем этим сокровищам - свобода!
- Когда тебя еще не было в Алкантаре, мне много раз приходилось слышать такие слова: "Что стоит жизнь простого бразильца-бедняка"? И поэтому в первую очередь я оказывал помощь богатым людям, которые мне хорошо платили. А бедняки умирали у меня на глазах, не дождавшись своей очереди. Хотя я мог бы им помочь. . .
- Запомни, Раул: человеческая жизнь всегда дорого стоит, -сказал ди Лима, откладывая в сторону гитару. - Независимо от того, богат человек или беден. Мы с тобой медики, и у нас нет никакого морального права рисковать ею. Мы вправе распоряжаться исключительно собственными жизнями, ибо они принадлежат только нам и никому более!
- Хорошо сказано! ". . . вправе распоряжаться собственными жизнями", - как заученный урок, повторил Тирадентис. - Знаешь, я счастлив, что познакомился с тобой.
В этот момент в гостиную вошел Всемогущий и протянул Дуарти визитную карточку. Молодой человек взглянул на нее и нахмурился. Он не ожидал, что Зенобия Сантарен придет так быстро.
- Пригласи, пожалуйста, даму сюда, Саймон, - обратился он к метису. - Да, и посмотри, чем занят сейчас Измаэл. Пусть приготовит к завтрашнему дню чистую посуду. У меня будет пациент с водянкой живота.
- Слушаюсь, сеньор. - Всемогущий поклонился и вышел из комнаты.
Через несколько минут в гостиную вошла Зенобия Сантарен. Увидев постороннего, посетительница замерла в дверях и с мольбой посмотрела на врача.
- Выйди, пожалуйста, Раул, - вежливо попросил Дуарти, заметив недвусмысленный взгляд женщины. - Мне нужно переговорить с дамой наедине.
- С вашего позволения, сеньора. - Фельдшер тут же поднялся с дивана и, вежливо поклонившись, вышел.
Дуарти указал посетительнице на стул и потянулся за сигаретой.
- Не хотите ли кофе? - спросил он учтиво.
- Спасибо, доктор, - ответила женщина, откидывая с лица вуалетку. - Но мне сейчас не до кофе. Я пришла к вам по очень серьезному делу.
- Я весь к вашим услугам, сеньора.
По всему было видно, что дама волнуется. Ее лицо, покрытое смертельной бледностью, выражало испуг, губы были плотно сжаты, по щеке время от времени пробегала судорога. Пальцы рук без конца теребили бахрому шелковой шали.
- Доктор, я беременна, - с обреченным видом сказала, наконец, женщина.
- Поздравляю, - улыбнулся Дуарти, выпуская изо рта струю голубоватого дыма. - И вы пришли сюда, чтобы сообщить мне эту радостную новость? Весьма польщен.
- Нет, сеньор ди Лима. Я пришла с другой целью. Мне необходимо избавиться от ребенка. И вы должны мне в этом помочь!
- Но это невозможно! - воскликнул Дуарти, вскакивая с дивана. - Вы хоть понимаете, о чём говорите?
Дама тоже поднялась, высокая и прямая. Она подошла к молодому человеку и заискивающе заглянула ему в глаза.
- Я все понимаю, доктор. Я понимаю, что это - великий грех, и если об этом узнает церковь. . .
- Меня мало волнует мнение церкви! - резко оборвал женщину Дуарти. - Я твердо знаю одно: аборт - это преступление по законам нашей страны, которое очень сурово карается! Послушайте, сударыня, мое призвание -заботиться о здоровье человека. Если хотите, я могу вас осмотреть. Я буду следить за состоянием вашего здоровья в течение всей вашей беременности - бога ради! Я с огромной радостью приму у вас роды. Но убивать ребенка в чреве я не буду! Не бу-ду! Чего вы боитесь, мадам? У вас вполне детородный возраст. У вас есть муж. Думаю, для него будет огромным счастьем стать еще раз отцом.
- К сожалению, доктор, мы уже несколько лет спим с ним в разных комнатах. И дело, как вы понимаете, вовсе не во мне. Да, я согрешила! Каюсь. Но если мой супруг узнает о том, что я беременна от другого мужчины, он убьет меня. Спасите же меня, доктор!
И без сил опустившись на стул, сеньора Сантарен вдруг зарыдала горько и безутешно.
Дуарти не выносил женских слез. Они наводили на него тоску и уныние. Он налил в стакан воды и поднес его к дрожащим губам дамы.
- Выпейте, сударыня, и успокойтесь. Мне очень жаль, но я ничем не смогу вам помочь.
- Но вы же врач!
- Да, врач, но не акушер, а хирург, - с ледяным спокойствием сказал ди Лима.
- Значит, вы не сможете мне помочь? - с робкой надеждой спросила женщина, вытирая слезы кружевным платочком.
- Понимаете, сеньора, теоретически я знаю, как делается аборт, - словно оправдываясь, ответил молодой человек. - А практически. . . Словом, я никогда этим не занимался. У меня нет ничего для этого:ни инструментов, ни медикаментов, ни опыта. Шанс успеха очень невелик. Вы можете просто не подняться с операционного стола.
- Я все поняла. Сколько нужно денег? - вдруг тихо спросила сеньора Сантарен.
- Нет! Вы меня не поняли! - взорвался Дуарти. - Я не знахарь и не шарлатан. Я-врач! Я не стригу деньги и не занимаюсь экспериментами! Согласившись на такое преступление, я заведомо подписываю вам смертный приговор, а себе -арест. Вы имеете хотя бы представление о том, что такое аборт? Это - серьезнейшая полостная операция, которая в любой момент может осложниться сильнейшим  кровотечением или заражением крови. Простите, мадам, но в тюрьму из-за вас я садиться не хочу!
Но Зенобия твердо верила, что именно этот красивый молодой мужчина с руками греческого ваятеля поможет ей.
- У вас золотые руки, доктор, - сказала она, опускаясь перед Дуарти на колени. - У вас все получится! Я верю вам!
- Ну хорошо, - согласился молодой человек, поднимая даму с коленей. - Я попробую. Но только ради вашего затруднительного двусмысленного положения.
- У вас не только руки, но и сердце тоже золотое, - сквозь слезы улыбнулась женщина. - Когда мне можно прийти? Дело в том, что остается слишком мало времени. Через несколько дней должен вернуться из Рио мой муж. Поймите меня правильно, сеньор: я обязана встретить его, будучи здоровой и веселой.
Дуарти на минуту задумался, потом сказал:
- Завтра в одиннадцать вечера я жду вас в приемной.
- Благодарю вас, доктор. Вы - святой человек.
И она ушла, оставив после себя напряженность и аромат дорогих духов.
Дуарти долго еще сидел в гостиной и курил одну сигарету за другой. Он проклинал себя за то, что поддавшись минутной слабости, ввязался в это грязное дело.


ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

После неудачного визита к доктору ди Лима сон навалился на Элену стремительно, стоило лишь только ее голове коснуться подушки. Он был тревожным и неспокойным.
Ночь не принесла ей облегчения. Во сне ей слышался командно-наставнический голос Дуарти, и она вся съеживалась под его оскорбительно-насмешливым взглядом.
Проснувшись поутру, Элена не узнала своей комнаты: она показалась ей темной, как склеп, и неестественно узкой. И тогда девушка поняла, что дальше так продолжаться не может.
"Что ж, - подумала она, - так или иначе придется приспосабливаться к жизни и постараться не пасть окончательно духом. Главное - сохранить здравый рассудок. Хватит охать и вздыхать по человеку, чье самолюбие доходит до абсурда! Свет клином не сошелся на Дуарти Алвиж-ди-Лима, этом гордеце и бездушном эгоисте. Чтобы не оставалось времени на вздохи и страдания, надо почаще бывать в городе, проводить время с друзьями, развлекаться и заниматься чем -нибудь полезным, к примеру, разведением цветов. Надо по возможности разнообразить свою жизнь, чтобы не сосредоточиваться на всяких переживаниях. И начинать все это надо немедленно! Хватит жалеть себя и раскисать от этой жалости"!
Резким движением руки Элена откинула со лба влажные от пота волосы и встала с кровати, полная решимости именно так и поступить.
"С этого дня я начинаю новую жизнь, - подумала она, -и в этой жизни не будет места человеку по имени Дуарти"!
Весь день Элена провела в городе. Было воскресенье, и на базарной площади шумела ярмарка. Клоуны с красными, словно спелые помидоры, носами наперебой зазывали прохожих, карлики в ярких шутовских нарядах забавно кувыркались по земле, под аккомпанемент гитар цыгане пели свои задушевные песни. Цыганки разных возрастов останавливали проходивших мимо девиц и наперебой предлагали им погадать по руке или предсказать судьбу при помощи колоды карт.
В центре площади сверкала свежей краской старенькая карусель, которую Элена помнила еще с детства. Будучи уже вполне взрослой, девушка не смогла отказать себе в удовольствии, что-бы, как в детстве не прокатиться на деревянной лошадке с позолоченной гривой и черными копытцами. И так же, как в детстве, у нее захватывало дух, немного кружилась голова, и казалось, что вот сейчас лошадка заржет, ударит деревянным копытцем по дощатому настилу и сорвется с места, унося свою всадницу в страну под названием "Мечта".
Бродя по улицам Алкантара, Элена улыбалась каждому, кто попадался ей навстречу, и ответом ей служили добрые улыбки совершенно незнакомых людей. Она любовалась яркими душистыми цветами, которые сама себе купила и гордилась своей свободой и независимостью. Проходившие мимо мужчины снимали перед ней шляпы, а женщины тайком завидовали ее юности и красоте.
Элене даже в голову не приходило, что рано или поздно ей придется расстаться с этим радостным и веселым миром. Однако, настал вечер, и пора было возвращаться домой.
Когда она свернула на свою улицу, то вдруг увидела конный экипаж, который несся на огромной скорости, распугивая на своем пути кур и бродячих собак.
Не успела Элена открыть калитку, как коляска остановилась возле ее дома, и из нее вышел Томаш Итибери. Он отдал распоряжение чернокожему кучеру и, небрежно поигрывая стеком, направился прямо к девушке.
При виде фазендейро Элену обуял панический страх. Она хотела убежать, но не смогла сделать и шага: ноги словно налились свинцом и слушаться не хотели.


- Ангел мой! - без всяких приветствий начал Итибери. - Не хотите ли бомбошку? - С этими словами он достал из кармана сюртука изящную жестяную коробочку и протянул ее Элене. - Шоколад a la vanille!
Странное, тупое оцепенение, которое овладело девушкой при виде Итибери, не проходило, наоборот, с каждой минутой оно усиливалось. Элена молча смотрела на фазендейро, не понимая, что хочет от нее этот человек.
- Прекрасный конь, сеньорита, не правда ли? - спросил он, небрежным жестом указывая на впряженного в коляску чистокровного арабского жеребца. - Если хотите, мы можем с вами покататься по вечернему городу.
- Я не поеду, сеньор! - упрямо тряхнула головой девушка, хватаясь за калитку.
- Почему же? Вы боитесь меня? - фальшиво улыбнулся фазендейро, преграждая Элене путь. - Неужели я такой страшный?
- Да, то есть, нет. Почему я должна вас бояться? Просто сейчас у меня нет времени на разговоры. Позвольте мне пройти, сударь.
- Не смею вас задерживать, божественная! Я только хотел сказать, что отныне и навсегда Томаш Итибери - ваш покорный слуга. Может быть, вы пригласите меня в дом?
- Непременно, но только не сегодня. Сейчас мне хочется побыть одной!
Итибери с силой сжал запястье Элены и грубо притянул ее к себе.
- Куда ты так спешишь, милочка? - спросил он с холодной усмешкой в глазах и, наклонившись к девушке, почти коснулся губами ее уха. - Отказываясь стать сеньорой Итибери, ты рискуешь стать моей рабыней. Запомни, Элена, нет ни одной вещи в Алкантаре, которую я не в состоянии был бы купить.
Элене все же удалось вырваться из навязанных ей силой объятий, и она без оглядки побежала к дому. Если бы фазендейро захотел ее догнать, то он легко бы это сделал. Но Томаш Итибери был уверен в своей победе над Эленой, поэтому остался стоять на прежнем месте. Он только подумал про себя, недобро ухмыльнувшись в усы:
"Норовистые необъезженные кобылицы частенько брыкаются и скалят зубы. Тем не менее, их укрощают и надевают на них седло".
Элена так спешила, что забыла закрыть за собой входную дверь. Зато дверь своей комнаты она захлопнула с такой силой, словно за ней гналась целая шайка разбойников.
Задернув шторы на окнах, девушка забилась в самый темный угол комнаты и оттуда с опаской поглядывала на дверь, ожидая, что силуэт Томаша Итибери в любой момент может возникнуть в дверном проеме. И, как только он переступит порог этой комнаты, то сразу же предъявит на Элену свои права. И тогда жизнь ее угаснет, как сломанный бурей бутон.

РИСУНКИ ХУДОЖНИКА  МИХАИЛА НИКОЛАЕВА

муз. сопровождение: Жозе Афонсу; Николай Никитский Попурри на темы бразильских народных песен.





Рейтинг работы: 22
Количество рецензий: 4
Количество сообщений: 4
Количество просмотров: 103
© 03.03.2018 Долорес
Свидетельство о публикации: izba-2018-2214618

Рубрика произведения: Проза -> Исторический роман


Глеб Жданов       07.04.2019   22:55:55
Отзыв:   положительный
бесподобная вещь!
Наслаждаюсь твоим голосом и сюжетом. Чувствую такие здесь будут
страсти!
Девочка-то кажется в доктора влюбилась. А он... Он старше её, умудрён опытом,
избалован женским вниманием.
Жду, что будет дальше.
спокойной ночи, дорогая!
Глеб


Наталья Егорова       24.08.2018   22:15:09
Отзыв:   положительный
До!!!
Я в восторге от спектакля!!!
БРАВО!!!!!!!!!!!!!!!!!

Вот неудача какая... Картинки не загружаются


Долорес       25.08.2018   21:15:31

Милая Наташенька!
Как я рада, что работа наша с мужем не прошла даром.Было время, когда мы работали каждый день.
Теперь он ничего делать не хочет. А я много е делать не умею. Мне бы научиться микшировать, я бы его и не просила ни о чём.
Спасибо, мой милый друг, за добрые слова!
С обожанием!

ЧЁРНОШЕЙНЫЕ ПАРАГВАЙСКИЕ ЛЕБЕДИ. ОЧЕНЬ КРАСИВЫЕ И ВЕРНЫЕ ПТИЦЫ


Наталья Егорова       25.08.2018   21:42:12

Человека нельзя принудить к творчеству.
До! Спасибо огромное, вам с мужем за прекрасные мгновения!!!
За картиночку отдельное спасибо!
Удачи вам и вдохновения!!!

С уважением и обожанием, Наташа.


Раиля Иксанова       26.03.2018   12:57:10
Отзыв:   положительный
С каждым разом герои удивляют своей неожиданной стороной характера. Мамашу Элен чисто по- женски жалко, конечно,
Тревога за молодую девушку, опасность идет со стороны ненавистного и страшного по своей сути жестокого "зверя".
Дай бог героям решить свои проблемы без проблем. Прости за тавтологию, Галина.
Очень интересный роман!
СПАСИБО БОЛЬШОЕ АВТОРУ!
Долорес       26.03.2018   20:02:17

Я очень рада, милая Раиля, что тебе нравится роман. Мама Элены та ещё штучка.
Мало того, что она является любовницей Итибери, она ещё и дочку родную хочет под него
подложить, чтобы блудить было легче.
А Дуарти и Элена пока что, как Журавль и Цапля в известной русской сказке.
Посмотрим, что там будет дальше...
Благодарю, подруга!


Юлианна       03.03.2018   22:34:17
Отзыв:   положительный
Прочла с удовольствием очередную главу. Страсти накаляются. Я только не смогла понять Элен. Молодая, красивая девушка..
Но с такой лёгкостью сама пошла к врачу..Что у неё в голове.
Какой то лёгкий "налёт" скромности.
Или мне так показалось?
Но действия дальше покажут..
Буду ждать продолжения.
Спасибо, галинка. Рисунки мне понравились..
Долорес       04.03.2018   00:30:18

Когда живёшь в маленьком провинциальном городишке и имеешь возможность стать женой богатого, но
старого мужика, весь налёт скромности исчезнет. Тем более, когда в город приезжает такой молодой красавец и богач,
как доктор ди Лима. Будешь искать разные предлоги, чтобы понравиться ему. А то другие постараются. Тем более,
что девушка узнала в нём свою любовь с первого взгляда. А время покажет. Это серьёзная драма, поэтому
читателю приходится ждать развития событий.
Юлочка, я благодарю тебя за то, что ты слушаешь этот непростой роман.
Обнимаю нежно!










1